Николай Метельский.

Унесенный ветром: Меняя маски. Теряя маски. Чужие маски



скачать книгу бесплатно

– Привет, Синдзи. Позволь представить тебе мою сестру, Охаяси Анеко. – Старшая сестра по имени «старшая сестра». Прикольно. – А это, сестренка, тот самый Сакурай Синдзи.

– Охаяси-сан, – поклонился я.

– Сакурай-сан, – ответила та своим поклоном.

Что можно сказать о сестре Райдона? Чертовски привлекательная особа. Женственна, несмотря на свои семнадцать подростковых лет, с длинными ресницами, волосами цвета меда и волевым, без жесткости, лицом. Вот уж действительно, старшая сестра. Она мне чем-то напомнила Кагами.

– Позвольте отметить, что вашему брату можно только посочувствовать. Присматривать за столь красивой старшей сестрой – не самое простое дело, – изобразив на лице полуулыбку, сказал я.

Вот Шина, например, ответила бы что-нибудь типа: «За кем еще надо присматривать!» Анеко же лишь улыбнулась, чуть прикрыв глаза и наклонив голову. Проверку на вшивость я, кажется, прошел. На сегодня можно и прощаться.

– Что ж, я, пожалуй, пойду, Райдон. Смотри не опоздай на уроки.

– И ведь каждый раз это говорит. Со средней школы. Как будто я заядлый прогульщик, – пробурчал парень, как только сестра отошла подальше.

– Повезло тебе с ней, Рэй, вот что я тебе скажу.

– А то я не знаю. Пойдем лучше, вот будет хохма, если и вправду опоздаем.

Хохма случилась, когда мы чуть не столкнулись в дверях с давешней девушкой, вновь застывшей перед нами. Какая же она все-таки кавайная. Вот только пройти мимо нее в этот раз было затруднительно, потому что застыла она прямо в дверном проходе.

– Знаешь, по-моему, она на тебя все-таки обижена.

– Девушка… О-хо-хо. Что ж я тебе такого сделал-то?

– Может, нам отойти куда-нибудь? Отодвигать ее как-то страшно. Вдруг завизжит?

– Ха, от обиды, да?

– Не, но согласись, на страх ее мордашка тоже не тянет.

Глянув за спину девушке, увидел с любопытством наблюдающий за нами класс.

– Если действовать, то решительно, – и с этими словами осторожно закрыл дверь перед носом у девушки. – Все, отступаем. Да куда ты? В сторону мужского туалета отступаем.

Быстро метнувшись к туалету, заняли там наблюдательную позицию. Целых три минуты дверь оставалась закрытой. Но вот она отодвинулась в сторону, и черноволосая малышка, сделав шаг наружу, резко развернулась и с сердитой миной уставилась в класс. Подождав пару мгновений, она, вздернув носик, отправилась по своим делам.

– Фух, что она вообще делала в нашем классе? – задал риторический вопрос Райдон.

– Пойдем лучше, заодно и узнаем ответ на твой вопрос.

До своих парт мы добирались под перекрестным огнем множества взглядов. А усевшись и разложив вещи, были атакованы Акэти Каме-ко – очередной милашкой с черными волосами. Встав напротив наших парт и уперев руки в бока, она спросила:

– Что вы сделали с моей сестрой?

– Вы бы полегче со словами, Акэти-сан. Уж больно неоднозначно звучит, – ответил я.

Сестра, значит. Вот и выяснили, кто она такая.

– А? А… кхм… Что вы ей сделали?

– Ничего, Акэти-тян, – вступил в разговор Райдон. – До этого момента мы и не знали, кто она.

– Вы врете, сестренка не стала бы… она… Вы врете! Такое поведение для нее нехарактерно.

Не стала бы она замирать ни с того ни с сего. Никто бы не стал.

– И мы полностью согласны с вами, Акэти-сан. Но мы и вправду не в курсе.

В ответ на мои слова она поморщилась:

– Мне не нравится, когда ко мне обращаются на «вы».

– Если честно, мы сами хотели бы знать причины подобного поведения твоей сестры, – продолжил я. – Ты сама могла видеть, что это создает нам проблемы. Но мы действительно не знаем. Даже извиниться не можем, если вдруг в чем-то виноваты.

Лицо Камеко приняло озадаченное выражение, а Райдон на мои последние слова явно хотел что-то сказать. Видимо, то, что девушка так реагирует на меня, а не на нас. Но смолчал.

– Но… ладно, я все равно все узнаю. И если вы в чем-то повинны, вы здорово об этом пожалеете.

– Будь по-твоему, Акэти-тян. Надеюсь, если мы вдруг и в самом деле в чем-то виновны, ты сообщишь нам, перед тем как… начнешь заставлять нас жалеть? Чтобы знать, что надо извиняться.

– Обязательно. Вы узнаете об этом одними из первых, – закончила она. И со все еще хмурым лицом отошла к своей парте.

А на ближайшей перемене Райдон просветил меня немного насчет клана Акэти.

Как и любой клан, занимается разными вещами, но поднялся на продаже чая, и этим знаменит. Вполне удачно конкурирует с такими чайными магнатами, как индийский клан Мираси Кхел и китайский Аи Лао. Оказывается, чай «Гекуро хогиоку», которым меня снабжает Кагами, весьма дорог, и обязаны его появлению мы именно клану Акэти. А есть несколько совсем уж элитных сортов, которые даже не продаются и которые можно получить лишь в подарок. Военная сила – средняя, влияние – чуть выше среднего, известность – высокая. Старый клан, в котором относительно мало родов. Входит в совет кланов при императоре, в котором всего двенадцать мест. Учитывая, что кланов в Японии немногим более ста штук, весьма нехилое достижение. Хотя членство в совете ничего и не дает, по сути. Как староста класса в школе.

Глава клана, Акэти Юдсуки, недавно достиг ранга Учителя в рукопашном бое. В роду Акэти традиционно используют стихию земли. У главы клана две жены и три сына. Есть еще брат, племянник и две племянницы. Вот этими двумя племянницами и являются сестры Акэти. По слухам, Юдсуки в них души не чает.

– Что еще рассказать? О! Именно в их клане состоит Коноэ Мия! – сказал Райдон, подняв вверх палец. И замолчав.

– И? Я без понятия, кто это.

– Ты шутишь? Да ладно тебе. Не знать таких людей!

– Представь себе. Вот такой я уникум.

– Ну ты даешь, Син. Коноэ Мия из рода Коноэ заняла в прошлом году четвертое место в мировом турнире в номинации «Самый быстрый удар».

– Ну… круто. Что я могу сказать. – Но я все еще не догонял, в чем тут дело. – А что, японцы в прошлом году выше не поднимались, что ли?

– Поднимались вроде… Да не в этом дело. Изюминка в том, что Коноэ тогда было всего шестнадцать.

– О! О-о-о! Круто. То есть она сейчас самый быстрый Ветеран в Японии? В семнадцать-то лет. Действительно круто.

– Ветеран с самым быстрым ударом, если быть точным. В этом конкретном умении она сейчас, наверное, на уровне Учителя.

– Приколь… слушай, а ведь она, вполне может быть, где-то здесь сейчас бегает. Среди второкурсниц.

– Ай, да я не знаю, – пофигистически махнул он рукой. – Все может быть. Ты только не забывай, что Дакисюро – не единственная старшая школа в Токио.

– Но специализированная на боевых искусствах, как мне говорили. Как раз для такой дамы.

– Турниры, подобные мировому, это прежде всего спорт. Не уметь драться среди аристократов – ухудшение породы. Никто не отдаст свою дочь и, соответственно, не женится, если партнер не достиг минимального ранга в управлении бахиром. Но посвящать свою жизнь боевым искусствам при этом не обязательно, особенно женщине. Может, она жрицей хочет стать, тогда искать ее надо в Сейджо. Я, например, тоже поначалу собирался идти в Данашафу. Останавливаться в развитии боевых искусств я, конечно, не собираюсь, но вот делать карьеру хочу в отделе разработок клана.

– Знаешь, у меня после твоих слов возникло два вопроса, – почесал я кончик носа.

– Валяй, я сегодня добрый. Мама дала мне конфетку, – вальяжно махнув рукой, сказал Райдон, опершись второй рукой на подоконник.

– Что значит «ухудшение породы» и почему ты все-таки попал в Дакисюро?

После моего вопроса Райдон замялся. Посмотрел в окно за спиной, сменил опорный локоть.

– Порода – она и есть порода. Если твои предки поколениями занимались управлением бахиром, то их потомкам это самое управление дается проще. Не настолько сильно, чтобы форсить этим перед простолюдинами, но заметно. И чем древнее род, тем выше разница. Наглядный для тебя пример – род Кояма. У них уже лет двести пятьдесят – триста не было никого ниже Учителя. Причем за последние сто лет было уже три Виртуоза, а Шина-сан скорей всего станет четвертой.

– Три? А кто еще, кроме нынешнего главы?

– Дед и брат отца. Оба во Вторую мировую погибли, – сказал Рай-дон и опустил голову, облокотившись обоими локтями на подоконник, сцепив при этом ладони в замок. Я не стал прерывать его размышления. Рэй не из тех, кто постоянно уходит в себя, видимо, задумался о чем-то действительно важном. – То, что я тебе сейчас скажу, должно остаться между нами.

– Что ж, дальше меня это не уйдет, – ответил я, облокотившись рядом с ним на подоконник.

– Информация не секретная, и за обладание ею не наказывают, но и не распространяются. Я просто не хочу, чтобы пошли слухи, будто я болтаю об этом на каждом шагу.

– Я понял тебя, Рэй, я тоже не из болтливых.

– Кроме улучшения породы как таковой есть еще один нюанс. Если один из родителей не может управлять бахиром, то велика вероятность, не стопроцентная, но высокая, что у потомков такой пары не проснется «камонтоку», – сказал парень и чуть тише продолжил: – «Камонтоку» – родовая способность. В Европе известная как аркан, в Индии – ракта гахари, или «кровь глубин», по-нашему. Ее еще козырем рода называют. Способность, не зависящая ни от умений, ни от силы, ни от контроля. Вообще ни от чего, кроме принадлежности к нужному роду. Для проявления «камонтоку» необходимо лет семьсот, хотя бывает и больше. И чем древнее род, тем сильнее способность. Если вначале это может быть… ну, к примеру, «огненный шар», то через пару тысяч лет – «огненный шторм».

– То есть учитывая древность твоего рода, ты можешь грохнуть Виртуоза?

– Тут многое зависит от вида «камонтоку». – Типа «не лезь, куда не просят»? Понял, не дурак. – Если «камонтоку», например, «дубина», то ей еще надо пользоваться уметь, а если какая-нибудь убойная техника, то ее сила с древностью рода связана. Ну или это может быть вспомогательное умение, вообще к бою не относящееся.

– Забавно… Ну ладно. А что насчет выбора школы? Родители, что ли, заставили?

– Да.

И все. Никаких пояснений. В это, похоже, тоже лучше не лезть. Хм, ладно, сменим тему.

– Коноэ Мию тоже могли родители сюда впихнуть. Мне все же кажется, что она здесь учится.

– Узнать, конечно, можно, только что нам с того? Я ее поклонником не являюсь, да и вообще по всяким турнирам не фанатею. Даже в лицо ее не знаю, так просто слышал.

– А что ж ты так удивлялся, что я о ней ничего не знаю?

– Ну если уж даже я в курсе ее достижений, то, будь уверен, она всеяпонская знаменитость. Вот и удивился твоему незнанию.

– Да и черт с ней. Пойдем лучше на урок, заговорились мы что-то.

На следующий день в столовой опять произошел инцидент. Сев за стол к Шине и Минэ, проводил взглядом ушедшего за обедом Рай-дона.

– Ты что не ешь, Синдзи? – удивилась Шина.

– Жду Рэя. Раньше начну, раньше закончу. Не смотреть же мне потом, как вы свой обед доклевываете.

– Ну так купил бы себе обед, – начала Минэ. – Ах да, бедным плебеям не по карману местные кушанья.

– Кино, – осуждающе покачала головой моя соседка.

– Заметь, Шина, на какие грязные интриги идут люди, чтобы заполучить бенто твоей мамы.

– В смысле?

– Ты о чем, болезный?

– Ну как же, я ведусь на ее провокацию и начинаю покупать школьные обеды, а она с чистой совестью станет клянчить у тебя бенто Кагами-сан.

В ответ Шина скептически приподняла бровь.

– Я не настолько низко пала, чтобы лишать тебя твоей подачки.

На что бровь приподнял уже я. И, положив руку на коробку бенто, ответил:

– Тогда не смотри такими голодными глазами на мой обед.

– Хватит уже, – покачала головой Шина. – Вы как муж с женой ссоритесь.

Вот мне интересно – это японский юмор или японский менталитет?

– Не говори глупостей! Да я лучше со скалы брошусь, чем выйду за такого.

– Фух, – не удержался я, – вот теперь я точно спокоен за свое будущее.

Но вот, наконец, вернулся Райдон, и я открыл бенто. Правда, меня напрягал направленный мне в спину взгляд явно приближающегося человека. Не обычные мазки внимания, а именно целенаправленный взгляд. Закинув в рот кусочек рыбы в каком-то соусе, перехватил быстрый взгляд Минэ, брошенный мне за спину. А через пару секунд еще один. Так-так, это уже интересно. Похоже, меня сейчас будут провоцировать. В зависимости от ума начнут либо с намеков, либо сразу с оскорблений. Но вот то, что произошло, я никак не ожидал. На меня просто вылили суп.

– О, извините меня. Я такой неуклюжий. Споткнулся на ровном месте. Вы не испачкались? Ах, конечно же вы испачкались. Вот, – появившиеся у меня перед носом несколько купюр были засунуты мне в карман пиджака, – купите себе новую форму. Заодно подберите себе что-нибудь более достойное этой школы. Ах, я испачкался. – После чего о мою голову вытерли пальцы.

Даже не знаю, что больше разозлило меня. Его тон, суп или слова о моей одежде ценой с автомобиль среднего класса. И вытирать руки о мою голову ему тоже не стоило. Загнав поглубже рвущуюся наружу «яки», обратился к предельно собранному Райдону:

– Если я сейчас всажу этому неизвестному нож в ногу, что мне за это будет?

Легкая презрительная ухмылка Минэ после моих слов стала вполне откровенной.

– Не тебе, вечно отлынивающему от учебы, кидаться подобными словами, – заявила спокойная Шина. – Знаю я его. У него ранг Воина, а тебе хватило бы и Подмастерья.

– Р-р-райдон!

– После такого ты ему обе ноги можешь отрезать, ты в своем праве, свидетелей более чем достаточно.

– О-ха-я-си-кун!

– Кхм, да. Погорячился немного. В общем, делай, что хочешь, только не убивай и не калечь.

– На это будет интересно посмотреть, – ухмылялась Минэ.

– Если до тебя не доходят мои слова, Синдзи, тогда вперед. Посмотрим, что ты сделаешь Воину, – это уже Шина.

– Смотри и запоминай, роза ты комнатная. – И поднявшись, наконец, со стула спросил: – Как его хоть зовут?

– Суговара Куро, класс «2B». Из клана Памью.

Сдавленные смешки и откровенный смех. Презрительные и равнодушные взгляды. Минэ Кино явно перестаралась. Может, я и ошибаюсь, но если нет, то это война. Как бы еще уточнить?

Подходя к очереди, в конце которой стоял ухмыляющийся Суговара, я натянул на лицо дружелюбную улыбку, а метра за два от него протянул руку для рукопожатия. Сейчас главное – его отвлечь: удивить, сбить с толку, что угодно, лишь бы он не врубил «доспех», который даже Виртуозы не носят постоянно. А уж Воин, подросток и просто самоуверенная личность тем более.

– Суговара-сан, позвольте…

Раз – и палочка для еды, прихваченная мной со стола, входит ему в левое плечо, после чего сразу ломается. Два – и рука, протянутая для рукопожатия, сжимается в кулак и бьет его в пах. Три – и моя правая нога подсекает опорную этого хама, а левая рука толкает, помогая упасть. Все произошло менее чем за секунду. Остался контрольный. Ставлю ногу ему на грудь и достаю его же деньги.

– …оплатить ваш поход к доктору.

И с этими словами запихиваю деньги в карман его пиджака. После чего лохмачу его голову, как какому-нибудь несмышленому мальчугану.

Если бы не получилось с палочкой для еды, пришлось бы доказывать, что мое айкидо круче его, и заниматься чисткой полов с его помощью. Тоже позорно, учитывая разницу в наших рангах, но гораздо дольше.

– Это вам урок, детишки, – сказал я, подходя к нашему столу. – Если уж сделали пакость, всегда будьте готовы к ответу.

Следующий урок я пропустил, уйдя домой переодеться. Но уже дома мне вдруг так захотелось прогулять и все остальные, что я не стал себе в этом отказывать. Райдону только позвонил, предупредить, чтобы он меня не ждал.

* * *

Шина была раздражена.

– И что все это значит?

Шина была зла.

– Ты о чем, Шина-тян?

Подобного от своей подруги Шина не ожидала.

– Что за… ерунда произошла в столовой?

Найти простенький повод для драки и показать, насколько он слаб, совсем не то, что прилюдно опозорить, а потом еще и избить.

– Что-то я тебя не понимаю, подруга. Если ты про этого придурка, – зря она так, – и Тогетсу…

– Да! Демоны тебя подери. Именно про Синдзи и этого придурка!

– Но я-то здесь при чем?!

– Не зли меня, Кино, лучше не стоит.

– Но… в самом деле… я-то тут при чем?

– Тебе имя твоей подельницы сказать?

– Э… Ладно, ладно, – махнула пару раз руками Минэ. – Ну хотела я его проучить, что ж теперь.

– Проучить? А за что?

Любой из семьи Кояма, услышав этот тон Шины, первым делом подумал бы о Кагами.

– Ну так это… чтоб повежливей был… Чтобы знал свое место!

Шина в этот момент даже зажмурилась, пытаясь сдержаться.

– Повежливей, – процедила брюнетка, поднимая взгляд. – После того, как его втоптали в грязь на глазах у половины школы? Опустили в дерьмо и посмеялись?! – уже практически шипела девушка. – А ты не подумала, что будь у Синдзи чуть хуже развита соображалка и чуть меньше наглости, то вежливости учили бы уже вас? Мой дед бы учил, моя мать бы учила, а отец вообще пошел бы вырезать всю твою семью! – громко прорычала последнюю фразу Шина. Благо задний двор, куда отволокла подругу девушка, был совершенно пуст и никто их услышать не мог.

– Подожди, Ши-тян, подожди… С чего бы им… да откуда мне…

– Ах, ты не зна-а-аешь. А что ты о нем знаешь? Что ты вообще знаешь о его отношениях с моей семьей?! А может быть, ты что-нибудь знаешь о его родне? Или о его отце? Да неужто совсем-совсем ничего?

– Ши…

– Может, ты прожила с ним бок о бок всю свою жизнь? Нет?

– Шина…

– А-а-а! Ты, наверное…

– Погодь, Шина…

– …сидела у его постели, когда он двое суток метался в горячке?

Что, тоже нет?

– Да погоди ты!

– Или это он тебя закрывал собой от стаи чертовых собак?

Замолчав, красная от гнева девушка уставилась в глаза своей… подруги, пока еще.

– Шина… – как-то потерянно произнесла Кино.

– Ты ничего о нем не знаешь. Ты и меня-то, похоже, не знаешь.

С чего ты взяла, что это он должен быть повежливей?

– Но ведь ты сама… говорила… вела себя… – Последние слова она уже шептала.

– Я имею на то право. Но только я. Никто более, – и, проведя ладонью по лицу, добавила: – Сестра моя еще. А вот родители с дедом… взрослые, не могут такого позволить. Но даже я перегибала палку, а этого делать не стоило. Дура.

– Так ведь всей школе этого не объяснишь…

– Потому и дура.

– Я понимаю. Нет, не понимаю, но… В общем, прости. Я не хотела тебя обидеть.

– Вот и ты дура. Не передо мной тебе извиняться надо.

– Чтобы я?.. Перед ним?!

– Не тупи, Кино. Я не требую, чтобы вы подружились. Но извинения ты ему принесешь. И если ты потом хоть раз… Еще хоть что-нибудь… То мы как минимум перестанем быть подругами. Про максимум тебе лучше не знать.

– Да ладно тебе, ладно, все я поняла. Не трогать, не замечать. Что тут сложного?

– О-хо-хо. Пусть хоть так, если не можешь уяснить.

– Вот и ладненько. Может, пойдем тогда?

– Пошли уж.

Но вместе с почвой под ногами к Кино вернулось и любопытство. И через некоторое время, уже поднимаясь на свой этаж, она спросила:

– Хм, Шина, а что там с его родней?

– Тебе лучше не знать.

– Ой, да ладно…

Поморщившись на простолюдинскую бестактность, с которой подруга лезла в дела рода, Шина подумала, что Кино все-таки придется поднимать до своего уровня.

– Тебе. Лучше. Не. Знать.

* * *

В принципе, я с удовольствием закончил бы этот день, играя на компьютере, но именно сегодня у меня назначена встреча с Акеми в клубе «Ласточка». В конце концов, поиграть в комп можно и там. А еще лучше заехать к Сомацу. Раз уж выдался свободный день, то почему бы нет?

Сомацу не нравилось имя. Мангака успел придумать с десяток имен для главного героя, причем, как любят японцы, с двойным, а то и тройным толкованием. Вот только в мой… э-э-э, ну вы поняли, в мой сюжет эти имена не вписывались. Пришлось пояснить ему, что и имя Наруто тоже не из пальца высосано. Впечатлился. Хотя чему, казалось бы? Неужто тому, что у меня уже весь сюжет расписан? Так пора привыкать. Но он не сдавался, с ходу выдал еще пару имен, которые, как он думал, могут вписаться в сюжет манги. Короче, после часа пререканий я на него надавил. Сказал, что если он не уничтожит все, что уже нарисовано, я его по судам затаскаю. А мангу мне будет создавать кто-нибудь более покладистый. И прежние его заслуги не вернут мне потраченных на него нервов.

Выходя на улицу, я прикидывал, надолго ли хватит моей угрозы. По всему выходило, что на пару месяцев. Что ж, Таро, я сделал если и не все, что мог, то очень даже немало. Пользуйся.

До «Ласточки» я добрался уже к пяти. Через час клуб откроется, а еще через час должна появиться Акеми. Желание посидеть за компом у меня пропало еще дома у Сомацу, зато появилась потребность над кем-нибудь поиздеваться. У меня даже штатное тело для этого теперь имелось. Думаю, пара часов учебы со мной не заставит Казуки сбежать. Ему в любом случае необходимо повышать физическую подготовку. И только после того, как я буду доволен его навыками, отправлю к Вась-Васям. Пусть и они повеселятся, вдалбливая в него основы управления бахиром. А там видно будет.

В полвосьмого Шотган скинул эсэмэску: «VIP-6», – и я пошел на встречу с Акеми. Все VIP-комнаты были однотипны и различались только цветом. Номер шесть, любимая комната вумен-босса, была красно-белой.

– Держи. – С этими словами мне на колени упали две папки, синяя и зеленая. – В зеленой – чуть ли не идеальное для тебя задание. Дом за городом, в отдалении от людей, так что можно палить напропалую – никто не услышит. В особняке кроме Учителя, он же хозяин дома, присутствуют только охранники, но они так, для массовки и авторитета, ничего собой не представляют. Официальная цель – связка ключей. Ночью он всегда кладет их в свой сейф. Сам Учитель – адепт огня, про которых ты немало знаешь. Я тоже много чего видела, так что могу дать пару советов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20