Николай Соколов.

Скифы. Книга третья исторического романа «Скифы»



скачать книгу бесплатно

– Представляешь, в Артане они насчитали полторы тысячи человек, две трети из которых старики и дети.

– Вот это и надо объяснить царю, думаю, он поймет, – успокаивал тестя Азам.

– Но я не могу сейчас ехать к Дарию, а в письме обо всем не расскажешь. Да и не доверяю я этим каракулям. Попросил Бадриса помочь, но, когда он увидится с царем, тоже не известно. Так что пока нам придется как-то выкручиваться. А у тебя как дела со сбором податей?

– Тоже плохо, но двары пока только ворчат.

– Как и везде, – кивнул Солсис. – Тут сегодня приехал Скопасис и чуть ли не потребовал уменьшить подати или помочь ему добить дандариев. Так вот мне подумалось, что успешный поход мог бы на время сгладить наши проблемы. К тому же появятся новые данники, там ведь еще союзные дандариям синды и греческие города.

– Только не забывай, что часть исседонов все еще скрывается в горах. Да и сын Хизаса Селах поклялся отомстить за смерть отца и позор сестры.

– Какой еще позор, я собираюсь на ней жениться.

– А как же Ирхус?.. Из-за нее мы можем окончательно испортить отношения с царем савроматов.

– Мне плевать на Балсага после его ухода с Гипаниса, – раздраженно признался Солсис. – А с его дочерью у нас была договоренность. Сын Ирхус стал алдаром катиаров, а все остальное ее не касается.

Азам хотел напомнить тестю, как из-за оскорбленной Амысом жены, сестры Балсага, чуть не началась война с савроматами, но сдержался. Во-первых, Солсис и сам все знал, во-вторых женитьба на сестре Селаха Бедоху могла на самом деле помочь примириться с исседонами, ведь Хизас погиб достойно, как воин.

– Разумеется, удачный поход на какое-то время ослабит напряжение, – согласился Азам. – Но хватит ли у нас сил, ведь часть воинов придется оставить охранять наши кочевья от набегов исседонов.

– Думаю, хватит. Людей хамихатских дваров я оставлю тебе. Архонские и бахонские двары выставят тысяч пять – семь воинов, не меньше катиары, ну и траспии тысяч десять – пятнадцать. Этого вполне достаточно, чтобы разобраться с дандариями. По моим сведениям, они смогут собрать не больше десяти тысяч воинов.

Глава третья

Свой день обычно Фанагор начинал с посещения агоры3333
  Агора – торговая площадь и место городских собраний.


[Закрыть]
, справедливо полагая, что обилие товаров и доступные цены – лучшее доказательство благополучия общины. Но сегодня перед самой агорой его перехватил синдский двар Гепах, приехавший по поручению царя Икаты.

Еще в позапрошлом году царь синдов впервые заговорил об участии эллинов в военных действиях, но те и так платили ему дань и отказались вмешиваться в разборки варваров. На этот раз он передавал через Гепаха, что даже готов оплатить помощь греков вычетами из податей и землей.

А лично Фанагору пообещал уступить в управление весь остров между протоками, о чем тот давно просил.

– Похоже, Иката серьезно напуган, – съязвил архонт с улыбкой. – Что вашего царя так припекло?

Старик мог позволить себе такую вольность, потому что знал – Гепах не станет доносить. Именно его отец продал грекам часть общинной земли, а сын женился на гречанке и устроил свое хозяйство на новый лад. Теперь он продавал городу ежегодно более трех тысяч мидимнов зерна.

– Позавчера от соседей прискакал гонец с известием, что сатрап Сакианы готовится к походу против дандариев. Ну а после того, как Иката разместил на наших землях их беженцев, мы тоже стали врагами Солсиса.

– Да, вашему положению не позавидуешь, – посочувствовал Фанагор. – Остается надеяться, что вам удастся удержать их на Гипанисе и его протоках, как в позапрошлом году.

– Тогда помог уход савроматов, а сейчас нам не на что рассчитывать. Поэтому Иката просит вас помочь судами, чтобы перекрыть места возможных переправ. Прежде всего у болотистых берегов Меотиды, где без лодок не обойтись.

– Боюсь, мне будет трудно убедить в этом городской совет.

– Царь так же велел передать, что Солсис на дандариях и нас не остановится, у него серьезные проблемы с выплатой дани царю персов. А еще Иката готов за одну выставленную вами лодку с двадцатью воинами платить землей по тысяче аур3434
  Аура – 0,024 га, или 240 квадратных метров.


[Закрыть]
в месяц или по пятьдесят аур на человека.

Синдский царь знал, чем заинтересовать Фанагора, который уже давно мечтал, чтобы весь остров между протоками Гипаниса, где находился греческий город, принадлежал общине.

– Хорошо, я соберу совет, но если мы и согласимся помочь, то Икате придется закрепить свои обещания в письменном договоре.

Распрощавшись с Гепахом, архонт не стал заходить на агору, а сразу же направился в булевтерий. Там он велел Килону немедленно собрать членов городского совета.

Чувствовалось, что слова Гепаха всерьез встревожили старика. Особенно насторожило его упоминание о персидском сатрапе Солсисе, за деятельностью которого он внимательно следил с того момента, как на северных отрогах Краукасиса появилась новая персидская сатрапия.

В глубине души Фанагор надеялся, что ему не придется на старости лет опять столкнуться с теми, от кого пришлось бежать в молодости почти на край света. Ведь именно персы тридцать лет назад вынудили теосцев покинуть родной город. Он и сейчас хорошо помнил тот день, когда стало ясно, что защитникам Теоса остается или умереть, или бежать. Тогда многие старики предпочли смерть на стенах родного города, запретив поступить так же молодежи.

«Вы должны позаботиться о вдовах и сиротах», – наставляли они, прощаясь.

Именно данный завет и не позволил сотнику Фанагору смириться, когда после покупки земли в окрестностях Абдер3535
  Абдеры – город на фракийском побережье Эгейского моря.


[Закрыть]
, где они поселились после бегства, многие вдовы оказались обделенными. В конце концов всем недовольным пришлось переселиться на Киммерийский Боспор, получив справедливую долю из вывезенных с Теоса общинных средств.

«…И что теперь?» – подумалось ему.

А тем временем уже начали собираться члены городского совета – тридцать человек – по одному от четырех кварталов, не считая представителей пригорода, Кепского селения и речного поселка. Их архонт решил не ждать и, как только в зале булевтерия собралось большинство, открыл заседание пересказом предложения царя синдов:

– …Два года назад мы ему отказали. Но сейчас Иката, можно сказать, предлагают нам стать хозяевами всего острова, и я считаю, что такую возможность нельзя упускать. К тому же свободные общинные земли на исходе и через год-другой мы уже не сможем выделять новые наделы молодежи, во всяком случае по шестьдесят аур, как сейчас.

– А что будет, если синдам даже с нашей помощью не смогут задержать варваров? – поинтересовался всегда и во всем сомневающийся клазоменец Никандр. – Ведь тогда они нам все припомнят.

– Ты думаешь, расправившись с дандариями и синдами, персы оставят нас в покое, – заметил наварх3636
  Наварх – командующий флотом.


[Закрыть]
Харелай. – Плохо ты их знаешь. Какое бы мы сейчас ни приняли решение о помощи синдам, город надо готовить к обороне.

– Какая оборона с нашими глиняными стенами, – возразил седой старик, сидящий рядом с Никандром. – Ты забыл, Харелай, какие стены были в Теосе, каменные, высотой в двадцать локтей, и то нам пришлось их оставить.

Фанагору вспомнилось, как после неудачного штурма персы начали возводить вокруг города насыпи, подводя их с каждым днем все ближе и ближе к стенам. Защитники Теоса пытались мешать, делая ночные вылазками, но персы упрямо и настойчиво продолжали работу.

– Поэтому и надо сделать все, чтобы задержать варваров как можно дальше от города, – заявил архонт, возвращая собравшихся к обсуждаемому вопросу. – Конечно, не за пятьдесят, а как минимум за сто аур в месяц на каждого выставленного нами воина. Причем участие в военных действиях примут только желающие, а если их будет недостаточно, остальных предлагаю набрать из общинных рабов и метеков3737
  Метеки – ограниченные в правах жители полиса (чужеземцы, освобожденные рабы).


[Закрыть]
, первым обещав свободу, вторым – полноправное гражданство. И чтобы потом они не предъявляли претензий на полученную от синдов землю, городская казна будет выплачивать им жалованье. Скажем, рабу по одному оболу3838
  Обол – одна шестая часть драхмы.


[Закрыть]
, метеку – по два, горожанину – по четыре обола в день.

– А как с личными рабами, пожелавшими воевать? – полюбопытствовал кто-то из членов совета.

– Община готова их выкупить, – пообещал Фанагор. – Но не больше чем за сорок драхм.

– А что все-таки насчет нашей безопасности? – напомнил Никандр.

– Разумеется, городские стены надо укрепить, стоит подумать и над обороной южной протоки, – согласился архонт с предложением Харелая. – Ну а на крайний случай предлагаю на одном из островов у Ахиллесовой косы оборудовать лагерь для женщин и детей.

– Если опасность столь велика, не лучше ли договориться с персами, – предложил староста Кеп Деморат, только что появившийся в зале заседания. – Тридцать лет назад совет Теоса уперся, и что из этого вышло. А милетцы пошли на переговоры и живут сейчас спокойно. Не все ли равно, кому нам платить подати.

Это был явный вызов, и не столько Фанагору, сколько всему старшему поколению. Деморат покинул Теос мальчишкой и мог так заявлять. Особенно после проявления пренебрежения архонта к жителям Кеп, ведь о собрании городского совета он узнал совершенно случайно.

Еще лет пятнадцать назад на северной протоке Гипаниса греческой общиной были дополнительно куплены сорок тысяч аур земли. Фанагор решил взять под контроль и северную протоку, где появился поселок названный Кепы. Селилась там в основном молодежь, которая уже давно добивалась независимости в решении хотя бы местных вопросов.

– Я с персами ни о чем договариваться не стану! – резко заявил Фанагор. – Выбирайте себе для этого другого архонта. А о тебе, Деморат, я был лучшего мнения.

– Никто и не собирается с ними договариваться! – поддержал друга возмущенный Харелай. – Мы не были рабами персов и не станем. Давайте голосовать!..

Городской совет почти единогласно поддержал предложения Фанагора, и теперь оставалось добиться одобрения остальных горожан. Помощь синдам приравнивалась к объявлению войны, а такое решение мог принять только сход всех полноправных граждан. Его назначили на вечер после завершения торговли на агоре.

– Килон, проследи, чтобы там не было посторонних, и подготовь все для голосования, – распорядился архонт после окончания собрания. – А вас, друзья, я прошу задержаться, нам надо еще кое-что обсудить.

Последние слова Фанагора относились к стратегу3939
  Стратег – командующий войском города – полиса.


[Закрыть]
Нестору и наварху Харелаю – его друзьям и ближайшим помощникам. Вместе с ними он приплыл сюда, чтобы подобрать место для будущего города, а потом они вместе заботились о его благополучии и процветании. И сейчас именно с ними он хотел еще раз обсудить столь важное для общины решение.

– …Конечно, если дандариям и синдам не удастся остановить персов, мы окажемся в трудном положении, – размышлял вслух Нестор, одобрив в целом принятое решение. – Поэтому нам нужно заранее подумать об организации обороны низовий Гипаниса, и в первую очередь по протоке в Понтийское озеро4040
  Понтийское озеро – Кизилташский лиман.


[Закрыть]
.

– Местами она очень узкая и к тому же слишком длинная, – возразил Харелай. – Для ее обороны потребуется много людей и конный отряд для быстрой переброски при возникновении опасности прорыва.

– Значит, кроме архонтов соседних городов, с которыми я собираюсь встретиться, нам стоит переговорить с синдскими дварами, – подытожил Фанагор. – Эти переговоры Нестор возьми на себя, как и организацию обороны по Понтийской протоке. Килона утвердим на сегодняшнем сходе таксиархом4141
  Таксиарх – командующий отдельным отрядом или полком.


[Закрыть]
и поручим укрепление города, а тебя, Харилай, как наварха, я попрошу заняться снаряжением речной флотилии.

Строительство речных судов была идея Харелая, как и общинная монополия на торговлю зерном, благодаря чему теперь городская казна ежегодно получала больше двадцати тысяч драхм чистой прибыли. Примерно столько же поступало в казну и от общинных хозяйств, созданных стараниями и настойчивостью самого Фанагора.

– Да, завтра с утра мне понадобятся три лодки для доставки писем архонтам Гермонассы, Патрия и Киммерийского городка, – вспомнил архонт, прощаясь с друзьями. – И еще, Харелай. попроси кого-нибудь из кормчих подобрать место под лагерь для беженцев. Нам сейчас надо быть готовыми к любому развитию событий.

– Лучше я сам этим займусь, – пообещал тот. – У меня как раз есть на примете подходящий островок.

– Тогда возьми с собой ситоарха4242
  Ситоарх – заведовал хлебными запасами.


[Закрыть]
Дионисия, я ему хочу поручить строительство лагеря для беженцев.

Глава четвертая

В то утро Ариант проснулся позже обычного и еще долго лежал, размышляя, как встретит его брат матери Плин: «…Может, на самом деле не горячиться и дождаться весны. Купец говорил, что еще никто из греков не поднимался в верховья Сигриса даже летом. Значит, придется туда добираться самим. А лошади?.. И как поведет себя царь савроматов, будучи дядей Иданфирсу?..»

Последние дни эти вопросы не давали ему покоя, преследуя даже восне. И ответов на них скифский царевич не находил. Как и на главный вопрос – захочет ли дядя ему помочь?

Еще в детстве Ариант слышал, как его прапрадед Спаргапит,4343
  Спаргапит – основатель царской династии причерноморских скифов, его отец Спарг, или по-славянски Сварг – Сварог.


[Закрыть]
поссорившись со старшим братом Прототием, ушел за Танаис и поселился в землях будинов4444
  Будины – коренное население лесостепного Причерноморья, предки славян.


[Закрыть]
. А позже, объединившись с гелонами, он изгнал владевших побережьем Понта и Меотиды агафирсов,4545
  Агафирсы – можно перевести как «великие» или «сильные фирсы» (фарсаги), позже их называли даками.


[Закрыть]
и с того времени оба племени всегда поддерживали друг друга. Конечно, бывали и разногласия, но никогда еще на протяжении уже пяти поколений они не враждовали.

«Нет!.. Без поддержки меня дварами сколов4646
  Сколы – составляли большинство сторонников Спаргапита, ушедших с ним за Танаис.


[Закрыть]
дядя не отважится на открытое выступление», – подумал юноша, вставая с набитого сеном матраса.

Управляющий общинным хозяйством Самий, как и Килон, с опаской отнесся к свалившимся на его голову варварам и разместил их в пустующей овчарне по соседству с усадьбой, не поскупившись на покрывала, одеяла и подушки. Только для скифского царевича он сделал исключение, поселив отдельно в стоящей рядом с овчарней сторожке.

– Как спалось? – поинтересовался у выходящего из сторожки Арианта начальник его охраны Прот с кувшином воды в руках и полотенцем на плече. – Умываться будешь?..

Сколько себя помнил Ариант, этот пожилой с сединою на висках воин всегда был рядом, постоянно заботясь и оберегая его. Именно он в тот вечер, после похорон отца, настоял, чтобы царевич не ночевал в своем шатре, и позже, когда они бежали, взялся задержать преследователей.

– А как тебе тогда удалось найти нас в плавнях? – неожиданно спросил, умываясь, Ариант.

– Как, как! Следы в степи, примятый камыш и ближайший островок. Огорчил ты меня. Выходит, плохо я тебя учил уходить в степи от погони.

– Не расстраивайся, мы все же от них ушли. Правда, не совсем туда, куда хотели… Как думаешь, стоит нам сейчас плыть на Танаис или лучше дождаться весны?

– Весной степями пробираться сподручнее. Но захотят ли здешние греки кормить нас всю зиму, а потом еще бесплатно отвозить на Танаис. Все они торгаши, пекущиеся лишь о выгоде. Может, лучше на них не надеяться, купить лошадей и под видом торговцев пробираться на север?

– Я уже думал об этом, но управляющий говорил, что в землях траспиев сейчас не спокойно. Да и вряд ли моей золотой гривны и браслетов хватит на покупку лошадей и товаров.

Отсутствие средств было еще одной головной болью Арианта. Даже если они попадут на Танаис, им там нужно будет покупать лошадей. А как это сделать, не привлекая внимания, он не знал. Можно, конечно, коней украсть, но это было чревато другого рода осложнениями.

– Значит, остается только надеяться, что местный архонт сдержит обещание, – заметил задумчиво Прот. – Иди поешь.

Поздоровавшись с юношами, сидевшими под навесом, за столом, заставленным мисками с фруктами и кувшинами с вином, царевич выбрал кисть винограда и отломил кусок лепешки.

– Чего ты такой кислый? Может, и тебя Латона отшила, как Тимна, – пошутил Ликас, весело улыбнувшись. – А то мы с ним на это поспорили, и, похоже, я проиграл.

Эти двое молодых людей были дварами сколов и могли себе позволить подобные вольности. Особенно после того, как бежали вместе с царевичем, в отличие от многих других его приятелей.

Арианту вспомнилось, как, натолкнувшись на большой отряд всадников, они готовились к бою и как тогда Тимн и Ликас подъехали и встали рядом с ним. К счастью, это оказались авхаты,4747
  Авхаты – так называли переселенцев, потому что большую их часть составляли именно авхаты. Причем после ухода с Северного Кавказа авхаты как единое племя перестало там существовать.


[Закрыть]
возвращавшиеся с похорон царя Савлия. Как переселенцы, они не участвовали в выборах, и им было все равно, кто станет новым царем у паралатов4848
  Паралаты – прибрежные (ср.: паралиями называли жителей побережья в Афинском полисе).


[Закрыть]
.

Тогда царевичу подумалось, что это судьба. Пробраться в земли гелонов шансов у него было мало, и он решил заручиться поддержкой предводителя повстречавшихся авхатских дваров. Алдар сигнахов4949
  Сигнахи – беглецы из Закавказья, в Центральной Европе их называли сигиннами.


[Закрыть]
Армис согласился не только выступить на стороне царевича, но и убедить Таксакиса сделать то же самое.

Отец Арианта поселил беглецов с Краукасиса на спорных с агафирсами землях. Причем тем пришлось потеснить не только кровных врагов паралатов – агафирсов, но и меланхленов5050
  Меланхлены – названы так из-за своей черной одежды, были вытеснены из степей паралатами.


[Закрыть]
. Захват переселенцами их земель очень не понравился соседям, и там не прекращались стычки. Потери несли все стороны, но чувствительнее они были для беженцев с Краукасиса.

Однако, несмотря на заверения алдара сигнахов, возглавлявший беженцев с Краукасиса Таксакис неожиданно отказался даже встречаться с Ариантом, и беглецам пришлось искать убежище у греков, сначала в Ольвии, а потом в Борисфениде.

Воспоминания скифского царевича прервало неожиданное появление Килона.

– Архонт хочет тебя видеть, – поздоровавшись с Ариантом, сообщил начальник городской стражи. – Моя колесница в твоем распоряжении.

После знакомства с Фанагором царевич встречался с ним только один раз. Архонт сам приехал поинтересоваться, как разместили его гостей, но на свой главный вопрос Ариант тогда так и не получил ответа. Он только понял, что все зависит от того, в каком состоянии и, главное, когда вернутся суда из Синопы.

Из расспросов дорогой Килона скифский царевич узнал, что общинные суда еще не возвратились. А вот зачем тогда его пригласил архонт, он так и не выяснил. То ли начальник городской стражи этого не знал, то ли просто не захотел говорить.

Фанагор встретил царевича радушно, пригласив позавтракать с ним.

– Спасибо! Я только что поел, – отказался Ариант, с любопытством осматривая внутренний дворик дома архонта, куда его привел Килон.

– Ну, тогда хотя бы немного вина, – предложил Фанагор, приглашая гостя за стоящий в тени, под навесом из виноградных лоз, столик. – Не обижай старика отказом. А то я и так чувствую себя виноватым, потому что в ближайшее время я не смогу тебе ничем помочь. Вчера стало известно, что персидский сатрап Солсис намеревается покорить не только синдов, но и наши города. В такой обстановке я не могу, просто не имею права отправлять куда-то суда, когда они вернутся из Синопы.

– И что нам делать? – растерянно спросил юноша.

– Не знаю. Но жить вы можете здесь сколько захотите, вот только безопасности теперь я вам гарантировать не могу. А хочешь – переправлю вас на тот берег, в Нимфей или Пантикапей, оттуда тоже плавают на Танаис.

– Только весной или летом, – заметил расстроенный Ариант, прежде всего подумав, на что они будут там жить.

– Есть и другое предложение, – после короткой паузы продолжил архонт. – Мы решили создать конный отряд, и я предлагаю тебе его возглавить. Как гиппарх – начальник конницы – ты будешь получать по шесть оболов в день, а твои люди по три. Сколько времени продлится война, не знаю, но когда она закончится, одно из наших судов доставит вас на Сигрис. Это я обещаю твердо.

– Но у меня всего шестнадцать человек, – напомнил юноша. – К тому же нам нужны лошади, оружие, снаряжение.

– Все будет, и люди тоже. Так что подумай над моим предложением, посоветуйся, а завтра я жду тебя с ответом. И запомни, независимо от принятого решения вы останетесь моими гостями.

После таких слов у Фанагора были все основания считать, что Ариант согласится возглавить их конницу. А значит, если Нестору удастся договориться с местными дварами, все они окажутся под началом скифского царевича. Архонт прекрасно сознавал, что даже рядовые синды не согласятся, чтобы ими командовал какой-то эллин.

– Приехал Диодор и ждет тебя в булевтерии, – доложил домоправитель Пасикл, и Фанагор попрощался с юным скифом.

Сейчас ему предстояло еще более сложное дело – убедить архонтов соседних городов объединиться. Сделать это было непросто из-за постоянных разногласий между общинами, к тому же Гермонассу основали эолийцы, которые и так всегда недолюбливали ионийцев.

Поэтому старик и поспешил в булевтерий, надеясь вначале переговорить наедине с архонтом Патрия Диодором. Но когда он туда пришел, то застал там и архонта Гермонассы Мелонипа. К тому же им обоим уже было известно о просьбе синдского царя, так что Фанагору оставалось только рассказать подробности.

– …Но это не главное, – подытожил он. – По моим сведениям, персидский сатрап Солсис не остановится на покорении синдов. Над нами тоже нависла угроза порабощения, именно ее я пригласил вас обсудить.

– И что ты предлагаешь? – удивленно поинтересовался Мелонип.

– Объединиться. У меня есть сомнения, что дандариям и синдам удастся остановить персов. Поэтому я предлагаю организовать совместную оборону Понтийской протоки и низовий Гипаниса.

– У синдов не получится, а мы персов, конечно, одолеем, – съязвил архонт Гермонассы. – А не лучше ли просто с ними договориться? Мы платим синдам, теперь станем платить другим варварам. Какая разница?

– Разница только в том, что персы захотят в два-три раза больше денег и потребуют еще выполнять другие повинности.

– Это у них обычное дело, – поддержал Фанагора Диодор, живший одно время в Милете. – С каждого человека они брали по шесть драхм, за исключением малолетних детей. А еще подати сатрапу, строительство дорог, военная служба – всего и не упомнишь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное