Николай Сокиркин.

Смерть Земли



скачать книгу бесплатно

Редактор Юлиана Орлова

Редактор Максим Малышкин

Редактор Игорь Кондратьев

Иллюстратор Дмитрий Ошанин


© Алексей Артамонов, 2017

© Сергей Булгаков, 2017

© Николай Сокиркин, 2017

© Дмитрий Ошанин, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4485-5522-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Смерть Земли
НИКОЛАЙ СОКИРКИН

Тяжёлые, похожие на старинные утюги, летательные аппараты, словно тщательно проглаживая воздух, медленно летели к новому дому для землян – для тех, кто смог позволить себе этот полёт. В этом полёте были и страх перед смертью на раненой, обожженной Земле, и та мечта, что отравляла разум многих, и новая земля, и новый свет, новая радость для авантюристов, каторжников. Это была планета, пока еще не ждавшая гостей, пока еще видевшая людей лишь в малых количествах и еще не понимающая, как радостно ей жилось где-то на окраине галактики. Но теперь вся неразумная фауна узнает, что жить просто так нельзя, что есть цена и спрос, что всё должно быть взвешено и измерено, что в мире есть угнетенные и угнетатели, есть рабы и есть хозяева, есть государство с его аппаратом насилия – все эти великие достижения разума принесут сюда земляне. Этот полёт не что иное, как бегство. Бегство от самих себя.

– А теперь вам, как лучшим пилотам Корпорации земных держав, выпала честь нести свободу и развитую жизнь на те немногие отсталые мирки над Землею, – радостно, почти повизгивая, распинался холеный чиновник перед отборными пилотами корпорации.

– Простите, а что, если это не совсем… ну как вам сказать… не совсем этично? Ведь Земля – это не просто нефтяная держава, чтобы вот так её отутюжить нашими бомбардировщиками, это… – Монолог молодого пилота оборвался под натиском недружелюбных взглядов сослуживцев.

– Акционерное общество «Планета Земля» дает нам полное право на утилизацию этой старой планеты, ведь она всё равно отравлена. Простите, но вы хотели бы жить в бочке с ядовитыми отходами? Нет. А что до кучки фанатиков, всяких там буддистов-коммунистов и прочей нечисти, то они не являются гражданами, они сами выбрали себе такую участь, они сами выбрали смерть, – спокойно ответил чиновник.

Огромные бомбардировщики, окруженные истребителями, летели к темно-синему шару.

– Странно, но нам говорили, что Земля – это преисподняя, что она черно-красного цвета, а жители её – словно черти?! – удивленно произнес штурман одного из кораблей.

– Тебе ли не все равно? Как по мне, скорее бы вернуться на свой участок. А что до Земли, то мне кажется, что жить под открытым небом вредно, да и ученые это давно доказали, – отозвался стрелок.

Бомбардировщики постепенно стали заходить на боевую позицию.

– Что с вами, штурман?! – удивился старший пилот, увидев лицо сослуживца. – На вас лица нет, и руки дрожат!

– Я сам не понимаю, все мысли о том, лишь бы ничего не испортить, – отозвался штурман.

До бомбардировки оставались считанные минуты.

Все шло вроде бы по намеченному плану, только странное волнение охватывало некоторых членов экипажей.

– Я, я не могу подавить в себе это странное волнение! – закричал механик.

– Отставить панику! – резко крикнул капитан. – Ты что – девка, чтобы истерики закатывать? Это операция века, ты представляешь, что будет, если все испортим, ты подумал о себе, о своих детях и внуках, на какой позор ты их обрекаешь, что их ждёт? А всё потому, что их папа и дедушка в ответственный момент оказался истеричкой!

– Но у меня в глазах мелькает образ Земли, словно… словно я жил на ней! – снова закричал механик.

Капитан резко развернулся и врезал ему по челюсти.

– По возвращении отдам под трибунал! – сказал капитан, сильно сдавив горло механику.

На втором бомбардировщике взбунтовался второй пилот.

– Земля вовсе не опасна нам, я вижу на ней моря и океаны. Пусть даже они и отравлены, но там есть и люди, я вижу их на мониторе! Они не хвостаты и не похожи на монстров, они такие же, как мы! – обратился пилот к сослуживцам.

– Штаб делает запрос, – сообщил радист, – спрашивает, почему не начинаем.

– Епископ дает добро, – передал другой радист, – не понимаю, почему земляне не борются? Я чувствую себя одним из них, словно я прожил все жизни, словно пережил все эпохи, о которых говорилось в книгах по истории.

Люки отворились, и первая водородная бомба показалась из черного чрева корабля. Земля, словно в окружении роя шершней, тихо наблюдала за обвившим ее кольцом.

– Внимание! – раздался голос командира ведущего звездолёта.

– Внимание! – голос капитана был взволнован. – Помехи, мы не можем связаться со штабом, электромагнитные колебания расстроили связь и почти всю аппаратуру!

Ракета стартовала, но прошла мимо Земли, несколько истребителей врезались в главный корабль. Остальные космические суда ринулись в атмосферу Земли. Капитан одного из них отдал приказ о самоуничтожении…

Пилот истребителя открыл глаза. Над ним стояли врачи.

– Что со мной? – спросил пилот.

– Ничего страшного. Ваш истребитель разбился на Земле, но вас удалось спасти, – ответил высокий седовласый доктор.

– Всё благодаря нашей компании, звездолеты смогли через магнитный порт доставить вас в спасательный звездолет фирмы «Космический ангел», – продолжал доктор.

– Землю взорвали? – взволнованно спросил летчик. – Что-то пошло не так, я это точно помню, а ещё я был на Земле!

– Земли уже нет, а вас только одного удалось спасти из этого адского пекла, – улыбаясь, сказал хирург.

– Но Земля не выглядит как преисподняя! – не унимался летчик. Его голубые глаза смотрели в потолок, не видя его, они словно отражали измученную планету.

– О нет, вы ошибаетесь, это ваши видения. Причиной того, видимо, синдром Земли. Проще говоря, вы ложное выдаете за действительное, – оборвал его врач.

Летчика повезли в палату.

– После посещения психотерапевта он забудет всё, что видел, – сказал врач ассистенту.

– Его не устранят? – поинтересовался хирург.

– Напротив, он станет ходячей рекламой, он будет героем, ведь надо сделать из этого подвиг, более того, он сам будет рассказывать об аде под названием Земля! – смеясь, ответил доктор.

Чиновник, потирая пухлые руки, смотрел на бравого летчика.

– Увы, увы и ах. Ваши боевые друзья погибли, их накрыло взрывной волной сразу же после того, как удалось достать вас. А вы последний, кто остался жить из этой героической плеяды, о вас будут слагать легенды, – визгливым голосом обратился он к пилоту. – А, простите, вы что-нибудь помните о том моменте, когда попали на поверхность Земли?

– Жар, только сильный жар и огонь, – летчик с трудом выдавливал из себя воспоминания, – вы знаете, мои воспоминания какие-то странные, будто искусственные.

– Ну, ничего, ничего! – чиновник похлопал его по плечу и добавил: – Поезжайте в свою квартиру, любезно предоставленную вам строительной фирмой «Помпея», женитесь или лучше отправьтесь на отдых, и все забудется, как ночной кошмар.

Лифт медленно полз вверх. В окружении гула приборов невозможно было сосредоточиться. Даже воздух словно душил, здесь, где прежде летчик любил бывать, упиваясь своими мечтами о квартире на верхних этажах. Теперь все давило на него. «Лучше бы я погиб тогда. Теперь я словно разделен на два человека: один был до аварии, а второй живет теперь. И этот второй ненавидит первого, я будто здесь чужой, что-то врачи недоговаривают мне», – думал он.

Устройство сна быстро сделало свое дело. Пилот уснул, забыв о гнусном шуме приборов.

В космической темноте виднелся бело-голубой шар. Он приближался всё быстрее и быстрее, пока не стали видны материки и океаны. Вот, словно голова слона, виднеется Африка, белое облако накрывает Суэцкий канал. Евразия раскинулась севернее «черного материка». Истребитель горит, огонь обжигает руки и лицо. Но вот чьи-то сильные руки тянут обожжённое тело из пылающего истребителя. Воздух легок. Он обвевает тебя, и ветер словно сдувает боль. Опять виднеется голубой шар, появляется небо. И небо голубое, оно манит к себе. Снова голубой шар. Теперь виднеется трава. Трава, шар, трава, космическая пустота и… шум телевизора. Пилот вскочил. Все вокруг злило его. Хотелось сделать дыру в стене и бежать в открытое пространство, в котором нет стен и этого гула, хотелось бежать к тому голубому шару, хотелось вернуться в сон. Теперь он знал, что тот голубой шарик и была Земля, она больше не казалась ему преисподней, преисподней теперь была для него эта роботизированная квартира, все здесь было искусственно, и даже люди с их мыслями и бытом. Искусственным был и сам пилот.

Везде изображался взрыв Земли, в магазинах продавались брелоки в виде ярко-красного шара, пронзенного, словно стрелой, водородной бомбой. На мониторах повторялся взрыв, при этом Земля была словно пылающий монстр, программисты изобразили её в виде дракона, извергающего пламя. Пламя охватывает его и превращает в земной шар. «Нет, это неправда, она не горячая, она не горячая, она прекрасна, я видел её», – думал летчик.

С каждым днем ему становилось все хуже и хуже. По ночам ему снилось, что город, в котором он живет, превращается в огромного монстра, металлические руки хватают пилота, а затем наступает мрак. Бродя по улицам, летчик услышал из новостей о полете на космическом корабле до места взрыва Земли. Звездолёт будет полностью автоматизирован, а честь взойти на борт этого самого современного судна получают лучшие лица нового света.

«Свинячьи рыла, а не лица», – про себя усмехнулся он. Вновь и вновь слышался голос довольного диктора, который призывал лететь к обломкам Земли.

«Мне надо увидеть обломки мечты», – подумал пилот.

Корабль летел в холодной космической пустоте. Место, где умерла Земля, отображалось на сверхновых мониторах.

«Что за ерунда, все в мониторах, где же иллюминаторы?» – думал беглец. В роботизированном отсеке стоял гул, люк был задраен, но человеку, знакомому с такой техникой, не доставляло особых трудностей проникнуть туда. Пилот изменил курс, и теперь корабль летел строго в то место, где находилась Земля. В маленький иллюминатор пилот увидел голубой шар, он был таким, каким он видел его во снах.

«Не может быть! – его словно ошпарило. – Это Земля!»

Лётчик как будто ожил, стало легко, душу охватило ощущение странного покоя, словно он нашел то, что искал, и теперь никогда не вернётся в прежний страшный мир.

Мониторы потухли, а вместо них открылись иллюминаторы. В динамиках прозвучал голос незваного гостя.

– Это Земля, смотрите внимательно, ее не убили, это Земля! – прозвучал его голос.

Люди начали кричать и бежать, образовалась давка, словно обезумевшее стадо, они толкали и давили друг друга.

– Почему вы кричите? – летчик не понимал их страха, его волевой голос накрывал толпу. – Она не опасна, может быть она и загрязненная, но еще вопрос кем и когда?!.

– Это диверсия! – слышались крики.

– Мы не хотим видеть ее, дышать под открытым небом, испытывать силу ветра и дождя, это опасно! – закричала какая-то женщина.

– Нас хотят ввергнуть в бесстыдство, нас возвратят в греховное существование! – вопил епископ.

Летчик был поражен. Он ожидал бурной радости, он хотел вернуть людей к их нормальному состоянию. По связи раздался голос начальника штаба:

– Немедленно назовите себя и измените курс! – прозвучал грозный голос. Беглец никак не мог прийти в себя и не знал, что предпринять.

– Повторяю, назовите себя и измените курс! – вновь прозвучал голос по рации.

Пилот включил передатчик и медленно начал говорить:

– Я хочу вернуться на Землю.

– Что?! Кто вы такой?! – со злостью спросил начальник штаба. На мониторах появилось спокойное лицо пилота.

– Я землянин. – Он замолчал, словно сам не ожидал этих слов. – Я беглец, я сделал себе крылья и бежал к мечте. Я последний землянин среди вас.

Звездолет развернулся и лег на прежний курс. Едва заметный корабль отлетел от него и направился к голубому шару.

– Земля, я хочу вновь вдохнуть твой воздух! – сказал пилот, и впервые на его лице появилась улыбка.

Таймер
СЕРГЕЙ БУЛГАКОВ

Войцех Подольски сидел в пабе, пил уже третью кружку пива и смотрел по телевизору футбольный матч «Леха» с «Легией». Таким образом он пытался снять нервное напряжение. Войцех работал врачом на скорой помощи в Варшаве. Это был вечер после его очередного дежурства. Обычно он проводил такие вечера дома, читая книгу или копаясь в глобальной сети, но именно сегодня привычное одиночество ему было не по духу и хотелось общества других людей. Все его мысли крутились вокруг сегодняшнего выезда по вызову больного. Вначале всё казалось очень обыденным и понятным: температура, тошнота, рвота. Но эта самая температура, невзирая на два сделанных укола, с легкостью перешагнула сорок два градуса всего лишь за пятнадцать минут, и пациентка, потеряв сознание, умерла у него на руках. У неё даже пар пошел изо рта! А тело сморщилось, как будто из тела выкачали всю воду. Войцеха передернуло при одном этом воспоминании, он допил пиво и заказал ещё одну кружку. «Ужасно, ей же было не более сорока лет», – пробормотал он. Затем он, по-прежнему ничего не замечая вокруг себя, покачал головой: «Сорок лет – это по документам, но выглядела она лет на двадцать пять, максимум. Конечно, она жила в элитном районе, денег у неё было предостаточно, наверное ела „таблетки молодости“ каждый день».

Тем временем первый тайм футбольного матча закончился и команды ушли на перерыв. Началась реклама. На экране появился молодой парень в спортивных шортах, красивый, загорелый, накачанный.

– Мне тридцать пять лет, – начал он, – но посмотрите на меня и скажите, на сколько я выгляжу? Найдите в себе силы признаться, что я выгляжу на двадцать лет! Благодаря чудо-таблеткам «ТТВ19», которые я употребляю ежедневно. С тех пор я не постарел ни на день! Компания «Юэроп фармацевтик индастриз» предлагает вам ни больше ни меньше как вечную молодость или даже вечную жизнь. Наши таблетки не имеют побочных эффектов, улучшают работу организма в целом, излечивают сотни заболеваний, но самое главное – они не дают вам стареть! А теперь скажите мне, сколько бы вы заплатили за такую таблетку? Триста евраней? Пятьсот? Вы так дешево цените свою жизнь? Наше специальное предложение: одна таблетка – всего лишь тысяча евраней! Подумайте, фактически бессмертие за триста шестьдесят пять тысяч евраней в год! И это дорого?! Приобретайте «ТТВ19» только у дилеров «ЮФИ», всё остальное – подделка.

Дальше мелким шрифтом пробежала строчка о том, что предложение действительно только при покупке годового курса таблеток.

Еврань был общей евразийской валютой, возникшей в 2024 году после финансового слияния юаня и евро. Евранем пользовались в Европе, Азии и Северной Африке. Главным конкурентом евраня был международный доллар (моллар), которым пользовались по другую сторону Атлантики в обеих Америках, а также в Австралии и Океании. Они были свободно конвертируемыми, ходили по всему миру, и даже курс был почти одинаковым. Наличные практически канули в прошлое, уступив место электронным деньгам и электронным же ценным бумагам. В отсталых странах до сих пор использовали и устаревшие доллары, и евро, и рубли, но это постепенно безвозвратно уходило.

Собственно говоря, за первую половину двадцать первого века человечество не так уж сильно изменилось. Не было сделано ни одного великого эпохального прорыва в науке. Регулярные полеты людей к другим планетам Солнечной системы так и не стали реальностью. Космические программы по-прежнему стоили слишком дорого, так что Луна и тем более Марс оставались недостижимыми для населяющих Землю хомо сапиенс. Люди по-прежнему воевали в локальных конфликтах, выкачивали заканчивающиеся природные ресурсы и озверело старались обогатиться. Единственным революционным событием были «ТТВ19» – чудесные таблетки, благодаря которым люди не старели и практически не болели. Создателем таблеток считался Гордон Браун, занимавший в «ЮФИ» пост вице-президента. Это открытие сделало его из рядового ученого совладельцем компании и сказочно богатым человеком.

– Гол!!! – радостно завопил голос из динамиков. Уже на первой минуте второго тайма полузащитник «Легии» открыл счёт сильным и точным ударом метров с сорока. Вратарь, не ожидавший такого развития ситуации, совершил отчаянный, но запоздалый прыжок и до мяча не дотянулся. От этого гол получился ещё более красивым.

Войцех довольно улыбнулся и хлопнул по ладони соседа справа за барной стойкой, который также болел за «Легию». Но радость прервал неожиданный телефонный звонок. Он тяжело вздохнул и с неудовольствием ответил. В динамике звучал строгий, но и одновременно испуганный голос начальника его медицинской бригады:

– Подольски, приезжайте срочно в больницу! Тут такое!

– А что происходит? – спросил Войцех, который совсем не хотел сейчас работать.

– Три подряд случая, аналогичных вчерашнему! И есть подозрения ещё на пять! Срочно, я сказал! За оплату сверхурочных не беспокойтесь.

Подольски залпом допил пиво, вытер губы рукавом и направился к выходу. Перед самой дверью он оглянулся на экран и увидел, что один из футболистов лежит на газоне, корчась в конвульсиях. Вокруг столпились другие игроки и медики. Кто-то сделал звук громче. Голос комментатора недоуменно бормотал в эфире:

– Непонятно, что с ним случилось, но видно, что ему очень плохо… А ведь не было никакого столкновения, на повторе мы видим, что он просто падает и начинает дёргаться всем телом…

Войцех выскочил из бара и стремительно помчался к метро.


* * *


Марсель Англома спал отвратительно. Ему снились языки пламени, охватывающие всё вокруг, а когда у него начали гореть руки, он проснулся в холодном поту. Так плохо ему ещё никогда не было. Часы показывали половину четвертого утра. Он с трудом поднялся и подошел к окну. Как обычно фонари не горели, где-то лаяли бродячие собаки, нищие копались в мусоре, вдалеке раздалась пара выстрелов. В общем, типичная картина для жителя окраины Руанды. Марсель включил телевизор, чтобы хоть немного успокоиться. Древний «Панасоник», которому было уже лет тридцать, засветился и выдал круглосуточный новостной канал Анголы. Красивая кудрявая ведущая, сияя ослепительной белозубой улыбкой, рассказывала, как ангольская народная армия под командованием героя – генерала Мусаи – добивает войска бывшего президента Джомоа (свергнутого три месяца назад) на юге страны.

А потом началась реклама. Даже в Африке, раздираемой многочисленными военными конфликтами, погибающей от голода и недостатка воды, реклама особенно не отличалась от показываемой в Европе.

– Купите новый «Тайонда»! Управляйте дорогой!

– Наши чипсы самые хрустящие! Целых десять процентов натурального картофеля!

– «Блэк Спайс» – истинный аромат настоящего мачо. Любая женщина станет вашей, почувствовав этот запах!

– Кроссовки «Айк» с ускорителем бега! Стометровка за восемь секунд – без проблем!

И, конечно же, «ТТВ19». Куда же без них.

– «ТТВ19»! Революция в мировой науке. Секрет вечной молодости! Всего за тысячу евраней – одна таблетка. Хотите жить вечно? Это возможно! «ТТВ19» – наш выбор!

Марсель улыбнулся. Он пробовал «ТТВ19» только раз, около двадцати лет назад, когда учился в Москве, в Университете дружбы народов имени Уго Чавеса. Тогда они с друзьями ограбили какого-то богатенького мажора и в его сумке нашли, помимо прочего, упаковку этих чудо-таблеток, целых десять штук. В то время это было самое новое и обсуждаемое научное открытие, которое стоило баснословных денег. Каждый взял себе по таблетке, а остальные они продали на одном из рынков за четверть цены и потратили деньги на ночные клубы, женщин и выпивку. Свою таблетку Марсель берёг долго, до того случая, когда запущенная вирусная инфекция вызвала осложнение в виде сильнейшего воспаления легких. Тогда одна съеденная «ТТВ19» спасла ему жизнь. Вот бы сейчас ещё одну… Мужчина застонал от боли, опираясь на стену, дошёл до дивана и рухнул на него, потеряв сознание.

Через какое-то время Марсель очнулся, с трудом сумел подняться и сесть. Его лихорадило. Он взглянул на свои руки, увидел, как они иссохли, а кожа сморщилась. Марсель немного отклонился в сторону большого треснувшего зеркала и увидел в нём вместо своего отражения какого-то худого старика с белой от седины головой.

А за окном начинался новый день.


* * *


Профессор Милявский оглядел студентов, собравшихся в аудитории для сдачи экзамена по теории государства и права. Впрочем, студенты не видели направления его взгляда, так как глаза были скрыты непроницаемыми затемненными очками, которые представляли собой неотъемлемую часть образа профессора. За время сессии Милявский уже сумел заработать больше десяти тысяч евраней, однако ему хотелось ещё больше. Хотя… впереди намечались ещё пересдачи, которые как раз и были основой прибыли профессора. Вот очередной студент, Роман Жуков, бледный от волнения, присел за стол перед Милявским для ответа.

– Политический режим характеризует методы воздействия государства на общественные отношения…

Милявский не слушал, он думал о том, как построит на своем дачном участке каменную беседку для шашлыков и второй гараж для новой машины.

– Василий Васильевич? – студент уже закончил ответ и сидел, вопросительно глядя на профессора.

Милявский презрительно взглянул на парня из-под очков и начал свою любимую игру, в которую играл со студентами последние лет пятьдесят.

– А… ну а в чём суть этого вопроса?

– Я же только что рассказывал…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное