Николай Метельский.

Призрачный ученик



скачать книгу бесплатно

– Давай, – согласился я.

– Так вот, – задумался он на мгновенье. – Маги – это те же самые люди, только у них резерв… Мм… Любой человек в мире может накапливать ману, но у простых людей этой маны очень мало. Очень. Тем маги и отличаются от них – у нас маны очень много. У кого-то прудик, у кого-то океан, а вот у простых людей – всего лишь кружка. Резерв, то самое место у человека, где скапливается мана, наполняется из… извне. Чтобы тебе было понятней – из воздуха. Мана собирается внутри нас, после чего мы можем ее использовать. Делаем мы это с помощью каналов… Ну… представь, что у магов множество невидимых рук. У простых людей они тоже есть, но их мало, они слабые, да и пальцев у тех рук нет. А вот у тебя… У тебя, Кен-чан, как у любого нормального мага – хороший резерв. Но почти нет каналов. Два-три, может, четыре. Ты способен на несколько фокусов, но не более. Ты как мечник без рук. Точнее, с одной рукой, на которой всего один палец. Даже меч не удержишь.

Это было обидно. Не смертельно, конечно, но неприятно. Нельзя сказать, что я все понял и принял, но тема с мечниками была мне близка и, что хотел донести до меня дядя Ичиро, я понял. Нельзя стать мечником, если у тебя нет рук. Или бегуном без ног. Хотя нельзя сказать, что я прямо-таки впал в глухое уныние. Я ведь ничего не терял. Жил как-то без этого – и дальше буду жить. Вон, у нас в классе у всех есть Интернет, а у меня нет. И что? Сам компьютер есть, игры мне мама всегда покупала. Фильмы, музыка, парки развлечений, одежда, еда. У меня было все, что и у других. А отсутствие Интернета можно и пережить.

Стоп, тогда получается…

– Почему мне все это не рассказала мама? – пришел мне вдруг в голову вопрос. – Или она не была магом? Она была, как я?

– Нет, – отвел Ичиро-сан взгляд. – Она была сильной волшебницей.

– Тогда почему не рассказала?

– Не хотела, чтобы ты переживал. Она очень любила тебя. Больше жизни. И не хотела, чтобы ты чувствовал себя калекой. Я тоже этого не хочу, потому и не рассказывал тебе ничего. Кто же знал, что ты можешь видеть духов!

– Мама знала, – понурился я.

– Когда-нибудь ей пришлось бы раскрыться, но к тому времени ты бы… – замолчал он, подбирая слова.

– Стал сильнее? – буркнул я.

– В каком-то смысле, – согласился дядя Ичиро. – Сильнее духовно и психологически, более привычен к простой жизни. Ты бы не переживал так сильно.

– Да мне и сейчас все равно, – пожал я плечами, изображая безразличие.

– Вот прямо совсем? – улыбнулся он в ответ.

– Немного обидно, – засмущался я. – Совсем чуть-чуть.

– Значит, ты уже взрослый для понимания, что жизнь вовсе не ограничена магией, – произнес он, все так же улыбаясь. А я про себя подтвердил, что да, я взрослый.

Тут как раз Коки-сан и чай перед нами поставила.

– Значит, это мама отгоняла от нашего дома всех ёкаев?

А вот в то, что мама волшебница, поверить почему-то до сих пор сложно. Она у меня, конечно, самая лучшая, но чудес за ней замечено не было.

– Да, это так, – подтвердил дядя Ичиро. – Ваш дом и окрестности были очень неплохо защищены.

Хана могла бы и лучше, но тут уже все в деньги упирается.

– Мы не бедствовали, – нахмурился я.

– Но и миллионерами не были, – произнес он мягко. – Кен-чан, пойми, я сейчас говорю о том, что твоя мама не работала в полную «мощность», вот и все.

– А маги пользуются такими же деньгами, как и мы? – пришла мне в голову мысль.

– Да-а-а… – протянул дядя Ичиро осторожно. – А не должны?

Я на это только плечами смущенно пожал. Недавно смотрел фильм про якудза, так они там между собой золотыми монетами расплачивались. И если даже у якудза есть свои деньги, то почему магам их не иметь?

И тут меня озарила очередная мысль.

– Дядя Ичиро, если вы можете приказывать своим ёкаям, то можете приказать тэнгу научить меня драться мечом?

– Мм… – удивился дядя Ичиро. – Ну… могу, в принципе…

– Да! – вскинул я руки.

– Тебе так нравится фехтование?

– Ага! – кивнул я. – Когда-нибудь я стану мастером фехтования, – произнес я уверенно.

Плевать на магию, меч – вот что главное в жизни! Как сейчас помню день, когда загорелся этой идеей. Мы тогда с мамой гуляли по гипермаркету, а на втором этаже здания находился магазин антиквариата, где я впервые и увидел на подставке катану. Настоящую. Смертоносную. Мне было всего шесть лет, но я четко осознал тогда, что хочу уметь ею пользоваться. Не владеть, а именно уметь использовать. Может, предпосылки к моей одержимости были и раньше, но самым ранним моментом, связанным с мечами и фехтованием, было именно то посещение гипермаркета.

– Что ж, достойная цель, – покивал важно дядя Ичиро. – Обязательно поговорю с Куфу. А сейчас можно уже и осмотреть третий этаж. Потом сходим в магазин за твоим новым телефоном.

– Дядя Ичиро, – смутился я. – На самом деле, я ничего не терял, просто… – покосился я на дзашики-вараши. – Хотел рассказать вам о ёкаях в доме, но их тут так много…

– Ясненько, – усмехнулся по-доброму дядя Ичиро. – А ты смекалистый парень! И смелый. Что ж, тогда давай просто осмотрим до конца дом, а потом погуляем по окрестностям.

Самую большую комнату на третьем этаже дядя Ичиро отдал мне под тренировочный зал.

– Круто! – пробежался я по помещению, оценив его размеры.

Вот уж где можно махать боккэном и не бояться что-нибудь разбить. Сюда и тэнгу поместится, точнее, он тоже сможет махать здесь мечом и не опасаться что-нибудь разбить.

– Это еще что, – посмеивался дядя Ичиро, наблюдая за мной. – Позже я увеличу размер комнаты.

– Это как? – остановился я посреди помещения.

– Немного магии, немного магических ресурсов и куча работы.

– Ты крут, дядя Ичиро! – подлетел я к нему.

– Ну, хе-хе… есть такое, – засмущался он.

После осмотра дома, во время которого мне еще и чердак показали, – как и подвал, абсолютно пустой, к слову, – дядя Ичиро повел меня на прогулку. Вроде как познакомиться с окрестностями. Зашли в ближайший продуктовый, книжный, салон сотовой связи. Посмотрели, какие автобусы идут с ближайшей остановки. Зашли в семейное кафе. Осмотрели пару детских площадок, заглянули на спортивную.

– Сколько тут, оказывается, всего, – произнес я, когда мы вышли из аптеки.

– И правда, неожиданно, – согласился дядя Ичиро.

Дело-то не в том, что это все есть, а в том, что это все – рядом с нашим жилищем.

– И как вы только нашли этот дом?

– Я? – удивился он чему-то. – Так это не я. Это Кохана[12]12
  Женское имя, в переводе с японского означающее «маленький цветок».


[Закрыть]
. Сегодня ты с ней уже вряд ли познакомишься, а вот завтра с утра – обязательно.

– А этот «цветочек» – та самая юки-онна?

– Ну да, как я и говорил, – осмотрелся он, выбирая дальнейшее направление. – Не волнуйся, она добрая. Когда трезвая. Но пить я ей редко разрешаю. Пойдем туда. Кохана – очень ценная слуга, ты еще успеешь в этом убедиться.

Еще через полчаса ходьбы я был готов признаться, что устал. Это, конечно, не по-мужски, но скрывать уже сил не было.

– А не заскочить ли нам вон в тот кафе-бар? – спросил неожиданно дядя Ичиро. – А то я что-то подустал уже ходить. Как ты на это смотришь?

– Ну, раз вы устали, дядя Ичиро, то почему бы и нет?

Правда, у самого входа он остановился и, проведя рукой по косяку двери, пробормотал:

– Неплохая работа.

Внутри это был обычный кафе-бар – множество столов со стульями и барная стойка, за которой стоял… минотавр.

– Человеки, – обрадовалась голова на длинной шее, развернувшаяся в нашу сторону, в то время как тело даже не шевельнулось.

– Хо-о-о… парочка вкусных людишек, – произнес сидящий ближе всего к нам ёкай. Точнее, как произнес? Звук от него шел, но вот лица у этого типа, а значит и рта, не было.

– Эй, народ! Сегодня обед сам пожаловал к нам! – выкрикнул… каппа[13]13
  Каппа – водяной.


[Закрыть]
. Натуральный каппа, одетый в спортивный костюм. Причем он не удовлетворился произведенным шумом, а, встав из-за стола, подошел к нам. Этот ёкай и так-то выглядел накачанным громилой, а уж рядом и вовсе подавлял. – Ну что, вкусняшка, – обратился он к дяде Ичиро, – с чего начнем?

– Кхм, кхм, – раздалось прямо над нами. – Я очень надеюсь, что ты не шутишь и мы сейчас устроим отличный мордобой.

Подняв голову, я офигел. Казалось бы, сегодня день такой, пора уже перестать удивляться, но я-то как раз не удивился, а просто офигел. Прямо над нами, в основном над дядей Ичиро конечно, на каком-то облаке парила обезьяна, одетая в непонятные доспехи. И с улыбкой поигрывала посохом.

– Я бы с удовольствием, – зачастил каппа, – но вчера поранил палец, да и артрит что-то разыгрался. Вы уж тут как-нибудь сами. А я, пожалуй, пойду. Всего хорошего, – коротко поклонился он под конец.

Проводив каппу грустным взглядом, обезьяна оглядела остальной зал, в котором все вдруг стали смотреть куда угодно, но только не на нас.

– Как обычно, понимаешь, – растворился он в воздухе.

– Ли Пень – старший дух из Китая, – пояснил мне дядя. – Весьма драчлив, но, если не нарываться, первым не полезет. Знал бы ты, чего мне стоило заключить с ним контракт, – покачал он головой. – И не волнуйся, местные просто пугали нас, без причины они не нападут. Хотя в одиночку тебе сюда лучше не заходить.

Свободных столиков не было, но, подойдя к одному из них, за которым сидела парочка рогато-волосатых ёкаев, дядя успел только прокашляться.

– Поняли, уходим, – произнес один из них.

После чего оба очень быстро освободили нам место. Я тоже так хочу.

Как только мы уселись, из ниоткуда появилась какая-то тетка в кимоно, фартуке и с медицинской маской, очень быстро убрала со стола, не забыв его протереть.

– Что желаете? – спросила она, после того как закончила.

– Эм… а меню? – спросил дядя.

– А, точно. Я сейчас. – Не прошло и минуты, как она вернулась, держа в руках буклет. – Прошу, – протянула она его дяде. – Меню для людей.

– Хм, – задумался дядя. – Давайте две «Неаполитано», кофе и сок. Апельсиновый будешь, Кен-чан?

– А можно мне тоже кофе? – сколько соков ни пробовал, но что-то они мне не очень нравились.

– Два кофе, – вернул дядя буклет тетке. – Ты как? – спросил он меня, когда тетка отошла. – Не сильно напрягает атмосфера?

– Эй, эй, эй! – раздалось из глубины помещения. – Мы ж вас пальцем не трогали!

– А я вообще в вашу сторону не смотрел! – пропищал кто-то примерно оттуда же.

– А ну, цыц! – рявкнул минотавр за барной стойкой. – Покоритель никого просто так не трогает!

– Покоритель? – удивился я шепотом.

– Да вот, – скромно улыбнулся дядя, – прилипло прозвище пару лет назад.

– Круто! – все так же шепотом восхитился я.

Я определенно хочу быть как дядя.

– Так что не волнуйся, – произнес дядя в полный голос. – Уж племянника Покорителя тут никто не тронет.

– Порвем любого, кто посмеет! – пропищали все оттуда же.

А зал поддержал голос одобрительным гулом. Как позже уточнил дядя, чтобы у меня не было никаких иллюзий, это был банальный страх. Мол, с ним даже старшие духи говорят на равных, а не как обычно, так что простые ёкаи его и вовсе боятся. Заработать уважение духов можно, но сложно и получается, только если лично с ними общаешься, а народная молва среди них разносит лишь страх.

В общем, день вышел весьма познавательным и эмоционально насыщенным. Дядя не отходил от меня до самого вечера, так что в сон я провалился быстро, без лишних мыслей о том, по какой причине я вообще оказался в новом доме.

Глава 2

– Кеншин-сан, – разбудил меня женский голос.

– Ну, ма-а-ам… – спрятался я под одеяло. Мне же сегодня не надо в школу, так чего она…

Резко откинув одеяло, я сел на кровати. Ну да, откуда здесь маме взяться, она же… Зажмурившись, попытался справиться с навалившейся тоской.

– Кеншин-сан?

Слегка успокоившись, задал вопрос:

– Вы ведь Кохана-сан, да?

– Именно так, Кеншин-сан. Недостойная Кохана приветствует молодого господина, – поклонилась красивая брюнетка примерно одного возраста с дядей. – Ичиро-сама[14]14
  Сама – суффикс, выражающий наивысшую степень уважения. Обращение к богам и духам, к духовным авторитетам, девушки – к возлюбленному, слуг – к высокородным хозяевам.


[Закрыть]
просил разбудить вас, так как скоро завтрак.

И правда красивая, первый взгляд не обманул. А еще у нее кимоно интересное. Вроде черное, но с плеч на рукава и немного на грудь спускается множество белых цветов, создавая впечатление, будто это снег.

– Уже встаю, – вздохнул я.

Мама всегда говорила – тот, кто проигрывает утру, ничего не добьется в жизни. Сегодня еще один день без нее, и я не собираюсь проигрывать ни утру, ни горю – ничему. Мужчина должен быть сильным!

Вставая с кровати, отметил, что коробки с вещами уже в моей комнате. Надо будет сегодня разобрать. Ну или сегодня и завтра. Выйдя из комнаты, невольно стал свидетелем, как чуть дальше по коридору какой-то благообразный мужчина в коричневом кимоно держит над открытым ртом извивающегося бесформенного и прозрачного духа. Досматривать, что там произойдет дальше, я не стал, а, резко отвернувшись, поспешил вниз на кухню. Тем не менее успел услышать рявканье Коханы, вышедшей из комнаты вслед за мной:

– Джокишимас! Ну не при детях же!

Это был Джоки? Тот самый паук-цучигумо? И что он тогда в виде паука вчера бегал? Пугал только.

Зайдя на кухню, я сразу же увидел сидящего за общим столом дядю. Коки тоже была тут. Одетая в кимоно и фартук, она перемещалась по кухне короткими исчезновениями-появлениями. Телепортация. Но я тогда таких слов не знал и просто отметил ее действия краем сознания.

– Ёу, Кен-чан, – махнул мне рукой дядя Ичиро. – Как спалось? Присаживайся – Коки почти приготовила завтрак.

– Доброе утро, дядя Ичиро, – присел я за стол.

– Ну и как тебе Кохана? – спросил он с любопытством.

– Нормально, – пожал я плечами. – А что?

– Красотка, да? – подмигнул он. – А еще она неплохо ладит с людьми, занимается всей бумажной волокитой, нашла этот дом и перевезла сюда наши с тобой вещи. На ней – обеспечение продуктами и необходимыми мелочами. Она умна, сильна и красива, так что можно не опасаться посылать ее с деликатными заданиями.

Гораздо позже я выяснил, что именно имел в виду дядя Ичиро. Оказывается, он время от времени расплачивался ее телом с другими духами и людьми. Только не спешите возмущаться, как я в первое мгновение. Дело в том, что юки-онны – из тех ёкаев женского пола, что относятся к сексу крайне легкомысленно. Он для них – как для тэнгу пакость людям сделать. Да они, в общем-то, и рождены для того, чтобы соблазнять путников, попутно превращая их в сосульку. Последнее, оказавшись в подчинении у дяди, Кохана делает редко и только по приказу, поэтому переспать с кем-то для нее совершенно не проблема. Подозреваю, дядя тоже время от времени пользуется ее услугами. Но кроме постельных задач, как и сказал дядя Ичиро, Кохана очень сильна для своего уровня. Еще не старший дух, но уже где-то около того. Так что если нужно провести силовую акцию, а сам дядя Ичиро присутствовать не может, то командует группой именно она.

– А чем тогда занимаетесь вы, дядя Ичиро? – задал я резонный вопрос.

– Я?… Мм… пафосно отдаю приказы, – ответил он несколько растерянно. – Это ведь тоже надо уметь делать.

Даже для меня тогдашнего это звучало как-то не очень, но дядя произнес заветное слово. Весь смысл пафоса я тогда не понимал, так что со скрипом принял его ответ, решив, что пафос действительно штука сложная.

– Дядя Ичиро, – спросил я его, – а когда тэнгу начнет учить меня фехтованию?

– И с чего тэнгу должен это делать? – раздался бас у меня за спиной. Да так неожиданно, что я вздрогнул.

– Ну ты ведь не хочешь обидеть моего племянника своим отказом учить его? – спросил дядя Ичиро, глядя мне за спину. Я решил не оглядываться. Как крутой самурай, которому плевать, что у него там за спиной, и который всегда успевает среагировать.

– Очень хочу. – Вот тут я немного напрягся.

– То есть ты и меня хочешь обидеть? – вскинул брови дядя, как мне тогда казалось, в настоящем удивлении.

– Так бы и сказал, что это приказ, – буркнули у меня за спиной. И тут же с усмешкой добавили: – Пафосный.

– Иди лучше прогуляйся, – отмахнулся от него дядя Ичиро. И сказал уже мне: – Учить он тебя начнет, как только мы тут обустроимся. Мм… – задумался он. – Через пару недель, думаю.

– Но это долго, – расстроился я.

– Извини, Кен-чан, – мягко произнес дядя, – но раньше я не успею закончить со всеми ритуалами.

– Какими ритуалами? – заинтересовался я.

– Защитными в основном, – ответил дядя. – О, омлетик, – потер он ладони, когда перед нами поставили тарелки.

И сразу за этим на стол стали выкладывать остальное. Суп, салаты, соленья, рис, соусы, пару видов рыбы – в общем, все как полагается. Нормальный японский завтрак.

– Спасибо, Кокиримунэ-сан, – поблагодарил я дзашики-вараши.

– И чай не забудь, – оглядел стол дядя. На что получил тяжкий вздох в ответ. – Не, ну а вдруг и правда забыла? Кхм, да. Так вот, Кен-чан, – повернулся он ко мне. – Прежде всего необходимо позаботиться о защите дома. Коки, конечно, прошла привязку к месту, но она еще слишком молода, чтобы представлять угрозу для любого из старших духов. А ведь среди них тоже есть более слабые и более сильные. Потом необходимо раскинуть следящую сеть на пару ближайших кварталов. После чего пройтись по окрестностям ножками и проверить, насколько я могу ее увеличить. Все же беспричинно ссориться с соседями не стоит. На подконтрольной территории тоже необходимо позаботиться о защите, чтобы врагам даже приблизиться к нам было сложно. Все это время внешняя защита будет висеть исключительно на Куфу, и времени на твое обучение у него просто не будет. Мне потом еще благоустройством самого дома заниматься, но это уже к делу не относится, – вздохнул он под конец.

– Жаль, я не могу помочь, – тоже не удержался я от вздоха.

– Не волнуйся, Кен-чан, – улыбнулся дядя. – Само твое существование придает мне сил. Так что просто будь рядом и хорошо учись.

– А когда я вернусь в школу? – вспомнил я.

– Да хоть завтра, – удивился он такому вопросу. – Но советую сначала разобраться с вещами.

– Прогуливать школу не по-мужски.

– Это мама сказала? – спросил дядя.

– Ага.

– А про бардак в комнате она что-нибудь говорила?

– Да, – поежился я. – Грозилась показать технику Тысячи материнских подзатыльников.

– Оу, – вздрогнул он в ответ. – Я как-то отхватил Сотню сестринских.

– А я – Великий удар по заднице.

– Сурово, – покивал дядя. – Вот и не будем ее разочаровывать. Сначала разберись в комнате, а потом и в школу можно идти.

Разбор коробок занял весь оставшийся день. И это притом, что я занимался только своими вещами. Как сказала Кохана, она перевезла вообще все, но остальное сейчас находится на чердаке. Потом еще забегала вместе с дорогущим, по ее словам, ноутбуком, а заодно и Интернет подключила. Свой старый компьютер я к тому моменту уже распаковал, но поставить системный блок на стол сил не хватало, так что она мне и с ним помогла. Правда, поставила его у стола. Сказала, что в новой комнате места больше, чем в старой, и его можно не экономить. В итоге к вечеру все было готово, а значит, завтра можно идти в школу. Не то чтобы я был фанатом учебы, но прогуливать не по-мужски.

Проблема была только в одном – как до школы добираться? Город, может, и тот же, но район-то совершенно другой! Я даже не знаю, насколько она далеко от нового дома. Как выяснилось, возить в школу меня будет дядя лично, благо машину ему Кохана купила, когда он из Кореи вернулся. Ну а если вдруг что, отвезти меня сможет и сама юки-онна.

Учился я в третьем классе младшей школы «Одаяка». Типичное заведение для нашей страны, даже и не знаю, что о ней еще сказать. Учителей-женщин больше, чем учителей-мужчин, а среди учеников преобладали мальчики. Несколько кружков спортивной направленности, в том числе и кружок кендо. Уж не знаю, повезло ли мне с этим или мама такую школу подобрала, но кружок этот был, и я в нем состоял. Помимо меня там были еще тридцать два парня и две девчонки, и если кто-то думает, что девчонок задирали, то вы забыли себя в этом возрасте, а точнее – более раннее развитие девочек. То есть если кто не понял, задирали нас именно они, а тот, кто пытался надувать щеки, быстро получал в бубен. Понятное дело, задирали нас не из-за физиологии, а из-за характера, но физиология позволяла… настоять на своем.

В классе меня почти не беспокоили, видимо, учителя объяснили детям, почему я отсутствовал пять дней, но один случай я осветить обязан.

– А это правда, что твоя мама умерла? – спросила меня одноклассница на одной из перемен.

Уэда Саюри – плотная черноволосая девочка, занимающаяся вместе со мной в кружке кендо.

– Да, – ответил я, стараясь не показать, как мне плохо от этого вопроса.

– Плохо, – вздохнула она. – У меня вон тоже вчера приставка сломалась.

Да, она ребенок, и сейчас я прекрасно понимаю, что она всего лишь хотела поддержать и просто не осознавала, что говорит. Но тогда я услышал лишь то, что мою маму сравнили с приставкой. Смерть моей мамы сравнили с какой-то сломанной приставкой! Конечно же я ударил и конечно же в итоге оказался виноват. И напал именно я, и жертвой стала девочка. Наверное, если бы Саюри не была шокирована столь неожиданным нападением и ответила, – а она, черт возьми, всегда отвечала, – все спустили бы на тормозах, а так мы вместе с ней и нашей классной руководительницей оказались у директора. Серьезные меры никто не принимал – отчитали, наказали месяцем уборки класса да отпустили. Даже родню в школу не вызывали. Только вот мало мне было этого, так Саюри еще и хорошенько отделала меня на занятиях в кружке кендо, поэтому дядину машину после школы я ждал в полном раздрае.

А на следующий день, еще до первого урока, классная руководительница вновь привела меня к директору. На этот раз помимо него там находилась и какая-то тетка. Судя по тому что рядом с ней стояла Саюри, это была ее мать. Причину вызова я понял сразу, стоило только бросить взгляд на девочку, у которой на скуле красовался синяк.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13