Николай Саврасов.

Люди Солнца. Трилогия



скачать книгу бесплатно

© Николай Александрович Саврасов, 2017

© Вера Филатова, дизайн обложки, 2017


Корректор Юлия Шибкова


ISBN 978-5-4474-4331-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Люди Солнца I
Общество Свободных Граждан

«Человек создан для счастья,

как птица для полёта»

В. Г. Короленко

Пролог

Сэм почувствовал свет.

Нет, он его не увидел, а именно почувствовал. Как когда-то в детстве, лёжа на пляже и нежась под палящим солнцем, он улавливал сквозь закрытые веки, как Вилли – друг Сэма, направлял на него солнечные зайчики, пытаясь растормошить. Но ему, разомлевшему от полуденной жары, лень было даже пальцем пошевелить.

Сэм вообще очень любил тепло. Обожал поваляться на солнышке или подремать у камина. Впитывая при этом, как ему казалось, не только нежные лучи, но и заряды внутренней радости, абсолютного спокойствия и позитива. Он считал, что тепло не позволяло находиться рядом с собой плохому настроению и серым мыслям. Оно охраняло его, не давая проникнуть в душу хандре и унынию.

Но больше всего ему нравилось весеннее солнышко, когда первые тёплые лучи, лаская Сэма, как бы говорили: «Тяжёлые холодные времена прошли. Солнце опять победило стужу, и всё плохое и неприятное уже позади. Наступает новая жизнь». И от этого на душе становилось светло и радостно…

«Но где я? – подумал Сэм. – И почему я не чувствую боли и холода? Может, я уже на том свете?!»

Открывать глаза он боялся, опасаясь увидеть что-то ужасное, то, о чём страшно было даже подумать. Полежав немного, он попробовал пошевелить пальцами рук – вроде на месте, затем пальцами ног – тоже вроде на месте. «Ага! значит я ещё не на том», – радостно подумал Сэм. Следом промелькнула мысль: «Но почему я не слышу шума ветра, может, я оглох? Или я всё-таки?..». Тихонечко кашлянув, как бы боясь кого-то разбудить, и услышав себя, он ещё радостней подумал: «А, нет! Я ещё на этом!.. Но что же тогда произошло?!…»

Он помнил, как их группа, найдя небольшую ровную площадку, заночевала на склоне горы. Как ночью, поднявшийся ураган сорвал и унёс в пропасть их палатку. И как они с Вилли, схватив тёплые вещи, ели успели выбраться из неё. Помнил, как, ползая на четвереньках, они обшарили всё вокруг, но не нашли ни других палаток, ни прочих спасшихся. Они были одни и у них не осталось ничего. Ни продуктов, ни вещей, ни альпинистского снаряжения – ничего. Связаться с базовым лагерем они не могли, так как рацию унесло вместе с остальным скарбом. После недолгих размышлений друзья решили возвращаться назад. И они пошли. Бредя в кромешной тьме, сквозь метель и ураганный ветер, с трудом понимая, куда надо идти.

Сначала они двигались очень осторожно, ощупывая каждый камень, каждый выступ скалы. Но потом по мере продвижения осторожности становилось всё меньше и меньше…

По дороге Сэм тысячу раз проклинал себя за то, что поддался на уговоры Вилли и его друзей поехать этой осенью вместе с ними в Антарктиду на хребты Земли Королевы Мод.

Поначалу он решительно отказывался. Во-первых, там ужасно холодно, а во-вторых, он не был альпинистом и жутко боялся высоты. Ему было страшно выглянуть даже с балкона третьего этажа, не говоря про какие-то там горы. Но все уверяли его, что лазить по обрывам ему там не придётся. Объясняли, что их отряд будет путешествовать по склонам гор и любоваться их красотами и не более того. А те удивительные пейзажи, какие он там увидит, заставят его позабыть обо всём, даже о холоде. Обещали, что Сэм будет очень тепло одет, и они возьмут с собой всё необходимое. И если он не поедет, то будет жалеть об этом всю свою жизнь.

Немного подумав, Сэм всё-таки согласился. Ему и самому давно хотелось посмотреть что-то новое…

…Спустя какое-то время, когда силы почти совсем покинули их, и мороз начал пробираться под одежду, они просто шли. Шли, спотыкаясь и падая на каждом шагу. Шли, смутно понимая, что надо идти. Надежды на спасение становилось всё меньше и меньше.

Вдруг Сэм почувствовал, как земля уходит у него из-под ног. Потом удар, вспышка света – и всё. Больше он ничего не помнил.

Глава 1

Он снова и снова возвращался к последним событиям, переживая их каждый раз заново. Но неожиданный шорох, прозвучавший рядом с ним, оторвал его от мучительных воспоминаний. Сэм резко открыл глаза и осмотрелся по сторонам.

Он лежал на кровати в большой белой комнате. Её стены, пол и потолок и даже мебель были одинакового снежно-мелового оттенка. Рядом с постелью стояла тумбочка, на которой горел очень красивый светильник – раньше Сэм таких никогда не видел. Но основной свет шёл прямо из стен. Они излучали всей поверхностью ровное белое сияние, оно было не яркое, но и не тусклое. От этого света глазам было очень приятно, они как бы отдыхали в нём.

Сэм ещё раз окинул взглядом комнату и заметил недалеко от себя молодого человека. Он тихо сидел на стуле и внимательно смотрел на него. Когда они встретились глазами, незнакомец приветливо улыбнулся. Сэм тоже попытался изобразить что-то наподобие улыбки.

– Добрый день, мистер Сэм Уилсон, – поприветствовал его незнакомец.

– Здравствуйте, – растерянно ответил он.

– Меня зовут Пётр Устинов, – представился собеседник.

– Очень приятно, – машинально откликнулся Сэм.

– А где я нахожусь?

– Вы находитесь в центре космической медицины, – ответил Пётр. – Как вы себя чувствуете?

– Нормально, – вяло ответил Сэм, не понимая, что происходит и причём тут космическая медицина. – И как я сюда попал? – Озадаченно спросил он, садясь на край кровати.

– Вас нашли школьники, – ответил Пётр и пояснил, – они были в Антарктиде на Земле Королевы Мод. Проводили там практическую работу по изучению строения льда. При очередном зондировании они вас и обнаружили и сообщили сюда…

– Что-то я не слышал, чтобы школьников возили в Антарктиду на практическую работу, – усомнился Сэм, подозревая, что ему вешают лапшу на уши.

– В ваше время их и не возили, – согласился Пётр.

– В наше?! – удивился Сэм. – А сейчас какое?!

– Сейчас 2… год, – ответил Пётр и продолжил, – специалисты этого центра как раз сейчас разрабатывают новые, более эффективные методы криоконсервации и расконсервации. И им было очень интересно восстановить человека после такого длительного замораживания. Тем более вы на удивление хорошо сохранились, за исключением небольшой царапины на лбу. А успешное завершение эксперимента позволило криотехнологам…

Но дальше Сэм уже ничего не воспринимал. В его голове поднялся такой рой мыслей от услышанного, что казалось, ещё чуть-чуть и она разорвётся на мелкие кусочки. Были они самые разные. От такой глупой, как «а кто всё это время кормил мою собаку?» До такой серьёзной «и кто я теперь – человек или подопытный кролик? Ведь я давно умер. Меня нет ни в одной форме учёта. Ни как гражданина, ни как налогоплательщика, ни как учёного, никак и нигде. Я никто!.. Со мной можно делать всё, что угодно». Мысли бежали одна за другой, порою смешиваясь друг с другом. Либо появлялась новая, не дав закончиться старой. Одним словом, в голове у Сэма был полный хаос.

Увидев его серое и неподвижное лицо, Пётр понял, что с Сэмом происходит что-то не то.

– Мистер Уилсон, вы себя хорошо чувствуете? – спросил он. – Может, отдохнёте, а разговор продолжим завтра?

– Нет, – напряжённо ответил Сэм. – Чувствую я себя нормально и хотел бы во всём разобраться сегодня… В качестве кого вы меня разморозили?.. Если я подопытный кролик, то хотелось бы знать, что вы планируете со мной делать дальше? Если я всё же человек, какие у меня есть права?

– Вы человек, такой же, как я, как все другие граждане, – ответил Пётр. – И главное ваше право – это быть свободным. Мы живём в открытом обществе. Но это не безграничная свобода. У нас есть одно основное правило: «Вы свободны до той степени, пока ваша свобода не посягает или не подавляет свободу других граждан или всего общества».

– Значит, я сейчас могу встать и уйти? – спросил Сэм.

– Да, если вы этого хотите, – ответил Пётр. – Но я бы вам порекомендовал задержаться здесь ещё на некоторое время. В обществе многое изменилось, и мне нужно вам об этом рассказать.

– Это хорошо, – заметил на ходу Сэм, вставая и направляясь к двери. – Я немного погуляю, а когда вернусь, вы мне обо всём и расскажете. Договорились?

– Да, конечно, – ответил Пётр. – Если хотите, я вас провожу.

Сэм, размышляя на ходу, замедлил шаг. Пройдя по инерции ещё несколько метров, он остановился.

– Покажете мне, как выйти из здания? – поинтересовался Сэм.

– С удовольствием, – с готовностью откликнулся Пётр.

Они вместе подошли к автоматически открывшейся двери и вышли из комнаты.

Глава 2

Здание было построено так, что все помещения располагались на внутренней стороне длинного коридора, а его наружная стена была одним сплошным окном. Подойдя к нему, Сэм с высоты примерно восьмого этажа увидел сквозь стекло огромный парк. С красивыми деревьями, причудливыми кустарниками, ровно подстриженными газонами, витиеватыми разноцветными клумбами, не похожими одна на другую и разбросанными по всему парку. Несмотря на всё многообразие, каждая его частица была подчинена общей гармонии. И вместе они выглядели как одна большая картина. Парк поражал своим великолепием.

Полюбовавшись прекрасной панорамой и осмотрев всё вокруг, Сэм заметил вдали торчащие из-за деревьев высотные здания. От этого вида настроение у него немного улучшилось. А в голове появился план дальнейших действий.

– Нам куда? – спросил Сэм.

– Направо, – ответил Пётр.

Синхронно повернув, они двинулись по коридору. Оба шли молча, при этом каждый думал о своём:

«Какой-то он непонятный и недоверчивый, этот Сэм Уилсон, – думал Пётр. – Вместо того чтобы до конца прийти в себя после размораживания и подробно ознакомится с тем, как живёт современное общество, он, едва открыв глаза, рвётся сломя голову из центра, не зная ничего. Как будто ему здесь что-то угрожает… Неужели были правы некоторые члены Совета Двенадцати, голосовавшие против размораживания, заявляя, что человек из прошлого принесёт нам негативное настроение и негативные поступки?»

«Тоже мне, нашли неандертальца! – про себя возмущался Сэм, вспоминая слова Петра „В обществе многое изменилось, и мне нужно вам об этом рассказать“. – Что я не отличу сотовый от напильника?! Как-нибудь сам разберусь, что к чему. Мне бы только выйти отсюда…»

– Нам сюда, – прервал его мысли Пётр, указывая на открывшиеся двери лифта.

Войдя в кабину, Сэм по привычке начал искать глазами кнопки. Но их там не было. А сами стены были абсолютно прозрачными.

– На выход, – вслух скомандовал Пётр.

Двери лифта плавно закрылись, и он поехал вниз.

– Интересно! – заметил Сэм. – А он любого слушается?

– Конечно, – ответил Пётр. – Всех, кто к нему обращается. Но для этого нужно иметь личного секретаря.

– У-у, – произнёс Сэм и снова погрузился в свои мысли.

Его немного смущало одно обстоятельство. Пётр разговаривал с ним на своём родном языке, а кто-то неведомый синхронно переводил его текст. И звук шёл откуда-то снизу, точнее, из-за левой руки Петра. И если б он не был учёным, то со стопроцентной уверенностью утверждал бы, что переводчиком работает какое-то говорящее привидение, прячущееся за спиной Петра. Но Сэм-то понимал, что это абсолютная глупость…

Перед ними плавно проплывали этажи, однообразные в своём интерьере. Всё в них было аккуратно и размеренно. Ничего выдающегося. Они походили друг на друга, как две капли воды. Сэм начал уже было скучать. Как вдруг лифт, вылетев из здания, промчался в воздухе несколько метров вниз и завис над газоном, не долетев до него пары сантиметров. Растерявшись от неожиданности, Сэм начал вертеть головой, осматриваясь по сторонам.

Корпус центра стоял на опорах, высота их была около пяти метров. Под ним простирался аккуратно подстриженный газон, а рядом проходила пешеходная дорожка. И больше вокруг кабины ничего не было. Ни входа в здание, ни шахты лифта, ни подъездных дорог – ничего. Всё это очень заинтриговало Сэма. Но он решил не отвлекаться на расспросы и действовать по намеченному плану. А он был прост: попасть в город и найти своих соотечественников, а дальше… ну а дальше действовать по обстоятельствам.

– Приехали, – сказал Пётр.

Сэм сделал шаг вперёд, двери лифта плавно открылись, и в лицо ему ударил яркий солнечный свет. Рефлекторно закрыв глаза рукой, он отступил назад и отвернулся в сторону, кабина тут же закрылась. Интенсивность света внутри неё заметно снизилась, и он опять стал мягким и приятным.

– Возьмите вот это, – предложил Пётр и протянул Сэму какую-то небольшую вещицу в виде скобы.

– Что это? – спросил Сэм.

– Это светооптика, – ответил Пётр. – Когда свет будет слишком яркий для ваших глаз, вмонтированные в неё микролазеры создадут перед ними защитный экран. Он будет пропускать только то количество света, какое комфортно для вас. И защитит глаза от яркого излучения, не искажая при этом цвет. Наденьте её, и она примет форму вашего носа и будет совершенно не ощутима при ношении. Возьмите, попробуйте!

Сэм с недоверием взглянул на Петра, у того на носу была такая же штуковина. Немного помедлив, он взял у него скобу и водрузил себе на переносицу. Спустя несколько секунд Сэм и в самом деле перестал её ощущать. Потрогав на всякий случай светооптику, он ещё раз шагнул к дверям. Те снова бесшумно открылись, и солнечный свет опять хлынул в лифт. Но в этот раз глаза Сэма ничего не почувствовали. Как будто яркость излучения внутри и снаружи была одинаковой интенсивности.

Стоя у лифта, он закрыл глаза и, подставив солнцу лицо, почувствовал, как оно лелеет его, как когда-то ласкали Сэма первые весенние лучи. И он опять ощутил их тепло. На душе у него снова стало светло и радостно. И на какое-то мгновение показалось, что всё это сон. И ничего не было – ни Антарктиды, ни урагана, ни пробуждения…

– Как ваши глаза? – поинтересовался Пётр, вернув его к действительности.

– Нормально, – с грустью ответил Сэм.

Постояв ещё немного, он спросил:

– Ну, что я пошёл?

– Да, конечно, – ответил Пётр.

Выйдя на тротуар, Сэм быстро зашагал по нему к намеченной цели.

– Мистер Уилсон, – окликнул его Пётр. – Если вам когда-нибудь понадобится моя помощь или совет, я всегда буду рад вам помочь. И не забывайте про основное правило нашего сосуществования. Надеюсь, мы ещё встретимся!

– Спасибо вам за всё! – обернувшись, поблагодарил его Сэм. – Я понимаю, что обязан вам жизнью, и буду помнить об этом всегда. Но поймите меня правильно, я хочу во всём разобраться сам.

Сэм повернулся и снова зашагал по дорожке.

– Это ваше право, вы свободный человек! – крикнул ему вслед Пётр.

Глава 3

«Да! Вот и пообщались!» – растерянно подумал Пётр, стоя у лифта и провожая взглядом Сэма…

Всё началось несколько месяцев назад, когда во льдах Антарктиды было обнаружено замёрзшее тело. Криоинженеры вырезав несчастного из массива, вместе с окружающим льдом в виде огромной глыбы перевезли находку в центр космической медицины, где его досконально обследовали медики. Убедившись, что тело полностью сохранно, они решили расконсервировать найденного человека. Но члены Совета Двенадцати наложили вето на их намерения. Сказав, что прежде, чем размораживать, необходимо выяснить, кого они нашли. Может это преступник или мошенник, или ещё какая-нибудь асоциальная личность. И стоит ли вообще возвращать его к жизни.

И тогда к проекту подключили Петра. Он не был учёным и вообще никак не относился к космической медицине. У него была другая профессия. Но, тем не менее, когда специалисты центра рассказали ему про находку и о том, что они хотят разморозить незнакомца, он сразу же заинтересовался их планами и со всем пылом принялся за работу, подключив к ней всю свою команду.

Они проделали титаническую работу. С помощью специального микрозонда гистологи, пройдя сквозь ледяную глыбу, взяли кусочек волоса для генетической экспертизы. Криминалисты умудрились просканировать сквозь лёд отпечатки пальцев. Экспертам удалось выяснить и возраст замёрзшего. Ему на момент гибели было сорок два года. Проведя расшифровку ДНК, генетики приступили к поиску ныне живущих родственников неизвестного. А дознаватели проверяли по отпечаткам пальцев, не проходит ли он по каким-нибудь древним криминальным картотекам. Параллельно Пётр пролопачивал с помощью поисковиков все новостные ленты за последние несколько сот лет, разыскивая сообщения о пропаже людей в Антарктиде.

Поиск по картотекам, к счастью, дал отрицательный результат, и вся группа вздохнула с облегчением. Их незнакомец не был преступником, а значит, им можно было продолжать работу. Проведя генетический анализ, специалисты выяснили, что прямых потомков у их «ледяного человека» нет. По-видимому, он не успел оставить наследников, и его родословная ветвь оборвалась. Но им удалось определить круг дальних родственников. И дознаватели приступили к опросу всех ныне живущих потомков, выясняя, не пропадал ли кто-то из их предков в Антарктиде. Но, к сожалению, никто из них, чего-либо подобного вспомнить не смог. И поиски зашли в тупик.

С этого момента Пётр с удвоенной силой продолжил поиски нужного ему сообщения. Он сутками сидел на «секретаре», просматривая в различных архивах найденные поисковиками заметки. Но пока безрезультатно. Те пропавшие, каких он находил, рано или поздно всё равно обнаруживались, опознавались и захоранивались. Оставались лишь считаные единицы, кого всё-таки не удалось разыскать, но при дальнейшем изучении они не проходили идентификации. ДНК-информация их потомков не совпадала с генетическим материалом замёрзшего…

Незнакомец же тем временем лежал в холодильнике и ждал своей участи. Пётр очень часто прилетал в центр и спускался в хранилище. Он внимательно рассматривал «ледяного человека», пытаясь понять, кем же он мог быть в прошлой жизни. Мысленно разговаривал с ним. Он мечтал об их встрече. Представлял, как они будут вести неторопливые беседы, в которых он расспросит его о прошлом. Как они там жили, чем занимались, о чём мечтали?.. Пётр, в свою очередь, расскажет ему о современном обществе, правилах поведения в нём. Ну и, конечно же, сделает всё от него зависящее, чтобы помочь «гостю» побыстрей адаптироваться в нынешнем мире…

…И вот однажды поздним вечером, когда Пётр уже собрался отключаться от «Сети», ему попалась статья о пропавшей туристической группе, которую, не смотря на тщательные поиски, так и не смогли найти. Правда, одного всё-таки обнаружили. Он погиб на обратном пути, возвращаясь в базовый лагерь, звали его Вилли Самерсон. Куда делись остальные члены группы, выяснить так и не удалось. Скопировав список пропавших и исключив из него найденного, дознаватели вместе с Петром начали поиск родственников остальных членов группы.

Генетики, отсеивая одного за другим, постепенно сужали круг кандидатов. И вот, в конце концов, остался только один из них – это некто Сэм Уилсон. После запроса в генетическую картотеку выяснилось, что у него, как и у их незнакомца, нет прямых потомков. А круг их дальних родственников полностью совпадает. Сопоставив для дальнейшего уточнения трёхмерное изображение лица, которое им удалось получить, с пожизненными фотографиями Сэма, сомнений уже никаких не осталось. Это был он – мистер Сэм Уилсон, учёный астрофизик.

Предоставив все собранные материалы Совету Двенадцати, они наконец-то получили одобрение на расконсервацию, и специалисты центра приступили к работе. После успешной разморозки криореаниматологи поместили Сэма в искусственный сон, давая возможность мозгу восстановить свою работу без лишней нагрузки. А Пётр начал интенсивно готовиться к их первой встрече…

И сегодня утром было принято решение о выведении Сэма из состояния сна…

…Судя по той информации, какую Пётр нашёл в «Сети», и тем многочисленным консультациям, которые он провёл с психологами, социологами, философами и писателями-фантастами, человек из прошлого, придя в себя и узнав, что он попал в будущее, должен испытывать чувство удивления и радости. Его, по-видимому, будет интересовать всё: условия жизни, устройство общества, развитие техники, интеллектуальный уровень граждан и многое другое. Поэтому, готовясь к их первой встрече, Пётр заранее обдумал план беседы. Спланировал, как он мелкими порциями будет выдавать информацию, чтобы не перегружать Сэма. Сначала о светооптике, потом о секретаре, потом… а, впрочем, теперь это уже неважно. Вот на такую встречу настраивался Пётр, и именно эти вопросы он ждал от Сэма. Но всё произошло совсем иначе.

«И как он будет чувствовать себя в современном обществе? – думал Пётр. – Ведь он его совершенно не знает. И у него ничего нет: ни дома, ни аэромобиля, ни вещей, ни личного секретаря… Надо будет понаблюдать за ним. Интересно куда он направится?»

Пётр взглянул на экран, на котором моргающая точка интенсивно удалялась от медицинского центра.

«Ну что ж, как бы там ни было, а человека мы спасли, – подумал он, поднимаясь к себе. – Интересно, что же мне написать в докладе о произошедшем? Как объяснить уход Сэма?»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное