Николай Сташков.

Идентификация убийцы. Час расплаты



скачать книгу бесплатно

© Николай Сташков, 2017


ISBN 978-5-4474-5784-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Тёмная безлунная ночь. На небосводе сияют мириады звёздочек. Они дают маленькую толику света. Заметить тень идущего человека можно с расстояния метров шесть, или восемь.

Во дворе дома, метрах в двадцати от него, растёт большой куст, заросший множеством веток с листьями. Внутри его слышится лёгкий шорох, и временами вспыхивает светло-красная точка.

Время перевалило заполночь. На втором этаже, напротив куста во дворе, светится зашторенное окно. Слабый свет пробивается через плотную штору. За ней совсем слабо виднеется тень человека. Он расхаживает по квартире. Иногда садится, возможно, за стол, поскольку уменьшается ростом, и производит некие манипуляции руками, словно что-то пьёт.

Через некоторое время свет в окне пропадает. Скрипит входная дверь подъезда. Из неё выходит невысокий мужчина. Цок, цок, цок. – Стучат каблуки по сухому асфальту. Мужчина спокойно удалятся. Наступает тишина, затем вновь раздаётся лёгкий скрип.

Глава 1

Жаркий летний день. На небесной синеве только яркий солнечный диск. Он стремится воду небольшой речки превратить в пар. На песчаном береге отдыхает компания молодых людей. Дружеские розыгрыши и шутки взрываются весёлым смехом, и громким хохотом. Он разливается над водной, и песчаной береговой поверхностью. Компания тешится волейбольным мячом. Играет им же в футбол. Много времени молодые люди лежат на горячем песке, подставляя спины жарким солнечным лучам. Михаил Сазонов вскочил с расстеленного одеяла. Со всей прыти он кинулся к реке, словно пожар гнал его в воду. Он на бегу, во весь голос, крикнул загорающей рядом с ним девушке: – Оленька, ты скоро задымишься, беги скорее в воду.

Ольга вняла призыву Михаила. Она тоже резво вскочила, и бегом ринулась к воде. Она не успела окунуться, фонтан брызг от прыжка Михаила в воду реки, окатил её с головы до ног. Её звонкий визг разлился над водой. Михаил вынырнул, и высоко поднял руки. Его громкий крик повис над поляной: – Ребята! Смотрите, кто в гости к нам пожаловал.

В его руках бьётся рыбина, длиной не менее, чем сорок сантиметров.

– Друзья! – Ещё раз над поляной взлетел весёлый голос Михаила: – Она сама захотела познакомиться с нашей компанией.

– Ты её поймал голыми руками? – Поинтересовался Олег.

– Я её не ловил. Она бросилась мне в руки. – Расхохотался Михаил.

– Миша, пожалей рыбёшку. Она такая симпатичная, и уже задыхается. – Крикнула Надя: – Брось её обратно, в родную для неё стихию. Тебе, разве, нужна её смерть?

– Ну, уж нет. – Прокричал Михаил: – Сама бросилась мне в руки, теперь пусть сама и отвечает за это.

– Как зовут твою добычу? – Спросила со смехом Светлана.

– Она мне не представилась. – Хохочет Михаил: – Я её спрашивал, но она молчит, как рыба.

– Бросай её на берег. – Попросила Людмила: – Я её почищу, и пожарю.

Вместе с шашлыками будет нам прекрасный ужин.

Михаил вышел на берег, и бросил рыбу на песок, рядом с мангалом, в котором ещё тлеют угли.

– Не женское это дело. Чистить и жарить рыбу – забава истинного мужчины, который поймал её. – Проворчал Михаил.

Он положил на песок деревянную дощечку, которую девушки привезли с собой. Нож в его руках заработал с огромной скоростью, выдавая навыки давнишнего рыболова. Чешуя летит от ножа, как песок из пескоструйного аппарата.

Ранее Людмила заметила поблизости небольшую группу отдыхающих. Она пошла за солью в их направлении. Её глазам предстала странная картина. Два парня, раскинув руки в стороны, лежат на песке. Они с хрипом дышат открытыми ртами. Из их глоток вырывается отравленный распадом спиртосодержащих напитков аромат, которого не выдерживают прыгающие, и летающие насекомые. Ещё два парня, пока ещё способные принимать вертикальное положение, звенят стаканами. Они пытаются вести беседу, однако подобная затея не получается. Они одновременно пытаются что-то сказать, но слышится только бормотание.

– Где наши бабы? Васёк, куда они потерялись? – Пробормотал один из них.

– Они сказали, что с нами не интересно, и ушли. – Хриплым голосом невнятно проговорил другой парень.

– Ха, ха, ха. – Раздался хохот: – Посмотри, Васёк, какая краля к нам пожаловала.

Для пьяного человека, Васёк вскочил резво. Он схватил Людмилу за руки: – Петруха, бог нам послал дамочку. Мы с нею славно проведём время.

Визг Людмилы услышала компания её друзей. Они резво вскочили, дружно подхватились, и бросились ей на помощь. Отравленный чрезмерной дозой алкоголя Петруха, бегущую компанию друзей Людмилы принял за стадо разъяренных быков.

– Васёк, бежим. Быки нас растопчут. – Дико заорал он.

Петруха и Васёк подхватились бежать. Хмельные мозги не смогли удержать равновесие. Ноги парней заплелись, они рухнули наземь, и уснули мертвецким сном. Из их глоток полился заливистый храп. Друзей, прибежавших на визг Людмилы, встретил сивушный аромат дыхания пьяных парней. Он бережёт хулиганов от немедленного, и справедливого возмездия.

– Я испугалась. – Чуть не плача, сказала Людмила: – Они пьяные, и безрассудные. Один из них держал в руке нож.

– Не мешало бы немного попинать мерзавцев, чтобы впредь неповадно было нападать на беззащитных девушек. – Сказал Олег.

– Ножи мы изымем обязательно. Чтобы не было соблазна использовать их, когда проснутся. – Высказал своё мнение Артём: – Пинать лежачих я не буду. Мы же не хулиганы.

С Артёмом все согласились. Компания вернулась к месту своего отдыха. Происшествие не лучшим образом отразилось на состоянии друзей. Смолкли весёлые шутки и смех. Закончились дружеские розыгрыши.

Анатолий присел около куста берёзки. Он опёрся на неё спиной, и о чём-то задумался. Людмила взяла его за руку: – Толик, поплаваем? День клонится к вечеру. Окунёмся в воду последний раз.

– Оставь меня, женщина. – Пророкотал басом Анатолий: – Я скорблю.

– О чём же ты скорбишь? – Развеселилась Людмила.

– Я скорблю о не совершенстве мира.

Людмила поняла, что её притязания отвергают. Она перестала улыбаться: – Расскажи нам о своей скорби? Где ты увидел несовершенство мира?

– А как же. Мы мирно пьём вино. Жарим шашлыки, и потребляем их. Мы веселимся, хохочем, орём песни. В это время, в другом месте, бедная девушка, платье которой вот-вот расползётся от старости, плачет у постели умирающей матери. Лечение требует денег, дочь не в силах помочь самому близкому человеку. Вот оно, несовершенство нашего мира.

На лицо Людмилы наползла тень оскорблённого самолюбия: – По такой бредовой причине, меня ещё никто не отвергал. – Она плюнула, и отошла от Анатолия.

Длинные тени от заходящего солнца скользнули по земле. Начало смеркаться. Анатолий позвал Михаила: – Мишаня. Я, кажется, не на шутку разболелся. Вставать почему-то тяжело, и не хочется. На всю ночь остался бы лежать здесь. При этом голова плохо соображает. Отвези меня домой.

Было уже темно, когда они прибыли на квартиру Анатолия. Маленькая однокомнатная квартира на втором этаже пятиэтажного дома. Он построен из крупных железобетонных панелей, и не оборудован лифтом из-за малой этажности. В народе такие дома называются «хрущёвками». Кухня маленькая, не больше шести квадратных метров

Михаил уложил друга в постель, тщательно укрыл одеялом, предварительно сунув подмышку градусник.

– Толя, запасы лекарственных препаратов у тебя есть? – Спросил Михаил: – Или мне придётся бежать в ночную аптеку?

– Аптечка висит на видном месте. Пошарься там, я не знаю, что в ней имеется.

Михаил взял у Толи градусник, рассмотрел показания: – Ого. Температура большая. Тридцать восемь и семь. Надо врача вызывать.

– Не надо, Миша. Если к утру не пройдёт, завтра сам покажусь врачу. Посиди со мной. Поговорим, пока сон не сморил меня.

Михаил засуетился. Выгреб все запасы из аптечки. Рассмотрел сроки годности. Выбросил просроченные препараты в мусорное ведро. Выбрал пачку таблеток, подходящих для лечения простуды и гриппа. Внимательно прочитал аннотацию. Затем вскипятил молоко, добавил в него мёд, и дал выпить Толе. Тот отнекивался, однако Михаил настоял. Затем налил в стакан холодной кипячёной воды. Михаилу опять пришлось уговаривать Анатолия, чтобы он проглотил таблетки, и запил водой. Только потом Михаил сам сел в кресло рядом с кроватью.

– Неужели и впрямь ты простудился в холодной речной воде? – Задал вопрос Михаил.

– А как же? – Слабым голосом ответил Анатолий: – Вода, действительно, очень холодная. Бр-бр-бр. Ногу сунешь в неё, уши начинают мёрзнуть. Вот я и поймал простуду? Зато с удовольствием лежал на берегу, на горячем песке. Жарился под пылающим солнцем. Мне было хорошо, пока не почувствовал, что грипп одолевает.

– Сегодня ты был не разговорчивый. Больше молчал.

– Да, молчал, когда говорить не хотелось.

– С тобой пыталась поболтать Людмила. Она тебе и глазки строила, и вопросы разные задавала. Она хотела только одного, чтобы ты обратил на неё внимание. Усилий она много приложила, чтобы ты заметил её, и начал ухаживать. Её усилия оказались напрасными. Она не поняла, почему ты её отверг, и оскорбилась. Она ведь не дурнушка, не глупая, как пробка, верно?

– Согласен, Миша. – Тихим голосом проговорил Анатолий.

– Но ты её отверг. Почему, Толя?

– Я её не отвергал. Я сегодняшний день был не в настроении, и просто не хотел говорить всякие глупости.

– Она шатенка, почти рыжая. Такие девушки в твоём вкусе. Они тебе всегда нравились. Что же случилось, Толя? Из-за болезни что-ли? Не могла температура столь кардинально повлиять на твоё отношение к женщинам. Ты не влюбился, случаем? Если так, познакомь меня со своей избранницей.

– Ты допрашиваешь меня, словно следователь. Ты давно в милицию перешёл работать, Миша? – С долей ехидства спросил Анатолий.

– Толя, я просто хочу знать правду о тебе, и твоём состоянии. – Мягко проговорил Михаил: – Что это за история с твоей скорбью о несовершенстве мира? А ещё о бедной девушке, которая плачет у постели умирающей матери?

– Мишка, это мне приснилось. Я заболел, поэтому всякая чушь о мировой скорби полезла в мою голову. Кончай свои нотации, Мишаня. Наливай бокал. Молчи и пей, только без меня.

Михаил так и сделал. Налил бокал вина, с удовольствием, выпил его. После этого он некоторое время в молчании смотрел на друга. Пытался оценить его состояние здоровья.

Анатолий в это время думал о другом. Он умолчал о том, что чудесным июньским утром, когда ярко светило солнце, в густой зелени высаженных вдоль дороги деревьев щебетали птицы, он вышел из дома. На улице он увидел картину, которая не вязалась с окружающей красотой. Она противоречила яркому солнцу, задорному распеву птиц, и оскорбляла радостный утренний настрой. У дерева, опёршись на него плечом, стоит девушка. Бедненькое тёмное платье не скрывает, даже оттеняет очаровательную девичью фигуру. Давно не мытые и не расчёсываемые волосы небрежным клубком закреплены на затылке. Красивое лицо выражает скорбь и отчаяние.

– Девушка, вы не здоровы? Вам плохо? Я могу вам помочь?

Девушка открыла глаза.

– Нет, нет, голова закружилась, сейчас всё пройдёт.

– Закружилась голова? Вы когда последний раз ели? Это очень похоже на голодный обморок.

– Я не помню. Не беспокойтесь, добрый человек. Сейчас всё пройдёт, и я пойду.

– Девушка, не надо уходить. Сейчас зайдём в кафе, оно здесь не далеко, вы поедите и расскажете о своих бедах. Чем смогу, я обязательно помогу.

Анатолий взял её под руку, и они зашли в кафе. Он с жалостью смотрел, как она с жадностью голодного человека набросилась на принесённые блюда.

– Теперь рассказывайте, вы не находитесь на необитаемом острове, вы среди людей. – Мягко проговорил Анатолий.

– Рассказывать особенно нечего. Мы с мамой в Москве жили счастливо. У меня был салон красоты. Он доходов давал не миллион, но нам хватало на безбедную жизнь. Мама заболела, врачи признали рак печени. Он пока ещё операбельный. На операцию в Германии нужны большие деньги. Я оформила маму в приют, продала бизнес, квартиру и всё ценное, что у нас было. К большому сожалению, вырученных денег на поездку и операцию не хватает. У мамы здесь жил старенький дедушка, я думала, что он чем-то может помочь. Я приехала с опозданием, он умер. К тому же у меня украли сумочку. Там были документы, и небольшая сумма денег. Теперь мне здесь жить негде, и в Москву уехать не могу.

– Как тебя звать? Можно обращаться без выканья?

– Конечно можно, меня зовут Лиля Жанина.

– Как давно ты приехала, и где живёшь?

– Здесь я две недели. Ночую на вокзале, днём хожу по городу, пытаюсь заработать хоть какие-то деньги, чтобы доехать до Москвы. Пока не удаётся.

– Меня зовут Анатолий Портнов. Ты зови просто Толя. Сейчас пойдём в гостиницу, снимем номер.

– У меня нет документов.

– Ничего, я сниму номер по своему паспорту.

Свободных номеров в гостинице не оказалось. Они нашли маленькую съёмную квартирку. Анатолий заплатил за месяц вперёд.

– Лиля, иди в ванную, полежи, помокни, помойся, потом пойдем, купим тебе приличную одежду.

Из ванной Лиля вышла завёрнутая в простыню. Она стояла перед Анатолием. Руки упустили простыню, и она соскользнула с плеч. Вид обнажённого красивого женского тела подействовал на Анатолия как удар хлыста. Он усилием воли, еле удержал себя, чтобы не схватить её в объятия. Лиля быстро нагнулась, подхватила простыню.

– Извини Толя. После вкусного обеда и ванны меня морит сон, руки даже простыню не удержали.

– Хорошо Лиля, спи, отдыхай, завтра совершим поход по магазинам.

Лиля выбирала одежду приличного вида, но не дорогую. Оделась в магазине. Анатолий посмотрел на неё и с долей сожаления и лёгкой зависти сказал: – Ты такая красивая, можешь очаровать любого миллиардера.

– Миллиардера очаровать невозможно. Стыдно признаться, но я пыталась пойти таким путём. Познакомилась. Богачу нужна красавица в золотой клетке, чтобы любоваться ею. Как дорогую картину, показывать друзьям, и другим богачам. Вне золотой клетки, любая раскрасавица ему не нужна. Денег такой человек не даст.

– У тебя в Москве есть кто-то? Я имею в виду мужчину.

– Нет. Был у меня друг, я ждала от него предложения. В тяжёлое время просила у него помощи. Он перестал со мной встречаться, и стал сбрасывать мои звонки.

– Сколько не хватает для проведения операции?

– Вместе с поездкой осталось наскрести ещё миллион рублей. Ты мне очень помог, я всегда буду помнить. Вернусь в Москву и добуду. Я решила продать почку. Зачем мне две?

– Даже не думай об этом. Продашь почку, будешь выглядеть как испорченный бриллиант.

– Зато мама будет жива. Ей пока что, чуть больше сорока лет. Она будет здоровой, и мы станем жить долго и счастливо.

– Вот что Лиля, жди меня, я что-нибудь обязательно придумаю. Вернусь, максимум через две недели, только не уезжай.

Анатолий отдал Лиле оставшиеся у него при себе деньги, и ушёл. Как ни торопился Анатолий, на оформление кредита под залог квартиры ушло десять дней. Он никому не обмолвился ни словом, ни намёком, ни о Лиле, ни о кредите. Даже лучшему другу Михаилу он решил до развязки ничего не говорить. Он питал надежды на изменение статуса своей жизни от встречи с Лилей, но решил, что будет лучше, если для Миши это станет сюрпризом. Через десять дней Анатолий вручил Лиле конверт с миллионом рублей. Она очень обрадовалась, бросилась к нему на шею и стала целовать. От такого извержения чувств он не мог уйти и остался на ночь. Утром, уходя на работу, он сказал Лиле: – Езжай, лечи маму, хотя бы изредка звони. Когда вернётесь в Москву, позвони. Если захочешь увидеться, я обязательно приеду.

Эта встреча с Лилей вновь промелькнула перед глазами Анатолия.

– Вот, что Миша. – Слабым голосом проговорил он: – Я в данный момент не готов обсуждать свои дела. Придёт время для этого, не знаю, когда это будет. Возможно, через неделю, возможно, через месяц, я тебе всё поведаю. А сейчас не приставай, не могу ничего рассказать, да и нечего пока рассказывать. Выпей ещё бокал, и иди домой. Что-то я сегодня устал, и очень хочу спать. И твои расспросы тоже надоели. Они плохо действуют на мой больной организм. Подумаешь, вертихвостка осталась без знаков внимания. И поделом ей, нечего с незнакомыми мужиками выезжать за город на пикники. А теперь оставь меня.

– Хорошо, Толя. Засыпай, я ухожу. Желаю тебе приятного сна и хорошего сновидения. И чтобы утром ты был здоров, как бык. Обязательно приду, и проверю.

Они не знали и не могли знать, что это их последняя встреча. Над их головами занесён меч, не знающий пощады.

ГЛАВА 2

Молодая двадцатилетняя девушка открыла глаза и сладко потянулась. Затем взглянула на часы. Они показывают восемь часов утра. Девушку зовут Людмила, она студентка университета. Стипендии на проживание явно не хватает, поэтому она подрабатывает, чтобы как-то сводить концы с концами. Иногда хочется побывать в театре, посмотреть интересное кино, хотя бы изредка посетить кафе. На стипендию не разбежишься.

Анатолий уже покинул квартиру. Необходимо провести в ней уборку. Постирать то, что он накидал в корзину для грязного белья. Кроме того, необходимо собрать его носки, которые он разбрасывает по всей квартире. Хорошо, что она однокомнатная, собирать разбросанное, не отнимает много времени.

Людмила с Анатолием встречается не часто. Когда она прибирается в его квартире, он в это время обычно сидит в своём офисе, или бегает по объектам. Людмила сунула ключ в замочную скважину, он легко провернулся. Дверь открылась.

– Анатолий Иванович, вы дома? – На всякий случай крикнула Людмила, чтобы убедиться, что его нет, и можно приступать к выполнению своих обязанностей. Для начала следует помыть посуду. Она вошла в кухню. В раковине посуды не слишком много.

– Возможно. – думает про себя Людмила: – Вечером ужинал не один, и посуду оставил на столе. Такое случается, но не часто.

Она из кухни вошла в комнату. Вначале ей бросился в глаза стол, заставленный тарелками с недоеденными остатками блюд. Ещё на нём стоит бутылка вина с двумя бокалами.

– Надо же. – проговорила Людмила в пустоту квартиры: – Толя посуду на столе редко оставлял, почти всегда сваливал её в раковину.

За глаза Людмила его называла по-простому – Толей. Она начала убирать тарелки со стола, и только потом взглянула на кровать. Из её горла вылетел крик, который, наверное, услышали все соседи по лестничной площадке. На кровати лежит Анатолий Иванович. Из его груди торчит рукоятка ножа. Людмила сумела обуздать эмоции, взяла себя в руки, подошла к кровати, и пощупала пульс, приложив палец к руке, которая свисала с кровати. Она была свободная для такой манипуляции. Пульс не прощупывался, и рука была холодной.

– Вот влипла. – Вслух проговорила Людмила в пустоту квартиры: – Сейчас здесь продержат долго, затем ещё где-то нужно будет давать показания. Бросить всё, и пойти на лекции? Нет. Потом ещё хуже будет. Нужно звонить в милицию.

Людмила потыкала кнопки на мобильнике: – Алё, милиция, тут мёртвый человек в квартире.

В ответ её спросили: – Сообщите адрес, куда выезжать?

– Полярная, восемь, квартира четырнадцать.

– Кто сообщает о трупе?

– Заболоцкая Людмила.

– Будьте на месте, не уходите.

– Хорошо. Я жду вас.

Людмила прошла на кухню, сварила кофе, взяв растворимый порошок из запасов Анатолия Ивановича. С наслаждением пила его, и думала о превратностях судьбы. Хороший человек был Анатолий Иванович, культурный, вежливый. Никогда не слышала от него ни крика, ни грубого слова. Ещё вчера спокойно, возможно, и не совсем спокойно, проживал в своей уютной квартире. О чём-то мечтал, на что-то надеялся, строил какие-то планы, к чему-то стремился. Сегодня неподвижно лежит на своей постели. Теперь он уже не человек, а труп. Ему уже ничего не нужно, он ничего не ждёт, ни о чём не думает, потому, что его уже нет. Сейчас он не живой человек, а мёртвое тело.

На улице прозвучал звук сирены милицейского автомобиля. Через несколько минут квартира заполнилась людьми. Вместе с ними, она наполнилась ещё шумом, гамом и громкими разговорами. Слышится стук каблуков по деревянному полу. В квартиру вошли два оперативных работника в гражданской одежде, и эксперт с чемоданчиком. Ещё в квартиру вошли два человека в милицейской форме. Их поставили охранять входную дверь. Наказ им дал одетый в штатскую одежду офицер, оперативный работник: – Всех впускать, никого не выпускать.

Он же заглянул на кухню: – Это вы нам звонили о трупе в квартире?

– Да. Я звонила.

– Посидите пока здесь. Потом я с вами побеседую.

Он ушёл в комнату, оттуда послышался его голос: – Ну что, Матвеич, можешь что-нибудь сказать до вскрытия?

– Здесь всё ясно, как божий день. Убийство. Орудие убийства торчит в груди. Удар сильный, нож ушёл в тело глубоко, по самую рукоятку. Нож обычный, кухонный. Подобный нож найдётся в каждой квартире, и в каждом доме. Могу сказать, что убийца, скорее всего, высокий ростом, сильный и молодой. Больше пока ничего не скажу.

– Матвеич, как насчёт пальчиков?

– Имеются два комплекта отпечатков. И тех, и других, много по всей квартире. На ноже, который является орудием убийства, очень чёткие отпечатки. Они расположены поверх смазанных, которые тоже поддаются идентифицированию. Следовательно, нож брали в руки два человека. Один, скорее всего, резал хлеб и колбасу. Второй, чьи отпечатки сверху, убивал.

– Что ещё можешь сказать, Матвеич? – Спросил оперативный работник.

– Обыкновенная бытовуха. Ели, пили, затем что-то не поделили, поссорились, и в ход пошёл нож. Есть только одна странность, мне не понятная. – Сказал Матвеич.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5