Николай Прокудин.

Охотники за пиратами XXI века. Защита торгового флота



скачать книгу бесплатно


Реальные истории, которые по накалу страстей превосходят любой вымышленный боевик!


Пролог

Жизнь любого человека, я уверен – практически любого, необычайно удивительна, интересна и насыщена всевозможными событиями. Конечно, встречаются и невыносимые зануды, день за днем влачащие свое скучное, размеренное, жалкое существование, но это редкие исключения. Или мне, неугомонному, так кажется, а все обстоит как раз наоборот – основная масса населения Земли живет тихо и мирно? Да?

Однако если вдуматься, то придешь к выводу: мы каждый день суетливо бегаем по своеобразному лабиринту времени, словно подопытные крысы, и не счесть хитросплетений и неожиданных поворотов судьбы. Шаг туда, шаг сюда… Например, не оступился и не сошел с тротуара – пронесло, не попал под машину! А неосторожно приблизился к стене, свалился на голову «дежурный» кирпич – и кирдык! Товарищи на похоронах скажут: не повезло. Или же ежедневно чудишь и куролесишь, а потом бесконечно жалуешься: меня преследует злой рок…

И верно, никто не знает и не ведает, что с ним случится через месяц, через год. Эх, кабы заранее заглянуть за горизонт времени – чем будешь заниматься, как сложится личная жизнь, кем в итоге станешь!..

Кто из нас в молодости не мечтал о морях и океанах, о звездах, о путешествиях в джунгли и прерии? Юность я прожил в нескольких населенных пунктах, которые находились довольно далеко от морей и океанов, но безумно обожал читать книги о путешествиях и морских походах, о жизни моряков, наполненной странствиями и необычайными и опасными приключениями. А волнующие и возбуждающие воображение истории о кровожадных пиратах, разбойниках?! В те годы любимыми книгами каждого мальчишки были «Пятнадцатилетний капитан», «Остров сокровищ», «Робинзон Крузо», позднее, в более зрелом возрасте, мы зачитывались морскими романами Мелвилла и Виктора Конецкого.

О морях-океанах в зрелом возрасте я уже не мечтал, ведь, связав свою судьбу с армией, большую часть жизни провел в гарнизонах, территориально никакого отношения к морям даже отдаленно не имевших: в пустынях, в горах, в тайге. Случалось, что оказывался праздно отдыхающим на черноморском пляже, но не чаще одного раза в десять лет. И к тридцати годам я лишь однажды побывал в открытом море – пересекал Балтику в трюме немецкого парома, вывозящего несколько эшелонов – сотни вагонов, наполненных артиллерийскими снарядами, во время вывода войск из Германии. Мастер (капитан) великодушно предоставил возможность русским офицерам подышать десять минут на морозном воздухе и посмотреть на бурлящие тяжелые свинцовые волны. О! Настоящее свидание с морем!

А далее – вновь сухопутная жизнь, почти двадцать лет военная служба и трудовая деятельность на берегу. Перелистав «книгу жизни» наполовину, я и предположить не мог, что самому доведется «хлебнуть» морской романтики и стать практически настоящим мореплавателем…

В самом начале своей литературной деятельности, по заказу издательства для серии, я написал трилогию о морских приключениях, о путешествиях, о пиратах: по большей части вымысел, фантастика, которую не воспринимал всерьез – ну какие пираты в наше время.

И вдруг резкий поворот в жизни, и сказка становится былью!..

Знакомство с «полковником» Алексом

Началась эта история несколько лет назад – мне тогда и в голову не могло прийти, что водоворот случайных событий способен столь надолго закрутить меня, подхватить, увлечь и даст материал для написания книги или серии книг. Сейчас об этом довольно забавно вспоминать, а тогда!..

…Жарким июльским днем 200… года я случайно попал в сплоченную мужскую компанию, состоящую из охотников и рыболовов. Должен честно признаться – сам я не принадлежу ни к той, ни к другой категории «спортсменов». Считаю утомительным занятием из-за пары окушков летними днями торчать с удочкой на берегу реки или озера – кормить стаи жадных комаров, а зимой морозить зад и нос возле проруби, и тем более не понимаю сомнительного удовольствия из-за одной несчастной утки ползать в грязи по болотам, заросшим камышами и осокой, да палить куда попало из ружья, в надежде нашпиговать дробью несчастную птицу. Возни много, а еды меньше килограмма.

Пикничок организовался на гостеприимной даче Никиты Филонова – не у того всемирно известного художника, давным-давно покойного, а у другого – не менее известного, но ныне живущего адвоката. Дача располагалась в ближайшем пригороде Санкт-Петербурга, была не по-адвокатски скромна и в то же время вполне уютна. Обычный милый домик, но с элементами экзотики: с тыла вблизи покосившейся деревянной калитки, ощерившись пустыми бойницами, замер на вечном боевом посту старый советский дот.

Когда-то это железобетонное сооружение принадлежало моему полку – защищало дальние подступы нашего города от противника. Теперь этот реликт времен холодной войны без стволов пушек и пулеметов, с потрескавшейся и поросшей мхом бетонной крышей напоминал череп гигантского динозавра, который издох в последнем охотничьем броске. Вспомнив годы службы в укрепрайоне, не удержался и погладил ладонью по шершавой прохладной стене. Старый товарищ!

Погуляв босиком по траве, заглянул в домик – любопытно, как живут матерые адвокаты, современные Плеваки. После службы в армии я и сам одно время хотел пойти по юридической линии, да в последний момент не рискнул поступать на юрфак (время было сложное – дефолт, не до учебы). Может быть, тоже стал бы таким же известным и успешным? А вдруг?..

Дача не впечатлила – ожидал большего: никакой изысканной мебели, китайских фарфоровых ваз по углам, старинного оружия, развешанного на персидских коврах ручной работы, или выцветших гобеленов, картин голландских мастеров по стенам я не увидел. Моему взору предстали просторный, но неброский, без изысков, первый этаж с кухней и одной жилой комнатой да кабинет с небольшой библиотекой, а на втором этаже разместились две спальни для гостей, желательно не сильно пьяных – лестница довольно крута. Удобства во дворе, вблизи въездных ворот: душ, умывальник, сауна и туалет.

По воле хозяина, огород на участке принципиально отсутствовал – вместо него босые ноги гостей ласкал мягкий травяной газон, а вдоль забора из сетки рабицы стройными рядами расположились кусты крыжовника, красной и черной смородины, и сам забор, в целях защиты от нашествия жуликов, с обеих сторон оплетали густые заросли ежевики да малины. В центре участка теснились аккуратные квадраты клубники, а фундамент окружали клумбы с цветами. И никаких тебе из итальянского кирпича метровой толщины стен по периметру, взметнувшихся ввысь на четыре-пять метров, да с бойницами и с торчащими во все стороны видеокамерами, да с колючей проволокой поверху и битым стеклом, угрожающе застывшим в бетоне, – такие защитные сооружения частенько встречаются на дачах современных богатеев, чиновников, ментов, прокуроров или судейских. Нет, тут все вполне демократично. Скромно, однако!


Наша компания по указанию хозяина расположилась за просторным столом, в тени высокого раскидистого куста сирени. Хозяин и гости расслаблялись по насыщенной программе – не жалея сил и здоровья. Для начала выпили по бутылке пива, затем пару часов попарились и восстановили водный баланс второй порцией пивка, а там уж в ход пошли напитки покрепче. Хорошо закусив, снова попарились в баньке, повторили заход на спиртное и вновь осуществили заход в парную – прогреть свои уже не столь молодые кости. Народ разомлел, оттаял душой – пошли песни под гитару.

Здоровяк Вадик, раздирая струны пальцами-сосисками, громко хрипел свои и чужие баллады и, кажется, что-то даже сочинял по ходу сольного выступления.

Бывалые рыбаки и охотники распивали спиртные напитки на свой выбор (водку, коньяк, вино) и под жареную рыбу и шашлык травили байки. Наконец, когда очередь дошла до третьего тоста, вспомнили свое боевое прошлое. Мужчины почти все как на подбор были офицерами в запасе, да к тому же ветеранами войн и военных конфликтов: армейский спецназовец, собровец, омоновец, снайпер-инструктор, два пехотинца. По отношению ко всем и каждому в отдельности были актуальны строчки: «Порохом пропахшие, с сединою на висках».

После того как запас спиртного ополовинили, заговорили о женщинах – благо их самих рядом не было и подслушать эти хвастливые заявления о достижениях и победах над слабым полом, а потому опровергнуть оные похвальбы поверженные дамы никак бы не могли.

Я водку не пил – не люблю. Вначале белое сухое вино под запеченную рыбу, затем красное сухое – под шашлык. По левую руку вплотную ко мне сидел молчаливый мужик, как он сам себя назвал – друг детства и школьной юности нашего гостеприимного хозяина.

– Яркин! Для друзей – просто Алекс или Алексей, – назвался сосед по столу и протянул руку для приветствия.

– Полковник Алекс! – пошутил Филонов.

– Уймись! Не можешь без своих адвокатских подколок, – оборвал шутку Яркин. – Полковник – это для конспирации и солидности, в случае хождения по кабинетам высокого начальства. Я – майор запаса.

– Гм-гм… и я был майором…

– Я в курсе…

Рукопожатие оказалось крепким – в буквальном смысле железная лапа! Я оценивающе посмотрел на незнакомца: статный, широкоплечий, большерукий, мосластый, когда-то давным-давно темно-русый, а нынче практически седовласый, стрижка под ежика. После короткого представления Алекс плотно занялся моей персоной, регулярно подливая в стаканы мне и себе красное сухое. Предложил сигариллу.

– Покурим?

– Спасибо, не курю.

– Бросил?

– В жизни не курил! Я старовер!

– Свистишь! – ухмыльнулся Алекс. – Староверы вина не пьют! Но раз не куришь – молодец! А я слаб – никак не могу отделаться от пагубной привычки.

Алекс раскурил сигариллу, блаженствуя, прищурился, чуть прикрыв глаза выцветшими на солнце ресницами, затем, глубоко и нервно затянувшись, принялся выпускать колечки дыма в сторону от стола размеренно, через секундные промежутки. Я невольно задержал взгляд на колоритном и мужественном лице соседа, буквально просящемся на холст художника-портретиста: щеки и лоб испещрял десяток глубоких морщин, три небольших шрама (на подбородке, через всю левую щеку и над левой бровью) придавали лицу суровый и угрожающий вид.

«Шрамы украшают мужчину!» – припомнил я старое банальное изречение, которым особо любят бравировать люди, сами пороха не нюхавшие, под пулями не бывавшие и боевых шрамов не имеющие.

– Где тебя так шандарахнуло? Чем?

Алекс внимательно и оценивающе придавил меня тяжелым взглядом выцветших серо-голубых глаз.

– Было дело… приласкало. В восемьдесят четвертом. Минометный обстрел, осколками чуток зацепило… Сантиметром бы пониже – и быть мне без глаза!

– Повезло, – кивнул я в ответ и подвинул стакан для добавки. – Могло быть и того хуже – могло и в висок прилететь.

Алекс подлил, чокнулся со мной, чуть приподняв свой стакан, и произнес хрипло:

– За наших… За тех, кто не вернулся…

Я кивнул и хлебнул до дна – мне тоже было за кого выпить. Алекс умолк, собираясь с мыслями, и наконец начал разговор по делу, предварительно хорошенько пригубив гранатового цвета чилийского вина.

– Дружище! Никита отрекомендовал тебя как надежного и бывалого. Ты где в Афгане воевал?

– В сто восьмидесятом полку.

– Это где территориально?

– Сто восьмая дивизия. Кабул, Баграм, Чарикар и прочие злополучные места… Зона ответственности – весь Центральный и Восточный Афганистан, но мы и вплоть до Фай-забада и Алихейля ходили.

– А в какие годы?

– С июля восемьдесят пятого по июль восемьдесят седьмого. В рейдовом батальоне. А что?

– Ага! Значит, после меня был. Я с восемьдесят третьего по восемьдесят пятый воевал. Спрашиваешь, что за дело… Да так, ничего особенного… Чуть позже расскажу.

Этот легкий допрос, как бы невзначай, меня начинал слегка утомлять. Проверяет, не вру ли про войну? Зачем? Что ж, проверим и его.

– А ты сам-то в каком полку служил?

– В шинданской дивизии, в районе Герата. Обучал и руководил отрядом снайперов… Я мастер спорта по пулевой стрельбе. В Афган сразу после ВИФКа[1]1
  Военный институт физической культуры.


[Закрыть]
загремел.

– А-а-а… – понимающе протянул я. – Мало чего хорошего было в вашем Герате: засады, стычки и обстрелы.

– Костя, а у тебя ордена и медали за что? Ранения?

– Да нет… Представляешь, даже не зацепило ни разу! Награды – за бои: за результаты, за трофеи.

– Молодец! А чем занят сейчас?

– Ничем примечательным и интересным – охрана. Сижу в офисе на посту, в носу ковыряю да немного пописываю: кропаю повести и рассказики. Пытаюсь…

– Не скромничай! Никита давал читать твои книги. Здорово написано!

Яркин на минуту замолчал, вновь пристально, оценивающе посмотрел мне в глаза, помялся, видно было, он хотел сказать что-то важное, но раздумывал, стоит ли продолжать разговор и посвящать малознакомого собутыльника-собеседника в свои планы. Но в итоге все же решился.

– Понимаешь, Костя, я тут одно предприятие затеял, и мне нужны люди с опытом… Такие, как ты…

– Какие такие?

– Знающие военную жизнь. И умеющие обращаться с оружием. Бойцы! Боевики!

– Если бандитские разборки, то я – пас! Как говорил незабвенный Остап Бендер, я чту Уголовный кодекс.

Яркин весело хмыкнул и пригладил широкой крестьянской ладонью непокорно торчащий ежик коротких упругих волос.

– Это вовсе не то, о чем ты подумал! В Сомали поедешь?

Неожиданно! Прежде я никогда не бывал в Африке, и, в принципе, не особо туда и тянуло, разве что зрела мысль на недельку съездить в Серенгети – понаблюдать за жизнью львиного прайда, поглазеть из кабины «лендровера» на носорогов, жирафов и слонов. Мой племянник несколько лет работал инженером одного из центральных немецких телеканалов в Кении и, болтая по скайпу, приглашал пожить, попутешествовать, но все как-то не срасталось. Кения – это другое дело! А зачем-то поехать в Сомали… А что мне известно про Сомали? Ничего хорошего! Помнились эпизоды теленовостей и из газет о войне сомалийцев с эфиопами в семидесятые – восьмидесятые годы прошлого века, да еще я видел фильм-боевик о гибели группы из американского отряда «Дельта» в Могадишо и отрывочно слышал о бесконечной гражданской войне. Напряг память, что мне известно про Сомали. Почти ничего.

– Да я про твое Сомали с училища толком ничего не слышал!

Тогда Яркин, видя мое недоумение, ухмыльнулся, достал из кармана сложенные вчетверо листки – сразу видно, человек тщательно занимается вопросом, готовится. Я углубился в чтение…

«Как единое суверенное государство существовало по историческим меркам непродолжительный период – 60-е – 90-е годы. После свержения режима Спада Барре в январе 1991 года захватившие власть оппозиционные военно-политические группировки, созданные в свое время по этническому принципу, так и не смогли договориться о формировании общенационального правительства.

Между ними и внутри их обострилась борьба за власть, приведшая к затяжной гражданской войне, разрухе и дезинтеграции страны. В мае 1991 года от Сомали отделились северо-западные провинции, названные независимым государством Сомалиленд, а в августе 1998 года было объявлено о создании автономии Пунтленд в северо-восточных провинциях Сомали. Местные автономные или полуавтономные правительства и администрации образовывались также в центральных и южных провинциях страны.

По данным ООН, на территории Сомали проживает примерно 10 миллионов человек, из которых 1,4 миллиона человек – вынужденно перемещенные лица внутри страны. Число беженцев, проживающих в соседних странах и государствах Западной Европы и США, достигает 700 тысяч человек и продолжает расти с каждым годом. Основные этнические группы сомалийцев – хавие, дарод, дир, исак и раханвейн…»

– Алекс! Ну у тебя и шуточки! Поехать в мятежную страну?! Искать смерть свою? Какого хрена мы забыли в Африке? – насторожился я.

Яркин неспешно раскурил очередную сигариллу, а я, ожидая ответа, жадно отхлебнул полстакана вина – смочил внезапно пересохшее горло.

– Страшно?

– Глупые авантюры не интересуют. Я нищих бедуинов не видел? Опять кто-то банды наемников вербует? Но, насколько я слышал, эта тема сейчас уже неактуальна и не денежная – прошли времена солдат удачи типа Боба Динара, ушли на покой лихие, суровые ветераны батальона «Буффало»…

– Зачем наемником! Все более-менее легально и законно.

– Более-менее?

– Типа того… Никакого криминала. Хочу предложить тебе от пиратов торговый флот поохранять!

Столь неожиданно было предложение этого малознакомого «полковника» Алекса, что я даже поперхнулся, и рука с полупустым бокалом красного вина застыла на полпути к губам. В начале разговора я мог предположить что угодно, но только не столь экзотическое дело.

– Волженин, не слушай его! Мой друг Алекс – известный авантюрист и неудачник, – прошептал мне на ухо Филонов и добавил уже вслух: – Из международной тюрьмы вытаскивать бесплатно тебя не стану, а у твоей жены столько денег на оплату моих услуг не найдется. Я – очень дорогой адвокат!

– Адвокатская болтовня! Филонов вечно все опошлит и раскритикует. Но в случае положительного результата потом заявляет, что он был уверен в успехе.

– Конечно! Лучше товарища заранее предупредить и предостеречь, чем позже носить в камеру передачи…

Я прищурился и вновь оценивающе окинул взглядом крепкую фигуру и суровую физиономию Алекса Яркина.

– Не врешь? Не шутишь?

– А чего врать? Я уже фирму зарегистрировал в Гондурасе.

– Надо же! Кто бы мог подумать – в самом Гондурасе! – всплеснул руками адвокат и рассмеялся. – А приличнее по звучанию для русского уха страны не мог найти?

– Иди ты! Юрист-юморист… Страна как страна, не хуже нашей. Фил, не вмешивайся в деловой разговор, а не то вычту штраф из твоего будущего гонорара. Да, кстати! Костя, а у тебя заграничный паспорт-то есть?

– Есть, но просрочен. Надо новый оформлять…

– Жаль… Значит, на данный момент паспорта нет!

– Выходит, что так… – Я притворно огорчился и даже досадливо вздохнул.

– Ах, какой клиент сорвался с крючка! – Филонов хохотнул и хлопнул Алекса по плечу. – А я уже представил газетные заголовки: банда кровавых русскоязычных наемников из Гондураса, пытавшихся устроить переворот в небольшой африканской стране, предстала перед Гаагским трибуналом! Поделом международным авантюристам!

– Цыц, стряпчий!

– Тогда уж присяжный поверенный.

– Не зуди! Константин, так ты согласен или нет? – оборвал несерьезную адвокатскую болтовню суровый Алекс. – Что-то я тебя не пойму.

– И я тебя не пойму. Разговор без конкретики. В принципе, я – не против. Я за любой интересный кипеш, тем более, если он с материальной выгодой и пользой – люблю попробовать что-то новое. Особенно хорошо оплачиваемое. Заскучал я «на земле», хочется чуток экстрима… Морского…

– Вот и молодец! Значит, договорились? Тогда делай новый паспорт, да поскорее. На следующей неделе я поеду на рекогносцировку в Египет, в порт Суэц. Вернусь – сгоняем в Сомали. Позже поговорим о деталях. Возможно, скоро уже отправимся на первый корабль.

Я не стал воспринимать всерьез этот пьяный базар и пошутил:

– Ладно, не забывай! Звони, если что…

Попили, поели, поболтали, пошутили и разъехались на такси по домам…

На следующий день, протрезвев, я вспомнил о странном предложении малознакомого сурового субъекта поучаствовать в какой-то нелепой авантюре. Как его там звали… ага – Алекс, «полковник» Алекс!..

Сварил кофе, рассказал жене в общих чертах о прошедшем сабантуе – о Сомали, естественно, промолчал. Но червь сомнения глодал мозг и невольно заставлял задуматься, – разобрало жгучее любопытство. Включил компьютер, залез в Интернет – решил почитать о современных пиратах: где они орудуют, как, в каких странах?

Нарыл следующее…


Хроника пиратства

«Сомалийские пираты начали активную деятельность еще в 2004 году. 10 апреля 2005 года в 35 милях от Сомали вооруженные автоматами и гранатометами пираты напали на российский теплоход „Тим Бак“. Огнем была подожжена спасательная шлюпка, однако экипаж не дал захватчикам подняться на борт. Через день от сердечного приступа скончался капитан теплохода».


Бедняга капитан! Но для экипажа все могло закончиться гораздо драматичнее. Что же там дальше происходило? А вот что…


«06.11.2005 г. в Индийском океане пираты напали на пассажирское судно „Сибур Спирит“, на борту которого находилось 600 человек, атаковали два катера. Налетчики открыли огонь из автоматов и гранатометов. Один человек получил ранения. В 2006 г. пираты захватили в этом районе 27 судов».


Ого! Повторно нырнул во «всемирную паутину», да поглубже – собирал и систематизировал материал в виде хроники:


«Февраль 2007 г. – захвачено судно ООН с продовольствием. Экипаж – 12 человек.

Май 2007 г. – захват двух южнокорейских рыболовецких судов. 30 человек попали в плен.

Июнь 2007 г. – попал в плен экипаж датского судна Danica White.

Октябрь 2007 г. – пиратами захвачен японский танкер Golden Nori с экипажем из 23 человек.

3 февраля 2008 г. захвачено судно „Свитцер Корсаков“ с 6 членами экипажа, четверо из которых граждане России…

4 апреля захвачена французская круизная яхта „Ле Понан“ с 30 членами экипажа…

21–22 августа захвачено 4 судна…

25 сентября захвачено украинское судно „Фаина“ с грузом танков Т-72»…


О! Эту трагическую историю я хорошо помню, она прогремела на весь мир, именно тогда о пиратах заговорили всерьез. Да, тревожная хроника! Читаешь информацию – словно сводки с театра военных действий: количество нападений пиратов и захваты судов с каждым годом идут по нарастающей. До чего же нагло орудуют сомалийские пираты! Перестали мелочиться – начали работать по-крупно-му. Сотни раненых и убитых моряков, тысячи плененных. Выходит, что эти современные пираты такие же кровожадные и безжалостные, как и их предшественники.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное