Николай Семашко.

Дорога к дому. Инженер-волшебник, философ-чародей… Как еще совместить технологии и магию?



скачать книгу бесплатно

© Николай Владимирович Семашко, 2017


ISBN 978-5-4490-1764-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Утро выдалось на редкость гадостным. Вообще-то я не считаю себя пессимистом, но когда на улице третий день идет дождь, а ты лежишь в одиннадцать утра в постели с температурой и тебе кажется, что капли падают на асфальт, а разрываются прямо у тебя в голове, поневоле приходишь к убеждению, что жизнь не удалась. Попытки хоть на время поднять пораженческое настроение мыслями о предстоящем отпуске пресек громкий «ДУ-ДУМ» дверного звонка. Только эффектом резонанса я могу объяснить тот дикий грохот, который раздался у меня в голове. Громко матерясь про себя, я вскочил с кровати и со скоростью беговой улитки рванул к входной двери, чтобы опередить второй звонок нежданного гостя.

Контрольный «ДУМ!» свел на нет весь мой предыдущий аутотренинг, и к двери я подошел в состоянии аффекта. Блин! В глазке маячило вытянутое лицо Светки, почтальонши местного узла связи. Девчонка устало поздоровалась, понимающе глядя на мою разбитую физиономию, и протянула какой-то конверт. Я расписался, кивнул и запер дверь.

Осмотр конверта ничего не дал – подписан незнакомым почерком, и только. Я достал письмо и начал читать.

«Здравствуйте, Максим! Вы меня не знаете, но не в этом дело. Во время учебы в институте Вы проживали в одной квартире с человеком по имени Сергей. Так вот, ему нужна Ваша помощь. Адрес в конверте».

Так, что у нас тут… Листок с адресом и знакомая цепочка. Моя. Помнится, в последний вечер перед расставанием изрядно напились и обменялись, на память. А у меня осталась Серегина «Zippo», которая валяется сейчас где-то в столе. Да, десять лет – не шутка.

Отправив очередную порцию таблеток в рот, задумался. Пилить около ста километров не очень хотелось, но факт написания письма от Сереги чужой рукой наводил на некоторые опасения. Нашарив на полке мобильный телефон, набрал номер.

– Алло, Толян? У тебя как, машина на ходу? Смотаться надо в одно место, я заправлю…


К деревне подъехали уже затемно. Узнав, куда мы едем, одинокий пьяный мужик, повстречавшийся нам на дороге, перекрестился и махнул рукой – дальше, мол. Суеверный Толян покосился на меня, но поддал газу, и через минут десять машина уже стояла возле ворот нужного дома.

– Страшновато, – поежился Толян. – И мужик этот…

Я вышел из машины и огляделся. В лужах отражалась луна, фонари не горели, тишина нарушалась только урчанием «Аудюхи» и матюками водилы – оказывается, в темноте пробили колесо, и придется ставить запаску.

– Запаску – потом, – махнул я рукой. – Зайдем в дом, представимся, узнаем, что к чему, а там видно будет. А то спать полягут, сиди потом в машине до утра…

Дверь открыла женщина преклонного возраста – на глаз лет семьдесят-восемьдесят. Окинув нас взглядом, посмотрела мне в глаза:

– Вы Максим?

Я согласно кивнул.

– Проходите в дом, – посторонилась она. – Я давно вас жду.

Изнутри это был обычный деревенский дом – деревянные стены, печка, стол возле газовой плиты, за перегородкой – «жилой отсек».

В углу, накрытый белой вязаной салфеткой, стоял компьютер (!), рядом – МФУ… Дополняла картину плазменная панель, и повсюду на стенах висели пучки разных трав, и в воздухе висела непередаваемая смесь запахов пластика и чабора.

– Клиенты несут, – раздался за спиной спокойный женский голос. – Знахарка я, бабой Катей кличут. После больниц ко мне идут, неизлечимые которые. На ноги ставлю, вот и благодарят. Но у нас с тобой другой разговор будет. А другу своему скажи, что у меня ночевать будешь. Ставьте свою запаску и пусть едет. Я бы его оставила, но то, что я тебе расскажу, никто услышать не должен. Береженого бог бережет. А что это у тебя с лицом? – вдруг сменила она тему. – Кривишься постоянно, глаза красные. Простуду подхватил, голова болит?

– Вы же знахарка, – не удержался я. – Таки угадать не сможете?

– У меня своя система диагностики, – отмахнулась она. – Из пушки по воробьям не стреляю, хотя в твоем случае попробую. Ты мне с ясной головой нужен. Иди сюда.

Старушка обхватила руками мою голову, что-то пошептала, и руки у нее вдруг стали холодные-холодные, а меня будто ткнули головой в сугроб. Я непроизвольно дернулся, но все уже закончилось, а женщина протягивала мне полотенце – волосы были мокрые, с висков лил пот, но голова была на месте, боль прошла, а мысли стали ясными и четкими. «Однако! – почесал я затылок и пошел помогать Толяну менять колесо.

Через полчаса я помахал вслед габаритным огням и пошел в дом, попутно гадая, какого черта я делаю все, что мне говорят, нахожусь ночью один в незнакомом месте и вообще, вдруг это подстава и мое нежное тело скоро испытает на себе неприятное физическое воздействие? Поймав себя на скептицизме, пожал плечами и открыл дверь, решив, что в случае чего удрать сумею, ведь лучший способ избежать неприятностей – это не дать им себя догнать.

В сенях столкнулся с бабой Катей. – Пойдем, поможешь, – посветила она фонариком мне в лицо, вышла во двор и пошла в сарай. Под ее руководством я залез на чердак, разрыл сено и в углу обнаружил некий предмет, завернутый в мешковину.

– Это? – высунулся я наружу.

– Да, слезай, – заторопилась знахарка. – И так уже время потеряли, полночь прошла, и луну, не дай бог, тучами закроет. Жди потом…

Предмет оказался полоской железа, причудливо перекрученной и инкрустированной какими-то камнями, явно не стеклом. Положив его на пол, баба Катя начала рассказ.

…Оказывается, давным-давно, еще при татарах, жила в деревне бабка. Коров лечила, зубы заговаривала – в общем, колдунья. И пошла она как-то в лес травки насобирать, чтобы зимой отвары всякие варить, людей лечить (ну, и деньгу сшибать). В общем, пришла она на поляну, а там люди лежат, кто огнем пожжен, кто мечом посечен, а кого уже и лисы грызть начали. И нашла она там одного живого, человека в дорогой одежде, без бороды и с многочисленными ранениями. Затащила его домой, подлечила, ну он и рассказал свою историю. Будто бы он из другого мира, и будто сам знахарь, и придумал, как из мира в мир переходить. И в наш мир перешел не корысти ради, а токмо тягою к науке – прибор, значить, испытывал. И нашли его в лесу, спящего, местные бандюки. Те его по привычке ограбить хотели, завязалась потасовка, и если бы не бабка, мир бы лишился очень умной головы. А железяка эта – половина прибора, а другая половина – у него в доме. И сам он домой вернуться не может, потому что переход возможен только в бессознательном состоянии. Короче, дал он бабке камень на цепочке и железяку эту, и как применить, научил. И наказал: вещи передавать только родне по женской линии, потому что камень он на бабку настроил, а мужику с камнем не совладать. Итого, отправила она колдуна домой, и дело с концом.

Я посидел минут пять, переваривая услышанное, и осторожно спросил:

– Ну, а я здесь причем?

– Видишь ли, у меня родня по женской линии прервалась, только Сережа остался. И решила я все это взять и в болото выбросить, а перед этим внуку и показала. А он как услышал, так и вцепился: мол, отправь туда и все тут. Меня, говорит, здесь ничего не держит, семьи нет, денег нет, работать не дают. Уговорил, в общем. Отправила его, поди, уж лет семь назад, если не больше.

Я ошарашено присвистнул. Не каждый день узнаешь, что твой друг, которого не видел десять лет, путешествует по другому миру, да еще столько времени.

– Ну, хорошо. Серега там, мы здесь. Очень интересная история, но причем…

– Сейчас объясню, – перебила женщина. – Смотри, – она подошла к комоду, пошуршала чем-то и протянула мне цепочку с маленьким кулончиком. Голубовато-дымчатый камень был покрыт паутиной мелких трещинок.

– Это такой же камень, как тот, что я дала Сергею, – сказала она. – Точнее, это тот же камень, он один, одновременно у меня и у него. Не требуй объяснений, просто поверь. Если один разбить, то второй разобьется тоже. Это означает, что у Сережи очень большие проблемы, а вернуться он почему-то не может. Вот я и написала тебе.

– Почему я?

– Уговор был с внуком, что не отправлю я его, пока не узнаю имя какого-нибудь человека, кто сможет помочь в крайнем случае. Назвал он твое имя, цепочку оставил, сказав, что обменялись вы, а, имея Интернет, найти тебя было не сложно. Что, удивлен? Могёт бабулька, а? – рассмеялась баба Катя. – У меня, милок, высшее медицинское образование имеется, вот только отвары мои действенней, чем уколы с капельницами. Но вопрос в том, – посерьезнела она, – можешь ли ты отправиться вслед за ним и помочь ему? Решай быстрее, сейчас самое время.

Я немного подумал.

– А назад вернуться можно будет?

– Теоретически да, а практически – бог его знает. Пришел ведь сюда тот колдун, и назад вернулся, а у Сережи сам спросишь, если согласен будешь.

Да, выбор мне предстоял нелегкий. С одной стороны работа, с другой – друг, с которым за несколько лет прошли если не все, то многое.

– Хорошо, – поднялся я с места. – Я готов. Что мне нужно делать?

– Для начала выпей вот это, – всунула она мне в руки стакан. – Что здесь, тебе знать не нужно, но выпить – обязательно. Пройти на ту сторону можно только в бессознательном состоянии, так что у тебя есть около пятнадцати минут, потом зелье начнет действовать. Теперь надень этот камень. Такой же, как у внука, один в двух мирах. Тебе на помощь я уже никого послать не смогу – силы не хватит, но пусть будет, на всякий случай. Я могу открыть проход только с нашей стороны, а с той – там тоже должен быть какой-то привратник, знающий способ открытия. Вот, ложись на пол, головой к железяке. Теперь закрой глаза… Она что-то еще говорила, еле слышно бормоча, но я уже не слушал. Под потолком закружили хоровод цветные бабочки, и я вырубился.

*****

Очнулся я от прикосновения чего-то мокрого и холодного. Не открывая глаз, решил определить окружающую обстановку. Ага, лежу почему-то голый, накрытый каким-то тонким покрывалом, на твердой поверхности. Вдали шумел прибой… Моя психика, закаленная фентези и многочисленными компьютерными играми, и гибкое воображение оказались на высоте – я лениво лежал и наслаждался фактом, что мы все-таки не одни во вселенной, что перенесся вроде весь, и вообще я на море ни разу не был… Так бы и лежал, если бы мне еще не елозили тряпкой по лицу.

– Да все в порядке, – отмахнулся я, открывая глаза. – Уже не сплю.

Девушка-мулатка, державшая тряпку, пискнула, подпрыгнув от неожиданности, а я присел на кушетке, оглядываясь вокруг. А там было, на что посмотреть. Кушетка стояла под навесом, который окружали высоченные пальмы, сзади тоже была пальмовая рощица, а впереди лежал желтый песок, за которым до горизонта простиралось море.

– На этих островах самые лучшие пляжи, – вкрадчиво заметил кто-то за спиной. – Ожерелье недавно перешло к нам по итогам подписания мирного договора с Империей. Посмотрите на море. Что-нибудь видите?

Я вгляделся в горизонт, однако ничего не увидел, о чем не преминул сообщить.

– Вот именно! – торжествующе сказал голос. – Ни одного пиратского корабля. А, поверите ли, что всего пару лет назад пираты регулярно совершали набеги на острова? Жителям Ожерелья приходилось нелегко, ведь кто будет держать здесь эскадру из-за нескольких деревень…

Я кивнул головой – верю, мол. Голос продолжал:

– В системе Ожерелья нам был нужен только один маленький островок – сейчас мы на нем находимся. Самый большой остров решили передать пиратам – через подставных лиц, конечно – в обмен на защиту жителей островов. Пираты больше не нападают на островитян, последние меняют у пиратов жемчуг на различные товары. Обе стороны в выигрыше. Кстати, Вам лучше одеться, а то смутили бедную девушку…

Медленно повернув голову, я увидел собеседника, и в голове пронеслись строки одной из песен Владимира Высоцкого «… потому, что он на Берию похож…». Человек действительно был очень похож на Лаврентия Палыча, носил пенсне и сверкал эфесом настоящей шпаги. Его одежда порождала ассоциацию с Рио-де-Жанейро белыми штанами, белой рубахой и белой же широкополой шляпой. За ним стояли несколько человек в одинаковой одежде (по-видимому, военной форме) и целились в меня из арбалетов. Я немного струхнул – не потому, что им прикажут в меня стрелять, просто вдруг у кого-то стрела сорвется? «Лаврентий Палыч» заметил мое состояние, усмехнулся и сказал:

– Меня зовут Себастьян Роше, официально я старший курьер Королевского торгового ведомства и сопровождал на острова партию продовольствия и двух монахов, решивших произвести паломничество на могилу знаменитого мага. Неофициально – заместитель начальника тайной полиции и крестный отец принцессы. Прошу простить, что пришлось снять с Вас одежду – мы хотели исключить возможность использования неизвестного нам оружия.

– А почему вы мне все это рассказываете? – слегка опешил я от обилия информации.

– Потому, что вы или пойдете с нами, или останетесь лежать здесь, – исчезла улыбка с его лица. – Теперь я буду задавать вопросы, а вы честно отвечать. Итак, вопрос первый. В каком году человек полетел в космос?

– В шестьдесят первом.

– Кто убил Кеннеди?

– Сам хотел бы знать, – пожал я плечами. – Все свалили на Освальда.

– У какого животного два хвоста?

– У бесхвостого треххвоста! – расплывшись в улыбке, выпалил я, догадавшись, что это была за проверка. Себастьян кивнул, сказал что-то спутникам, после чего они опустили оружие и расслабились.

– Приветствую Максима Загорского на нашей относительно гостеприимной земле. Мы почти не сомневались, что это будете именно Вы, но никогда нельзя быть абсолютно уверенным. Принц дал нам подробные рекомендации, в том числе и эти вопросы.

– Принц?!

– Ваш друг Сергей четыре года назад женился на принцессе Виолетте, единственной дочери короля Якова Второго. Но предлагаю все разговоры продолжить после обеда. Вы ведь хотите перекусить?


Столик нам накрыли под навесом, убрав кушетку. Прямо из леса вышли туземцы с подносами, уставленными небольшими, но ароматно пахнущими блюдами.

– Там тропинка, – сказал Себастьян, заметив мой удивленный взгляд. – Пятьсот метров леса, затем – лаборатория одного из величайших магов нашего мира. Там мы посидим до вечера, к этому времени корабль будет готов принять нас на борт. Я уже послал весточку на Большую землю.

Во время еды мы с Себастьяном перешли на «ты», и он с заговорщицким видом вытащил из кармана плоскую фляжку.

– Ну что, за знакомство? – он глотнул из горлышка, потом протянул мне. Там оказался коньяк, лучший из тех, что я когда-либо пробовал, если можно назвать коньяком наши «подвалпромовские» помои. – Самогонного аппарата здесь нет, но у короля мы попробуем отличный первач. Сам он самогон не пьет, но считается знатоком вин, и для поднятия престижа держит в подвале кое-что покрепче.

Плотно поев, я благодушно откинулся на спинку жалобно заскрипевшего бамбукового стула.

– Ну-с, теперь можно поговорить о главном. Что с Серегой?

– Исчез, а это – махнул он рукой на лес, – моя инициатива, с одобрения принцессы. Он как-то сказал, еще до свадьбы, что люди, которые станут его семьей, должны все о нем знать – так мы узнали его историю, которую я сейчас расскажу тебе.

Себастьян поднялся и начал прохаживаться возле стола.

– Он появился здесь ночью из портала в лаборатории, семь лет назад. А утром на остров напали пираты. Его хотели зарубить, но он отобрал саблю у какого-то пирата и сам зарубил семерых. По его словам, движения пиратов вдруг стали очень медленными, победить их было несложно. Впоследствии мы тайно сплавали на остров Мага и провели там несколько недель, пытаясь разобраться в рукописях. Нам повезло, что пиратов не интересовала бумага, а местные испытывали суеверный ужас, категорически отказываясь заходить внутрь. Но об этом потом. Так вот, капитан нападавших остановил бой и Сергея с почетом приняли на борт в качестве гостя – пираты уважают врагов, показавших великолепное мастерство.

– Даже тех, кто убил их соратников? – изумился я.

– Твой друг рассказывал мне про вашу жизнь, и его рассказ тоже меня сильно удивил. Поверь, многие вещи здесь будут для тебя так же невероятны, как для меня ваши железные птицы и самодвижущиеся кареты. Ты будешь слушать дальше?

Я согласно кивнул и сделал знак продолжать.

– В прибрежных водах материка ему дали лодку с припасами и отправили на берег. А там шла война… – голос Себастьяна стал тверже. – Знакома ли тебе ситуация, когда любое, абсолютно любое действие приводит к войне? Напряжение между нашим Аллурийским королевством и империей Хунну росло годами. Хунны – монополисты на рынке соли, это их золото. И хотя они по природе своей кочевники, нашлись у них умные головы и постепенно, где мечом, а где подкупом, завоевали обширную территорию. Дальше гор, слава богу, не пошли. А небольшие королевства, княжества, ханства и прочие территориальные единицы объединились в союз. Наше королевство было самым большим, поэтому наш король оказался и правителем всего союза, номинальным, но с правом решающего голоса. И, чтобы не допустить дальнейшего объединения с горскими племенами, империя развязала войну.

– Подожди, дай переварить, – попросил я. – Развитая интуиция никогда не была моей сильной стороной. А вот рассеянность – это да, без вопросов. Ты говоришь, что здесь была настоящая война с мечами, таранами и катапультами? Может, здесь еще и магия есть?

– Ну да, – пожал плечами Себастьян. – Что тут необычного?

– Представляю, как бы ты отреагировал, оказавшись в метро, – хихикнул я.

– Сергей оказался в одной из деревень в самый разгар боя. Я понимаю его состояние, он не ориентировался в ситуации и вполне мог выбрать сторону Империи или уйти от боя. Но когда он увидел, что один из кочевников перерезал горло пятилетнему пацану, невесть как оказавшемуся рядом, все стало на свои места. Кочевники прибывали, наших становилось все меньше, но твой друг был на острие удара, прорывался через ряды нападавших, разил и людей, и лошадей, а за ним, воодушевленные действиями лидера, бежали наши бойцы. В общем, подоспела помощь, хунны бежали, а твоего друга назначили командовать полком. Потом было еще много битв, последнюю назвали Битва при Стратилаке, где он уже в качестве командующего королевской гвардией совершил много подвигов, за что король посвятил его в рыцари, наградил титулом герцога и кое-какими землями. Затем была свадьба и четыре года счастливой жизни… М-да. После исчезновения я отправил сюда десяток человек, которые под видом оказания помощи паломникам должны были обосноваться здесь, наблюдать и ждать. При осмотре лаборатории обнаружили пропажу части документов, касающихся портала. Некоторые реактивы и магические предметы тоже были украдены. Я решил лично посетить остров, чтобы уточнить размеры утраченного, и удачно «натолкнулся» на тебя.

Себастьян остановился, глотнул из фляжки и поправил шляпу.

– Предлагаю пойти в лабораторию. Там я расскажу кое-что еще.

«Лаборатория» оказалась небольшой пещеркой, вырытой у основания холма. Однако, подойдя поближе, я изменил первоначальное мнение – в темноту уходили ступени, освещенные неровным пламенем факела, и скрывались за поворотом. Первым полез охранник, затем я.

– Ардагар – так звали мага – превратил камень в пыль, затем вымел ее ветром и установил здесь постоянные влажность и температуру, создав оптимальные условия для хранения реактивов. И все с помощью магии… Теперь нам такое недоступно, – пояснял идущий сзади спутник. – У нас есть артефакты, мы используем заклинания, но не можем создать, например, новый артефакт или новое заклинание – эти знания утрачены. Единственный, кто их помнил, это Ардагар, но он не выходил из лаборатории до конца жизни. Из того, что я успел прочесть, видно, что последнее время он занимался теорией перехода между мирами. Он узнал, что человек, переходящий из одного мира в другой, получает определенный заряд энергии, который придает обычному человеку некоторые необычные свойства, в каждом конкретном случае – свои. Твой друг обрел скорость и молниеносную реакцию, которые позволили ему без особого напряга победить хорошо обученных противников, а изучив во дворце фехтование, стал могучим воином. Ты в себе ничего такого не ощущаешь?

Я прислушался. Ускоренно бьется сердце, вспотели ладони, но это скорее боязнь маленьких темных помещений, в которых ни хрена не видно.

Я пожал плечами, и тут мы вышли на свет. Светился потолок, на стенах висели гобелены, на полках стояли книги. В противоположном углу находились шкафчики с колбами, еще колбы стояли на столах в центре комнаты.

– Ну, вот мы и в святая святых этого острова, – облегченно вздохнул Себастьян. Видно, ему тоже было не по себе в темных переходах. – Здесь собраны книги по магии – то, что осталось после воров. Может, есть что-то еще – мы обнаружили несколько тайников, из которых вскрыли почти все. Два нашим магам не поддались, как они ни бились. Пойдем к столу – проверим твои способности.

Он взял в руки зеркальце в золоченой оправе, посмотрел через него на меня и разочарованно вздохнул.

– Это магическое зеркало, – пояснил он. – С его помощью мы с рождения человека можем определить, обладает ли он магическими способностями. Видишь ли, у магов всегда есть внутренний запас энергии – чем сильней маг, тем больше у него энергии, и она просвечивает через зеркало. Ты же пуст, как карман пирата, поэтому никак не можешь быть магом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное