Николай Наседкин.

Прованс в мрачных тонах



скачать книгу бесплатно

© Николай Наседкин, 2017


ISBN 978-5-4485-9759-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1

Тусклый свет выбивался сквозь толстое мутное стекло потолочной лампы, еще к тому же и закрытой мелкой металлической решеткой. Серые стены от этого становились еще серее. В маленькой комнате не было окон, лишь железная дверь без ручки отделяла это мрачное пространство от внешнего мира. Вдоль стен тянулись нары11
  Примитивное приспособление, предназначенное для сна.


[Закрыть]
 – отполированные телами задержанных доски, закрепленные на бетонном основании.

В камере стоял резкий кислый запах, и в нем отчетливо прослеживались характерные нотки немытых тел, алкоголя, грязи и нечистот. Этим запахом было пропитано все помещение насквозь: стены, пол, потолок. Он ударял в нос каждому, кто пытался зайти внутрь, затем попадал в рот, раздражая рецепторы на языке, отчего нестерпимо хотелось сплюнуть. Через несколько минут нахождения в камере запах въедался в одежду, пропитывал волосы, даже, казалось, забивался под ногти любому, попавшему сюда.

На одной из кроватей, поджав ноги под себя, сидел крупный мужчина. Это был частный детектив Марк Платов. От былой аккуратности мало что осталось: немытые и сальные волосы торчали во все стороны, борода была похожа на старую мочалку, а под глазами набухли темно-синие отеки.

Куда делась его нормальная одежда, неизвестно, но та, которая была надета сейчас на нем, не соответствовала образу частного детектива и интеллектуального помощника полиции. Потертый плащ с разорванным рукавом, испачканные в пыли штаны, грязные туфли без шнурков – Марк был похож на бродягу. Или, скорее, всего на человека, длительное время злоупотребляющего алкоголем или наркотиками, оттого и потерявшего всякое желание следить за собой.

Марк томился в одиночке с полуночи. Естественно, когда узнали, кто он есть на самом деле, о таком «госте» сообщили капитану полиции Александру Морозову и его шефу, начальнику уголовного розыска Егору Васильевичу Гирину. Но произошло это только под утро, и поэтому всю ночь Платов провел в камере для задержанных в одиночестве.

Его задержание было таким же несуразным, как и его внешний вид. Поздно ночью наряд патрульной службы заметил подозрительного мужчину, который что-то искал возле детской площадки, именно в той ее части, которая была наименее освещенной. Опытные полицейские сразу вычислили наркомана, ищущего закладку. За последние пару лет дистанционная продажа наркотиков приобрела поистине всеобщий характер: продавец и покупатель наркозелья договариваются о сделке через Интернет, затем наркоман переводит деньги на указанный счет, а наркоторговец сообщает место тайника, где лежит заветная доза.

Страждущим оказался Марк Платов, у которого при себе нашли полиэтиленовый пакетик спайса22
  Наркотическая курительная смесь в виде травы с нанесённым химическим веществом.

Запрещена в России.


[Закрыть]. Довольные полицейские и недовольный Платов поехали в отдел полиции для оформления задержания.

Ночью заниматься бумагами и протоколами никто не хотел, поэтому только утром Марк попросил связаться с Морозовым, но как раз в это время произошло нападение на бизнесмена – неизвестный в маске из пистолета расстрелял владельца и директора агентства недвижимости «Кипарис» Пирогова, когда тот выходил из дома и садился в автомобиль. Вся полиция была поднята по тревоге, а в городе введен план по поимке преступника по горячим следам, который скрылся с места нападения на спортивном мотоцикле.

Город гудел, на каждом крупном перекрестке или дорожной развязке стояло минимум два человека в полицейской форме и в полной бронезащите с автоматами наперевес. Слух о стрельбе разлетелся по городу за считанные минуты, и казалось, из-за этого сбился привычный утренний городской режим. В этой суете у Морозова и Гирина не было времени вникать в проблемы Платова и причины, по которым он сейчас сидит в камере. Они мчались к дому Пирогова.

Телефоны на столе дежурного звонили без остановки, в дежурную часть то и дело вбегали сотрудники, чтобы получить ориентировку или табельное оружие. В холле, перед окошком дежурного, томились несколько человек, пришедших с самого утра и желающих подать заявление, но, видя эту беготню, с пониманием ожидали своей очереди. Тем не менее дежурный регулярно смотрел в глазок, удостовериться, что с задержанными все в порядке, и видел, как крупная фигура Марка тихо и спокойно покачивается вперед-назад в окружении всего этого беспорядка.

Для полицейских, видевших многое за свою многолетнюю службу, оставалось загадкой, как можно уходить так глубоко в себя и отрешаться от внешнего мира, чтобы полностью не реагировать на происходящее вокруг. Марк до этого никогда не попадал в полицию, тем более в камеру для задержанных. Другой человек на его месте как минимум бы сильно нервничал, а может, и вел бы себя не вполне адекватно, но Платов был верен себе. Если отбросить его внешний вид и окружающую обстановку, то его поведение ничем не отличалось от обычного.

Первые ночные часы задержания Платов с интересом изучал «настенную живопись» в камере. Его пытливый взгляд перебегал с одной нацарапанной надписи на другую: «Менты…», «Вася 2016», «КОТ33
  На тюремном жаргоне – «коренной обитатель тюрьмы».


[Закрыть]
», а под надписью выцарапанное изображение кошки размером со спичечный коробок, да и много других оскорблений в адрес полицейских.

Среди наспех исполненных надписей особо выделялось размером и проработкой изображение джинна, вылетающего из сосуда. Джинн широко улыбался и внешним видом излучал радость и веселье, насмехаясь над мрачными стенами вокруг. Автор рисунка провел здесь не один час за кропотливой работой, украшая казенную стену огрызком проволоки или затупившимся гвоздем.

Все это народное искусство примерно раз в полгода закрашивалось очередным слоем серой краски, предоставляя возможность вновь попавшим в эту камеру оставить хоть и временный, но след своего пребывания здесь.

Теперь же, когда окружающая обстановка перестала быть незнакомой, Марк впал в задумчивость, или, как называла это состояние Роза Самуиловна – экономка Платова, – в кому. Лишь тихое покачивание выдавало признаки жизни в нем, а в голове в это время крутился не один десяток мыслей… версий… обстоятельств… лиц…

Над чем сейчас думал Платов, со стороны понять было не реально, а его необычное поведение выбивало из привычной колеи даже дежурного, который видел такого странного субъекта, сидящего в одной позе не один час, впервые. Собственно, это обстоятельство и заставляло его периодически смотреть в глазок – все ли с задержанным в порядке или ему требуется помощь. Но ближе к обеду дежуривший полицейский успокоился и даже немного обрадовался, что этот тип, Платов, ведет себя тихо и не докучает, как большинство наркоманов, у которых именно в камере начинается ломка, и они готовы лезть на стены только ради получения заветной дозы.

Медленно, но верно утренняя суматоха прошла, отдел полиции опустел, и пришло время кормить задержанных. Дежурный щелкнул замком и открыл дверь в камеру. Платов находился в той же позе, глаза его были закрыты, а подбородок чуть поднят кверху. Еле заметное колыхание одежды в области груди свидетельствовало о полной умиротворенности частного детектива.

– Эй! – крикнул дежурный. – Ты живой?

Платов продолжал медленно и чуть заметно раскачиваться вперед-назад.

– Эй, к тебе обращаюсь, – полицейский толкнул рукой в плечо задержанного.

Со стороны Марка реакции никакой не последовало.

– Вот наркоша проклятый, совсем чувство реальности потерял, – с усмешкой произнес дежурный. – Эй, тебе говорю, очнись! Обед возьми, – и снова потрусил его за плечо.

– Да уж, первый раз такое вижу, – пробурчал дежурный, не добившись от Марка хоть какой-то реакции. Он поставил пару одноразовых боксов, которые держал в руках, рядом с задержанным, после чего нагнулся и крикнул ему прямо в ухо:

– Обед рядом с тобой…

– Слышу, – резко обернулся Марк, так что их лица оказались напротив друг друга на расстоянии нескольких сантиметров.

От неожиданности дежурный отпрыгнул назад, опрокинув один из пластиковых боксов с едой на пол.

– Я прекрасно слышал все и в первый раз, – спокойно произнес Марк.

– Играться вздумал! – лицо полицейского начало наливаться бурым оттенком. – Ну ты у меня попляшешь! – он выскочил в дверной проем и с силой захлопнул металлическую дверь, так что звонкий гул был слышен во всем здании.

Через несколько минут дверь камеры снова отворилась, на пороге стоял майор Петров, невысокого роста мужчина полноватого телосложения. За тучной фигурой Петрова маячила довольная, хоть и все еще красноватая, физиономия дежурного.

– Доигрался, Платов? – спросил Петров. – Будем оформляться!

Марк и Петров были знакомы уже продолжительное время, но дружба между ними так и не завязалась. В большей степени в этом виновата была глупость самого Петрова и его завистливый характер. Майор Петров служил в том же отделе уголовного розыска, что и капитан Морозов, который часто привлекал к расследованиям своего друга Платова. Незаурядные способности Марка не только помогали раскрывать запутанные преступления, но зачастую выставляли Петрова не в лучшем свете, обнажая его твердолобость, излишнюю самоуверенность и банальную глупость. В глубине души Петров накапливал обиду на частного детектива, считая его виноватым в образовавшемся тупике на его карьерной лестнице. Он был уже в том возрасте, когда претендуют на должности, в которых имеется слово «начальник», но до сих пор оставался простым опером. Петрова раздражала мысль о том, что он, такой опытный и возрастной сотрудник, находится на одной ступени с молодыми выскочками типа капитана Морозова, которому еще и помогает не пойми кто.

Петров ехидно улыбался, предвкушая сладость предстоящей мести за все его карьерные неудачи, в которых видел виновным только одного Платова:

– Выходи, будем составлять материал для направления следователю, – скомандовал он.

– Вы Морозову сообщили? – спросил Марк.

– Морозов мне не начальник, чтоб я перед ним отчитывался, – рявкнул Петров так, что его мясистые щеки задрожали. – Исследование подтвердило, что у тебя изъят спайс, – и он потряс перед в лицом Марка несколькими листами, которые держал в руке.

– Тогда позвоните Гирину, – спокойно и без изменения в интонации произнес Марк.

– Зачем? – прищурился Петров. Он знал, что хоть его начальник Гирин тоже не поощрял участие Марка в полицейских расследованиях, но скорее испытывает к частному детективу больше симпатии, чем негативных эмоций. И это связано, в первую очередь, с теми раскрытыми уголовными делами, за которые Гирин не раз получал поощрения от вышестоящего руководства. Вмешательства своего шефа меньше всего сейчас хотел Петров.

– У меня есть для него информация, – спокойно ответил Платов.

– Какая информация? Хватит морочить голову, Платов, – Петров начинал выходить из себя. – Тебя задержали с наркотиками. Ты наркоман! – он пренебрежительно ткнул в Марка скрученными в трубочку листами бумаги.

Марк скривился и подался чуть назад, чтобы Петров не смог дотронуться до него бумагами, как будто это они являлись самым омерзительным в этом помещении.

– Все! – развел руки в стороны Петров. – Конец! Был такой заумный частный детектив, а теперь торчок подзаборный.

Петров подошел поближе и аккуратно двумя пальцами взял край воротника пальто Марка. Платов резко дернулся, и воротник выскочил из руки полицейского.

– Бродяжничать начал? – с усмешкой сказал Петров, демонстративно отряхивая пальцы. – Я сейчас все оформлю, и мы тебя пару лет в Ростове не увидим, а может, и больше, это смотря как себя вести будешь. Я всегда говорил, что тебе слишком много доверяют закрытой информации, и вот результат.

В этот момент в голове Петрова возникла прекрасная мысль: ведь и правда, что будет его шефу Гирину, если начальство узнает, что Гирин допускал до расследований и материалов уголовных дел наркомана? Явно по головке не погладят. А это уже отличная тема для разговора с Гириным о возможном продвижении по службе. Сам обрадовавшись своей внезапно возникшей идее, Петров схватил всей пятерней за грязный воротник пальто Платова и потянул на себя:

– Давай вставай! Буду еще с тобой тут время терять.

Но судьба не предоставила Петрову закончить уже спланированную месть над Платовым: в дежурную часть вошел капитан Морозов и сразу направился к камерам для задержанных.

– Вот ты где, – послышался голос Морозова из-за спин Петрова и дежурного.

Александр мягко протиснулся между дверным косяком и тучной фигурой Петрова внутрь камеры.

– Я займусь им, – и Морозов, взяв под руку Марка, вывел его из камеры в помещение дежурной части.

События развивались так стремительно и рушили идеальные планы, что Петров на несколько секунд потерял дар речи, а когда снова вернулся в реальность, неуверенно закричал вслед удаляющимся фигурам:

– Стойте, подождите!

Саша остановился и обернулся через плечо.

– Подожди, – уверенность в голосе вернулась к Петрову. – Что значит, ты им займешься? – он вышел из камеры и подошел поближе к Морозову. – Мне поручено его дело, – и Петров покрутил в воздухе свернутым в трубочку актом эксперта, которым несколько минут назад тыкал в Марка.

– Это указание Гирина, – Александр ловко выхватил скрученный лист из руки Петрова, – он ждет нас у себя в кабинете. Не веришь – можешь сам проверить.

Разочарованию Петрова не было предела: ему казалось, что над ним снова посмеялись, а шанс одновременно отомстить и пошантажировать своего шефа просто уплывал из рук. Только окружающая обстановка отдела полиции сдержала Петрова от сумасбродного решения наброситься с кулаками на Платова и Морозова.

В кабинете начальника уголовного розыска Егора Васильевича Гирина не было никого. Он сидел в кресле и дремал после столь раннего подъема сегодня утром по тревоге. Когда в дверь его кабинета постучали, Егор Васильевич встрепенулся и сквозь зевоту громко скомандовал, что можно войти.

Ужасный запах камеры теперь исходил от Марка и медленно распространялся по кабинету Гирина. С жалостью в глазах Егор Васильевич осмотрел внешний вид частного детектива, затем взял скрученный лист, который перед ним на стол положил капитан Морозов, и пробежал по нему глазами.

– И как такое возможно? – в недоумении и с грустью спросил он.

Морозов сел рядом с Платовым и тоже вопросительно смотрел на него в ожидании логического объяснения произошедшему. Единственный, кого не смущал его внешний вид и сложившаяся ситуация, был сам Платов. Взгляд его по-прежнему был чист и полон энергии.

– Список автомобилей, номера телефонов сбытчиков и адрес наркоманского притона, – Марк встал и протянул Гирину измятый лист бумаги, который достал из кармана пальто. – Отдаю от чистого сердца вам информацию на организованную группу наркоторговцев.

– Рассчитываешь на смягчение взамен на сотрудничество? – улыбнулся Гирин. – Как ты связался с этим контингентом? Захотелось острых ощущений или скучно живется?

Марка не рассмешила неуместная шутка начальника угро. Он сел обратно на стул и как ни в чем не бывало начал свой рассказ:

– Ко мне обратился очень уважаемый человек, его имя и фамилию я не могу назвать из-за высокой государственной должности, которую он занимает, но уверен, что вы его фамилию неоднократно слышали. Я буду называть его просто заказчик. Этот человек попросил меня об очень деликатном деле: его старшая дочь Вера стала наркоманкой. Не буду сейчас вдаваться в подробности, которые рассказал мне заказчик, но Вера пропала. Ее отец предполагал, что она находится где-то в городе в каком-нибудь притоне в окружении таких же наркоманов. Опять же в силу своего высокого положения и неминуемой огласки в средствах массовой информации он не мог обратиться в полицию напрямую, поэтому это дело оказалось у меня. Я нашел его дочь в доме, адрес которого у вас на столе. Хозяин этого дома сам наркоман со стажем, сам же торгует и готовит наркотики. Как вы понимаете, я не мог просто прийти и забрать Веру из этого дома: мне бы просто оторвали голову, и полицию призвать на помощь я тоже не мог, так как одним из условий была полная конфиденциальность. Пришлось проникать в этот дом под видом клиента, а для этого я провел неделю в малоприятных обществах малознакомых наркозависимых лиц и, как результат, внешне стал соответствовать их образу жизни, только после этого и, естественно, за деньги я попал в дом, который меня интересовал.

– Нашел девочку? – спросил Гирин.

– Да, она была там. К сожалению, в плачевном состоянии. Сейчас она уже с родителями и ей оказывают квалифицированную медицинскую помощь в закрытой клинике. Ее накачивали наркотиками и использовали как денежный мешок. Заказчик, ее отец, хоть и умный государственный муж, но не догадался заблокировать ее банковскую карту, с которой отоваривались всеми видами наркотиков пару десятков наркоманов.

– Это все понятно, но что ты делал на детской площадке? Зачем ты искал там спайс? – задал вопрос Гирин.

– В процессе этого дела я успел прикоснуться к некоторым наркопотокам, познакомился со сбытчиками разного вида зелья, а на детской площадке забирал пробную партию перед заказом более крупной. Все координаты распространителей имеются на листочке, – и он глазами показал на мятую бумажку в руках Гирина. – Теперь с вашими возможностями организовать спецоперацию не составит большого труда.

Егор Васильевич в задумчивости разглядывал информацию, представленную Платовым:

– Тебя не в тюрьму надо отправлять, а орден на грудь вешать. Собрать такие сведения за короткий срок под силу только суперагенту из кино, – выдохнул с улыбкой Гирин.

– Что будем делать с материалом в отношении Платова? – спросил Морозов. – Его задержание и изъятие наркотиков уже зафиксировано по всем учетам.

– Это моя забота, – ответил Гирин и после некоторой паузы в задумчивости продолжил: – Признаться, я поверил, что ты, Марк, скатился по наклонной. Прости, – его брови чуть вздернулись вверх, – ты отличаешься от всех остальных своим поведением, поэтому я не удивился, когда доложили, что ты задержан с наркотиками. Но я рад, что ты по-прежнему с нами, к тому же потребуется твоя помощь, – Егор Васильевич резко сменил тон голоса на более серьезный. – Убит директор агентства недвижимости «Кипарис» Пирогов Петр Михайлович. Киллер выстрелил в него пять раз, когда тот выходил из своего дома. Предварительная версия – заказное убийство на почве коммерческих интересов. С ним расправился настоящий профессионал: оружие, пистолет ТТ44
  Армейский самозарядный пистолет СССР, разработанный в 1930 году советским конструктором Федором Васильевичем Токаревым.


[Закрыть]
, убийца оставил на месте преступления, предварительно произведя контрольный выстрел в голову своей жертве. Никаких следов обнаружить не удалось, киллер скрылся на спортивном байке, его лица никто не видел. В общем, никаких зацепок, сработано очень профессионально, хотя для нас, конечно же, это огромный минус. Необходимо начать отработку его бизнес-окружения, конкурентов и тех, с кем у него были споры, в том числе в судах, надеюсь, там покажется ниточка, – начальник уголовного розыска глубоко вздохнул и вопросительно посмотрел на Платова.

– Завтра, Егор Васильевич! – ответил Марк. – Завтра я к вам присоединюсь. Сейчас хочу привести себя в порядок, за истекшую неделю не довелось даже зубы нормально почистить, не говоря о большем. К тому же, я понимаю, на месте убийства все равно ничего интересного не обнаружено.

– Ничего, – повторил Гирин, – кроме пистолета, но убийца был в перчатках и следов никаких не оставил.

2

На следующее утро Платов был в отделе полиции в новом костюме, но без галстука и в новом легком пальто. Вещи, в которых Марк был вчера, он предусмотрительно сложил дома в специальный чехол и убрал подальше в шкаф на случай, если снова придется перевоплощаться в аморального субъекта.

В коридоре Марк встретился с майором Петровым, который в ответ на приветствие что-то буркнул себе под нос и прошел мимо. Дело Платова о наркотиках благодаря Гирину закончилось относительно благополучно: Марку выписали всего-навсего административный штраф. Каких усилий это стоило начальнику угро, никто не знал, но Петров наверняка догадывался и от это еще больше злился.

– Привет, – встретил Марка в своем кабинете Морозов. – Привел себя в порядок? Готов к работе! – засмеялся он.

– Да, – улыбнулся частный детектив. – Еле отмылся от этой грязи, еще бы чуть-чуть, и вшей точно нахватался бы или еще какую-нибудь заразу подхватил.

– Все материалы по вчерашнему убийству у меня. Садись, введу тебя в курс дела.

Александр занял свое место за рабочим столом, а его друг сел напротив него.

– Начну с самого-самого начала, как ты любишь, – шутя произнес Морозов и раскрыл перед собой папку с документами. – Пирогов Петр Михайлович, 60 лет, живет вместе со своей женой и младшей дочерью. Старший сын Виктор проживает постоянно в Санкт-Петербурге, но сегодня ночью уже прибыл в Ростов. Немного об убитом: по образованию инженер по техническому обслуживанию промышленного оборудования, после окончания в 1983 году института до 1999 года работал по специальности на различных предприятиях города, тут есть список, зачитывать не буду, – Морозов перевернул лист бумаги и продолжил: – А с девяносто девятого года начал заниматься бизнесом, и вот тут надо быть предельно внимательным, – Морозов сделал акцент, повысив голос. – С 2007-го Пирогов управлял собственным магазином по продаже запчастей на легковые автомобили. Магазин располагался на улице Малиновского, но в 2008—2009 году у Пирогова возникли финансовые проблемы из-за резкого скачка курсов валют, и он задолжал большую сумму. Магазин пришлось отдать за долги. Сразу после этого, в начале 2010 года, Пирогов регистрирует фирму «Кипарис», которая начинает осуществлять риэлтерские услуги. Наши коллеги из отдела по борьбе с экономическими преступлениями вчера вывернули всю документацию «Кипариса» и узнали несколько любопытных фактов. Например, у «Кипариса» заключены эксклюзивные договора на продажу квартир в новостройках в нескольких элитных жилых комплексах. По предварительным оценкам, Пирогов должен получить с этих договоров солидную прибыль, так как только через его агентство можно приобрести эти квартиры. И вот самое главное, – Морозов поднял указательный палец вверх, – на заключение эксклюзивных договоров претендовали еще несколько крупных агентств недвижимости, в том числе и «Виват».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное