Николай Секерин.

Лучше никогда



скачать книгу бесплатно

Memento Mori

Помни о Смерти


Каждый человек, стремится в своей жизни к чему-то. Порой бывает так, что в определенный момент времени он достигает, как ему кажется, своей цели и начинает просто плыть по течению. Вечерняя бутылка пива, бар на выходные и пятидневная рабочая неделя. Этим ограничивается общее поле его жизнедеятельности.

Зачастую, в этой схеме присутствует еще и семья. А также кредитные обязательства и заклевавшие все мозги родители, которые, по мнению, многих, безусловно, виноваты в большинстве неудач молодого поколения.

Кроме родителей, популярно обвинять ещё правительство, начальник, безусловно, тоже почти всегда абсолютное мудило, да и погодные условия регулярно не в его пользу.

Словом, всё в жизни простого человека всегда против него.

С такой жизненной философией он проживает до определенного момента времени, пока не прекратится его биологическое существование. А между тем, то, что стоило бы назвать смертью, уже давным-давно произошло с ним.

Это неприятная сторона жизни, и не каждый обязан впадать именно в эту крайность. Однако, это самый простой путь – плыть по течению, и его избирает большинство.

Но, всё же, есть малая часть людей, которые предпочитают всю жизнь следовать зову своих детских грез. Они не смирятся с тем, что не получили свою мечту в двадцать пять, не смирятся в тридцать и не смирятся в пятьдесят. Для этих людей не существует границ, и они будут стремиться к цели на протяжении всей жизни. Достигнув одной цели, они выберут следующую, а потом еще одну. Это стиль и смысл жизни, смысл, в создании самого смысла. Вновь и вновь.

И не важно, сколько времени и сил было потрачено на мечту. Если мечта продолжает жить, то она настоящая.

Они никогда не сдадутся и будут стремиться к победе до самой смерти, и если когда-нибудь, кто-то из них всё же добьётся своего, то все вокруг скажут…


Лучше поздно, чем никогда…

Старшеклассник


Его звали Семён.

В этом году он должен закончить школу, а для этого надо сдать единый государственный экзамен.

Отец давно уже терроризировал Семёна этим самым единым экзаменом, чтоб ему пусто было экзамену этому. Отец сказал, что на Семёна возложены большие надежды самим господом богом. Что, дескать, Семён обязан хорошо закончить школу и поступить в медицинскую академию.

Плевать Семён хотел на школу и медицинскую академию. Семёна интересовала его одноклассница Света. Но Света не хотела идти гулять с ним, потому что он, Семён, был весь какой-то невзрачный, непопулярный, словом лох, да и только.

Сегодня Света уже в третий раз отказала Семёну, когда он написал ей сообщение в интернете. Она отказала и просила больше не писать, так как у неё уже есть парень, и парню не понравятся эти сообщения, если он их увидит.

Семён расстроился конечно, из-за отказа. Не сказать, что первый раз такое с ним произошло, вот уж за два года, по меньшей мере три девочки отказали ему в дружбе, и по совести сказать, Семён особо и не рассчитывал на что-то и в этот раз.

Но Света так ему нравилась…

Он сидел в своей комнате, с учебником по истории в руках и размышлял о несправедливости. Как всегда без стука зашел отец.

– Так, ну что там с подготовкой к экзаменам, Семён? – спросил он.

– Нормально, – с досадой ответил тот.

– Нормально? – переспросил отец, – давай ка проверим тебя, где билеты?

– Билеты нам ещё не давали, – угрюмо отозвался Семен.

Отец нахмурился, из-под толстых стёкол очков, на Семена смотрели маленькие внимательные глазки. Губы отца сжались в тонкую ниточку, а пышные усы казалось, воинственно распушились.

– Семён, – строго начал отец, – ты ведёшь себя безответственно. Почему ты ждёшь, когда тебе дадут билеты? Почему ты не позаботишься об этом заранее, не спросишь учителя? – по мере продолжения тирады, отец всё сильнее повышал голос, лицо его покраснело и он закончил яростно, – тебе в этом году поступать в академию! А ты даже билеты ещё для выпускных экзаменов не взял! Это вообще кому надо! Мне или тебе?!

Семён хотел ответить, что, скорее всего это надо отцу, а не ему, он хотел сказать отцу, что ему экзамен и медицинская академия вовсе не нужны. Ему уже опостылели эти претензии и учебники с идиотскими правилами. Семёну не хочется продолжать учиться и вообще, отец ему уже тоже надоел.

Но Семён, конечно, этого не сказал, ответить отцу подобное, означало бы… а что бы это означало? Семён даже представить себе не мог, ведь отец и за одну лишь тройку наказывал его беспощадно, не пускал гулять, запрещал играть в компьютер. А если такое сказать? Ох, упаси бог.

Семён виновато уставился в пол.

– Значит так, Семён, завтра же, в школе, ты должен выяснить хотя бы примерные билеты и вечером мне их покажешь. Если не сделаешь этого, две недели ШИЗО.

С этими словами отец, вышел из комнаты, дверь за собой он, разумеется, не закрыл.

ШИЗО это сокращенное наименование штрафного изолятора в местах лишения свободы, отец так называл наказания для Семёна, когда тому нельзя было выходить из дома никуда кроме школы, а дома нельзя было ничего делать кроме чтения учебников и ничего есть, кроме пищи, которую давал отец.

Словом, личность отца Семена была довольно интересной.

***

Отец Семёна, был прапорщиком внутренней службы, он работал в следственном изоляторе, звали его Пётр. Раньше Пётр был вертухаем в колонии строгого режима, но после рождения сына, он добился того, чтобы они с семьёй жили постоянно в городе.

Следственный изолятор это всё, на что мог рассчитывать отец Семёна. Сам, не имея образования и каких-либо жизненных амбиций, он всю свою молодость занимался тем, что пил водку и охранял заключенных.

Пётр вырос в бедной советской семье, он привык всегда терпеть лишения и превратности судьбы. Когда ему исполнилось восемнадцать, его забрали в армию. Его родители, люди терпеливые, привыкли жить и не высовываться, они исправно писали ему письма в армию, но ближе к середине срочной службы, Петру пришло тревожное письмо от матери – его отец серьёзно болен.

Кое-как выпросив отпуск, Пётр сел на поезд и поехал домой.

По прибытии он узнал, что отец умер, как Пётр подсчитал позднее, умер примерно в то время, когда он садился на поезд.

Мать осталась одна, но ненадолго, еще не закончился до конца срок службы Петра, как умерла и она.

В двадцать лет он остался один, всё, что смогло предложить ему государство это работа охранником в колонии строгого режима на севере. Петру выбирать было не из чего, и он поехал работать.

Там, на севере, он встретил маму Семёна. Недолго думая, они поженились, и Пётр принялся выпрашивать начальство о переводе в южные районы страны.

Служба исполнения наказаний имела очень большую сеть, и конечно, при желании, могла обеспечить своего работника условиями.

Но, начальник колонии, в которой работал Пётр, заявил.

– Послушай, Пётр, если я так каждого, кто тут женился, буду отправлять на юг, эдак тут все переженятся, кто ещё холост, и кто останется? Нет, друг мой, давай ка работай, вот отработаешь годика три, вот родится если у вас дитя, тогда и вернёмся к этому разговору, не иначе.

Пётр не привык спорить с начальством и решил терпеливо работать и рожать ребенка.

Вскоре родился Семён, прошло три года, и начальство сдержало своё слово, Петра с семьей отправили на юг, в город W. Здесь, Пётр устроился в СИЗО, а Семён вырос и пошел в школу.

А потом умерла мать Семёна.

***


Семёну исполнилось всего двенадцать, когда это случилось. Всё произошло настолько быстро, что никто даже, и испугаться не успел.

То была лейкемия, рак крови. В течение недели матери не стало. Вот поставили диагноз, и вот уже похороны…

То было ужасное время, самое, пожалуй, сакраментальное здесь было то, что родители Петра в своё время умерли от той же самой болезни и на этой почве Пётр очень сильно изменился. Кто-то сказал бы, что он двинулся умом, но нет, скорее стал холоден и одержим.

Он внушил себе, что страдание из-за родных это его предназначение. Он посчитал себя обязанным вырастить сына и сделать всё, чтобы тот стал онкологом, специализирующимся на лейкемии. То, что эта болезнь была неизлечима и что для борьбы с ней продуктивнее было бы становиться учёным, а не лечащим врачом, Пётр не хотел понимать.

Пётр отчаянно ударился в религию, постепенно бросил все вредные привычки, перестал общаться с сослуживцами во внерабочее время. Весь его досуг ограничивался походами в церковь и слежкой за сыном.

Однажды, он застал Семёна за онанизмом. Сын немедленно был наказан, и получил пять суток «ШИЗО». Бедный сын, так и не понял в чём конкретно его вина, и чем именно так опасен онанизм. Зато он понял, что начинает ненавидеть отца.

Шло время, Семён взрослел, учился он хорошо, но с социальной адаптацией были проблемы. Хороших друзей у него не было, общался он, как правило, с такими же забитыми детьми, как и он сам. Девочки их сторонились, и пожалуй из всей своей компании неудачников, Семён был единственным кто предпринимал хоть какие-то попытки налаживания контактов с противоположным полом.


***


Когда Семён учился в восьмом классе, он всерьёз увлёкся волейболом. В их школе открыли секцию, и он очень удачно попал в свою колею. Быстро освоив игру, он молниеносно завоевал авторитет среди одногруппников и тренер назначил его капитаном команды. Однако к концу девятого класса увлечение волейболом поставило под угрозу занятия в школе, так как перспективы Семёна в спорте, открывали ему дорогу в иной жизненный путь, нежели запланировал для него отец.

В десятом классе Семён перестал заниматься волейболом, к большому огорчению тренера. Семён долго плакал и расстраивался, но отец был неумолим. Божественный промысел и предназначение, заставляют Семёна быть онкологом, твердил отец.

Семён вновь опустился до уровня школьных неудачников и серости, со спортом было покончено.

Незаметно пролетел десятый класс, Семён шёл на золотую медаль, и вот наступил одиннадцатый.


Круглым отличникам всегда нелегко, большинство из них это зашуганые дети, привыкшие к послушанию. Они всегда стараются делать то, что от них требуют. Будь то учитель, или отец. Любой человек, мало-мальски наделённый властью, в их глазах становится величественным и неоспоримым авторитетом.

Семёна любили учителя, он всегда знал ответ на пять, его даже и спрашивать не обязательно было, все и так знали, что он вызубрил всё.

Те малочисленные подростки, которые иногда пытались заводить дружбу с Семёном, делали это исключительно в корыстных целях. Им надо было от него: либо списать, либо помочь с домашкой.

Семён понимал это и не позволял долго пользоваться собой. В конце концов, это всего лишь ученики, у них нет власти как у учителей, или как у отца, и нравится им не обязательно.

Однажды один мальчик очень навязчиво пытался уговорить Семёна помогать ему в учёбе на постоянной основе.

Помощь эта заключалась в том, что Семён будет попросту делать за него все задания.

Мальчик был очень наглый и угрожал Семёну. Он пообещал, что будет высмеивать Семёна при всех, и что в классе никто не захочет к Семёну даже близко подходить. «Будто сейчас подходят», – подумал тогда Семён.

Мальчик заявил, что всех этих опасностей можно избежать, если Семён, просто будет делать, что ему велят.

Семёну нельзя было терять лицо перед учителями, он должен был оставаться пай мальчиком, да и отец никогда бы не простил ему драки в школе.

Поэтому Семён в тихоря подкараулил мальчика в подворотне и избил его палкой. Семён сказал ему, что если мальчик кому-нибудь расскажет о случившемся, Семёну придется отрезать мальчику язык. С этими словами он достал из кармана перочинный нож, открыл его и показал, как именно он отрежет язык.

– Я одену специально перчатки, – сообщил Семён, – потому что язык скользкий, а мне надо будет его вытащить из твоего рта как можно дальше.

Мальчик соврал родителям о несуществующей драке с товарищем и больше никогда не лез к Семёну.

А Семён продолжал оставаться для всех ботаником, отличником и серым мышонком.


***


– Наталья Павловна, можно спросить, – подошёл к классному руководителю на перемене Семён.

– Да, Сёмушка, что ты хотел? – ласково спросила Наталья Павловна.

– Я хотел бы узнать, как можно получить билеты по ЕГЭ, я хочу начинать готовиться уже сейчас.

– Но ведь их еще и нет, Сёма, только ведь год начался, не раньше ноября будут.

– Понятно, Наталья Павловна, спасибо.

– Да не за что, Сёма, как только появятся первые билеты, я обязательно скажу, – улыбнулась Наталья Павловна.

Семён решил не говорить отцу, о том, что билетов ещё нет. Он уже бывал в таких ситуациях и знал, что в конечном итоге отец всё равно сделает виноватым его. Он скажет, что учителю, по большому счёту всё равно на экзамен Семёна и что это ему, Семёну, надо готовиться и поступать в медицинский, а не учителю…

И так далее. Бла-бла-бла, это всё закончится тем, что отец даст ему опять это сраное, как он говорит ШИЗО. А потом заставит снова искать билеты к ЕГЭ.

– Сам ты ШИЗО и есть, – бормотал Семён, подходя к своему дому.

Придя домой, он включил компьютер. Отец был на дежурстве и придёт теперь, только рано утром.

Семён включил интернет и нашёл билеты на ЕГЭ, которые были у школьников в прошлом году.

Поменяв даты, он распечатал четыре листа и бегло их просмотрел.

На большинство вопросов он уже сейчас знал ответы.

Семён положил бумаги на стол, так чтобы их было видно, и ввел в поисковую строку браузера фразу «смотреть порно онлайн»…


***


Так, незаметно пролетели полгода. Прошёл новый год, который происходил у Семёна всегда одинаково. Отец утверждал, что этот праздник необходимо всегда праздновать в кругу семьи. Приезжали двоюродные дед и бабка Семёна, которых он терпеть не мог, после чего они четверо скучно сидели за столом и смотрели новогодний огонёк.

В ночь, перед рождеством, отец как всегда тащил Семёна с собой в церковь, где они торчали до самого утра.

Семён уже давно решил, что первое, что он сделает, когда ему исполнится восемнадцать, это уйдет от отца и выбросит этот ненавистный крестик.

Он ненавидел всё это.

Весной, началась активная подготовка к ЕГЭ. Учителя без конца устраивали срезы, делали контрольные ни с того ни с сего, однако Семёна это не беспокоило, он прекрасно знал материал.

И вот, в апреле, классный руководитель собрал родительское собрание, которое по всей вероятности, должно было стать последним в школьной жизни учеников.

Отец Семёна, разумеется, пошёл на родительское собрание, и случилось непредвиденное.


Классный руководитель открыла собрание следующими словами.

– Как вы знаете, через два месяца ученикам предстоят серьёзные испытания. Единый государственный экзамен в этом году будет очень трудным. Мы весь год старались подготовить учеников как можно тщательнее, и сейчас у нас наконец появились вопросы по билетам экзамена. Завтра, я раздам вопросы к ЕГЭ ученикам…


***


Когда Пётр вернулся домой, он застал Семёна за игрой в компьютер. Отец резко вошел в комнату и выдернул штепсель компьютера из розетки. Изображение погасло.

Семён вскочил со стула и с яростью посмотрел на отца. В его глазах на мгновение мелькнула такая ненависть, что Петру стало не по себе. Но, он тут же взял себя в руки.

– Та-ак, – грозно начал он, – ты, что же, сволочь, отца обманывать решил?! Билеты по ЕГЭ, ты значит, уже в сентябре получил, ублюдок?!

Сказав это, отец треснул Семена ладонью по лицу.

– Отвечай отцу! Отвечай! – продолжал орать Пётр.

– Сука такая, дрянь такая!

На Петра напало неистовство, скорее всего, его сильно разозлило выражение лица Семёна, вся эта ненависть во взгляде.

– Тварь неблагодарная! Как смотрит на отца! Ухх! Га-дё-ныш!

Он продолжал давать Семёну оплеухи. Отец перестал себя контролировать.

После очередной пощечины, Семён, сам того не осознавая вдруг схватил со стола шариковую ручку, размахнулся и до половины воткнул её отцу в шею.

Раздался смачный чавкающий звук. Пётр схватился за раненную шею, из которой торчала ручка…

Он издавал какие-то булькающие звуки, похожие на те, что издает женщина в жестком порно, когда её насилуют орально. Глаза его были выпучены. Пётр медленно упал на колени и завалился на бок.

Семён разрыдался…


***


Ему стало невероятно страшно. Он быстро задёрнул все шторы на окнах и стал лихорадочно думать…

Он не знал, что делать. Он убил своего отца, и его ждала тюрьма.

Продолжая плакать, он достал дорожную сумку из шкафа и накидал в неё каких попало вещей. Потом, зашёл на кухню, побросал из холодильника в сумку еду, которую можно было взять с собой.

Быстро одевшись, Семён обулся, взял сумку и направился к входной двери. На пороге его осенило. Он вернулся, взял спички на кухне и поджёг занавески. Потом он поджег диван и ковер.

Накинув сумку на плечо, он выскочил из квартиры.

Когда входная дверь за ним захлопнулась, внутри уже вовсю разгорался пожар.

Семён решил, что будет скрываться и бегать столько, сколько сможет, а потом… будь что будет.

Студентка


Её звали Карина. Она училась на третьем курсе исторического факультета в педагогическом. Успеваемость у неё была, на отлично. Так было в школе, так есть и в университете. При этом, её никогда не назвали бы ботаничкой. Она ничего не заучивала, не лебезила перед учителями и преподами и не тянула постоянно с подобострастием руку.

Она просто была умна и начитана. Казалось, такие девушки остались лишь в фантазиях романтиков. Красивая, модельной внешности, хорошо одевается и при этом умная и порядочная.

Карина могла запросто заткнуть за пояс любого наглого приставалу.

Если бы, кто-то из подруг попытался как-нибудь над ней подшутить, или унизить, она мгновенно дала бы сдачу. Да так, что желание доминировать над ней отбилось бы навсегда.

Словом, Карина была лидером и мечтой всех одногруппников и сокурсников. Она прекрасно знала себе цену и ни за что не разменялась бы на гуляние непонятно с кем.

Да и мысли её сейчас были заняты другим. Впереди маячила летняя сессия, в мае зачеты, в июне экзамены. А о парнях можно и на каникулах подумать.

Карина жила с родителями и с маленьким братом. Семья у них была, что называется, образцово-показательная. Отец успешный бизнесмен, мать высокооплачиваемый врач-онколог.

Они жили в большой квартире в центре города W.

После окончания ВУЗа, Карина должна была переехать в собственную маленькую квартиру, которую уже купили для неё родители. Она, впрочем, не торопилась и не горела желанием покидать отчий дом. Жизнь была у них такая, какая и должна быть в семьях. Дома всегда было хорошо, уютно и тепло.

Брату Карины, Славе, исполнилось в этом году одиннадцать. Он учился в школе неподалеку от дома, но буквально пару месяцев назад в школе начались проблемы.


***


Александра Анатольевна Свищ была недовольна поведением Славы. Этот ребёнок постоянно ведёт себя как-то вызывающе. Независимый вид, наглый прямой взгляд. Совсем не похож на других. И не боится, её! Не боится!

В сентябре, по школе шастали эти тренера надоедливые. Секции свои собирают дурацкие. Часть класса Александры Свищ потащился в эти секции. Среди них и этот Слава.

Полгода он позанимался каким-то там непонятным дзюдо и вот уже обнаглел. Отпрашивается постоянно с классных мероприятий. Ведёт себя как-то снисходительно по отношению к мальчикам из класса, а они как дураки в рот ему заглядывают.

– Тоже мне, авторитет себе нашли, – ворчала Александра Анатольевна.

Нет, она не завидовала родителям школьников. Здесь не училось детей из бедных семей, однако и учителя этой школы не были бедными. Александра сама не понимала, что конкретно её злит. И возможно в глубине души она знала, что, злоба и желание враждовать с пятиклассником, это, по меньшей мере непрофессионально для учителя.

Но Александра Свищ ничего не могла с собой поделать. Этот пацан просто бесил её. А больше всего её бесило, что многочисленные звонки родителям не возымели действия. У ребёнка не появлялось чувство страха, он продолжал вести себя как ему вздумается. И сестра его еще эта, выскочка, тоже наглая.

Учится она на историка…

Чтоб ей пусто было…

Уроки закончились, и Александра ждала, когда детей заберут их родители.

По правилам школы, до седьмого класса, учителя не вправе были отпускать детей одних по домам, без предварительного согласования с родителями.


***


Карине надо было забрать Славу из школы. Она говорила родителям, что можно уже и разрешить ему ходить одному, но родители, посовещавшись, сказали, что пятый класс пусть пока походит домой с сестрой.

В начале года, Слава с приятелями пошёл в секцию дзюдо, родители не возражали против подобного увлечения и поддержали желание сына. Мальчик очень быстро подружился со всеми в группе по спорту и понравился тренерам. Постепенно дело шло к тому, что Славе больше нравилось бывать на тренировках, среди друзей, чем в школе. Это очень не нравилось его классному руководителю, Александре Анатольевне. Она несколько раз звонила домой и высказывала родителям какие-то туманные соображения насчет бесперспективности спорта и ненадлежащем поведении Славы.

Родители не воспринимали её звонки серьёзно и не предпринимали каких-то попыток «повлиять» на Славу. Тем паче, причин такого влияния они не видели, а учитель не могла их доходчиво изложить.

Вскоре родители вообще практически перестали ходить за сыном в школу, ему было гораздо приятнее, когда его забирала Карина, да и ей это было только в радость.

Карина не любила классного руководителя Славы. Она уже давно поняла причины этой немилости к своему брату. В его поведении не было подобострастия и лебезения, в котором так сильно нуждаются маленькие люди, наделенные хоть какой-то властью.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2