Николай Ободников.

Хранитель Урожая



скачать книгу бесплатно

Одна из псин попала толстым задом по моему лицу.

«Горло! – вспомнил я, прижимая подбородок к груди. – Нужно закрыть горло!»

– Пожа-а-ар! – закричал я изо всех сил. – Пожа-а-а-ар! Пож… А?

Пропавшее давление на лодыжках и удалявшийся цокот когтей сообщили мне о том, что я остался лежать посреди переулка абсолютно один.

– Пожар, сволочи… – прокряхтел я, неуклюже поднимаясь.

Встав, я взволнованно посмотрел на покрывавшие мои ноги пенные слюни и капли крови.

«Черт! Как бы бешенством не наградили! – Я еще раз огляделся, но собак нигде не было. – Надо валить отсюда, пока ноги еще на ходу! И побыстрее!»

Внезапно раздалось чье-то безумное хихиканье.

– Сюда-а! – вкрадчиво позвал мужской голос.

Об мою голову что-то несильно стукнулось. Посмотрев на упавший объект, я удивленно опознал в нём яблочный огрызок.

– Что за шутки? – несколько тонко крикнул я.

Хихиканье переросло в визгливый смех.

– Ну же, червячок-глистовичок! Сдался, что ли? Эх-хех-хе! Всегда такой крутой, а сейчас плоть от плоти – человек! – противно заметил голос. – Человечка! Человечина! Человечище! Был всем, а стал никем! Ты же теперь никто – ноль с палкой в заднице! И палка будет моей! – слюняво пообещал голос. – Да посмотри же выше, болван слепошарый!

Невольно подчинившись, я увидел, что говоривший скрывался в тенях площадки пожарной лестницы.

– Знаешь, кто я? – глумливо и напыщенно вопросил говоривший. – Как! Ты не узнаешь своего верного друга и спутника? Ты не узнаешь своего товарища, который верой и правдой с тобой дружил?!

– Верой и правдой можно служить, а не дружить! – невольно поправил его я.

Говоривший встал, театрально приложил правую руку к груди, потом ко лбу, а потом выставил её к звездам, словно сетуя им на мою ущербность; левую он при этом заложил за спину.

«Только этого не хватало: натолкнуться ночью на психа! – Я укрыл предательски задрожавшие руки в карманах куртки и суетливо направился к выходу из переулка. – Еще и собаки! Главное, на бег не сорваться! Потихоньку… спокойно… неторопливо…»

Передо мной на асфальт легла длинная тень: выход из переулка загородила чья-то высокая и крепко сложенная фигура. Расслабленная поза новоявленного заставила меня почему-то занервничать еще больше.

«Какого хрена?! Это еще кто? – остановился я. – Черт! Похоже, хотят ограбить, если не хуже…»

– Эй, ребята! – примирительно сказал я обоим. – За меня вам не удастся выменять и пары верблюдов, да и почки у меня так себе. Это всё от радиации! Ну так что, может… просто разойдемся, а?

С балкона донеслись смешки и циничное цоканье.

– Хе-хе-хе… Добро пожаловать в мир смазки, моя пироженка. Мои кучерявые будут сверкать тебе как диско-шары, а моя одноглазая форель станет для тебя шестом для танцев! А возможно, я просто забью тебе в зад пять ржавых гвоздей и натяну на них колючую проволоку! Что скажешь, а?

– Скажу, что тут небезопасно! Вы разве не в курсе? – Я осторожно попятился. – Здесь только что человеку собаки палец отожрали! Я сам видел!

– Хех-хе-хе! Да ты, подмышка, уже познакомился с Венаду, не так ли? Учти, он еще не наигрался.

Позади меня что-то зарычало.

Я резко обернулся и увидел, что второй выход на улицу неторопливо заслоняют напавшие на меня три собаки.

– Венаду! Шоу-у-у! – визгливо провозгласил говоривший.

Собаки послушно гавкнули и вцепились друг в друга. Спустя мгновение разгрызаемая голова первой из них затрещала и лопнула, раскрываясь кровавыми пластинами черепа, за которыми показались две бордово-алые ладони.

– О г-господи! Что это?! – в ужасе прошептал я.

Заменившие собачью голову ладони влажно хлопнули и воткнулись второй собаке в толстое брюхо, горстями вырывая оттуда когтистые внутренности, чья мясистая бахрома тут же принялись мерзко причмокивать и кровоточить. После этого две изуродованные псины бросились на третью, сдирая с той, словно обертку с подарка, кожу и плоть.

«Что за тварь?! И она подчиняется этим?! Это… это не люди! – Я содрогнулся в рвотном позыве. – Может, это просто мой ночной кошмар, а?! Нет! Только не бежать! Только не провоцировать… это…»

– Да-а, беспомощный ты уродец! Помолись! Венаду любит благочестивое мясо! Ах-хах-ха-ха!

Я еще раз посмотрел на собак и понял, почему говоривший называл их одним именем: они липко срослись, сформировав единое чудовище с ужасным телом и обычной собачьей головой, под которой аляповатым бантом шевелились кровавые ладони. Слишком ошарашенный происходящим, я едва заметил, как говоривший, совершив неестественно огромный прыжок, приземлился у соседнего столба.

– Да к-кто вы такие?! – вгляделся я в прыгуна.

Прыгун был худой и вытянутый – с бледным лицом, длинным острым носом с хищными ноздрями и таким же длинным подбородком. Под выдающимся носом у прыгуна располагался не менее выдающийся рот: он был беспредельным в своей тянувшейся улыбке. Черные волосы прыгуна с висящей челкой были зачесаны набок, а его темные как смоль глаза постоянно слезились и щурились, словно после безудержного хохота.

На прыгуне был незастегнутый черный тренч, под которым была белая рубашка с галстуком в черно-белую полоску. Штанины чернильных брюк прыгуна, поддерживавшиеся лилейным ремнем, заканчивались остроносыми туфлями цвета молока.

Прыгун с сатанинским выражением лица играл с еще одним яблоком.

«Я тебя… откуда-то знаю… – сообразил я. – И собачку твою я должен бы помнить… – Я на секунду закрыл глаза. – Главное, не бояться ничего… и… и не молчать».

– Ребята! Ребята-ребята! – миролюбиво поднял я руки. – Не стоит этого делать, поверьте! Или… или я за себя не ручаюсь!

– Ах-хах-ха! У-у-у! – изобразил прыгун страх, вытянув тонкие губы трубочкой и прижав яблоко к груди. – Ты бы еще мне влажные купюрки из трусов предложил! Х-хах-ха-ха!

Смеялся прыгун до слез – как над хорошей шуткой.

«Ну вот и всё… конец… Тут я и сдохну… – обреченно подумал я. – Найдут утром голым, порванным везде… Если найдут…»

– А!.. – скривился я от внезапного холода в груди. – Это еще что?! – Я схватился за голову, внутри которой словно что-то затрепетало, безуспешно пытаясь достучаться до меня. – Я… А-а! Я… Да хер вам!.. – Я зажал оказавшиеся в кармане ключи в кулаке и выставил их стержни почти у самых костяшек. – Хе… И псине на орехи выдам!..

– Венаду, ты слышал? Тебе достанутся его орешки! – хихикнул прыгун, начиная пританцовывать.

Монстр голодно заурчал.

– Что же с тобой, жопоед, сотворить? Смять, размять, душу отнять? – мечтательно поинтересовался прыгун. – Может… хе-хе-хе… надавить тебе на яйца и выдавить глаза, а? Короче, меньше псыка, больше вжика, петушок!

После этих слов прыгун отшвырнул яблоко и стремительно скакнул в мою сторону, легко преодолевая разделявшие нас метры. Я отступил и нанес прыгуну удар ключами. Коротко скрипнуло, и бледно-меловая щека прыгуна лопнула.

– Ам! – весело клацнул зубами прыгун и перекусил ключи. – М-м! Нержавейка, латунь, цинк! Ах-хах-ха-ха! Как я люблю!

Прыгун, ломая и раскалывая зубы, принялся жевать металл. Осколки зубов он, будто изгрызенные зернышки граната, выплевывал из окровавленной дыры в щеке, демонстрируя щербатый зубной ряд.

– Больной… – изумленно остолбенел я.

Прыгун резво обхватил мою голову холодными руками.

– Акх! А… Пусти, падла! – прохрипел я, роняя остатки ключей.

Прыгун с наслаждением поднял меня вверх, и я, почувствовав свой вес шейными позвонками, безуспешно попытался разжать его монолитную хватку.

– Чего… кхе… тебе надо? – скривился я от боли.

Прыгун многообещающе нажал мне на виски.

– Хочу просверлить тебе дырку во лбу и трахнуть тебя в нее!

Затем прыгун возбужденно подмигнул мне и играючи швырнул меня прямо перед собой. Я неудобно упал на плечи и голову, едва не потеряв при этом сознание.

– Ах ты… Бля!.. Кха… Сейчас только встану… – И я слепо замахал руками и ногами, пытаясь защитить себя.

– Смотри-ка, прям как жук какой! – умилился прыгун. – Начнем, пожалуй, с лапок! – Он ловко уселся мне на грудь и прижал коленями мои руки. – Что скажешь, а, членистоногий? Ты только подумай! Вместо ног – члены! Вот умора-то!

– Ну, сука! Держись, падла! – Я заизвивался, пытаясь его сбросить. – Я… я сейчас…

На мою щеку капнула слюна прыгуна, а его пальцы нежно надавили на мои глазные яблоки, лишая возможности видеть.

– Пошел на хер! – заорал я, пытаясь его укусить. – Пошел… ты… Пом… помогите! Пожар!

Где-то позади раздались шелест материи, чьи-то проворные шаги и собачий визг. Через долю секунды надо мной что-то звучно хрустнуло и чавкнуло, отшвырнув восседавшего на мне прыгуна куда-то в сторону. Я торопливо попытался подняться и случайно нащупал окровавленный передний зуб прыгуна.

«Зараза! Да ему плевать на них! – Я кое-как уселся. – Сейчас, сейчас…»

– Ты еще что за урод, а, урод? – спросил прыгун, гнусавя в сломанный нос. – Где Венаду? Ты что с ним сделал?! – взвизгнул он.

– Э, конелюбы! – лениво прозвучал над моей головой мужской голос. – Я сейчас… А-а-ах-ха! – зевнул неизвестный. – Я сейчас вас убью, собачек ваших сожру, потом удобрю ими ваши черепа, а зад подотру вашими скальпами!

Стоявшая у выхода из переулка фигура равнодушно хмыкнула.

– Да ты гуманист чертов и любитель животных! – уважительно хихикнул прыгун. – Или ты просто ищешь замену своему ночному горшку?

– Думаю, твой череп, Диафол, даже и не заметит разницы, когда ему одно дерьмо заменят на другое – настоящее! – беспечно заметил неизвестный. – И нехер, кстати, трех собак одним именем подзывать! Или это тебе мама запретила говорить больше одного имени за раз, а?

– Они одно целое! – угрожающе прошипел тот, кого назвали Диафолом.

– Твоя мама и эти сучки? Или твоя сучка и эти мамы? Как верно?

– Где Венаду?! – крикнул дурным голосом Диафол.

– Он… а-а-ах-ха… – опять зевнул неизвестный, – в трех разных мусорках. По запаху найдешь, так как он обоссался. Три раза! Хе! Ты же любишь число три, да?

Продолжая сидеть на асфальте, я наконец обернулся и посмотрел на неизвестного. Им оказался статный и поджарый мужчина, который вальяжно и самодовольно стоял со мной рядом. На нём были тяжелые ботинки с высокой шнуровкой, заправленные в них плотные штаны, синяя футболка и распахнутое кожаное пальто с небольшим черно-перламутровым переливом.

– О черт!.. – выдавил я, взглянув на его лицо.

Лицо мужчины закрывала зеркально-живая маска, чьи ртутные отражения медленно перемещались и чьи контуры бесстрастного лика пересекал ровный диагональный шрам. В серо-голубых глазах мужчины плясало злое озорство.

«Мрак! Это еще кто?! – Я вымученно потер ноющие виски. – Тебя… тебя я тоже знаю?.. – не поверил я. – Даже этот тройной мутант мне знаком! Что за херня?! Что-то… что-то не дает… вспомнить…»

– А ты, урод, значит, оттуда, да? – поинтересовался Диафол, ощупывая языком свободное место между прореженными зубами.

«Откуда „оттуда“? – не понял я, ползя к ближайшей стене, чтобы подняться по ней. – Как же голова раскалывается!»

– Все уроды «оттуда», – меланхолично ответил мужчина в маске. – И именно «туда» вы сейчас и отправитесь.

Голос мужчины в маске, несмотря на очевидную помеху на лице, раздавался четко и ясно.

– Трусики и прут всё перетрут! – Диафол пригладил челку и начал замысловато танцевать ногами, подрагивая при этом худыми плечами. – Ну что, начнем? Внимание! Сношения! Акт первый! – торжественно объявил он.

В левой ладони Диафола, оранжево сверкнув, появился дрожащий лепесток огня.

«Я схожу с ума! Я галлюцинирую! Я… – Я замер. – Меня чем-то обкололи! Точно!»

Неожиданно у Диафола вспыхнул рукав – он на это лишь беззаботно отмахнулся, – а потом и лацкан тренча. После этого Диафол весело завопил, пытаясь одновременно потушить себя и как следует отсмеяться.

Мужчина в маске довольно хохотнул.

– Ну что, антракт? – оптимистично полюбопытствовал он. – Или ты от поклонников букет с дровами ждешь?

Фигура, что до этого бездействовала в конце переулка, мощным рывком подскочила к разгоравшемуся Диафолу. Ухватив того сзади за одежду, фигура с размаху ударила его о ближайшую стену. Диафол, сдавлено смеясь, попытался протестовать, но фигура ударила его еще раз, отшвырнув затем в мусор. Огня больше не было.

– А вот и пожарный на мой зов… – пробормотал я, разглядывая тушившего.

Вышедший на свет человек был в темном осеннем плаще, надетом поверх черно-бордовой толстовки. Из-под его угрюмо накинутого капюшона выбивались локоны бело-седых волос, которые затем спускались к его широкой груди; штаны и ботинки на нём были похожи на те, что носил мужчина в маске. Помимо этого, у беловолосого незнакомца были играющие желваки, упрямый подбородок, прямой нос и целеустремленный взгляд фиалковых глаз.

– Ну уж нет… Увольте… – Я оперся о стену, едва удерживая себя от падения. – Надо позвонить в полицию!.. Или охотникам за привидениями!.. К черту!.. О-о-ох… – Я опасливо пошел к выходу из переулка, где раньше были собаки. – Надо бы ускориться, а то эти…

В этот момент мужчина в маске прыгнул на беловолосого и несколько раз подряд ударил его головой.

– Маску расколешь, – глухо подсказал беловолосый. – Начни с кистей.

– И то верно! – самодовольно согласился мужчина в маске. – Давай!

Беловолосый протянул руки для борьбы, но мужчина в маске вместо обещанного действия наотмашь ударил беловолосого по шее выхваченным из-под полы клинком. Раздался оглушительный звон, и клинок мужчины в маске сломался, разлетевшись в стороны облаком серебряной пыли.

– Смерть и Хаос!.. – Мужчина в маске ошарашенно посмотрел на свои пустые руки. – Козлинская твоя шея…

– Я пришел его судить, кем бы ты ни был… И пока я прав – никто и ничто меня не остановит, – проурчал беловолосый, стремительно обхватывая мужчину в маске двумя руками.

Послышались скрип сдавливаемых костей и потрескивание статических разрядов. Где-то беззвучно сверкнула молния. Мужчина в маске, чьи руки оказались прижаты к телу, судорожно задергался и зарычал.

– Беги, Келсий! – наконец крикнул мужчина в маске. – Вали на хер отсюда!

«Келсий! – вдруг вспомнил я. – Я – Келсий! Келсий! Не забыть: я – Келсий!»

Внезапно передо мной взметнулась чья-то нога и ударила меня по лицу, опрокидывая назад.

«Хе… Песком в рот попало… – отстраненно улыбнулся я, скрипя песчинками на зубах. – Не надо мне… песка…»

Я неверяще начал ощупывать трясущейся рукой место удара, после чего тяжело сплюнул кровь и грязь. Тягучая слюна тут же противно повисла на моем подбородке.

– Хотел унести отсюда свои соки? – ласково поинтересовался Диафол, ставя ногу мне на грудь.

Одежда Диафола была в бытовых отходах и подпалинах, а его бледное лицо – в топорщившихся хрящах и крови.

– Я всегда ношу свои соки сам! – огрызнулся я, сбрасывая его ногу.

– Да ну? – не поверил Диафол, наступая мне на лицо. – А по тебе и не скажешь! Хих-хи!

Перед моими глазами всё тотчас потемнело.


– Ах ты… – Я заворочался, путаясь в простыне. – Ах ты… А?! – Я вскочил с кровати и несколько раз судорожно ударил воздух. – Ах ты… падла!.. На, мудак! На!.. Д-дома? – Я лихорадочно огляделся. – Черт меня задери! Я дома!..

Растерянно зевая и почесываясь, я пошел в ванную. Включив там свет, я уперся руками в раковину и хмуро вгляделся в зеркало: никаких побоев не было. Я открыл воду, постоял, слушая ее шум, и опять вперил взор в свое отражение.

– Какая-то безумная херня приснилась…

Я вздохнул и придирчиво покосился на себя: вполне обычный тридцатилетний парень, у которого были полноватые губы, легкая горбинка на носу и немигающий взгляд серо-голубых глаз, заключенных в фиолетовые круги.

«Забавно, ноздри чуть разные», – мрачно отметил я.

Посмотрев еще раз в зеркало, я почесал «ежик» темно-русых волос и вдумчиво произнес:

– Келсий Кресан… – Я подмигнул отражению. – Ха! А во сне чуть не забыл!

Почистив зубы, я залез под горячий душ, желая смыть соленые следы ночного кошмара. Попытавшись помочиться в ванну, я неожиданно ощутил распирающую жгучую боль в мочеточном канале пениса. Убегавшая в сток вода стремительно подхватила упавшие в нее красноватые капли.

– Ай-ай-ай! Э?! – Я поспешно схватился за гениталии, суетливо изучая их. – Это еще что такое?!

Крайняя плоть моего члена оказалась насквозь пробита медной скобой от степлера.

– Сукин кот! Да что это?! – Я выскочил из ванной, придерживая пенис, чтобы он болезненно не болтался. – Кто здесь? Что за козлина это сделала?! Я… я сейчас сам, блядь, найду, кто это сделал!

Я быстро заглянул во все комнаты, даже поскользнувшись в гостиной, но никого в них не обнаружил.

– Кто-то за это ответит! – свирепо пообещал я, доставая из ящика стола антистеплер. – Фу-у-ух… Хорошо хоть к головке не прибили!.. – Я примерился к скобе, готовясь открепить ее. – Фу-у-ух… О, Леиф бы точно отмочила что-нибудь про кожаный тюльпан! – скривился я, аккуратно поддевая метал острыми углами антистеплера. – Ну, в путь!.. Мрнгх! – отжал я концы скобы. – Хах… Теперь просто вынуть… Интересно, лучше быстро или медленно?.. – задумался я и резко выдернул скобу. – Блядство! Блядство! А-а!.. – Я обозленно отбросил окровавленную металлическую полоску. – Теперь немного дезинфекции. Чем не повод с утра приложиться, а? Зараза…

Достав початое вино из шкафа, я сделал несколько крупных глотков, от которых сразу же поморщился: зубная паста плохо сочеталась с продуктом виноделия. Плеснув вина в бокал, я попытался опустить в него пенис.

– Ну и ну! – удивился себе я. – Словно питекантроп благословил!

Отставив бокал, я нашел в аптечке перекись и бинты. Бережно обработав ранки, я отправился на кухню. По дороге в нее я случайно наткнулся на свои ключи: они были сломаны и изжеваны.

– А?.. – оцепенел я. – Так, получается, было!.. Не приснилось! – Я зло сжал кулаки. – Вся эта херня, получается, была!

Я бросился в прихожую и взял там биту. Там же я с изумлением обнаружил и свои прокушенные штаны с бурыми пятнами на лодыжках.

– Это… – Я нервозно осмотрел свои ноги, но укусов на них не обнаружил. – Надо… надо сделать это сейчас! Надо вернуть силы! Ур-р-роды долбаные!

Угрожающе выставив перед собой биту, я попятился на кухню, где стояли таблетки, при помощи которых я собирался вечером покончить с собой. Быстро найдя их, я торопливо взял их в руку.

– Давай же, падла, открывайся! – прошипел я, безуспешно прокручивая крышку пузырька. – Ну, зараза, держись! – Я бросил пузырек на столешницу и замахнулся на него битой, готовясь превратить его в пластиковую лепешку, начиненную медикаментозно-суицидальной крошкой. – Нет-нет, не сейчас… – выдохнул я и опустил биту. – Надо еще раз осмотреться, а потом позавтракать. И вы, запористые, пойдете со мной! – недовольно бросил я таблеткам.

Зажав пузырек в кулаке, я снова взялся за биту и еще раз обошел квартиру. На полу в прихожей я обнаружил неизвестный мне степлер с теми самыми медными скобами. Пнув степлер ногой, я уныло побрел в туалет, где крайне осторожно справил нужду. После этого я оделся, не забыв положить пузырек с таблетками в боковой карман новых штанов.

– Пф… Бред, – оценил я свои действия, возвращаясь на кухню. – Проще уж тогда нож для вскрытия вен таскать. А еще лучше – пистолет… для салюта из мозгов! Да ну! – передернулся я. – Мирный сон – мирный уход! Ничего больше!

Я включил старенький радиоприемник и стал разогревать себе завтрак.

– …были обнаружены тела трех неизвестных! По заверениям полиции, погибшие стали жертвой нападения стаи собак! Напомним, что последний подобный случай был зафиксирован чуть более тридцати лет назад, а именно…

Я хмуро переключил на музыкальный канал.

– И тебе, Город Ласточек, досталось… – пробормотал я. – Больной сброд, а не сущности! Что трое для них, что тысячи… Гады!

Я закончил сервировать поднос и довольно пробежался взглядом по его содержимому: запотевающий стакан вишневого сока, сухая лазанья-полуфабрикат, несколько помидоров черри и блюдце с печеньями, которые я щедро залил прозрачно-золотистым медом.

«Надо было бокал с вином забрать! – запоздало сообразил я. – А, ладно, и так сойдет, войдет и выйдет».

Я протиснулся с подносом сквозь белые занавески и вышел на лоджию. Избегая смотреть на приковывающее взор чистое осеннее небо, я поставил еду на столик и, поежившись от прохладного ветра, потянулся.

«А почему ночью я ни о чём не помнил: ни о сущностях, ни о себе, ни о наших мутных терках? – задумался я, любуясь серебрящимися шпилями Лавила и его глазированными светом улицами. – Еще и этот странный тип с маской… Он тоже не был человеком… Ха! Да в том переулке вообще людей не было! Если, конечно, не считать палец кого-то из тех бедолаг, о которых сообщили, за собрата по разуму…»

Я угрюмо взглянул на площадь Тринадцати Фонтанов и уселся за столик.

– И почему эти уроды напали? Хотели убить, чтобы я сам себя не убил? Да ну, тупость какая-то! – убежденно сказал себе я. – Там точно было что-то иное… Может быть, даже и не попытка моего убийства. – Я слизнул конденсат со стакана с соком и посмотрел на тарелку, примеряясь к еде. – Да и как я там оказался? Сам, что ли, пришел? И как вернулся обратно? – Я раздраженно отодвинулся от тарелки, теряя аппетит. – И почему «другой я» позволил меня так лупить, а?! Умней было бы попрощаться с Леиф по телефону…

Внезапно где-то совсем рядом раздалось упреждающее урчание. Я вздрогнул и озадаченно обнаружил сидевшего на перилах лоджии черного кота с зелеными глазами и абсолютно белой мордой. Кот нагло и жадно смотрел на еду.

– Ого! Ну ты и огромный! – невольно удивился я размерам кота. – Или ты кого-то по дороге проглотил и теперь перевариваешь?

Кот недобро прищурился и пронзительно уставился на меня.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное