Николай Рерих.

Дневник Маньчжурской экспедиции (1934–1935)



скачать книгу бесплатно

Русско-американская газета «Новое Русское Слово» от 29 декабря 1934 года дает краткое резюме харбинских инсинуаций:

«“Харбинское Время” докопалось и до цели приезда Рериха в Харбин. Он пожаловал ни с чем иным, как “проводить в жизнь сатанинский план масонов ордена Розенкрейцера”. План этот преследует цели “создания на территории Сибири великой империи – масонского государства”.

Японская газета “имеет в руках доказательства”, что в реализации этого плана заинтересован американский капитал. Сформировано и правительство “масонского государства” в Сибири. Вершина этого аппарата (новая масонская ложа) именуется “Белуха”, по имени высшей точки Алтайского хребта. Самые видные члены “Белухи”, например писатель Гребенщиков, “еще находятся на территории Америки”. Новое государство, “Сибирская масонская империя”, должно быть необходимым дополнением к существующей ситуации в бывшем русском государстве”, то есть Советской России»[96]96
  Лидин Н. Как Рерих разработал план «Захвата Сибири» // Новое Русское Слово. 29.12.1934.


[Закрыть]
.

Публикации в харбинских газетах только на первый взгляд кажутся бредом. При внимательном рассмотрении становится видна довольно профессионально организованная политическая акция. В этой игре разыграны именно те информационные карты, которые были наиболее действенными в среде русской эмиграции, причем на любой вкус – масонство, связь с США и Японией, связь с СССР (Центрально-Азиатская экспедиция проходила по территории СССР, в ургинском издании книги «Община» говорились высокие слова о Ленине). Масонство – как антитеза православию в глазах наших соотечественников за рубежом – особенно педалировалось. В серии статей периодически цитировалась некая настольная книга розенкрейцеров, затем автор снова возвращался к имени Рериха, тем самым создавая эффект «слоеного пирога», когда информационные слои накладываются друг на друга и воспринимаются как единое целое, а имя Рериха кажется неотделимым от всего масонского контекста.

Чем же не угодил Рерих основным игрокам на политической арене Центральной Азии?

До его появления в Маньчжурии русская диаспора на Востоке по причине своей разрозненности уже не представляла особого интереса ни для Японии, ни для СССР. «Хотя изгнанничество воспринимало себя и становилось понятным как движение в высшей степени политическое, ему не хватало реальной и эффективной организации. Ограничиваясь обсуждением идей, политических проектов, представительными съездами, называемыми примиренческими, оно не сумело или не смогло составить силу, способную оказать влияние на внутреннюю и внешнюю политику европейских стран и на их отношения с Советским Союзом»

Идеология русско" id="a_idm139893511475216" class="footnote">[97]97
  Ларюэль М. Идеология русского евразийства, или мысли о величии империи. М.: Наталис, 2004. С. 27.


[Закрыть]
. В Харбине, правда, в 1930 году предпринималась попытка создать «Дальневосточное объединение эмиграции» под руководством генерала Д.Л. Хорвата. Но после провозглашения Маньчжоу-го в марте 1932 года жизнь русской диаспоры начали жестко регламентировать японские власти, а в 1933 году и сам генерал Хорват оказался в опале (основным оружием его политического уничтожения, кстати сказать, была газетная травля). И тут в 1934 году в Харбин приезжает Рерих – художник и общественный деятель мирового уровня с позитивными идеями и строительными планами. Идеи Рериха, его проекты создания кооперативов как прототипов нового общинножития и хозяйствования могли сыграть роль точки бифуркации для разрозненной эмигрантской среды, обладающей громадным интеллектуальным и духовным потенциалом. Поэтому и была развязана мощная информационная война, и Харбин стал центральным узлом в довольно взаимосвязанной системе мифов о Рерихах, где одна теория оказывается прочно увязана с другой и может быть подана в том или ином контексте.

Н.К. Рерих обратился за разъяснениями по поводу клеветнической кампании в Министерство иностранных дел в Токио. От министерства пришел ответ: «Все происшедшее есть следствие полного невежества и непонимания сотрудников газет и враждующих групп русских эмигрантов в Харбине Вашей благородной миссии и работы… Имея такие донесения в руках, мы счастливы уверить Вас, что подобные инциденты не повторятся, и мы искренне надеемся, что Вы более не будете обеспокоены подобными происшествиями»[98]98
  Цит. по: Рерих Н.К. Листы дневника. T. I. С. 635.


[Закрыть]
. Надо иметь в виду, что на тот момент в Харбине действовала японская цензура, контролирующая печать. Если статьи увидели свет – значит, они были ею одобрены. После официального ответа, опубликованного в местных газетах, ситуация, однако, не изменилась. Несмотря на протесты самого Рериха и сотрудников культурных организаций в Париже и Нью-Йорке, клеветнические публикации продолжали появляться не только в русскоязычных газетах Харбина, но и в Тяньцзине и Пекине на протяжении всего 1935 года.

Когда газета «Наш Путь» вместе с «Харбинским Временем» начала публиковать эти статьи, руководитель русских фашистов А. Вонсяцкий в разговоре с Зинаидой Лихтман «определенно сказал, что вся кампень велась и теперь ведется лекторами[99]99
  Японией.


[Закрыть]
; они заставили переменить тактику “Наш[его] П[ути]”, и это повело к тому, что он отнял тотчас же свою субсидию. Теперь эта газ[ета] субсидируется лектор[ами], которые и направили эту атаку.

Господа Родз[аевский] и компания] являются теперь наемными людьми и должны делать все, что им указано»[100]100
  Лихтман З.Г. Письмо Н.К. Рериху от 14.01.1935 // Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.


[Закрыть]
. Не удивительно, что в 1935 году главный редактор фашистской газеты К.В. Родзаевский получил своеобразное повышение и был назначен руководителем информационного отдела Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи (БРЭМ) – организации, с помощью которой японские власти контролировали общественную жизнь русской диаспоры и, помимо всего прочего, готовили диверсантов для заброски на территорию СССР

Японская цензура остановила распространение книги Н.К. Рериха «Священный Дозор», составленной из статей, уже опубликованных в местных газетах и, соответственно, одобренных цензорами несколько месяцев назад. В то же самое время с одобрения цензуры вышла книга Василия Иванова «Православный мир и масонство» (Харбин, 1934), где развивается идея «жидомасонского заговора» и наряду с Рерихами к масонам причислены основные фигуры русского Золотого и Серебряного веков.

H. К. Рерих предполагал, что кампания клеветы развивалась не только с полного согласия японских властей, но здесь не обошлось без влияния с севера: «…[Василий] Иванов связан с советскими кругами и потому старается оклеветать всех деятелей эмиграции, а в книге своей оклеветал всю Россию, начиная от императоров, Голенищева-Кутузова, Пушкина, всех ученых и пр.»[101]101
  Рерих Н.К. [Дневник Маньчжурской экспедиции.] 13.02.1935.


[Закрыть]
; «…Из достоверного источника иностранной полиции известно, что шанхайская младоросская газета (выступавшая против нас) издается на советские деньги»[102]102
  Там же. 05.03.1935.


[Закрыть]
.

Размышляя над создавшейся ситуацией, Н.К. Рерих пришел к следующему выводу: «…Сами же эти газеты подчеркивают, что русские эмиграционные группы признают меня своим духовным вождем. Иначе говоря, это значит, что кому-то политически необходимо добиться обратного. При этом мы видим три определенные группы:

I. Блок японских газет.

II. Фашисты, подражающие в человеконенавистничестве немецким.

III. Легитимисты, которым Кирилл раздает графские и разные придворные звания.

Вполне естественно, что две последние группировки (вообще немногочисленные) всегда будут нападать на все строительное. Немецкая свастика всегда будет далека от народных масс. <…> С другой стороны,[среди] так называемых легитимистов-кириловцев замешались люди с явно преступным прошлым. <…> А вот когда перед нами встает поругание международного Пакта со стороны яп[онских] газет, тогда следует обратить все внимание уже с точки зрения международного права. <…> Если мы предположим, что охранение культурных сокровищ невместно большевикам, уже разрушившим столько памятников, то это будет вполне понятно. Но в таком случае мы должны бы были предположить наличность большевиков в составе яп[онских] газет, и это было бы совершенно необъяснимо»[103]103
  Рерих Н.К. [Дневник Маньчжурской экспедиции.] 06.12.1934.


[Закрыть]
.

Добавим, что к 1930-м годам советская контрразведка уже была достаточно профессиональной, поскольку еще в 1920-е годы ее агенты внедрялись в наиболее значимые эмигрантские движения, в том числе в евразийские круги[104]104
  См.: Ларюэлъ М. Идеология русского евразийства, или мысли о величии империи. С. 37.


[Закрыть]
. Рерих, открыто выступивший в харбинской прессе с разоблачающими «коммунизм, марксизм, безбожничество» заявлениями, не мог не привлечь ее внимания. Вероятно, входить в состав японской газеты для советских агентов не было необходимости, достаточно было вовремя подкинуть нужным людям нужные сведения. Японским властям эта дезинформация тоже была на руку, поэтому цензура легко пропускала в печать материалы, направленные на подрыв авторитета Рериха.

23 июня 1935 года отзвуки харбинских измышлений были переопубликованы журналистом Джоном Пауэллом в газете «Чикаго Трибьюн». В его статье говорилось, что Маньчжурская экспедиция вызвала противодействие японских властей и монгольских князей, потому что Рерих якобы пригласил на службу русских казаков атамана Семенова, вооружив их американскими винтовками. В статье Пауэлла нашли место не только отзвуки харбинской клеветы, но и наветы из писем американского ботаника Макмиллана в Департамент сельского хозяйства США. В этих письмах выплеснулись внутренние проблемы экспедиции, которые готовились заранее американскими госчиновниками. Как уже говорилось, Уоллес не определил достаточно четко служебные обязанности и субординацию всех членов экспедиции, и, воспользовавшись этим, начальник бюро растениеводства Департамента сельского хозяйства Н.А. Райерсон еще на подготовительном этапе поддержал сепаратистские настроения своего друга ботаника Макмиллана. В официальные инстанции в Токио и Маньчжурии летели письма об американских ботаниках, сопровождаемых Н.К. Рерихом и Ю.Н. Рерихом[105]105
  См.: Райерсон Н.А. Письмо генеральному консулу США в Токио от 05.05.1934 // ОР МЦР. Ф. 1. Он. 4. Д. № 450.


[Закрыть]
. В Харбине американцы издалека наблюдали за Рерихами, их чрезвычайно раздражали общественная деятельность и публичные выступления Николая Константиновича. В Вашингтон, в Департамент сельского хозяйства Райерсону поступали донесения, отзвуки которых потом обнаружатся в американской прессе, где великого русского художника, мыслителя, ученого обвиняли в прояпонских настроениях, в связях с белоказаками атамана Семенова и т. д. Осведомленность журналистов об измышлениях Макмиллана Рерих объяснял перлюстрацией всей корреспонденции в Харбине: «Не сомневаюсь в том, что пересылка пресловутой переписки негодяев сыграла определенную роль в этой истории»[106]106
  Рерих Н.К. Письмо американским сотрудникам от 15.11.1934 // Цит. по: Дубаев М. Харбинская тайна Рериха. С. 538.


[Закрыть]
.

При том, что в статье Джона Пауэлла не было ни слова правды, она, судя по всему, имела международный резонанс, поскольку через два месяца военный атташе США в СССР майор Филипп Файмонвилл отправил письмо главе военного департамента США о том, что он не может подтвердить или опровергнуть версию советского военного атташе относительно экспедиции Рериха. Согласно этой версии, Юрий Рерих – бывший царский офицер, и в штат экспедиции входят бандиты из шайки атамана Семенова. «Этот вооруженный отряд держит путь к Советскому Союзу, якобы как научная экспедиция, но в действительности как отряд, сформированный из белых элементов и недовольных монголов»[107]107
  Цит. по: Файмонвилл Ф. Письмо военному министру от 20.08.1935 // NARA in Washington, DC. Records Relating to the Roerich Expedition, compiled 1934–1937. ARC Identifier 1616665 / MLR Number PI66 18. Series from Record Group 54: Records of the Bureau of Plant Industry, Soils, and Agricultural Engineering, 1853–1977. Box 2.


[Закрыть]
.

Между ставкой экспедиции и границами СССР пролегали обширные пустыни Внешней Монголии – более тысячи километров. И Уоллес был прекрасно осведомлен об этом, равно как и о том, что в штате экспедиции нет семеновцев. Тем не менее, это письмо, пересланное ему из Госдепартамента, вероятно, стало «последней каплей» для Уоллеса, который к лету 1935 года уже перестал считать Н.К. Рериха своим духовным учителем и принял решение не противодействовать клевете.

Отзвуки запроса американского военного атташе в Москве прослеживались в переписке Департамента почти весь 1935 год. В частности 25 сентября практически сразу после отъезда Рерихов из Китая Департамент сельского хозяйства информировал руководство службы американской военной разведки G-2: «Эта экспедиция была послана в Центральную Азию исключительно для сбора засухоустойчивых трав. Однако мы получали многочисленные сведения о том, что они вовлечены в другую деятельность. Поэтому начиная с 3 июля (через 10 дней после публикации статьи Дж. Пауэлла. – О.Л.) мы предпринимали шаги, чтобы переместить их так быстро, как это практически возможно, из района потенциальных проблем, и в то же время дать им возможность собрать как можно больше различных типов засухоустойчивых растений, в которых мы заинтересованы. Экспедиция определенно завершена 21 сентября, и вы можете заверить майора Файмонвилла в посольстве, что страхи упомянутых в его письме людей сейчас совершенно беспочвенны»[108]108
  Брессман Э.Н. Письмо полковнику К. Бернетту // NARA in Washington, DC. Records Relating to the Roerich Expedition, compiled 1934–1937. ARC Identifier 1616665 / MLR Number PI66 18. Series from Record Group 54: Records of the Bureau of Plant Industry, Soils, and Agricultural Engineering, 1853–1977. Box 2.


[Закрыть]
.

Рерих же по поводу обвинения в политической нелояльности писал Уоллесу следующее: «Газетные инсинуации от июня месяца по существу безосновательны и, должно быть, исходят из неосведомленного и недоброжелательного источника, сильно желающего затруднить и расстроить полевые работы экспедиции в разгар сезона сбора семян. Я настоятельно опровергаю наличие какой-либо политической деятельности с моей стороны или со стороны других членов экспедиции. В целом эта “надуманная история” нелепа и показывает абсолютное незнание фактов и местных условий. Мы заняты расследованием этого дела, и, похоже, его источник находится в Шанхае. Г-н Стил, аккредитованный пресс-корреспондент, посещавший Калган в начале июня, заявил в американской миссионерской службе, что мнения об экспедиции разделились и что много недоброжелательных слухов было пущено двумя отозванными ботаниками, которые, по его словам, “оставили после себя вредоносный след”. Также мне известно, что многие из работников консульства были настроены весьма предвзято и потому были склонны верить историям ботаников. Примечательно также, что местная пресса воздерживалась от участия в этом злословии и что большинство статей появилось в американских газетах (“Пекин-Тяньцзин Таймс” перепечатала некоторые истории, но предусмотрительно опустила клеветнические пассажи)»[109]109
  Рерих Н.К. Письмо в Департамент сельского хозяйства США от 28.08.1935 // ОР МЦР. Ф. 1. Он. 4. Д. № 483.


[Закрыть]
.

Харбинские публикации, кстати сказать, американское посольство присылало в Департамент сельского хозяйства США, где их переводили на английский язык. На этот счет в феврале 1936 года госсекретарь США К. Халл послал специальную телеграмму в посольство США в Пекине – чтобы из Пекина, Тяньцзина, Дайрана и Харбина были направлены все статьи, касающиеся экспедиции и лично Рериха, начиная с 1934 года[110]110
  См.: Халл К. Телеграмма в посольство США в Пекине от 05.02.1936 / NARA in Washington, DC. Records Relating to the Roerich Expedition, compiled 1934–1937. ARC Identifier 1616665 / MLR Number PI66 18. Series from Record Group 54: Records of the Bureau of Plant Industry, Soils, and Agricultural Engineering, 1853–1977. Box 2. File «Correspondence 16.03.1934-15.08.1935».


[Закрыть]
.

Новый вал клеветы поднялся в январе 1936 года после того, как Департамент официально открестился от экспедиции и пустил в печать формулу о шпионаже. «Министерство земледелия сегодня сообщило, что ввиду выдвинутых маньчжурским правительством против академика Н.К. Рериха обвинений в шпионаже, экспедиция, снаряженная под его руководством распущена»[111]111
  Маньчжоуго обвиняет Рериха в шпионаже // Новое русское слово. 31.01.1936.


[Закрыть]
, – писали газеты. Статьи под броскими заголовками появились одновременно во многих газетах и продолжали появляться еще полгода, даже в Австралии и Новой Зеландии[112]112
  См.: Рерих Н.К. Письмо американским сотрудникам от 17.04.1936 // ОР МЦР. Ф. 1. Оп. 5–1. Д.№ 161.


[Закрыть]
.

Была сделана попытка дезавуировать и научные результаты экспедиции – в газетах появились статьи о том, что 20 упаковок с семенами обошлись США в 36 000 долларов. Причем эти публикации были основаны на официальном пресс-релизе Департамента сельского хозяйства: «Экспедиция Рериха провела полевой сезон 1934 г. в горах Хингана в Маньчжурии и этот текущий сезон на окраинах пустыни Гоби во внутренней Монголии. <…> Макмиллан и Стефенс прислали 98 упаковок с семенами, и в предыдущий сезон Рерихи собрали 20 упаковок. Объем сборов этого сезона экспедиции Рериха до сих пор не известен»[113]113
  Two-year grass exploration ended; government now testing hundred of plants (Press release). 27.09.1935 / NARA in Washington, DC. Records Relating to the Roerich Expedition, compiled 1934–1937. ARC Identifier 1616665 / MLR Number PI66 18. Series from Record Group 54: Records of the Bureau of Plant Industry, Soils, and Agricultural Engineering, 1853–1977. Box 1. Folder 1.


[Закрыть]
. Рядом давались сведения о сборах другой экспедиции Департамента в Советском Туркестане, составивших более 2000 образцов.

Фрэнсис Грант, вспоминая об этих событиях в конце 1970-х годов, предлагает свое объяснение в контексте новейшей истории: «Как показали события во Вьетнаме, в международных отношениях существует сеть тайных сил. Их громадные и широко распространяющиеся “картели” подобно паучьим сетям окутали континенты и страны. Преданность их специальным целям, которые идут вразрез нациям и связаны с мировыми интригами и вероломством, разрушает преданность стране или принципам, были ли они промышленными, или конфессиональными (жестокими и яростными в регионах соперничества миссий), или идеологическими. Чаще всего остается в тени история этих манипуляторов, заклятых разрушителей лучших надежд людей, вдохновленных Богом. Но они существуют. И они не стесняются устранять[этих людей] для своих целей»[114]114
  Frances R. Grant Papers // Special Collections and University Archives, Rutgers University Libraries. Box 14. File 82.


[Закрыть]
.

Сегодня мы можем добавить еще то, что, увы, сотрудники Рерихов по всему миру не смогли организовать достаточно мощного противодействия клеветнической кампании публикациями в защиту имени Рериха. Более того, одной из линий «защиты» была выбрана дезинформация. Так, согласно заявлениям Мориса Лихтмана в чикагской газете, Рерих «натурализовался в Америке и поэтому во французском паспорте не нуждается. <…> Экспедиция направилась не на север от Калгана, а на юг, в направлении к пустыне Гоби…»[115]115
  Японцы вытеснили американскую экспедицию // Рассвет. 20.06.1935.


[Закрыть]
. В.К. Рерих в харбинской газете писал: «Что же касается книги “Листы Сада Мории”, из которой приведены цитаты, то эта книга ни к самому Н.К. Рериху, ни к музею его имени, ни к издательству “Алатас” никакого отношения не имеет…»[116]116
  Русские люди! Следите за полемикой Вершинин – Рерих. Ответ брата Н.К. Рериха Ав. Вершинину // Наш Путь. № 297 (391). 16.11.1934.


[Закрыть]
.

И все эти утверждения защитников были далеки от истины. Рерихи, как неоднократно подчеркивали в переписке между собой американские официальные лица, не были гражданами США. После того как покинули Родину, они не меняли гражданства и пользовались французскими (нансеновскими) паспортами, предоставляемыми беженцам и эмигрантам[117]117
  Уже во второй половине XX века Ю.Н. Рерих примет советское гражданство, С.Н. Рерих – индийское.


[Закрыть]
. Перед экспедицией (а именно 6 марта 1934 года[118]118
  Номера французских паспортов Н.К. и Ю.Н. Рерихов и дата их выдачи указаны в документах, выданных французским консульством в Харбине на право пребывания в Маньчжурии и Монголии. См.: Шапошникова Л.В. Великое путешествие. В 3 кн. Мастер. М.: МЦР, 1998. Кн. 1. С. 500–501.


[Закрыть]
) паспорта Николая Константиновича и Юрия Николаевича были обновлены при содействии Уоллеса, ходатайствовавшего перед французскими властями… Экспедиция, покинув Калган, направилась на север, а не на юг, как сообщал корреспондентам газеты Морис Лихтман… И хотя первые книги Учения Живой Этики были изданы не «Алатасом», вряд ли можно сказать, что Николай Константинович не имел к ним никакого отношения, поскольку книги были напечатаны в частной типографии самими Рерихами. Кроме того, именно в «Листы Сада Мории» вошли многие записи бесед с Великим Учителем, сделанные не только Еленой Ивановной, но и Николаем Константиновичем… Так что подобные заявления сотрудников работали только на руку черному пиару.

Кооперативное строительство

Кооператив не есть закрытое общежитие. Сотрудничество, основанное на законе природы, содержит в себе элемент беспредельности. Обмен труда и взаимопомощь не должны накладывать условных ограничений. Наоборот, кооператив открывает двери ко всем возможностям. При этом кооперативы связаны между собою, и таким образом трудовая сеть покроет весь мир.

Аум, 441

Параллельно с подготовкой экспедиции в Музее Рериха разрабатывался план организации сельскохозяйственного кооператива в Маньчжурии с привлечением русских эмигрантов – как прототипа нового общинножития и хозяйствования.

Идея общины очень важна во всем творчестве Рерихов. В предыдущей, Центрально-Азиатской экспедиции рукопись книги «Община», данная Великими Учителями, играла значительную роль. Она была привезена в Москву, но здесь она не была понята и принята, и Рерихи издали ее в Урге. Еще один вариант издания был сделан в Риге, но там из текста были изъяты имена Ленина и Маркса, которые в ургинской книге упоминались неоднократно в самом позитивном ключе. Как пишет Л.В. Шапошникова, это была книга-предупреждение, данная миру на переломном моменте, когда социалистическая страна еще могла повернуть в эволюционное русло, отвернуть от пути в пропасть тоталитаризма. Более того, община понималась в самом широком, космическом контексте как форма организации общества, наиболее отвечающая новому этапу духовного развития человечества. «В книге, созданной Махатмами, речь идет об общине как природном эволюционном процессе. Понятие это трактуется ими много шире и носит более глубокий философский характер, нежели просто социально-экономическое понятие. С этой точки зрения коммуна, по мысли Учителей, является основой, в первую очередь, для духовного совершенствования человека и развития его свободного творческого труда»[119]119
  Шапошникова Л.В. Книга-предупреждение // Учение Живой Этики. Община. М: МЦР, 1997. С. 29.


[Закрыть]
.

Не принятые сильными мира сего, эти идеи, тем не менее, могли для начала получить свое практическое развитие в отдельно взятом товариществе, объединенном высокими идеалами и созидательным трудом каждого дня. В 1920-е годы сотрудниками Музея Рериха была создана корпорация «Белуха», чтобы «приложить свои силы к экономическому развитию и строительству Юго-Западного Алтая в сфере горнодобывающей промышленности и сельского хозяйства и связанной с ними деятельности»[120]120
  Belukha corporation // Amherst Centre for Russian Culture. Roerich collection. Box 4.


[Закрыть]
. Но договоренность с Советским правительством до конца не была достигнута, и, как позднее напишет Рерих, сами американцы не смогли найти финансирование для этого проекта.

В 1933–1934 годах планы сельскохозяйственного кооператива составлял брат Н.К. Рериха – Владимир Константинович Рерих, агроном по специальности, живший в Харбине.

В архиве современного Музея Николая Рериха в Нью-Йорке и в бумагах Ф. Грант в Ратгерсе хранятся вполне конкретные бизнес-проекты – с подсчетом сумм, необходимых для первоначальных вложений, и перспективной доходности от сельскохозяственной деятельности кооператива. Замечателен наказ Н.К. Рериха правлению сельскохозяйственного кооператива «Алатырь», в котором виден широкий круг поставленных общественно-культурных задач, выходящих далеко за рамки достижения экономического благополучия:

«Надеюсь, что протекающая переписка по учреждению сельскохозяйственного кооператива “Алатырь” закончится успешно и его полезное учреждение осуществится, предоставляя работу и сотрудничество многим достойным поселенцам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12