Николай Попов.

Как начиналась эпоха Путина. Общественное мнение 1999–2000 гг.



скачать книгу бесплатно

© Попов Н.П., 2016.

© ЗАО «ИД «Аргументы недели», 2016

* * *

Предисловие

Эта книга – сборник заметок, написанных на основе опросов общественного мнения населения страны в 1999–2000 годы – драматичный период ухода от власти президента Б. Ельцина и прихода во власть – сначала премьером, а затем президентом – В. Путина. Сменился не только верхний эшелон управления страной, сменилась политическая культура, изменились отношения власти и бизнеса, власти и народа, что побудило многих аналитиков говорить об окончании «эпохи Ельцина» и наступлении «эпохи Путина».

Данные заметки писались по результатам еженедельных опросов россиян, проводившихся социологическими службами АРПИ (Агентство региональных политических исследований), РОМИР Мониторинг, ВЦИОМ, обычно с выборкой 1500–1600 человек, а также Фондом «Общественное мнение», Gallup Organization и другими социологическими центрами. Они были опубликованы в виде колонок обозревателя «Опросы и ответы» в еженедельнике «Новое время».

Как сами заметки, так и эта их коллекция не претендуют на сколько-нибудь исчерпывающий анализ народного сознания за описываемый период, они скорее дают оперативную, как того требовала еженедельная публикация, краткую оценку общественной реакции на те или иные события дня. Иногда заметки посвящены одной теме, в других случаях они являются описанием народного мнения по нескольким событиям недели или месяца. Некоторые наблюдения в силу важности момента или вдохновения автора позже разрослись до более обширных аналитических статей. В основном же автор исходил из того, что «моментальная фотография» общественного мнения в какой-то конкретный момент жизни страны не есть последовательный, научный анализ массового сознания, а описание реакции народа, часто эмоциональной, порой непоследовательной и противоречивой, на то, что затронуло жизнь людей, стало предметом общественного интереса, заботы, обсуждения в средствах массой информации.

Эти заметки скорее предназначались для того, чтобы дать журналисту, политику, всякому мыслящему человеку возможность узнать, что же, собственно, думают обычные люди по поводу обсуждаемых в обществе событий и проблем и чем эти взгляды могут отличаться от принятых в политической элите. Таково же предназначение и предлагаемого читателю сборника заметок – дать обзор общественного мнения за важный период жизни нашего общества – после-дефолтный, предвыборный 1999 год и 2000-й – год выборов президента. Они заканчиваются оценкой 100 дней власти президента Путина.

Трудно сказать, насколько устойчивой и долгосрочной будет «эпоха Путина», однако многие формы государственного управления, партии, нормы политической жизни, родившиеся в тот период, продолжают действовать и сегодня. Заметки расположены в хронологическом порядке, даны так, как они были написаны во время событий этого периода, без сегодняшнего анализа «задним умом», чтобы читатель мог по мере возможности почувствовать дух того времени.

Автор выражает особую благодарность постоянному и внимательному редактору данных заметок Л.В.

Цукановой и главному редактору «Нового времени» А.Б. Пумпянскому, без чьей заботы эти заметки не увидели бы свет.

1999 год

Ваш бы рейтинг к моей харизме

Не успели мы оглянуться, как у нас началась очередная предвыборная кампания. Теперь все чаще вам будут показывать графики, как меняется рейтинг будущих кандидатов в Думу и на президентский пост, и объяснять, почему у одного шикарный имидж, а другой харизмой не вышел. Мы попытаемся понять, чего хочет народ и что об этом говорит социология, с помощью данных опросов общественного мнения, в том числе проводимых Агентством региональных политических исследований.

Один из вопросов, который мне часто задают мои друзья-несоциологи, – почему так прыгают рейтинги наших политиков и почему они не совпадают с тем, что мы об этих политиках думаем.

Посмотрим, что мы имеем в этом плане на нашем политическом Олимпе. Первое, что приходит в голову при взгляде на списки политиков, предлагаемых в качестве будущих вождей, это, как сказал классик, «узок круг этих людей», одни и те же лица. Поэтому появление каждого нового человека, так сказать, с улицы, сразу дает ему шанс вызвать интерес публики, надежду, что «новый человек наконец наведет порядок», «изгонит менял из Храма». Во-вторых, «страшно далеки они от народа»: люди не доверяют власти вообще и лидерам в частности; они с трудом отличают одного политика от другого, да и то по их телевизионным образам. Наконец, оценки политиков в опросах «скачут» в основном в пределах ошибки метода социологических опросов, которая обычно составляет 2,5 %.

Так что соревнование пока что очень условное: четверо бегут голова в голову – Лужков, Явлинский, Зюганов, Примаков, их поддержка как возможных кандидатов на будущих президентских выборах – по 1213 % населения, вдвое уступает им Лебедь с 5 %. Остальные статистически незаметны. И стабильно треть населения не может ответить на вопрос, кто им нравится, за кого бы они проголосовали.

Теперь о рейтингах. Во-первых, в мировой политической науке, и прежде всего в Америке, откуда все пришло, нет таких понятий, как рейтинг политика. Это все равно, что сказать – объем политика. Есть объем талии, бедер, головного мозга, наконец, но не просто объем. Так и с рейтингом – может быть рейтинг популярности, рейтинг доверия, рейтинг избираемости политика – какой процент собирается за него проголосовать на выборах или рейтинг недоверия, рейтинг неприемлемости – «ни за что не буду за него голосовать». Ясно, что сравнивать их трудно.

Как же народ оценивает политических лидеров на старте новой гонки? Один из вопросов, оценивающих народное отношение к лидерам, который нередко задается в опросах, это кто из политиков, общественных фигур «пользуется наибольшим авторитетом». При такой постановке немного больше поддержки получил Примаков – 9,4 %; 6,9 % набрал Лужков; по 6,1 % получили Зюганов и Явлинский, 4,2 % – Лебедь, 2,1 % – Жириновский. Остальных назвали меньше 2 % населения. 40 % затруднились назвать, кто для них является авторитетом.

Другие оценки, другие рейтинги возникают, когда людей спрашивают, «какой политик наиболее перспективен на данный момент». При такой постановке вопроса лидирует Лужков – 24,1 %. Затем идут Примаков – 17,4 %, Явлинский – 15,7 %, Зюганов – 13,9 %, Лебедь – 6,3 %. Другие политики не набрали 2 %.

Посмотрим теперь на рейтинг неприязни к политикам и олигархам. Здесь картина обратная, но не полностью зеркальная. Как и следовало ожидать, читая прессу, лидируют среди деятелей, «оказывающих негативное влияние на политическую ситуацию в России», Березовский и Чубайс. Березовского назвали 21,4 %, Чубайса – 19,4 %. Сильно уступают им в антипопулярности Зюганов – 9,6 %, Ельцин – 8,7 %, Макашов – 6,2 %, Черномырдин – 5,7 %, Жириновский – 5,1 %, Гайдар – 4,3 %.

Можно было бы, конечно, сложить положительную оценку с отрицательной, или перемножить, или еще как-то усреднить, чтобы получить твердый остаток, но люди в реальной ситуации так не делают, для одних сильнее «love», для других – «hate», когда они приходят голосовать. Эти соображения сильнее просматриваются, когда людям задают вопрос – «кого Вы не хотели бы видеть работающим в органах государственной власти». В этом заезде лидерство за Чубайсом – его не хотели бы видеть во власти 22,5 %, Березовского – 17,5 %. Затем идет пара Жириновский – 8,7 % и Зюганов – 8,6 %. Далее Черномырдин – 5,6 %, Гайдар – 5,2 %, Ельцин – 4,4 %, Макашов – 3,7 %. Остальных назвали меньше 2 %. Как мы видим, среди антигероев нет Лужкова, Явлинского, Примакова, Лебедя. Иной раз на выборах везет больше тем кандидатам, у кого меньше врагов, чем лидерам гонки, чья поддержка строится по принципу «на безрыбье и рак – рыба».

Наконец, самая эмоциональная оценка – к черту рейтинги! – «кого бы Вы назвали человеком месяца». Кто бы, вы думали, стал «человеком января»? С большим отрывом им стал Примаков – его назвали человеком месяца 30 %. 16,1 % назвали Лужкова. Практически поровну – 7,3 % и 7,1 % – назвали Явлинского и Лебедя. Зюганова выбрали 4,5 %, Кондратенко – 3,6 %, наконец, Клинтону отдали предпочтение 3,3 %. Очевидно, «другу Биллу» надо еще сильно нарастить харизму, чтобы котироваться на нашем политическом рынке. Впрочем, тише едешь, дальше будешь. Это уже относится ко всем политикам месяца.

«Новое время». № 8, 28 февраля 1999 г.

«Скромное обаяние» команды Примакова

Премьерство Евгения Примакова сопровождается необычно высокой и стабильной поддержкой населения. Уж минули сто дней, после которых политики и простые люди обычно подводят итоги новой власти, смотрят, что ей удалось сделать, а что нет. Скоро уж и двести дней пройдут, а особых сдвигов в экономике и в жизни народа незаметно. Об улучшении говорить не приходится, люди никак не сосчитают убытки – стали они жить в три раза хуже или только в два. И тем не менее поддержка населением Примакова и его правительства только возрастает.

Экономические, материальные проблемы вышли сейчас на первый план среди забот населения. В прошлом году на первом месте была преступность, сейчас же материальные невзгоды значительно обогнали преступность: 54 % в первую очередь требуют от правительства решать проблемы экономические, лишь 17 % назвали первоочередной проблему преступности.

Удалось ли правительству переломить ситуацию, изменить что-либо к лучшему в материальной жизни людей? «Нет» отвечают 55 % населения; лишь 28 % заметили какой-то прогресс, остальные не знают, что сказать.

А сможет ли правительство вообще что-либо сделать для улучшения ситуации в стране? Здесь мнения разделились поровну: 34 % полагают, что сможет, 35 %что не сможет и 31 % затрудняются дать оценку. И в целом экономические перспективы этого года народ оценивает пессимистически: лишь 11 % ожидают улучшения ситуации, 30 % – ухудшения и 35 % полагают, что ситуация останется такой же, как и сейчас, т. е. кризисной. Остальные затрудняются загадывать.

То есть ситуация печальная, и правительству, по мнению большинства населения, ничего существенного сделать в экономике пока не удалось. Единственное, что ставится в заслугу правительству Примакова, – и в этом суть – то, что оно «искренне стремится вывести страну из кризиса». Уж достижений никто особенно не ждет, но хоть было бы у них стремление. Такое стремление находят 45 %, не видят его 35 %, остальные не имели мнения на этот счет.

И здесь, собственно, кончается холодный расчет, оценка рублями и килограммами, и начинается вера. Народ настолько истосковался по стабильности, по неторопливым, спокойным лидерам, предположительно не набивающим себе карманы в перерывах между помывками в саунах, что готов в очередной раз поверить в честное слово, что ситуация понемногу улучшится, только надо еще раз потерпеть. Эта вера в добросердие власти дорогого стоит.

Вера лидерам не вечна. Но, однажды возникнув, она имеет свою инерцию. Что, например, делать Примакову, если ситуация в экономике еще больше ухудшится? Критики премьера предсказывали очередной виток кризиса в ноябре-декабре и, соответственно, неминуемый уход правительства в отставку. Очередного обвала не произошло. Но главное в том, что народ готов поддержать, простить Примакова и в том случае, «если ситуация еще больше ухудшится». Лишь 29 % считают, что он должен уйти в отставку при дальнейшем ухудшении экономического положения, а большинство в 49 % считают, что он должен оставаться главой правительства.

Значительная часть поддержки правительства Примакова и доверия ему строится на массовом представлении, что их бросили тушить пожар, в котором виноваты другие. Подавляющее большинство уверено, что вину за нынешний кризис несут прежние правительства: 42 % обвиняют в этом «правительство Гайдара», 29 % – «правительство Черномырдина», 7 % – Кириенко. Меньше 1 % видят в нынешнем кризисе вину правительства Примакова. В этих условиях понятно, что когда население спрашивают, кто должен возглавить правительство, чтобы вывести страну из кризиса, в первую очередь называют Примакова. За него высказываются 29 %, за Лужкова – 12 %, за Зюганова – 11 %, за Явлинского – 10 %, за Лебедя – 8 %, за Кириенко – 5 %, за Маслюкова – 2 %.

В целом за последние месяцы доверие правительству сравнялось с доверием к церкви, чего вообще не случалось за последние десять лет; и правительству люди доверяют больше, чем средствам массовой информации.

Эти соображения в народе пока приводили к стабильной поддержке правительства Примакова: в январе положительная оценка его деятельности составляла 47–50 %, в феврале – 50–56 %; отрицательная – в среднем 15 %, остальные затруднились дать оценку. При этом почти в равной мере его поддерживали сторонники КПРФ и НДР, «яблочники» и сторонники «Отечества» Лужкова. Независимо от своего отношения к правительству, большинство не думает, что президент отправит его в отставку: 53 % полагают, что этого не произойдет, и лишь 14 % считают это возможным.

Очевидно, что два фактора способствовали этой поддержке команды Примакова: вера в более высокие моральные качества нынешнего правительства, чему способствовала волна разоблачений высокопоставленных чиновников прошлых лет. И другой фактор – они явно не подходят в глазах населения под определение «молодые реформаторы» – от них не ждут процветания «к концу года», но и не опасаются очередных катастрофических экспериментов.

«Новое время». № 9, 7 марта 1999 г.

На границе тучи ходят хмуро

В последние недели в добавление к экономическим проблемам международные дела вызывали озабоченность населения. Больше всего затронуло людей обсуждение в Думе и Совете Федерации договора с Украиной. Для многих одной из самых важных проблем, связанных с договором, была окончательная передача Украине Севастополя, что вызывает неприятие большинства россиян. Три четверти населения страны по-прежнему считают, что «Россия должна добиваться передачи Севастополя в состав России», лишь 13 % так не думают при 14 % затруднившихся ответить. В то же время, когда речь идет о возможности использования Севастополя как базы российского флота, здесь мнения разделились. 36 % полагают, что «ратификация договора между Россией и Украиной означает окончательную потерю Севастополя как базы Черноморского флота», 27 % так не считают и 37 % затрудняются дать оценку. Очевидно, что большинство российского населения неравнодушно к отношениям со славянским соседом, но фактических знаний конкретных проблем наших взаимоотношений с Украиной многим не хватает, и оценки этих отношений строятся в большой мере на эмоциональной основе.

Так или иначе, значительное большинство в 66 % выступает за «союз России с Украиной», только 11,3 % считают, что такой союз не нужен, и 14,8 % относятся к этому безразлично при 8,3 % затруднившихся ответить. Надо сказать, что число активных сторонников сближения с Украиной – тех, кто говорит, что «союз нужен при любых условиях», больше среди людей старшего возраста, меньше среди молодежи.

Это общее стремление к сближению с Украиной проявилось и в отношении к ратификации договора России и Украины: 53 % отнеслись положительно к ратификации договора, 22 % – отрицательно и 25 % затруднились ответить.

Вновь возрос массовый интерес к Чечне. Последние изменения в политической жизни Чечни – переход от светского к исламскому государственному устройству – вызвали рост представлений, что исламская республика Ичкерия все больше дрейфует в сторону от России. 56 % населения полагают, что «в настоящее время Чечня не является субъектом Федерации»; 26 % считают, что является, 18 % не имели мнения на этот счет. Как и следовало предположить, чем ближе люди живут к этому мятежному региону, тем больше среди них распространено убеждение, что Чечня – отрезанный ломоть. На юге России 71 % полагают, что Чечня уже не член Федерации.

Очевидно, что пример Чечни многих наводит на мысль об опасности распада на «удельные княжества» и для всей России. Мнения здесь разделились почти поровну: 41 % полагают, что «распад России на несколько государств возможен», 44 % – что невозможен; еще 15 % затруднились ответить. Среди молодежи значительно больше считающих, что распад возможен, чем среди людей старшего возраста.

«Горячая точка» в Косово вновь вызвала рост интереса к бывшей Югославии и продолжение дискуссии, на чьей мы стороне. Поскольку основной источник сведений и оценок для рядового гражданина – это телепередачи из Думы с диаметрально противоположными призывами, то ясности по югославской проблеме это не вносит. Мнения о том, какую позицию по Косово должна занять Россия, разделились, однако преобладает осторожный подход. 32 % полагают, что в случае вооруженного конфликта НАТО и Югославии по поводу косовской проблемы Россия «должна оказать военную помощь Югославии». 45 % с этим не согласны и выступают против военной помощи, 23 % не имели мнения по этому поводу. Больше всего рвутся в бой сторонники ЛДПР и коммунисты. Предпочитают отсидеться в тылу сторонники НДР и «Яблока». Мужчины значительно более воинственны, чем женщины.

Отношения с Америкой всегда остаются темой для дискуссий на завалинке. Интерес к ней не угас совсем с затуханием ракетно-ядерной угрозы. Последние события, связанные с США, – Ирак, Клинтон, Косово, западная помощь России – оказали смешанное влияние на массовые представления об этой стране и наших с ней отношениях. В целом большинство считает, что «за последние полгода отношения между Россией и США» ухудшились – таково мнение 52,5 % населения; лишь 10,4 % полагают, что отношения улучшились, и 24,2 % считают, что отношения не изменились. 47 % считают, что на переговорах о противоракетной обороне Россия должна занять «более жесткую позицию», лишь 5 % – что «более мягкую». В данном случае не важно, что каждый вкладывает в понятие «жесткость», важен общий антиамериканский настрой.

Вообще наш народ к Западу относится строго. Не очень рвется, например, получать западную помощь. 52 % считают, что «Россия не нуждается в гуманитарной помощи Запада», 36 % считают, что нуждается. Остальные еще не определились. Мы бедные, но гордые. С другой стороны, сколько нам ни давай, все как в песок: так, 80 % считают, что «ранее полученные западные кредиты были использованы неэффективно», лишь 2 % – что эффективно.

«Новое время». № 10, 14 марта 1999 г.

Проблема доверия премьеру

Не успели мы порадоваться относительной политической стабильности конца февраля и народному доверию правительству, несмотря на скромность его успехов в экономике, как эта стабильность была нарушена обвинениями в прессе в адрес верхушки кабинета. Причем обвинениями по поводу главных достоинств команды Примакова в глазах населения – «искреннего стремления вывести страну из кризиса» и честности. Обвинения в коррупции членов кабинета уже сыграли свою роль – хотя половина населения им не верит, другая половина верит или не знает, что и думать. Во всяком случае, червь сомнения начал свою работу. За первую неделю марта негативная оценка деятельности правительства Примакова выросла с 14 % до 20 %, позитивная снизилась с 53 % до 50 %. Пока вроде небольшой откат, но полугодовая тенденция роста доверия переломилась.

Некоторое снижение поддержки правительства Примакова не связано с его политической ориентацией – лишь 35 % считают его «прокоммунистическим», а 43 % не считают и 22 % затруднились ответить. В соотношении 2:1 население не думает, что министров, близких к компартии, надо уволить. И в целом лишь 15 % готовы поддержать отставку правительства Примакова президентом, если у того возникнет такое желание, 58 % относятся к этому отрицательно, остальные – безразлично или не определились. Главная мотивировка здесь – положение в стране от этого только ухудшится, так думают 47 %, лишь 7 % считают, что оно улучшится, 26 % полагают, что не изменится, и 20 % не имеют мнения на этот счет.

То, что правительству не удалось пока получить искомых кредитов ВМФ, мало влияет на поддержку кабинета: 44 % считают, что и не надо идти на уступки ВМФ, 24 % полагают, что все же ради кредитов надо пойти на уступки, и 32 % затруднились ответить. Так или иначе, доверие к правительству за две последние недели несколько снизилось – с первого места оно спустилось на третье, после церкви и СМИ.

События последних недель сказались и на оценке населением самого премьера. Если в конце февраля из всех политиков он пользовался «наибольшим авторитетом» у населения – так его оценивали 11,2 % и почти вдвое меньше называли Зюганова – 6,9 % и Лужкова – 6,1 %, то сейчас Зюганов вышел на первое место по уровню авторитета. Первая тройка по этому показателю выглядит так: Зюганов – 11,1 %, Примаков – 10,6 %, Лужков – 6,2 %.

Но главный сдвиг в оценках населением политиков произошел в готовности проголосовать за того или иного из них на президентских выборах. Если в конце февраля Лужков и Зюганов шли вровень, получая по 14 % сторонников, и 12 % готовы были выбрать Примакова, за которым вплотную шел Явлинский – 11 %, то спустя две недели всех заметно опередил Зюганов, получивший 18 % поддержки. Лишь по 12 % у Лужкова и Примакова, 9 %у Явлинского. То есть Зюганов может ничего не делать, сидя в своем уютном кресле стороннего наблюдателя и критика, и смотреть, как подтягиваются его сторонники. И это еще при отсутствии крупных провалов правительства. Если же взять не все население, а только три четверти потенциальных избирателей, которые собираются голосовать, то Зюганов получил бы 28 % голосов, случись завтра выборы президента, по 19 % – Лужков и Примаков, 14 % – Явлинский и 6 % – Лебедь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4