Николай Симонов.

Очерки истории банковской системы России. 1988–2013 гг.



скачать книгу бесплатно

В настоящее время в отечественной экономической литературе принято выделять три стадии (или три этапа) развития банковской системы России. В качестве критерия используется доминирующая модель бизнес-процессов. Так, в течение первого этапа: с 1989 г. до 1994 г. включительно, – в банковской системе России доминировала модель инфляционного роста, обеспечившая процесс первоначального накопления и сращивания финансового и промышленного капитала. Механизм перераспределения доходов экономики в пользу банков в период высокой инфляции впервые на модельном уровне был проанализирован в совместном исследовании питерских экономистов М. Дмитриева, М. Матовникова, Л. Михайлова и Л. Сычевой[16]16
  Российские банки накануне финансовой стабилизации. – СПб.: «Норма», 1996.


[Закрыть]
.

Именно процентная маржа (то есть разница между процентами, получаемыми банками по кредитам, и процентами, выплачиваемыми банками по своим обязательствам), а отнюдь не абсолютная величина процентных ставок по кредитам превратила банковское дело в одну из наиболее прибыльных сфер бизнеса в России начала 90-х годов прошлого века. По оценкам этих авторов, инфляционное перераспределение через банковскую систему могло достигать 10–15 % ВВП.

Период 1989–1994 гг. в научной и публицистической литературе часто также называют «золотым веком» российских банков. Их численность и масштабы операций растут экспоненциальными темпами. Число банков увеличивается с 5 до 2500, а суммарный размер их активов вырастает на несколько порядков. В то же время этот период – менее всего изучен, с точки зрения влияния банковской системы на проведение экономической реформы[17]17
  См.: Симановский А. Ю. Банковский сектор в переходной экономике России // Деньги и кредит 1995. – № 11; Борисов С. М., Коротков П. А. Банковская система России: состояние и перспективы // Деньги и кредит. – 1996. – № 8; Медведков С. Банковская система в экономике переходного периода // Вопросы экономики. – 2007. – № 12.


[Закрыть]
.

Второй этап – 1995–1998 годы – характеризуется переходом от модели инфляционного роста к модели финансового арбитража (arbitrage) – одновременной (с небольшим временным разрывом) покупки и продажи в спекулятивных целях одного или нескольких схожих финансовых инструментов (иностранная валюта, векселя, государственные облигации и корпоративные акции).

Весной 1994 года, когда Центробанк прекратил рефинансирование банков, а резервные требования были увеличены и распространены на существенную часть валютных пассивов, надеждам банкиров на спокойную жизнь пришел конец.

Всего за один день (11 октября 1994 года) на фондовой бирже ММВБ курс доллара вырос более чем на 27 % (с 3081 рубля до 3926 рублей за доллар). Спрос на валюту достиг рекорда – $335,7 млн. долларов при предложении всего $24–25 млн.

После кризиса 11 октября 1994 года («черный вторник»), в рукотворном характере которого теперь уже мало кто сомневается, по стране прокатилась первая волна банковских банкротств. Государство и общество взирали на это безучастно, если не со злорадством. Во второй половине 1995 года Центробанк отказался от эмиссионной поддержки доллара и прекратил поддерживать рынок межбанковского кредитования (МБК). 24 августа 1995 г. («черный четверг») рухнул МБК. По стране прокатилась вторая волна банковских банкротств.

За счет конкурентных преимуществ нерыночного характера в 1995–98 гг. быстро подрастала группа банков общефедерального значения, которые денежные власти поспешили объявить «системообразующими». И сделали все возможное, чтобы заинтересовать эти кредитные организации в необходимости перераспределения активов в пользу ГКО – ОФЗ, которые стали самыми высокодоходными и высоколиквидными финансовыми инструментами. 17 августа 1998 года («черный понедельник») рухнул рынок ГКО – ОФЗ. Вслед за этим произошла пятикратная девальвация рубля и, почти все банки общефедерального значения оказались банкротами. Всего же в результате кризиса 1998 года перестали существовать 495 банков – треть банковского сектора.

Предпосылки, условия и причины возникновения финансового кризиса 1998 года и значение его банковской составляющей по-прежнему остаются предметом острых дискуссий[18]18
  См.: Макаревич Л. Банковский кризис как следствие несостоявшихся реформ // Общество и экономика. – 1998. – № 8–9; Ясин Е. Поражение или отступление? // Вопросы экономики. – 1999. № 2; Речин В. Д. Кризис финансовой системы России // Вопросы экономики. – 1998. № 11; Илларионов А. Как был организован Российский финансовый кризис // Вопросы экономики. – 1998. № 11.


[Закрыть]
. К этому сюжету, столь еще недавнему и совсем не остывшему привлечено внимание многих публицистов и общественных деятелей – участников событий. Экс-министр экономики РФ Е. Г. Ясин в книге «Российская экономика: Истоки и панорама рыночных реформ» (М.: «ГУ ВШЭ», 2003.) утверждает, что кризиса 17 августа 1998 г. в России могло бы вовсе не быть: если бы рынок ГКО не был полностью открыт для нерезидентов, и если бы так не упали цены на нефть. Угроза финансового кризиса 1998 года, по его мнению, таилась во внутренних факторах, и прежде всего – в перманентном бюджетном кризисе, обострившемся в период избирательных кампаний 1995–1996 гг.

В 2000 году, когда банковская система России оправилась от кризиса 1998 года, начинается третий этап ее развития, который продолжается и по настоящее время. Важными событиями, предваряющими его начало, являются реструктуризация и рекапитализация кредитных организаций и подготовка к созданию системы страхования вкладов. Эти события получили широкое освещение в СМИ и на страницах научных журналов[19]19
  См.: Геращенко В. В. О денежно-кредитной политике и ходе реструктуризации банковской системы // Деньги и кредит. – 2000 – № 6; Мозгунов О. Н. К вопросу о реструктуризации банковской системы.


[Закрыть]
.

В 2003 году в издательстве «Манускрипт» вышла монография доктора юридических наук А. В. Турбанова «Концептуальные основы создания и функционирования системы страхования банковских вкладов в Российской Федерации (административно-финансовый аспект)». Ее автор – бывший депутат Государственной Думы, экс-заместитель председателя Банка России, экс-генеральный директор Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО) и теперь уже экс-глава Агентства страхования вкладов (АСВ). Фактически он сам, любимый, оценивает свою деятельность на ответственной должности руководителя АРКО и АСВ и эффективность проведенной Правительством и Центробанком работы по восстановлению банковской системы после кризиса 1998 года. Разумеется, только позитивно. Кто-то, наверное, скажет, что это нескромно, но, по моему мнению, это – просто замечательно, когда руководитель государственной корпорации имеет возможность писать научные монографии: – значит, его подчиненные сами успешно справляется со своими задачами.

На третьем этапе развития банковской системы доминирующей является модель финансового посредничества. Если до кризиса основным потребителем кредитных ресурсов через рынок ГКО – ОФЗ выступало Правительство – его доля к концу 1998 года достигала трех четвертей внутреннего кредита, то с 2001 года основным заемщиком стал частнохозяйственный сектор экономики. Начиная с IV кв. 2000 года основным источником доходов банков становится кредитование, которое устойчиво растет, в отличие от предыдущих периодов, когда доходы извлекались в основном из валютных операций и операций с государственными облигациями[20]20
  Развитие российской банковской системы: два года после кризиса // препринт ИЭ РАН, М., 2000.


[Закрыть]
.

В 2001 году удельный вес кредитов в совокупном портфеле активов банковской системы увеличился до 50 %. По структуре портфеля активов российские банки стали все больше походить на кредитные организации развитых стран. Но одновременно возросли кредитные и прочие рыночные риски. По оценке международного рейтингового агентства Fitch, значительные риски появляются, если темпы роста кредитов частному сектору превышают 15 %. В России же этот показатель уже в 2006 году составил 24 %.

Для третьего этапа развития банковской системы все более актуальными становятся проблемы организации эффективного риск-менеджмента и повышения качества корпоративного управления. Поясним, вкратце, что это означает. Чтобы получать прибыль, банк должен вкладывать имеющиеся в его распоряжении средства в различные активы. Но если инвестиции составляют слишком большую долю его средств, банк рискует оказаться неплатежеспособным в период, когда значительная часть вкладчиков и инвесторов пожелают забрать свои средства. С другой стороны, если резервы, созданные на случай неожиданного оттока капиталов, слишком объемны, снизжается прибыль. Таким образом, основная задача ведения банковского бизнеса – найти то оптимальное состояние системы, при котором достигается баланс между стремлением обеспечить максимальную эффективность вложений и не утратить платежеспособность[21]21
  См.: Ковалев П. П. Вопросы системного анализа и стратегического управления банковской деятельностью // Ежеквартальный аналитический журнал «Управление риском». – 2007. – № 4 (44); Севриновский Владимир. Перспективы использования российскими банками технологий анализа разрывов // Банки и техноло-гии. – 2000. – № 4.


[Закрыть]
.

Многие банкиры придерживаются консервативной стратегии развития бизнеса, полагая, что самое главное – не допустить падения ликвидности до уровня, приводящего к нарушению установленных нормативов. При этом значительные денежные ресурсы могут оставаться без движения, принося только убытки, поскольку банки, уплачивая проценты по привлеченным средствам, не получают от них прибыли, необходимой для покрытия данных расходов.

Другой опасной стороной неэффективного управления собственными и привлеченными ресурсами является систематическое погашение разрывов ликвидности за счет новых вкладчиков и кредиторов, в результате чего возникает вероятность создания депозитной пирамиды, которая, рано или поздно, обрушивается. Часто, в связи со снижением прибыли банки начинают жестко контролировать издержки, пока не наступает такой момент, когда сократить их можно только масштабированием, то есть путем увеличения собственного капитала и расширения бизнеса, или – уходить с рынка.

В начале XXI века России, как и на Западе, сложилось направление научной мысли, которое называется «алармистским» (от английского слова “alarm” – тревога). Его сторонники доказывают, что нынешняя мировая валютно-финансовая система находится в конечной фазе развивающегося всеобщего финансово-экономического кризиса[22]22
  См.: Кобяков А. Б., Хазин М. Л. Закат империи доллара и конец «Pax Americana». – М.: «Вече», 2003.


[Закрыть]
. Основанием для столь мрачных прогнозов является несоответствие между возрастающими темпами прироста финансовых агрегатов и снижающимися темпами производства физических товаров[23]23
  См.: Ларуш Л. Нынешнюю систему ничего не спасет. Шиллеровский институт науки и культуры. Бюллетень № 8. – М.,1998.


[Закрыть]
. Начиная с 2007 года врагом номер один у алармистов становятся непредсказуемые и необузданные транснациональные финансы и их подручные – спекулятивные хедж-фонды. В последнее время риторика алармистов уже неотличима от риторики левых антиглобалистов, даже если они выступают с консервативных и прокапиталистических позиций[24]24
  Павленко В. Б. «Мифы «устойчивого развития». «Глобальное потепление» или «ползучий» глобальный переворот?». – М.: «Объединенное Гуманитарное Издательство», 2011.


[Закрыть]
.

Очень мало научных работ, посвященных сравнительному анализу развития российской банковской системы с банковскими системами стран Восточной и Центральной Европы и Юго-Восточной Азии, которые одновременно с Россией вступили на путь рыночных преобразований. Особый интерес представляет опыт реформирования банковской системы Китая, которая долгие годы существования в этой стране коммунистического режима была точной копией советской[25]25
  Суворов А. В. Деятельность иностранных банков на территории постсоциалистических стран // Финансы и кредит. – 2000. – № 6; Евстратенко Н. Н. Российская система страхования вкладов в контексте мирового опыта // Деньги и кредит. – 2007. – № 3; Сперанская Т. С. Анализ российской модели банковской системы в сравнении с китайской моделью // Проблемы прогнозирования. – 2009. – № 2; Финогенов И. Вступление России в ВТО и банковская система // Банковское дело в Москве. – 2013. – № 2.


[Закрыть]
. Пока же большинство компоративных сюжетов (comparative method) сосредоточено на выявлении общего и особенного в организации банковской системы и банковского надзора в США, Европе и в России.

Проблема эффективности российской банковской системы, по сравнению с другими странами, остро поставлена в работах М. Ю. Матовникова, в том числе – посредством анализа значений «банковского мультипликатора»[26]26
  Банковский мультипликатор (от лат. multiplicator – умножающий) – это процесс увеличения денег в результате депозитно-кредитных операций. Как работает банковский мультипликатор удобно рассматривать на примере банковской системы из одного банка. Предположим, что некто положил на депозит 10 000 рублей, а норма резервирования 1/10. Имея 10 000 рублей, банк получает право выдать 9000 рублей в виде кредита. Предположим, что кто-то взял эти 9 000 рублей в кредит на покупку сотового телефона. Через некоторое время эти деньги вновь окажутся в банке, но уже на счете магазина, в котором был куплен телефон. Суммарный объем средств на счетах клиентов банка теперь стал 19000 руб. Обязательный резерв – 1900 рублей. Кредитов уже можно выдать на сумму 19000-1900 = 17100 рублей. То есть +8100 к уже выданному кредиту. Таким образом, величина прироста кредитов каждый раз умножается на (1-1/10) (9000, 8100, 7290, …). В итоге исходный кредит ветвится, образуя новые кредиты, и денежная масса банков соответственно растет, превышая имевшуюся. Однако, если владельцы средств, из которых был выдан первоначальный кредит и его дробные части, вдруг, потребуют их возврата, а нормы обязательных резервов не соблюдены, то банки, участвовавшие в ветвящемся кредитовании, сразу окажутся неплатежеспособными. Их кредиты при этом окажутся фиктивными ввиду незаконности выполненной ими денежной эмиссии, правом на которую обладает только Центральный банк, как кредитор последней инстанции (англ. lender of last resort).


[Закрыть]
. По его мнению, российская банковская система практически не «создает деньги» на основе денежной базы (т. е. денежный мультипликатор слишком мал). Поэтому Банку России де-факто в большой степени приходится подменять собой банковский сектор. «Значение банковского мультипликатора в России находится на очень низком уровне (около 2,8), в то время как для стран с сопоставимым уровнем дохода на душу населения он равен 4–8, а в развитых странах зачастую превышает 20»[27]27
  Матовников М. Ю. К вопросу об инструментах денежно-кредитной политики // Деньги и кредит. – 2012. – № 1. С. 32–33.


[Закрыть]
.

Источниковедческие проблемы истории современной банковской системы России имеет некоторые особенности, о которых следует сразу сообщить, во избежание возможных упреков читателя насчет неполноты информации о конкретных банках, банкирах и банковском сообществе.

Во-первых, банковская система – система закрытого типа, гарантирующая соблюдение коммерческой и банковской тайны. В соответствии с правовыми нормами и правилами делового обычая банки не имеют право раскрывать информацию о своих операциях, о корпоративной и частной клиентуре, о структуре управления, об остатках денежных средств на счетах, об их движении и т. д.

Во-вторых, существует понятие «деловой репутации», ограничивающее предоставление или передачу в средства массовой информации любых сведений о прошлой и текущей деятельности руководителей кредитных организаций, если кредитные организации, которые они представляют, являются участниками рынка.

В-третьих, банковское сообщество – очень своеобразная корпорация. Ее участники преследуют общие цели, и в то же время являются конкурентами.

В-четвертых, имеет место объективный конфликт интересов между кредитными организациями и Центральным банком, между Центральным банком, Правительством и законодательной властью. Экономическая журналистика и публицистика, поставляющая основной массив информации о банковской системе России, о банковском сообществе и отдельных кредитных организациях не всегда учитывают эти объективные противоречия и, порою, вольно или невольно, проявляет субъективизм, приводящий к искажению фактов и сути происходящих событий. В некоторых случаях средства массовой информации намеренно используются сторонами конфликта интересов в качестве орудия «информационной войны».

Первые публикации в российских СМИ о деятельности коммерческих банках появились в 1989 году, правда, поначалу, соответствующая запросам общественного мнения информация предоставлялась банками крайне неохотно, произвольно и, нередко, была искаженной, что, разумеется, делало соответствующие аналитические обзоры чрезвычайно далекими от действительности. В октябре 1991 г. Госбанк СССР издал «Указания о порядке составления и представления бухгалтерского годового отчета учреждениями банков, включая коммерческие и кооперативные банки». В них содержалось требование обязательной публикации ежегодного отчета. Важность раскрытия деловой информации, в целях привлечения корпоративной клиентуры и вкладчиков, была осознана и самими банками. В результате в различных СМИ появились целые разделы с информацией о работе коммерческих банков на рынке финансовых услуг.

Первые неудачи вкладчиков и корпоративных клиентов, пытавшихся самостоятельно дать оценку надежности кредитных организаций, которым они доверили свои денежные средства, на основе подобных данных, привели к появлению информации, составленной в более удобной для ознакомления – табличной форме. Такого рода информация объявлялась издателями как «рейтинговая». Однако, употребление этого термина к подобным таблицам – сильное преувеличение. Данные «рейтинги» не были рейтингами по своей экономической сути. В результате – многих из тех, кто пользовался подобными сведениями для принятия решений, постиг ряд горьких разочарований.

Автором настоящей монографии были использованы следующие комплексы источников:

1) федеральные законы о банковской деятельности, финансовых рынках и государственном бюджете;

2) нормативные акты и аналитические материалы Банка России;

3) указы Президента РФ и постановления Правительства РФ;

4) бюллетени Счетной Палаты РФ;

5) доклады по России международных финансовых организаций (МВФ, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития);

6) данные экономической и банковской статистики;

7) выступления представителей органов власти и банковского сообщества;

8) материалы научной периодической печати и деловой прессы;

9) мемуары.

Автор стремился отразить актуальные мнения представителей банковского и экспертного сообщества, высказываемые во время дискуссий на банковских форумах и в средствах массовой информации, а также рабочих встречах и совещаниях руководителей государства и правительства с представителями банковского сообщества.

Важнейший источник изучения истории банковской системы России – квартальные и ежегодные обзоры и отчеты, публикуемые в журнале «Вестник Банка России» (от 6 выпусков в месяц). В том же официальном издании публикуются нормативно-правовые акты и приказы Центрального банка Российской Федерации (Банка России).

В период с 1990 г. по 2000 г. Центробанк издал 8734 подзаконных актов. Показательным является «Перечень нормативных документов Банка России по состоянию на 1 июля 1999 года». Только перечисление действующих документов, разработанных Центральным банком, занимает 380 страниц. Разобраться в хитросплетениях банковского законодательства может далеко не каждый банковский юрист. По данным СПС «КонсультантПлюс», за период с 1 января 2011 г. по 1 января 2013 г. Банком России принято свыше 500 нормативных актов. Для сравнения, за данный период Президентом РФ издано 458 нормативных указов, Генеральной Прокуратурой – 43 нормативных акта, Министерством юстиции – 177.

Нормативные акты Центрального банка принимаются в форме указаний, если их содержанием является установление отдельных правил; в форме положений, если их основным содержанием является установление системно связанных между собой правил; в виде инструкций, если их основным содержанием является определение порядка применения положений федеральных законов. Но основной объем нормативных документов Центробанка представляют «письма» и «методические рекомендации» (приставка «Т» в номере документа означает, что мы имеем дело с актом, содержащим исключительно технические форматы и иные требования).

Теоретические и методологические принципы исследования банковской системы России еще не устоялись. Многие ученые – экономисты, социологи и политологи, – как зарубежные, так и отечественные признают колоссальную противоречивость произошедших в стране за годы реформ перемен. Прежде всего, это – сохранение в хозяйственном механизме и общественных отношениях мощных внерыночных регуляторов. Теоретических концепций, объясняющих закономерности перехода от плановой экономики к рыночной, от тоталитарного общественного строя к демократии мировой наукой пока не предложено. Как отмечал видный французский теоретик регулятивизма Роберт Буайе, «великое преобразование России ставит множество проблем, не находящих очевидного решения в рамках имеющихся экономических теорий»[28]28
  Буайе Р. Теория регуляции. Критический анализ. – М.: «РГГУ», 1997.


[Закрыть]
.

7 ноября 2002 года Европейский союз официально признал Россию страной с рыночной экономикой. Присвоение стране рыночного статуса происходит на основании анализа нескольких экономических факторов:

1) полная конвертируемость валюты по текущему счету;

2) свободное формирование заработной платы;

3) открытость экономики для иностранных инвестиций (включая возможность создания совместных предприятий);

4) снижение государственной доли в экономике и государственного контроля над распределением ресурсов, формированием цен и объемами производства.

Учитывается также состояние экономических институтов, под которыми подразумеваются все механизмы взаимодействия между субъектами в экономике, включая так называемые формальные (писаные) институты (законодательство, договора, взаимоотношения работодателя с работниками и т. д.) и неформальные институты (устные договоренности, традиции, обычаи, религия и т. д.).

Здесь мнения авторитетных международных экспертов по отношению к России, судя по публикациям в западной деловой прессе, разошлись. В споре возник даже новый термин – «неэффективные институты», – который означает, что, несмотря на успешно проведенные реформы, в России все еще отсутствует эффективная система защиты прав собственности и принуждение к выполнению контрактов, то есть к соблюдению формальных законов. Самый яркий пример неэффективно функционирующих институтов, это – ориентация экономики на ренту чиновников и построение работы государственного аппарата по принципу удовлетворения личных интересов чиновников и возможности получения ренты.

Важнейшей проблемой становления и развития банковской системы России является оценка влияния объективных интересов банковского бизнеса на власть и общество. Некоторые социологи вообще не считают бизнес частью гражданского общества, рассматривают российское гражданское общество, бизнес и государство, как три самостоятельные структуры. Между тем, в условиях страны, недавно отошедшей от всеобщего огосударствления, любая самоопределившаяся социальная группа относится к гражданскому обществу. Автор монографии рассматривает сообщество представителей банковского бизнеса в России, как часть гражданского общества, которая, объективно, заинтересована в конструктивной либерализации экономической системы и демократической модернизации государства.

В настоящее время представительство интересов банковского бизнеса сосредоточено в трех общероссийских общественных организациях: Ассоциации российских банков (АРБ), Ассоциации региональных банков и в Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП). Деятельность этих общественных организаций отнюдь не сводится к лоббированию законов и нормативных актов. Они проводят очень важную и полезную для государства и общества работу по анализу текущей экономической ситуации и тенденций развития финансовых рынков, разрабатывают рекомендации по вопросам стратегии развития банковского сектора, выступают арбитрами в коммерческих спорах и т. д.

Стенографические отчеты и материалы ежегодных съездов АРБ, других банковских форумов, а также организуемых по инициативе руководства банковских ассоциаций рабочих совещаний с первыми лицами государства – весьма значимый информационный посыл для всех, кто профессионально занимается банковской деятельностью или ее изучает.

Перечень актуальных проблем организации и регулирования деятельности банков для каждого этапа развития банковской системы России имеет свои особенности. Для современного этапа, на наш взгляд, актуальными являются, по крайней мере, следующие пять проблем.

Первая – содержание реформирования банковской системы России. Следует отметить, что в понимании банковского сообщества и некоторых представителей общественности и государства понятие «банковская реформа» имеет совершенно разное истолкование. Банковское сообщество выступает за реформирование существующей системы рефинансирования, то есть за равноправный доступ всех банков, а не только государственных или крупнейших частных, к краткосрочным и среднесрочным кредитным ресурсам Правительства и Центрального банка, в целях увеличения кредитования производства и домашних хозяйств. Но для некоторых представителей общественности и государства реформирование банковской системы, это – очищение рынка от малоразмерных коммерческих банков, которые, по их мнению, являются «источником криминальной угрозы обществу». «Банковская реформа так и не состоялась в России, – считает член Общественной палаты РФ Сергей Марков. В результате банковский сектор у нас несет в себе остатки той криминально-фальсифицированной экономики, которая бурно расцветала в 90-е годы». И, вспомнив фальшивые чеченские авизо, резюмировал: «Тогда в России основные махинации проходили с использованием банков»[29]29
  Российская газета. – 18 сентября 2006 г. – № 4173.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15