Николай Соколов.

Персы. Книга первая исторического романа «Скифы»



скачать книгу бесплатно

Оказавшись в опале, Отан поселился в Акбатанах, чтобы находиться в курсе происходящего при царском дворе. Но Спитак, словно почувствовав опасность, перенес место проживания царя в соседнюю с мидийской столицей область Ниссайю, что усложнило бывшему хазарпату связь с оставшимися при дворе единомышленниками, но не прервало её окончательно. А это сейчас было самое важное.

За окнами начал боязливо пробиваться рассвет, а Отан все ворочался без сна. Наконец поняв, что ему уже не заснуть, он решил вставать. Явившийся на его зов слуга пришел не один, а вместе с привратником, который доложил о приезде племянника хозяина Артимана2727
  Артиман – у Геродота его имя Аспатин, что всего лишь название главы конюших, так что информатор Геродота ошибся, приняв его за имя сына Прексаспа.


[Закрыть]
.

Появление сына Прексаспа в столь ранний час сильно озадачило бывшего хазарпата. Он знал, что недавно тот получил должность главы царских конюших – аспата, какое-то время остававшуюся незанятой после отставки Мегабаза. Поэтому приезд Артимана в дом опального вельможи мог быть вызван только чрезвычайными обстоятельствами.

– Что случилось? – стараясь не выдать своего беспокойства, спросил он у вошедшего в спальню усталого и взволнованного юноши.

Гость вопросительно посмотрел на помогавшего Отану одеваться слугу.

– Это мой доверенный писец Сулаи, при нем можешь говорить свободно, – рассеял его опасения Отан. – Так что же случилось?

– Вчера арестовали отца.

– Что?!..

Отец Артимана Прексасп был, пожалуй, единственным из персов, кто еще сохранял высокое положение при царском дворе. Назначенный патисахом – правителем царского дома еще Киром, он так им и оставался, несмотря даже на то, что был женат на сестре Отана. Правда, всем было хорошо известно, что свояки не ладили между собой. Но это не помешало Отану сразу же после отставки попытаться втянуть Прексаспа в новый заговор.

Так что бывшему хазарпату было чему удивиться.

– Как это случилось? – поинтересовался он, напряженно размышляя над причинами неожиданного ареста патисаха.

– Не знаю. Багапат2828
  Багапат – дословно: глава казначеев, у Ктесия Книдского в Истории Персии упомянуты вместе Артасир и Багапат, но второе имя является всего лишь должностью.


[Закрыть]
Артасир только сказал, что произошло это во дворце и по приказу царя. Он же посоветовал мне на время скрыться, но прежде заехать к тебе и обо всем рассказать.

– А за что его арестовали, Артасир не сказал?

– Это было и так ясно.

В последнее дни появился слух, что еще во время похода в Египет отец по приказу Камбиса убил настоящего Бардию. Так что нами сейчас правит самозванец.

– Что за чушь?! – изумился Отан, заканчивая одеваться и с трудом затягивая на животе широкий пояс. Малоподвижный образ жизни, который вел последние месяцы бывший хазарпат, давал о себе знать.

– Отец вначале тоже так считал, пока не понял, что из-за этой чепухи может лишиться головы.

– Но он хотя бы догадывался, кто распустил эти слухи?

– Не знаю. Во всяком случае, мне он об этом ничего не говорил. Да и что это могло изменить?

На бледном, осунувшемся лице племянника читалось отчаянье и тревога за судьбу отца. Отан посочувствовал ему и попытался успокоить:

– …Если только в этом причина ареста, то твоему отцу ничего не угрожает.

– Почему?

– Подумай сам. Сейчас его казнь только подтвердит слухи, а это ни Спитаку, ни Бардии не нужно. Скорее всего, они потребуют от него все публично опровергнуть. А вот после, когда он станет им не нужен, можно ожидать всего что угодно… Да и тогда они навряд ли решатся его убить, по крайней мере, сразу и тем более открыто. А вот несчастного случая или яда твоему отцу следует опасаться.

– А если его арестовали не из-за слухов? – спросил задумчиво Артиман.

– Тогда все хуже. Ты же знаешь, как Спитак ненавидит всех нас – персов. Но будем надеяться на лучшее. Я немедленно отправлю ко двору гонца и постараюсь все выяснить. А ты пока отдохни с дороги. Сулаи, позаботься о нашем госте и возвращайся, ты мне будешь нужен.

– Какой уж тут отдых, – уныло произнес Артиман, прощаясь с дядей.

Оставшись один, Отан уже не был так уверен в том, что сейчас доказывал племяннику. Поразмыслив, ему подумалось, что Спитак не настолько глуп, чтобы арестовать правителя царского дома из-за каких-то слухов. Тут что-то не так…

Хотя Прексасп отказался участвовать в заговоре, о его существовании свояк знал. Если он передаст хотя бы их последний разговор?.. Но думать об этом бывшему хазарпату не хотелось…

Сулаи вернулся через четверть часа, и Отан продиктовал ему письмо к дочери, распорядившись, чтобы гонец выехал немедленно. Связь с Федимой он поддерживал через одну из ее служанок и купца халдея2929
  Халдей – так еще называли вавилонцев, потому что до захвата персами Вавилона там правила халдейская династия. Причем сами халдеи быстро растворились среди жителей этой страны.


[Закрыть]
, семья которого являлась гарантией его преданности.

Участнику заговора багапату Артасиру он решил пока не писать, надеясь, что тот сам в скором времени сообщит ему подробности ареста Прексаспа.

Диктуя письмо и отдавая необходимые распоряжения, бывшего хазарпата не покидало чувство тревоги. Слишком глупой и нелепой выглядела причина ареста правителя царского дома. В мидийской державе должность патисаха, дословно главы правителей, являлась первой по важности после царя. При Кире с появлением сатрапий она утратила былую значимость, но все равно управляющий царским имуществом и двором патисах считался третьим лицом в государстве после царя и хазарпата.

«А что, если Спитак что-то пронюхал о заговоре и хочет через мужа сестры заполучить повод уже для его – Отана – ареста? – подумалось ему. – Нужно все это как следует обдумать и известить друзей. Одна голова хорошо – а несколько лучше».

Но собирать участников заговора у себя было сейчас рискованно, приезд Артимана и так уже мог насторожить соглядатаев Спитака. Лучше всего для встречи с ними подходил дом бывшего сатрапа Элама Гобрия, находившийся на окраине города.

Уже совсем рассвело, когда Отан, переодевшись простым горожанином, незаметно выбрался из дворца, подаренного ему Киром. Улицы мидийской столицы были пустынны, и только кое-где над плоскими крышами домов струился синеватый дымок от разожженных очагов.

Бывший хазарпат выругал себя за неосмотрительную поспешность и приказал слуге, сопровождавшему его, идти самыми глухими улочками.

– Что случилось? – встревожился Гобрий, с трудом узнав в стоящем перед ним простолюдине Отана.

– Вчера арестовали Прексаспа. Так что, вероятно, придется кое-что менять в наших планах.

А намечали они в ближайший приезд царского двора в Акбатаны расправиться со Спитаком. С Бардией все обстояло сложнее, многие видели в нем законного царя, поэтому решили лишь ограничить его власть. На этом особенно настаивали примкнувшие к заговору мидийцы. Устраивало это пока и Отана.

– Я уже оповестил Интафрена и Мегабаза, они должны скоро подойти сюда. Если, конечно, ты не возражаешь?

– Ну что ты! Какие возражения…

– Просто мне показалось, что ты куда-то собираешься ехать.

При этом он кивнул в сторону стоящих во дворе лошадей.

– Да это зять приехал, как раз пред твоим приходом.

– Дарий! – удивился Отан. – Буду рад с ним повидаться. Интересно, что там нового в Персии?

– Еще не знаю. Я только успел проводить его в дом, – признался озабоченный неожиданным известием об аресте Прексаспа Гобрий.

Предупредив привратника о приходе Интафрена и Мегабаза, он пригласил гостя в дом, который мало чем отличался от соседних с ним жилищ зажиточных горожан. После недавней отставки бывший сатрап Элама наотрез отказался жить в Сузах и, переехав в Акбатаны, купил этот дом, хотя сразу было ясно, что для его большого семейства и многочисленной челяди он будет явно тесен.

Дария они застали в обществе жены и дочерей хозяина.

– У нас большая радость, – сообщили они, перебивая друг друга, Гобрию – Артистона родила сына, и молодые назвали его в твою честь.

– Это следует отпраздновать!.. – воскликнул Отан, обнимая сына Гистаспа и поздравляя его с новорожденным.

Присматриваясь к Дарию, которого уже давно не видел, бывший хазарпат отметил, что тот пополнел и еще больше стал походить на мать. Особенно правильными чертами лица – прямым с горбинкой носом и большими серо-зелеными глазами.

«Хорошо бы и нравом пошел в нее, а не в Гистаспа», – подумалось ему с надеждой.

О характере старшего сына соперника в борьбе за царскую власть он имел смутное представление. А вот заносчивый и упрямый нрав его отца Отану был хорошо известен.

– Конечно, конечно, – радостно согласился Гобрий. – Сегодня же вечером мы это отпразднуем.

– Но я не могу задерживаться, – смущенно признался Дарий. – Я ведь здесь проездом.

– Как это? – удивился тесть. – И куда ты едешь?

– К царю.

После этих слов Отан вопросительно посмотрел на Гобрия. Тот правильно понял его взгляд, но прежде чем расспрашивать зятя, он выпроводил женщин, велев им позаботиться о еде. А когда те вышли, Дарий подробно рассказал, чем вызвана его поездка к Бардии:

– …Подъезжая к Акбатанам, мы узнали, что царь находится в Ниссайе. Тогда было решено, что Гидарн поедет прямо туда, а я его догоню после того, как повидаюсь с вами.

При этом он благоразумно умолчал о том, что племянник Эобаза не захотел заезжать в столицу именно из-за возможной встречи с Отаном, которого считал виновником гибели отца. Именно это обстоятельство сделало Гидарна непримиримым противником претензий тогда еще хазарпата на царскую власть.

– Это хорошо, что ты к нам заехал, – похвалил сына Гистаспа Отан. Все услышанное его сильно обеспокоило. Но сейчас главу заговорщиков больше волновало другое – стоит или нет посвящать Дария в их планы?

Разумеется, заручиться поддержкой одного из младших Ахеменидов было очень заманчиво. Пока Гистасп в Парфии его сын едва ли мог представлять серьезную угрозу как соперник в борьбе за власть. Зато участие Дария в предстоящих событиях могло принести не малую пользу, создавая хотя бы видимость единства среди персидских азатов.

Все же Отан так и не принял окончательного решения, когда доложили о приходе Интафрена, а затем Мегабаза.

– Я даже не знаю, что тебе посоветовать, – признался бывший хазарпат, продолжая прерванный их появлением разговор. – Влияние Спитака на Бардию так велико, что царь не принимает ни одного решения без его одобрения. Мне думается, тебе даже не удастся с ним повидаться, особенно после того, как вчера был арестован Прексасп.

– Прексаспа арестовали?! – не сдержал своего изумления Интафрен, который недавно сделал еще одну попытку втянуть правителя царского двора в их заговор.

– Да, арестовали, – огорченно подтвердил Отан. – В связи с чем я и попросил вас собраться. Как вы понимаете, арест патисаха может иметь самые серьезные последствия. Я думаю, пришло время для более решительных действий. Если мы сейчас не избавимся от Спитака, то вскоре он избавится от нас.

– Ты предлагаешь не ждать его приезда в Акбатаны? – встревожился Гобрий. – Но ведь как только мы выступим в Ниссайю, об этом сразу же станет известно и Спитак позаботится, чтобы нас там встретили. Сил у него достаточно.

– Можно выступить скрытно, – неожиданно предложил обычно предпочитавший больше слушать, чем говорить, Мегабаз. – Одно из моих поместий находится в Ниссайе. Оттуда до царской ставки не более десяти фарсахов3030
  Фарсах – или, по-другому, парасанг – 5549 метров.


[Закрыть]
, это два-три часа быстрой езды.

– Но как нам незаметно собрать хотя бы тысячу воинов? – возразил ему хозяин дома. – Ведь с меньшими силами даже и говорить о каком-то захвате крепости не серьезно.

– Важнее численности – внезапность, – заметил Интафрен. – Саму крепость охраняют всего две-три сотни воинов, и если удастся захватить ворота, то расправиться с охраной не составит труда.

Призвав соратников к решительным действиям, Отан испугался. Ему вдруг показалось, что его предложение чересчур поспешное и легкомысленное. Но, внимательно слушая разгоревшийся спор, он все больше и больше успокаивался. Если Артасир поможет проникнуть в крепость, а это ему по силам, у них имелись реальные шансы на успех.

– А почему нам и правда не навестить царя, – предложил он, многозначительно улыбнувшись. – Послезавтра праздник багаядиш3131
  Багаядиш – точнее, багаядийа (сентябрь – октябрь) – название месяца и праздника урожая.


[Закрыть]
, и нет ничего необычного, если в этот день мы захотим поздравить Бардию. Это на тот случай, если что-нибудь пойдет не так.

– Но я ведь тоже не против поездки в Ниссайю, – поспешил заверить всех Гобрий. – Только нужно все хорошо обдумать и взвесить.

Дарию очень не понравился такой поворот разговора. Не сложно было понять, что его втягивают в заговор, успех которого весьма сомнителен. С другой стороны, ему стало окончательно ясно, что правление Спитака представляет серьезную угрозу для всех персов.

– Я тоже готов вам помочь, – заявил он, почувствовав на себе настороженные взгляды. – Но прежде я должен выполнить возложенное на меня поручение – повидаться с царем… Или, по крайней мере, попытаться это сделать.

– Я думаю, поездка Дария может быть для нас полезной, – поспешил на помощь зятю Гобрий. – Мы будем в курсе последних событий, к тому же он может встретиться там с нашими сторонниками.

Уже окончательно решив привлечь сына Гистаспа к заговору, Отан не стал возражать. Поездка Дария на самом деле была кстати. Пусть он попытается встретиться с царем, а заодно повидает багапата Артасира. Сообщать тому о принятом ими решении в письме было слишком рискованно.

– В общем, сделаем так, – подытожил глава заговорщиков. – Каждый из нас выезжает из города сам по себе, в разное время и, стараясь не привлекать внимания. Выезжает с таким расчетом, чтобы завтра к ночи все собрались в поместье у Мегабаза. Там мы будем ждать Дария и уже в зависимости от привезенных им известий решим, как действовать дальше.

Глава третья

Своих спутников Дарий догнал уже в Ниссайе.

Эта область, широко раскинувшаяся севернее Акбатан, славилась обильными травой степями, на которых паслись бесчисленные табуны лошадей, раньше принадлежавшие мидийским, а теперь персидским царям. В то время ниссайские скакуны ценились по всему миру за свою выносливость и необыкновенную быстроту.

Однако, по-видимому, не только близость к столице Мидии и благоприятный климат явились причинами выбора её для проживания царя. Именно через Ниссайю проходила дорога на север, где стояли самые надежные и закаленные в боях с саками мидийские войска. К тому же с запада к ней примыкали земли сагартиев3232
  Сагартии – потомки исторических скифов, оставшиеся жить на ассирийских землях после возвращения большинства их соплеменников за Кавказ.


[Закрыть]
, на дочери сайдара3333
  Сайдар – титул главы сагартиев, вероятно переводимый как «царь даров» (дваров).


[Закрыть]
которых был женат Бардия.

Персы в этих местах были нечастыми гостями, и, проезжая редкими селениями, Дарий постоянно ощущал на себе любопытные и настороженные взгляды. Вероятно, беспокойство местных жителей заметил и Гидарн, предложив остановиться на ночь в стороне от дороги.

– Так будет безопаснее, – пояснил он сыну Гистаспа, отдавая необходимые распоряжения.

– Ты думаешь, нам что-то угрожает? – спросил тот удивленно.

– Пока нет. Но я не знаю, как поведет себя Спитак, узнав, что к царской крепости приближается большой отряд персов. У страха, как известно, глаза велики.

За всю дорогу Дарий так и не решил, стоит ли ему посвящать кого-нибудь из спутников в планы заговорщиков. Больше всего его беспокоило, что это была не его тайна.

– Если дойдет до драки, азаты Кармании и так будут с нами, – убеждал друга Тотнай, непонятно как узнавший, о чем говорилось в доме Гобрия.

Но сейчас, испугавшись сделать какую-нибудь ошибку, Дарий принял решение рассказать обо всем Гидарну. К тому же ему подумалось, что, скрыв все от приятеля, он серьезно обидит того таким проявлением недоверия.

– Да, рискованное дело нам предстоит, – выслушав сбивчивый рассказ сына Гистаспа, подытожил тот. – Только зря они считают врагом только Спитака. Во всем, что происходит, вины Бардии не меньше, а может даже больше, чем мидийского азатпата. Да и не станет он спокойно смотреть, как мы будем убивать его единоутробного брата. Опять Отан надеется обойтись полумерами.

– Так ты считаешь, нам придется убить и царя?..

– Если он не захочет прислушаться к нашим требованиям, то да. И по-моему, надежда на его согласие очень не велика. Поэтому нужно заранее быть готовыми ко всему.

– Но он мой родич! Пролив его кровь, я себя обесчещу, – по-юношески запальчиво заявил Дарий.

– А я так не считаю! – возразил ему решительно Гидарн. – Нам всем пора понять, что, потакая Спитаку, Бардия предал нас – персов. И пусть он хоть трижды сын Кира, он – враг. А как поступают с врагом – ты знаешь.

– Может, это по недомыслию?

– Скоро узнаем. Только пойми меня правильно, я совсем не жажду его крови. Но мне кажется, он уже сделал выбор между нами и своей мидийской родней. К тому же ходили слухи, что он вовсе и не сын Кира.

Почувствовав, что Дарий еще не готов разделить его точку зрения, Гидарн решил вначале заставить того усомниться. Ему было хорошо известно родовое высокомерие младших Ахеменидов.

– А что ты об этом знаешь? – сразу заинтересовался Дарий.

– Немного… Только то, что он родился через семь месяцев после женитьбы Кира на вдове Спитама. И то, что слухи о его незаконном происхождении царь быстро пресек, назначив младенца сатрапом Мидии.

– Но ведь рожают и в семь месяцев…

– Случается, – неохотно согласился Гидарн. – Но бывает и так, что сама женщина не знает, от кого у неё ребенок.

– Значит, это всего лишь догадки, – огорчился Дарий.

– Конечно, но если их сопоставить с его поведением и с тем, как он относится к нам персам, можно уже делать выводы.

Произнеся последнюю фразу, Гидарн неожиданно предложил оставить большую часть воинов здесь, пояснив, что появление рядом с царской крепостью четырех сотен персов обязательно насторожит Спитака.

– …А нам сейчас это совсем не нужно.

Согласившись, Дарий все пытался уяснить для себя, прав или нет приятель в своем отношении к Бардии. Завтра предстоял тяжелый день, а он еще долго не мог заснуть, стараясь найти ответы на одолевавшие сомнения.

Плохо спав, утром Дарий проснулся в дурном настроении и сразу подумал, что Гидарн, по-видимому, прав. Младший сын Кира, если тот даже им был, уже сделал свой выбор, и он – Дарий – тоже должен его сделать. После чего пусть боги решают, кто из них прав. Хотя тут же сын Гистаспа пообещал себе постараться сделать все, чтобы переубедить царя не следовать пагубным советам Спитака.

К тому времени Гидарн уже отобрал несколько десятков воинов из азатов Кармании и Персии, которые поедут вместе с ними в Сакайватиш3434
  Сакайватиш – точнее, Сикаяуаватиш, мидийская крепость и столица области Ниссайя.


[Закрыть]
, где находился царь. Все остальные должны были укрыться в обнаруженной неподалеку поросшей кустарником балке и дожидаться там их возвращения. Отсюда до царской ставки оставалось не более четырех-пяти фарсахов.

Крепость Сакайватиш, построенная Киаксаром3535
  Киаксар – мидийский царь, отец Астиага, при нем Мидия освободилась от господства скифов.


[Закрыть]
, должна была оберегать мидийскую столицу от набегов саков. Но граница вскоре передвинулась далеко на север, и, утратив военное значение, крепость еще при Астиаге пришла в полное запустение. Восстановили её только при Камбисе, когда она стала одним из мест летнего проживания мидийского сатрапа. Тогда же внутри крепости построили довольно скромный дворец, ставший теперь царским.

Дарий был в этих местах впервые и присматривался ко всему с неподдельным интересом. Первое, что бросилось в глаза, – дома здесь стояли отдельными группами и только у самой крепости шла сплошная застройка. Сама же крепость не произвела на него впечатления, в отличие от царской цитадели Акбатан она не поражала мощью.

«…И все же, – отметил он про себя, – взять эти стены, возвышающиеся на полтора десятка локтей3636
  Локоть – 440 миллиметров, царский – 532,8 миллиметра.


[Закрыть]
, будет нелегко».

Заметив подъезжающих всадников, стража у ворот явно забеспокоилась. Дарий оглянулся, но кроме четырех десятков своих спутников, никого больше не увидел.

«Неужели нас испугались? – мелькнуло у него в голове. – Похоже, так и есть…» – решил он, потому что внутри крепостных ворот начала медленно опускаться решетка из деревянных брусьев.

– Тотнай, скачи вперед, а то они со страху еще отстреливаться начнут, – приказал сын Гистаспа.

Когда Дарий и Гидарн подъехали к воротам крепости, Тотнай уже ругался со стражниками, которые все же опустили решетку.

– Позовите начальника! – приказал стражникам Гидарн, но за тем, видимо, кого-то уже послали, так как вскоре он появился у крепостных ворот.

– Кто такие?! Что надо? – с напускной суровостью, вызывающе-заносчиво спросил приехавших всадников одетый в серебряно-чешуйчатый хитон совсем юный начальник стражи.

Его нахальная самоуверенность и вызывающее поведение сильно задели Гидарна. И все же, помня о важности встречи с царем, племянник Эобаза постарался сдержаться, но этот сосунок с только начинавшими пробиваться усами, продолжая свой допрос в том же духе, в конце концов вывел его из себя.

– Тебя, видно, мало драли в детстве, если ты так разговариваешь со старшими, – заметил Гидарн наглецу. – Но это еще не поздно исправить.

– Тоже мне учитель выискался, – только и нашелся что ответить растерявшийся от неожиданной дерзости юноша. – Сейчас я тебя самого, помет коровий…

– А ты знаешь, кого оскорбляешь?

– А ты?

– Козленка, у которого ни рогов, ни ума еще нет.

– Сам ты шакал персидский, проваливай, пока цел…

– Мы, конечно, можем уехать, – вмешался в разгорающийся скандал Дарий. – Но что скажет царь, когда узнает, как ты встретил его родственников, приехавших по важному делу. Так что лучше сообщи своему начальнику о приезде сына Гистаспа – Дария и представителей знати карманиев.

Но юнец уже явно не владел собой из-за охватившей его ярости и злобы. Трудно сказать, чем могло закончиться их столкновение, если бы в этот момент к воротам крепости не подошел багапат царя Артасир.

– Что здесь происходит? – строго спросил он у начальника стражи.

– Мы приехали к царю по важному делу, – поспешил объяснить ему Дарий. – А этот юноша, еще не выслушав, начал грубить моему спутнику Гидарну. Разве так должны себя вести слуги царя?

– Кто это начал… – возмутился юный стражник.

– Прекрати, Армис! – сразу осадил молодого человека багапат. – В твои обязанности не входит затевать ссоры с приезжими, ты обязан их выслушать и доложить обо всем Спитаку или мне. Пока я замещаю хазарпата и являюсь твоим непосредственным начальником. А вас прошу извинить его, если он был недостаточно вежлив.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное