Николай Метельский.

Унесенный ветром: Меняя маски. Теряя маски. Чужие маски



скачать книгу бесплатно

Судя по фотографиям, обычный особняк в японском стиле. С парком, прудиком и садом камней. А вот сам Учитель косил под ковбоя, что на фоне такого дома выглядело диковато.

– Неприятный тип, – заметил я, глядя на фотографию.

– Ага, а еще он любит маленьких мальчиков. И учитывая, что ты терпеть не можешь подобных неформалов, тебе даже в этом повезло с твоей целью. Убивать будет проще.

– Убивать всегда трудно, – сказал я задумчиво, просматривая остальную информацию. – Импульс смерти одинаков и у грешников, и у праведников.

– Что, прости? Импульс смерти?

Мм, пожалуй, лишнее сболтнул. Ну да что ж теперь.

– Я чувствую момент смерти человека. И это, поверь мне, неприятно. Терпимо, но неприятно.

Тот же Зомби так стал наставником ведьмаков в моем мире – однажды он не смог убивать. Редкое событие среди таких, как я. Все мы чувствуем смерть, но это не мешает нам приносить ее людям, а вот Зомби и немногих, таких, как он, буквально крючит, если кого-нибудь убьют в пределах их чувствительности. Причем от силы и опыта ведьмака это не зависит, бывало, и в самом начале карьеры такое случалось. А бывало, как с Зомби, уже в конце. Сам он, например, был Мастером. Вроде как даже с Абсолютами подобное происходило, но не на моей памяти.

– А может, ну его на фиг, этого Учителя? Придумаем что-нибудь другое.

– Нормально все. Не он первый, не он последний. – Ну не говорить же ей, что у меня за спиной не одна тысяча трупов. И ничего, в своем уме пока.

– Ты… конечно, лучше знаешь, но все же… Ладно, тебе и вправду видней. – И слегка покачав головой, продолжила: – В синей папке собрана информация на менее… удобную цель. Прямо скажем, все гораздо хуже, кроме, пожалуй, удаленности от цивилизации. Там тоже можно не стесняться в средствах. Сразу предупреждаю – мне крайне выгодно, если ты там всех перебьешь, но хозяин особняка, он же тамошний босс, должен выжить. Так вот… Рядом со своим хозяином всегда присутствуют Учитель и пара Ветеранов, ну и без массовки не обойтись. Учитель – адепт льда, Ветераны – песка и ветра, неприятная парочка, между нами. Их лучше выносить по одному, уж больно притерлись они друг к другу и в паре играют на загляденье. Среди массовки могут встречаться Воины, но немного, два-три. Официальная цель – статуэтка, очень дорогая. Не настолько, чтобы продавать, по крайней мере, мне, зато очень хороша в качестве подарка какому-нибудь аристократу.

Я глянул на фото этой статуэтки. Что тут можно сказать? Животное. Скорей всего енот. Вроде как из глины. Никогда не понимал японского искусства.

– И что в ней такого… дорогого?

– Она работы Минамото Рамы, известного скульптора эпохи Мэйдзи.

– Не слышал.

– Эх ты! Вот ведь молодежь пошла.

– Чего-чего? – Я, кажется, ослышался. Она себя в старухи записала?

– Э-э-эм… Совсем, говорю, таких образованных людей, как я, среди молодежи мало становится.

– А-а-а, да-да, согласен. Я так понимаю, после уничтожения рода Минамото подобные вещи только дорожают?

– Такие вещи всегда дорожают. – (Это да, права, конечно.) – Так что ты там поосторожней с главным зданием.

Уж больно статуэтка хрупкая.

– Понятненько. А особняк-то у мужика ничего так. В европейском стиле.

– Скорее американском.

Опять почувствовал себя бескультурщиной.

– В целом этот вариант сложней, но и бонусов с него больше. Я правильно понял?

– Да. В случае смерти даже одного Учителя я смогу начать претендовать на его территорию.

– А?.. – помахал я зеленой папкой.

– Слишком далеко от меня.

Вот интересно: я с трудом убедил ее, что смогу справиться с Учителем, а она уже предлагает мне вариант с еще и двумя Ветеранами. К чему бы это?

– Скажи, Акеми, а с чего ты взяла, что я возьмусь за подобное? – постучал я пальцем по синей папке. – Помочь я не против, но плюс два Ветерана – это вам не раз плюнуть.

– Ты умеешь внушить уверенность, – усмехнулись мне в ответ, чуть покраснев. – А если вдруг, есть зеленая папка.

– Ну что ж… Пусть будет синяя.

– Тогда я делаю заказ у посредников.

– Валяй. Сегодня-завтра я его возьму. Деньги я тебе возвращаю. На всякий случай.

– Как возвращаешь? С чего такая щедрость?

– Я иду убивать. А все остальное так… прикрытие.

– И? – осторожно спросила Акеми.

– Если ты когда-нибудь предложишь мне повторить подобное, мы с тобой поссоримся. Я убиваю только для себя, для своих целей. И сейчас именно ты примазалась к моим целям. Если предложение поступит от тебя, все будет наоборот. А это для меня неприемлемо.

– Слишком расплывчатые условия. Так что давай без «поссоримся». Я просто многое не понимаю, и, если вдруг ляпну что-то не то, ты просто меня поправишь. Договорились?

– Языкастая. Будь по-твоему, но не советую тебе перегибать палку. Я очень трепетно отношусь к своим… принципам.

– А к своим словам?

– Вот бабье приставучее! Сказал же, что подумаю.

– Да что тут думать? Раз – и все, а дальше для удовольствия.

– Сначала я должен быть уверен, что мой ребенок будет… что у него все будет нормально. А для этого все должно быть нормально у меня. Так что не сейчас. Вот герб получу, поднимусь, а там и о детях подумаю.

– Да я к тому времени от старости помру!

– Как низко ты меня ценишь. Не волнуйся, лет через пять все будет.

– Пять лет?! Да я… да я тебя раньше изнасилую!

– И черта с два что получишь!

– Я умею быть убедительной. В постели все мужики – животные.

– А женщины – самки.

– А как иначе-то? Любили бы вы нас, будь по-другому?

Вот так у нас и заканчиваются в последнее время важные разговоры. У этой озабоченной потомством «молодой красивой девушки» подобное стало традицией, кажется.

Возвращался домой уже затемно и, что б вы думали, нарвался на разборки. Вообще-то в этом месте постоянно что-то случается. Это сейчас я знаю, что именно здесь проходит граница квартала Кояма с внешними территориями, а раньше просто удивлялся, почему тут постоянно кто-то с кем-то дерется. Однако данная стычка была не совсем обычной. Если условно отнести обитателей квартала к своей стороне, то сейчас четверка чужаков окружила одного, но весьма боевого и не собирающегося сдаваться кота. И, судя по всему, эти четверо псов явно не поиграть собираются. А уж о том, что они не намерены выпускать свою добычу, четко говорит их невнимательность. Так уж получилось, что в этом мире, в отличие от своего, мне постоянно приходится гонять собак, хотя я их очень уважаю и вообще благожелательно к ним отношусь. У меня у самого там, дома, был пес. С весьма непростой судьбой. Но в этом мире я жил в квартале, в котором было до фига собак и одна боящаяся их соседка. Так что мне пришлось разбираться с каждым четвероногим в квартале, прежде чем Шина подросла и переборола свой страх. В процессе гонений я перезнакомился, кажется, со всеми псами квартала. Неудивительно, что, нарываясь на разборки между двумя группировками собачьих войск, я вставал на сторону тех, кого знаю. Так и получалось – на чьей бы территории я ни находился, от меня шарахались в сторону, но стоило мне оказаться рядом с двумя различными фракциями, от меня убегали только чужаки. А свои залихватски облаивали убегающего противника и терлись у моих ног.

В этот раз они так увлеклись осадой отбивающегося кота, который неизвестно как оказался на чисто собачьей территории, что до последнего не замечали моего появления. Вообще-то все это происходило в стороне от дороги, по которой я шел, но, если бы вы видели этого самоотверженного кошака, вы бы меня поняли. Пока я направлялся к месту сражения, он успел отбить три атаки, дважды провалить побег и один раз пойти в контратаку. И все это против серьезно настроенных дворовых псов. Прям кот Баюн какой-то. Ну не мог я оставить на растерзание этого Бойца, с большой буквы.

Подойдя вплотную, я вдарил «яки» сразу по всем собакам, стараясь не задеть кота. Впрочем, никого убивать я не собирался, так что имел удовольствие видеть, как четыре матерых пса без лишних посторонних звуков развили невероятную скорость бега. С места. А кот повернулся ко мне и был готов дать отпор новому противнику. Сев на корточки, я посмотрел ему в глаза и махнул в сторону, чтоб, мол, валил на фиг отсюда. В ответ он только зашипел.

– Беги скорей, дурило, эти собаки тут не единственные. – То ли мой тон так подействовал, то ли еще что, но кот, кажется, начал успокаиваться. Шерсть еще не улеглась, но уже заметно опала, шипение больше не слышалось, а сам он боком стал отходить от меня. – Правильно мыслишь, усатый, здесь тебе явно будет непросто. Так что давай, уматывай шустрее.

Секунда-другая, и вот о коте остались лишь воспоминания, а сам он растворился в темноте улиц. Надеюсь, больше он в такую ситуацию не попадет.

На следующий день в школе за прогул мне ничего не было. Такое впечатление, что и не прогуливал: ни слова, ни взгляда, как будто и не заметил никто. Эта суббота, как и следующая, была выходным днем, так что в пятницу домой я зашел, только чтобы бросить портфель и переодеться. Меня ждал напряженный вечер, чтобы хорошенько подготовиться к заданию, и еще более напряженная ночь, за которую я должен убить Учителя и выкрасть, если это можно так назвать, одну дорогую статуэтку.

Фантик, систематически пропадавший всю неделю, на этот раз был у себя. И был он чем-то очень доволен.

– Ты что сияешь? Обворовал кого-то?

– Хо-хо, Синдзи, прошли мои золотые дни, так что нет, не обворовал, но куш срубил немалый, – ответил мне улыбающийся Фантик.

– И куда тебе столько? – заметил я. – С твоими запросами я сильно сомневаюсь, что ты истратил те деньги, которые получил за отсидку.

– Денег много не бывает.

– Это если их тратить. Ты же только зарабатываешь.

– Я что, лезу в твои дела? Отвали и ты от моих.

Грубовато как-то.

– Ладно, ты прав. Только успокойся, никто не собирается считать твои деньги. Тем более я.

Смущенный своей вспышкой старик отвернулся и начал перебирать вещи на столе.

– Извини, – буркнул он. – Ни о чем таком я не думал. Просто… как бы это сказать… Больная тема, в общем. Дело, в принципе, не в деньгах, – и тяжело вздохнув, повернулся ко мне: – Это наследство. Мне, старику, уже давным-давно ничего не надо. Но у меня есть внуки, и вот им средства не помешают.

– Ты извини, если что. Просто я от тебя про внуков и не слышал ни разу. И вдруг – больная тема. Можешь не рассказывать, но, если тебе нужна помощь, только скажи.

– Помощь? Нет, помощь мне уже не нужна. Больная тема не сами внуки, а их отец – мой сын. – Я не стал нарушать взятую им паузу. Захочет – расскажет, не захочет – тему переведет, что будет означать: «Не лезь». А вот недосказанностей умный старик оставлять не будет. Знаю я его. – Это не секрет, просто и вправду больная тема.

– Если ничего не горит и тебе не нужна помощь, то давай не будем вспоминать то, что причиняет боль, – сказал я осторожно.

– Да нет, раз уж зашел разговор, надо пояснить. Это и тебя немного касается.

Даже так?

– Тогда не стоит говорить об этом в мастерской. Пошли в гостиную, заодно и жахнем по стопочке.

– А тебе можно? Как на дело-то пойдешь?

– Пора бы уже заметить, что на меня спиртное действует слабее, чем на обычного человека. Да и до ночи успею протрезветь, – или произвести экстренное обновление организма. Я не то что протрезветь, яд в крови уничтожить могу. Неорганический. Органику и так переработаю.

– Мой сын состоял в клане Кояма, – начал Фантик, разливая джин по стаканам. – И попал он туда не просто так. Я могу сколько угодно кичиться своими знаниями, но мой сын был лучшим. Сами боги вложили в него способности к технике. Лучшего технаря не было в Японии и сейчас нет. Его дети, мои внуки, подбираются к его уровню, но пока, объективно, все же хуже, чем он. Мне больно, когда я думаю, чего мог добиться сын, не соберись он на тот остров вместе с молодым Аматэру.

Я ненавижу клан Хейг! Ненавижу всеми фибрами души, – затрясся он в гневе. – Я готов сдохнуть, лишь бы просто напакостить им! Это было обычное присутственное место, Синдзи, этот чертов остров был абсолютно никому не нужен. Он всего лишь показывал, что окрестные воды – зона ответственности клана Кояма. И они восемь часов обороняли место, которое должны были взять за пару часов. Молодой Аматэру отбивался от Хейгов… да ни с чем он не отбивался. То, чем он владел, и силами-то назвать нельзя. А он не только защищался, но еще и нападал. Мой сын держал периметр базы. Вся техника проходила через его руки. Под пулями, под снарядами… он чинил турели и боевые роботы прямо там, на поле боя. Конечно, он был не один, но что там какая-то горстка.

Двадцать минут, Синдзи! Они погибли за двадцать минут до подхода подкрепления. Так что да, я очень недолюбливаю Кояма Кенту. Умом я понимаю, что он спешил, как мог, я отлично помню ту суету, что здесь творилась… но жалкие двадцать минут… На том острове выжил лишь один человек. О да, их чествовали, как героев, вот только что до этого нам, родителям. И детям. Мой сын должен был получить герб, стать основателем нового рода в составе клана. А это не так-то просто, имея за спиной лишь навыки техника, какими бы они ни были. И что? Отец умер как герой, которым они сами его назвали, а дети так и не получили герб, обещанный ему и его семье. Теперь им для этого нужны деньги. Чтобы, видите ли, соответствовать стандартам клана. Власть, влияние, деньги… или навык, которым обладал их отец – гениальный техник. В теории… я понимаю главу клана. Но лишь в теории, Синдзи! Неужто сын своей жизнью и смертью не заработал своей семье этот чертов герб?

Я стар, парень. Я на пару лет старше старика Кенты, и мне не нужны эти деньги. Я лишь хочу, чтобы мои внуки получили то, что им причитается. Я не пошел в клан, слишком мутное прошлое, которым мог запятнать сына, и много лет был отрезан от своих внуков. Да и сейчас, кто я им? Никто. Они даже не знают про меня. Точнее, знают, но не то, что я их дед. Пусть так и будет. Но это не значит, что я забыл, кто они для меня. И я могу им помочь. Пусть так, пусть всего лишь деньгами… Не верь ему, Синдзи! Для Кояма Кенты есть лишь клан и его род. А все остальные – лишь фигуры, которыми можно пожертвовать.

– Как и везде, Фантик, как и всегда. Сколько денег надо, ты не в курсе?

– Да кто ж скажет, сколько у его рода денег? Одному поколению явно не накопить.

– Это ты зря, порой за одно поколение можно умудриться миллиардером стать.

– Не в этом мире, и не таким, как я.

– На этот счет еще будем думать. Но знаешь, мне казалось, что получить герб несколько проще.

– Вообще-то герб получить просто. Но вот в составе клана… Герб тебе, может, и дадут, а вот дальше… Попасть в клан человеку или семье – не то что войти целым родом.

Собственно, мне и не надо в клан входить, главное – род основать.

Так что все путем.

– Ладно, Фантище, буду держать руку на пульсе. Ты меня знаешь, чем смогу – помогу. А пока пойдем, поможешь собраться. Ночка мне предстоит не из простых.

* * *

– Мы-ы-ыш-ш-шь…

– Я ж не знал, босс, я ж не специально.

– Иди сюда, грызун чертов.

– Босс, босс, успокойся. Это же всего лишь бутылка. Грязная и неказистая. Ну выбросил и выбросил.

– Это антиквариат, урод! Триста тонн рублей весом!

– Э-э-э, так я ж не знал, босс…

– Это я уже слышала. Теперь подойди ко мне и выслушай ответ.

– Не-не, босс, мне и отсюда все слышно.

– Иди сюда!

– О, у меня же машина не мыта! Я пойду, пожалуй. Если что…

– Стоять, вредитель! Не заставляй меня бегать за тобой.

– Так вы тут посидите, успокойтесь. А я пока машину помою.

– Ты куда пятишься, засранец? Лучше сам подойди. Обещаю: умрешь быстро и без мучений. Не доводи до пыток.

– Ну, босс, ну что вы, в самом деле. Я вам другую достану, лучше прежней. Даже вымою ее. Э, не надо так трястись, вы пугаете меня, босс. Босс? – Разъяренная до крайности женщина наступала на крупного мужчину, сжимая и разжимая кулаки тянущихся к нему рук. – Я, пожалуй, побегу, босс, а то машина и все такое…

– Убью! Убью вредителя, – шептала женщина.

– Все, я побежал.

– Стой, стой, гаденыш, хуже будет!

Двое присутствовавших при этой сцене в комнате отеля мужчин переглянулись.

– Злобный же ты мужик, Ли.

– Это будет ему уроком. Нечего изображать из себя уборщика в гостиной А-тян.

– Да ну-у-у. Так это уро-о-ок. А я-то думал, что ты просто веселишься.

– Не без того, конечно, – усмехнулся чересчур крупный китаец. В этот момент раскрылась дверь в номер, и в комнату заглянул еще один мужчина. Не менее крупный, чем первые двое.

– Что у вас тут происходит? Что Мышь опять сотворил?

– Выбросил антикварную бутылку, – ответил японец.

– Это ту, что Ли из мусорки достал?

– Ага.

– Ну и злобный же ты мужик, Ли.

– Нормально все, пусть развеются.

– Вот и иди развейся вместе с ними. А то наша малышка там по всему отелю бегает всего лишь с одним телохранителем.

– И-э-эх, – произнес Ли, поднимаясь с кресла. – Вот этого я не учел. А может…

– Иди, иди. Веселун. У меня сегодня тут дежурство.

– А…

– Да ты офигел, Ли, – сказал на это сидящий в кресле мужчина. – Сам довел до такого, сам теперь и бегай за ними.

– Эх…

Проводив взглядом китайца, мужчины переглянулись.

– Доведет он когда-нибудь А-тян, будут уже за ним бегать, – сказал вошедший. И присаживаясь на освободившееся место, продолжил:

– Разговор есть, Дзуно.

– Дай догадаюсь. По поводу убийства Учителя?

– Скорей по поводу последствий.

– Думаешь, все-таки начнется буза?

– Глава гильдии не позволит малышке усилиться. И причина для остальных у него есть.

– Ага, ага. Женщина и все такое. Но ее это не остановит.

– Войну с половиной гильдии мы не потянем, – покачал головой Исиатама.

– Кого-то мы сможем отговорить от активных действий. А кто-то и сам не полезет.

– Потому и говорю про половину.

– М-да, – потер переносицу Дзуно. – Малыш выступит на нашей стороне.

– Не сразу. Только если нам совсем туго придется. Его и малышка раньше не позовет. Да и мало будет одного человека.

– Вот куда ты клонишь. Хочешь в Россию позвонить?

– А что нам еще остается?

– Сомневаюсь, что они отзовутся. Сергей-то… Мертв Серега. Ему бы они помогли без вопросов, а вот нам… Даже не знаю… Сильно сомневаюсь.

– Мне кажется, что помогут. Серый бы сорвался. Да и что мы теряем?

– Ты прав, Иси-кун, откажут и откажут. Главное, момент правильно подобрать. Чтоб и закрутиться все успело, и у них было время на сборы.

– Ты прав. Слишком рано нельзя, иначе начинать нам придется, что нехорошо.

– Да и А-тян по голове не погладит.

– Она в любом случае будет против.

– Не важно. Найтов поручил нам заботу о ней, так что не важно, – сказал Дзуно, невидяще уставившись в окно.

– Согласен. Значит, начинаем подготовку к войне. Если русские откажут, надо суметь дать достойный отпор. Займись схронами. А я осторожно займусь поиском новых людей.

– Пусть тогда Ли займется оружием. Он сможет провернуть все незаметно.

– А Мышь?

– Он сильнейший из нас.

– Ну да, пусть крутится рядом с малышкой. – И, вдруг усмехнувшись, Исиатама покачал головой: – Вызывает огонь на себя.

– Пусть, – улыбнулся Дзуно.

– Тогда я поговорю с Акеми, она, поди, тоже не дура и все понимает.

– Ты прав, незачем разводить секретность там, где от нее только вред.

– Про русских только молчим.

– Само собой.

Глава 7

Хмм. Нет, правда, хмм. Прямо слов не хватает. Настолько убогой охранки я уже давно не встречал. Техники почти нет, а та, что есть, фигня. Немногие камеры, которые я заметил, расставлены крайне убого. Охранники занимаются чем угодно, но только не охраной. Даже не знаю, что и делать. В открытую пройтись, что ль? Эх, судьба моя тяжкая. Надеюсь, это только прикрытие, и настоящая охранка бдит.

Сам я в это время расположился на корточках рядом с фигурным кустиком, изображающим какую-то птицу. Одет я был в свою старую форму – решил не надевать на это задание новый комбез, еще решат, что я – это не я. Так что моя бронекуртка, выдерживающая, по идее, ножевые удары и касательные осколочные, сегодня, слава богу, на мне. Черные брюки, черные перчатки и новая черная маска, на старую я… сел. На каждом бедре – FN Five-seveN в тактической кобуре. Отличные бельгийские пистолеты калибра пять и семь десятых миллиметра. В этом мире, как и в моем, это оружие было создано в пару к пистолету-пулемету FN P90. Но здесь «Пэ девяностый» как-то не пошел, а вот пистолет к нему – очень даже. В наличии имелся и пояс с различными воровскими приспособлениями, а на груди, хоть и было немного неудобно, – «Плевок».

И вот сижу я, значит, и думаю: это у них все так плохо или я чего-то не вижу? Начхать, в принципе, но интересно ведь.

Удостоверившись, что не нахожусь в фокусе чьего-нибудь внимания, не особо скрываясь, перебежал к следующему кустику. «Обнаружение жизни» показало, что в самом особняке находятся двадцать четыре человека, из которых двое наверняка Ветераны, один – Учитель, а еще один – сам местный босс. Остальные – пара слуг и охрана. Метрах в двухстах стоит другой домик, скорей даже барак, в котором находятся еще двадцать человек. Хотя возможны варианты – «обнаружение жизни» не определяет разницу между человеком и животным крупнее средней собаки. Для подобных вещей используется «обнаружение разума», которое, к сожалению, имеет слишком маленький радиус действия по сравнению с первым умением: для Абсолюта сорок – пятьдесят метров против нескольких километров. Впрочем, я сомневаюсь, что здесь есть собаки и иже с ними. В информации от Акеми, по крайней мере, ни о чем таком не упоминалось.

Еще одна перебежка, и я возле веранды. По стеночке, по стеночке, и я в торце оной. Хотел уж было перепрыгнуть через перила, как почувствовал приближение разума. Стандартный импульс перед любым более-менее ответственным действием показал, что в мою сторону из здания движется человек. Звук зажигалки, запах сигаретного дыма, и вот на веранду выходит человек в трусах и, выпуская дым, облокачивается на перила. Проверив наличие людей рядом, забрался на веранду, не потревожив курящего, и уже хотел проникнуть в дом, как вдруг зацепился взглядом за татуировку на лопатке человека. Точно такая же, как на лопатке одного из местных Ветеранов, того, что ветром пользуется. Вот и что делать? Сейчас он вряд ли в «доспехе», и я вполне могу убить его быстро и без шума. А могу из пистолета в голову, заодно привлекая внимание. Лучше, конечно, с шумом и без огнестрела, но получится ли быстро? Он ведь наверняка убежать попытается. А если пулю в затылок? Не будет ли это потом странно выглядеть? Карлик все же вор, а подобное убийство создаст впечатление, будто он киллер какой-то. А с шумом и быстро без оружия не выйдет. С «бельгийцем», во всяком случае. Но вот русский «Плевок» такое может осилить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20