Николай Соколов.

Персы. Книга первая исторического романа «Скифы»



скачать книгу бесплатно

© Николай Васильевич Соколов, 2016


ISBN 978-5-4483-1606-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


ПРОЛОГ

«После кончины Кира царство наследовал Камбис сын Кира и Кассанданы, дочери Фарнаспа…»

Геродот «История»2.1.

К тому времени Персия уже превратилась в великую державу, раскинувшуюся от Нижнего моря до Верхнего11
  Персидский залив и Средиземное море. Смотри на картах названия рек, городов и племен (здесь и далее примечания автора).


[Закрыть]
и от берегов Нила до реки Окс. Империю, вобравшую в себя не только Мидию, в состав которой входило Персидское царство, но и такие государства древности, как Лидия и Вавилон.

А все началось с того, что у мидийского царя Астиага не было сына и его наследницей считалась старшая дочь Мандана. Но та приходилась матерью персидскому царю Киру, что означало переход власти к персам. Поэтому мидийские азаты22
  Азаты или язаты (авест. – достойные почитания) – военное сословие в Мидийском, а позже и Персидском государстве.


[Закрыть]
настояли на том, чтобы престарелый царь объявил своим преемником Спитама, мужа младшей дочери – Амитиды.

Такое попрание обычая не могло не возмутить персов, и те взялись за оружие. Понимая, что защитить свои права будет нелегко, Кир заручился поддержкой не только всех персидских племен, но и царя саков33
  Саки – согласно Геродоту, так персы называли всех скифов.


[Закрыть]
Амирга. Даже среди мидийцев у него нашлось немало сторонников, недовольных проводимыми Спитамом реформами44
  Реформы – Спитам, будучи магапатом (дословно: глава племени магов) – проводил религиозную реформу, заменяя многочисленных родовых богов единым – Ахурамаздой.


[Закрыть]
.

Распря между персами и мидийцами продолжалась почти три года, и только после пленения Астиага и гибели Спитама открытое сопротивление пошло на убыль.

Желая предотвратить новые мятежи, Кир женился на вдове Спитама, усыновив её детей – Спитака и Фраота55
  Спитака и Фраота – у Ктесия Книдского они Спитак и Метаберн.


[Закрыть]
. А когда у Амитиды родился Бардия, царь назначил его сатрапом66
  Сатрап – точнее, кшатрапас – хранитель царства, наместник.


[Закрыть]
Мидии, надеясь таким шагом примирить два народа.

За то время, пока в стране шла междоусобица, Вавилон и Лидия захватили часть мидийских земель. Кир не решился воевать на два фронта и уступил Вавилону спорные земли, а взамен те обещали не пропускать через свои границы союзных лидийскому царю Крёзу египтян. Но вавилоняне просчитались, разделив в 539 году до нашей эры участь покоренной Лидии. Угроза нависла над Египтом, но Кира отвлекли события на севере.

Там против сакской царицы Томирис, забравшей после смерти мужа власть в свои руки, выступил старший сын Амирга – Сасан. Понимая, что в одиночку мачеху не одолеть, он обратился за помощью к побратиму отца Киру. Но персидские войска подошли к Араксу77
  Аракс – нет никаких оснований отождествлять эту реку с Амударьей или с ныне пересохшим руслом Узбоя. Смотри: Геродот, книга, 1 п. 202, 209 и упоминания других древних авторов об этой реке.


[Закрыть]
слишком поздно, сторонники Сасана были уже разбиты, а сам царевич погиб. Несмотря на это Кир продолжил поход и нашел смерть в теснинах Кавказа, или Краукасиса, как его тогда называли.

Короновавшись, сын Кира Камбис заявил, что не успокоится, пока не отомстит за гибель отца. Но его окружение опасалось, что еще одна неудача может вызвать серьезные волнения в покоренных странах. И все же молодой царь настоял на своем решении, поручив ведение военных действий против саков младшему брату – Бардии.

Несмотря на явное превосходство окончательно покорить саков персам так и не удалось. В Египте умер фараон Амасис, и задуманный еще Киром поход нельзя было больше откладывать. В связи с этим с саками заключили мирный договор, по которому те лишились части Каспианы88
  Каспиана – область в низовьях Аракса.


[Закрыть]
и горной области, названной в честь молодого царя Камбисеной99
  Камбисена – область, находившаяся на стыке современной Грузии, Армении и Азербайджана.


[Закрыть]
.

В то время Египет являлся, пожалуй, единственным государством способным, оказать серьезное сопротивление персам. Выходец из военной знати Амасис, ставший в 569 году до нашей эры фараоном, покорил Кипр и сделал Египетское царство сильной морской державой. Но не утихающая вражда между жречеством и военной знатью постоянно подтачивала силы великой страны.

Даже перед лицом персидской угрозы сыну Амасиса Псамметиху Третьему с трудом удалось собрать войска. Главное сражение развернулось у городка Пелусия, но и отчаянное упорство греческих наемников не спасло египтян от поражения. Фараон бежал в Мемфис, надеясь там собрать новую армию, но ему не дали этого сделать. И в 525 году до нашей эры новым фараоном Египта стал персидский царь Камбис.

Как истинный сын Кира, он не успокоился на завоевании Египта. Вначале его внимание привлек Карфаген, и только отказ финикийцев воевать с соплеменниками спас этот богатый город от порабощения. Затем Камбис решил покорить царство эфиопов, но плохо подготовленный поход закончился печально – голод и жара вынудили персов вернуться ни с чем. Еще трагичнее завершилась попытка подчинить аммониев1010
  Аммонии – жители Ливийского оазиса Сива.


[Закрыть]
 – все пятьдесят тысяч воинов остались лежать в Ливийской пустыне погребенные песчаной бурей.

Эти неудачи не могли не беспокоить персидскую знать, но гораздо сильнее их тревожило стремление молодого царя к неограниченной власти. Под угрозой оказались их привилегии, и трудно сказать, чем все могло закончиться, если бы не несчастный случай. Однажды, когда Камбис садился на лошадь, у его ножен отпал наконечник и меч рассек бедро. Рана показалась неопасной, но началось воспаление, и на двадцатый день от сухой гангрены он скончался.

Когда стало ясно, что царь умирает, перед его окружением встал вопрос о преемнике. Детей у Камбиса не было, и, по обычаю, его наследником являлся младший брат Бардия. Но выросший в мидийском окружении и находившийся под сильным влиянием сводного брата Спитака, он не мог устраивать персидскую знать.

Угроза представлялась столь реальной, что персы, возглавляемые дядей Камбиса Отаном, решили не допускать Бардию к власти. Но если в этом заговорщики оказались единодушны, то при выборе нового царя мнения разошлись. Одни хотели видеть им дядю1111
  Дядя – у Геродота Отан, сын Фарнаспа, а значит, родной брат Кассанданы матери Камбиса. В бехистунской надписи он сын Сухра, что, скорее всего, связано с различием персидского и мидийского языков.


[Закрыть]
Камбиса, хазарпата1212
  Хазарпат – высшая должность при персидском дворе (дословно: великий глава).


[Закрыть]
Отана, другие предпочли представителя младших Ахеменидов1313
  Младшие Ахемениды – потомки внука Ахемена Ариарамна.


[Закрыть]
 – Гистаспа.

Выступление Спитака в поддержку Бардии оказалось для обеих сторон полной неожиданностью. Пока заговорщики только решали, что им предпринять, уже вся Мидия признала нового царя, а вскоре её примеру последовали и другие сатрапии. Время для ответных действий было упущено, и персам ничего не оставалось, как смириться.

Так в 9 день месяца гармапада1414
  Месяц гармапада – июнь – июль.


[Закрыть]
522 года до нашей эры Бардия получил всеобщее признание и короновался на царство. В связи с чем народам персидской державы даровалось трехлетнее освобождение от податей и военной службы. Не обошел новый царь вниманием и заговорщиков, заявив, что желает навсегда покончить с враждой между персами и мидийцами, а случившееся готов считать недоразумением.

Однако подобное заверение не помешало ему почти сразу же лишить Отана должности хазарпата. Не был забыт и другой претендент на персидский престол – сатрап Парфии Гистасп. Он в отличие от соперника сохранил свою должность, зато его сатрапию существенно урезали, выделив из неё Маргиану, где наместником стал второй сводный брат царя Бардии – Фраот.

СХОЛИЯ ПЕРВАЯ


АРТЕИ

«…В древнее время эллины называли персов

кефенами. Сами же они называли себя Артеями…»

Геродот «История» 7. 61.

Глава первая

Последние дни Дарий не находил себе места. По его расчетам, жена должна была уже родить, а известий из дома все не было. Усиливало тревогу сына Гистаспа и то, что, когда он уезжал, беременная Артистона1515
  Артистона – Геродот ошибся, называя ее дочерью Кира. Иначе трудно объяснить, почему её сыновья носят имена деда Дария Арсама и его тестя Гобрия.


[Закрыть]
чувствовала себя неважно.

Дарий не хотел оставлять её в таком состоянии, но дед Арсам настоял на немедленном отъезде. Горцы уксии опять собирались возместить потери от зимнего падежа скота за счет соседей и в Персии, а точнее, в Аншане1616
  Аншан – древний город и государство, а позже одна из областей коренной Персии.


[Закрыть]
, запылали селения. Большая часть этой области являлась родовыми владениями персидских царей, и за весь ущерб, причиненный там, отвечать приходилось Арсаму – наместнику коренной Персии.

– Действуй решительно и жестко! – наставлял он внука. – Эти мерзавцы уважают только силу…

Несмотря на подобные советы и свои двадцать семь лет у Дария хватило благоразумия ограничиться лишь отражением набегов. Ведь даже Эламу, сопернику Вавилона и Ассирии, за всю его многовековую историю не удалось укротить своенравных горцев.

Выбранная тактика вскоре оправдала себя – постоянно натыкаясь на отпор, разбойники все реже и реже тревожили земли Аншана. Но тут неожиданно зароптали общинники. Подошло время сбора урожая, а им приходилось не только содержать воинов, но и участвовать в охране селений. Недовольство оказалось настолько сильным, что Дарию пришлось обещать уменьшить подати.

Эта вынужденная уступка являлась ещё одним поводом для его беспокойства. Предугадать возмущение деда было несложно, тот и так вечно ворчал, что нынешняя молодежь мягкотела и слабовольна.

– Получили всё сразу – вот и результат… – брюзжал всякий раз старик, когда слышал о проступках кого-нибудь из отпрысков персидской знати.

Шумное появление мокрого и всего заляпанного грязью молочного брата Тотная неожиданно отвлекло Дария от не дававших покоя мыслей.

– А ты как здесь оказался? – удивился он, с трудом узнавая друга детства. – Что случилось?

– Да ничего страшного, просто перед самым городом лошадь решила от меня избавиться. Я всю дорогу понукал её, вот она и надумала отомстить. Главное, место, зараза, выбрала самое «подходящее» – полувысохший арык. А может, ей показалось…

– С этим ясно, – перебил его Дарий, которого одолевали нехорошие предчувствия. – Зачем приехал?

Он едва сдержался, чтобы тут же не спросить об Артистоне. Но постоянные насмешки деда над его излишне трепетным отношением к жене сделали свое дело. Да и в последний момент ему подумалось, что Тотнай не стал бы так балагурить, случись с ней что-нибудь плохое.

– Зачем, зачем – твой дед прислал! – ответил раздраженно-обиженно тот, и веселость на его смуглом лице сразу сменило выражение досады. – У меня как раз намечалось свиданье с дочкой кузнеца, а он: «Скачи, не мешкая за Дарием!»

– Для чего я ему так срочно понадобился?

– Не знаю. Могу только предположить, что это как-то связано с приездом бывшего сатрапа Кармании Эобаза. Именно после разговора с ним твой дед приказал мне мчаться сюда, не жалея лошади.

– Может, опять война?..

– Да вроде не похоже… Я слышал, Эобаз собирается с жалобой к царю. Новый сатрап Кармании подбивает народ требовать возвращения общинных земель, ссылаясь на то что, раздавая их, Кир нарушил старинные обычаи.

– Что он, хаомы1717
  Хаома – напиток, причем сам Заратуштра считал его омерзительным зельем, хотя у его последователей он стал ритуальным.


[Закрыть]
опился! – возмутился, выйдя из себя, Дарий.

Вспышка гнева сына Гистаспа, старавшегося при любых обстоятельствах сохранять хладнокровие, была вполне объяснима. Их роду в Кармании принадлежали большие земельные владения. Да и одно из его личных поместий, полученное в награду за египетский поход, находилось именно там.

– Он, говорят, больше вино предпочитает, – усмехнулся Тотнай, показав белоснежные зубы. – Вбил себе в голову, что хаома омерзительный напиток, который истинным последователям Заратуштры1818
  Заратуштра – пророк, проповедовавший особую разновидность единобожия, где Ахура Мазда признавался единственным богом, но ему противостояла некая сверхъестественная сила Анхра-Манью (злой дух). А в их постоянном противоборстве участвуют люди, совершая добрые дела или творя зло.


[Закрыть]
пить не подобает.

Встревоженный Дарий даже не улыбнулся на новую попытку друга пошутить. Он сознавал, что без серьезных причин дед не стал бы его вызывать, и решил не затягивать с отъездом. Тем более что ему уже порядком надоело гоняться за скотокрадами и разбирать жалобы общинников. Так что все получилось как нельзя кстати.

Предупредив правителя Аншана о своем отъезде, Дарий вечером того же дня выехал из города. Дневная жара начала спадать, и копыта еще не успевших утомиться лошадей проворно выбивали пыль из пожухлой ковыли. Насколько хватало глаз, вокруг простиралась холмистая, выгоревшая на летнем солнце каменистая степь.

Почти двести лет назад персы во главе с его предком Ахеменом пришли на эту землю из ассирийской области Парсуа и обрели здесь новую родину. Сын Ахемена уже именовал себя царем Аншана, но был вынужден признать зависимость от Элама. А после завоевания Элама ассирийцами правнук Ахемена Кир1919
  Кир – дед Кира Второго, ставшего царем Мидии и прозванного Великим.


[Закрыть]
опять стал данником Ассирии, где в качестве заложника находился его старший сын.

Вскоре для Ассирии настали тяжелые времена. Борьба за власть и постоянные мятежи в покоренных странах сильно ослабили державу. Но самой большой ошибкой ассирийцев явился отказ от союза со скифами, которые не раз спасали империю от гибели. Этим не замедлили воспользоваться соседи, в конце концов поделившие земли Ассирии, причем Персия досталась Мидии.

В то время мидийцы еще сами платили дань скифам, поэтому их царь Киаксар видел в персах скорее союзников, чем вассалов. Чтобы упрочить союз, он женил персидского царя Камбиса2020
  Камбис – отец Кира Великого, дед Камбиса Второго, после которого царем стал его сводный брат Бардия.


[Закрыть]
на внучке, благодаря чему их сын Кир смог стать законным царем Мидии и возвысить персов над другими народами.

С приходом к власти Бардии мидийская знать, похоже, собиралась вернуть утраченные при Кире позиции, и это не могло не тревожить персов. Отец и дед не скрывали от Дария своего беспокойства по поводу происков мидийцев, всегда приглашая будущего главу рода на обсуждение подобных вопросов. Вероятно, именно поэтому дед и отправил за ним Тотная.

Несмотря на эту догадку Дарий всю дорогу торопил спутников, и уже на следующий день они оказались в родовых владениях младших Ахеменидов. Еще издали, увидев, знакомые с детства очертания родного селения с возвышающейся над верхушками пирамидальных тополей сторожевой башней, сердце сына Гистаспа учащенно забилось, и он поехал быстрее, настегивая уставшего коня.

На просторном дворе родового стахра2121
  Стахр – замок, укрепленная усадьба.


[Закрыть]
его уже поджидал празднично одетый Арсам, первым поздравивший внука с родившимся несколько часов назад сыном.

– Нам предстоит серьезный разговор, и я не хочу, чтобы тебя что-нибудь отвлекало, – добавил он, лукаво прищурившись. – Поэтому повидай жену и возвращайся.

Дарий смущенно поблагодарил деда и поспешил на женскую половину.

Проходя полутёмными коридорами дворца, им все сильнее овладевало волнение, хотя это был его третий сын. Внука Арсама переполнила гордость – на свет появился еще один продолжатель рода, его защитник и опора. В те времена отсутствие детей являлось большим несчастьем, такие семьи даже считались проклятыми.

– Как она? – поинтересовался Дарий, встретив у покоев жены бабку.

– Все хорошо, и мальчик здоровенький, и она пришла в себя. Только вот ослабла.

– Может, тогда её не тревожить, пусть спит?

– Да она не спит, только что малыша кормила, – успокоила его та.

Наконец решившись, Дарий осторожно вошел в спальню. Дверь предательски скрипнула, и лежащая на постели Артистона сразу открыла глаза и, увидев мужа, приветливо улыбнулась.

Подойдя к супруге, он ласково взял её руку и нежно поцеловал:

– Спасибо, любимая, за сына…

Жена еще раз ему улыбнулась, повернув голову в сторону ребенка, словно приглашая посмотреть на чудо, лежащее рядом с ней.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил Дарий с тревогой в голосе.

– Теперь, когда ты приехал, хорошо…

– А я так боялся. Каждый день проклинал себя, что оставил тебя одну. Но ты знаешь упрямство деда, – вздохнув, с досадой признался он.

Ничего на это не сказав, Артистона устало закрыла глаза. По её осунувшемуся бледному лицу было видно, как она сильно утомлена, и Дарий решил потихоньку уйти. И сразу же почувствовал, как рука любимой напряглась в попытке его удержать. Она явно просила остаться, и он осторожно присел на край постели, с любопытством рассматривая сморщенное личико спящего сына.

Только когда Аристона задремала, Дарий тихонько покинул спальню.

Вернувшись с женской половины, он застал деда уже в обществе Эобаза и его племянника Гидарна, с которым сдружился во время египетского похода. В Египте у того погиб отец, и теперь он являлся обладателем огромных владений, как в самой Персии, так и за ее пределами.

Целуясь, гости поздравили Дария с рождением сына, желая ребенку всяческих благ. При этом бывший сатрап Кармании сразу извинился, что в такой день придется говорить о делах:

– …Но время не терпит, у нас в любой день может начать литься кровь. Мой преемник Вахьяздата ни во что не ставит дарованные нам права, призывая чернь отбирать пожалованную Киром землю и делить ее между собой. Он разрушает наши храмы, избивает жрецов, требуя от них поклонения одному Ахурамазде2222
  Ахурамазда – ахура мазда – на авестийском языке «господь мудрый», бог последователей Заратуштры.


[Закрыть]
. И если новый царь срочно не вмешается, мы будем вынуждены взяться за оружие. А это, как ты понимаешь…

– Война, – договорил за него Дарий, крайне обеспокоенный таким началом разговора. Но больше всего его удивило то, что бывший сатрап говорил с ним так, словно он мог что-то изменить.

– Тебе придется поехать к царю вместо Эобаза, – пояснил Арсам, заметив растерянность на лице внука. – Как бывшего сатрапа его могут неправильно понять, когда он станет жаловаться на преемника. К тому же положение в Кармании в любой момент может обостриться, и мы решили, что ему лучше вернуться домой.

Дарий удивленно посмотрел на деда.

– Кто я такой, чтобы царь захотел меня слушать?

– Ты – Ахеменид, и он обязан тебя принять и выслушать. К тому же ты приедешь как представитель азатов Кармании, которые во главе с Гидарном отправятся с тобой. Если Бардия захочет, он сможет сам расспросить их о вызывающем поведении нового сатрапа. Главное же – постарайся его убедить, что он прежде всего наш царь, а не последователей Заратуштры или мидийцев.

– Мне кажется, я слишком молод для такого поручения…

– Твои сомнения понятны, – поспешил успокоить сына Гистаспа Эобаз. – Я тоже не вполне уверен в успехе задуманной поездки. Но попытаться урезонить Спитака2323
  Спитак – другое имя сына Спитама и Амитиды дочери мидийского царя Астиага – Гаумата.


[Закрыть]
, а это все его рук дело, мы должны. И у тебя это может получиться даже лучше, чем у кого-нибудь из нас. Ведь вы с царем почти ровесники.

– Бардия должен понять, что если он не образумит Спитака и его приспешников, то снова вспыхнет междоусобная война, – уточнил стоящую перед внуком задачу Арсам. – Сторонники магов2424
  Маги – мидийское племя, из которого происходили самые ярые приверженцы учения Заратуштры; позже так стали называть всех жрецов этой веры.


[Закрыть]
уже даже здесь в Персии пытаются баламутить народ.

– Персия не Кармания, – самоуверенно заметил Дарий.

– Но желания у черни одни и те же, – возразил строго дед. – Пообещай им наши земли и освобождение от податей… За кем они тогда пойдут?

Последние слова заставили Дария призадуматься. Ясно было, что потакание низменным желаниям общинников ни к чему хорошему не приведет. Так что нависшая над персами угроза выглядела реальной. Однако ехать в Мидию ему не хотелось.

– Неплохо было бы, конечно, добиться отставки Спитака, – размышляя вслух, предложил тем временем Эобаз. – Но боюсь, Бардия на это не пойдет. Ведь он считает его не только сводным братом, но и наставником.

Дарию вспомнилось, как год назад Камбис все же вынудил брата отстранить Спитака от командования мидийскими войсками. Причем тогда Бардия даже не лишил его должности азатпата2525
  Азатпат (или патиазат) – глава азатов Мидии.


[Закрыть]
, сославшись на то, что, по обычаю, она являлась выборной. А сколько усилий пришлось приложить персам, чтобы этого добиться?

– Какой сейчас смысл говорить об отставке Спитака? – заметил, до этого молчавший и явно недовольный последним высказыванием дяди Гидарн. – В окружении Бардии уже почти не осталось персов. Даже его личная охрана теперь состоит только из мидийцев, а ведь это наше законное право находится рядом с царем. Поэтому, мне думается, было бы неплохо взять с собой еще и представителей азатов Персии. Пусть они лично убедятся, как выполняет наследник Кира заветы отца.

– Для того чтобы собрать азатов, понадобится время, – возразил Эобаз. – А у нас его нет.

Но предложение Гидарна неожиданно поддержал Арсам. Он увидел в нем возможность не отзывать своих воинов из Аншана. Отправлять же внука к царю с десятком дружинников было, по представлениям главы младших Ахеменидов, не прилично. Да и в пути могло всякое случиться.

– Желающих собрать недолго, – заверил он бывшего сатрапа Кармании. – Служба в царской охране всегда хорошо оплачивалась. Зато их присутствие позволит моему внуку напомнить царю еще об одной попранной им привилегии персов. Думаю, две-три сотни будет вполне достаточно. Персию ведь тоже нельзя оставлять без воинов в такое тревожное время.

Поддержал предложение Гидарна и Дарий, сознавая, что, имея за спиной персидских азатов, ему будет проще разговаривать с царем. Сыну Гистаспа стало уже окончательно ясно, что ехать в Акбатаны все-таки придется. Спорить с дедом в такой ситуации было бесполезно.

Смирившись с неизбежностью поездки, Дарий вспомнил усталое бледное лицо Артистоны, которую опять придется надолго оставить, и в сердцах выругался.

Глава вторая

Услышав в глубине царского сада смех, Отан решил посмотреть, кто бы это мог быть. Каково же было его удивление, когда сквозь зеленую листву деревьев он увидел дочь в обществе своего заклятого врага Спитака. Причем они о чем-то весело беседовали, что подтверждал несмолкающий смех Федимы.

– Этого не может быть! – не поверил глазам Отан, зная, что дочь ненавидит мага2626
  Маг – здесь и далее обозначает племенную принадлежность.


[Закрыть]
даже больше, чем он. – Но тогда почему она с ним?..

– Федима! – не сдержавшись, сурово окликнул дочку Отан. – Иди сюда немедленно!

Но, к его изумлению, та лишь рассеянно посмотрела на отца и продолжила увлеченно слушать собеседника. Тогда разъяренный Отан решил сам к ней подойти, но не успел он сделать и трех шагов, как на него накинулась стража.

Возмущенный их нападением Отан стал отчаянно отбиваться, но силы были неравными. И тогда ему ничего не оставалось, как попросить дочь вмешаться. Как жене Бардии, ей ничего не стоило остановить воинов, но в ответ он услышал лишь издевательский смех Федимы.

А тем временем лица стражников неожиданно превратились в страшные звериные морды, напоминающие те, что Отан видел на стенах египетских храмов. Их оскаленные пасти смердели, безумные глаза горели неистовой злобой. Им овладел ужас. Он чувствовал, что они вот-вот вонзят в него свои клыки…

И тут Отан проснулся. И еще долго лежал неподвижно в темноте, изгоняя из себя чувство страха, вызванное приснившимся кошмаром.

«К чему бы это?..» – подумалось ему с беспокойством.

Он не считал себя суеверным человеком, но при нынешних обстоятельствах дурной сон мог оказаться пророческим. Ведь бывший хазарпат так и не смирился с отставкой все это время, готовя ответный удар. Причем Спитак сам помогал ему, постоянно увеличивая число своих недругов среди персидских, да и мидийских азатов. Так что пламя притухшего было заговора разгоралось с новой силой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное