Николай Метельский.

Призрачный ученик



скачать книгу бесплатно

И я сделал. Один шаг, и все размывается, превращаясь в какой-то туннель. Вроде всего миг, но я успел почувствовать, как меня словно сам воздух сжимает в одну точку, и когда стало совсем невмоготу, все кончилось. Первым делом я осознал, что до другого края площадки я так и не дошел, но метров на двадцать переместился точно. Неужто я не так крут, как думал о себе? Нет, стоп. Это всего лишь первая попытка. Учитель не должен меня ругать за это.

– Простите, учитель, – склонил я голову, когда он подошел ко мне, – я не смог пересечь всю площадку.

– Ой, да плевать, – махнул он радостно рукой. – Хе-хе-хе… Все-таки я гений, да, – покивал он. – Знаешь, сколько видов перемещений имеют пользователи Воли?

– Два, – произнес я осторожно. Сейчас явно какой-то подвох будет. – Ускорение и прыжок.

– Правильно, – кивнул он. – Чем ты воспользовался сейчас?

– Ускорением, – еще более осторожно ответил я.

– Неверно! Ускорению ты обучился полгода назад, а это был прыжок!

– Но как же… – растерялся я. – Вы же говорили…

– А я соврал! Муа-ха-ха! Ха-ха-ха!!!

– Вы реально сумасшедший, учитель.

– А? – глянул он на меня. – Кхм. Зато теперь Док Ше не будет задирать нос, я тоже могу с первого урока чему-то серьезному научить! Выкуси, Док Ше! – выкрикнул он в сторону здания школы. – Ладно, шутки в сторону, – повернулся он ко мне. – Первым делом расскажу тебе об этой технике. Как ты знаешь, она позволяет игнорировать препятствия на твоем пути и в целом безопасна. В крайнем случае прыжок просто завершится, и ты остановишься. Чувствовал, как пространство сжимается вокруг тебя?

– Да, – кивнул я.

– Тренируемый навык, – указал он на меня пальцем. – Но прыжки более чем на двести метров невозможны. Точнее, я и не слышал о таком. Сам я прыгаю на сто пятьдесят – просто потому, что больше мне и не надо. Рукопашники и вовсе прыгают метров на тридцать – пятьдесят, а вот лучники – очень неудобные противники. Кхм, но не для меня. Я гений. Чем чаще тренируешь прыжок… хм, дальность прыжка, тем дольше можешь бороться со сжатием пространства. Запомни – если просто прыгать туда-сюда, не пытаясь увеличить расстояние, то оно никогда не увеличится. Борись с ним, но не переусердствуй. Чем дальше ты сможешь перемещаться, тем сложней будет становиться тренировка. Если задашься целью прыгать на километры, потратишь свою жизнь зря – дальше двухсот – двухсот десяти метров даже лучники прыгать не могут, а ведь они специально тренируются. Далее… В ближайший год я запрещаю тебе тренироваться в закрытых помещениях и заполненных препятствиями местах. Сам прыжок безопасен, но если ты выйдешь из него внутри стены или дерева, то ждет тебя не самая приятная смерть.

– Как будто есть приятная, – поежился я.

– Конечно, есть, – произнес учитель слегка удивленно. – Некоторые виды ядов, наркотики, специально обученные женщины… полно таких способов. Ну или вон, в родной стране Док Ше есть вид призраков, который убивает песней, прикинь.

Поют – и жертвы засыпают с улыбкой.

Это да, в Чжунго с призраками прямо беда. Я за время обучения здесь столько всего узнал об этом… В моем мире призраки все-таки подобрее будут.

– А вы еще над Док Ше издевались, – произнес я укоризненно.

– Ой да ладно тебе. Ему полезно встряхнуться. Если бы не я, он бы совсем забросил саморазвитие. Ленивый, паразит.

– Док Ше ленивый? – удивился я.

– А то, – хмыкнул учитель. – Умный, гений в фехтовании и при этом ленивый. Был бы поглупее – и даже до нынешнего уровня не добрался бы. Да и ты бы не задавал таких вопросов – лень свою скрывать он умеет.

– Это ж надо… – все не мог я переварить новость.

– Не бери в голову, это моя проблема. Идем дальше… Куда идем-то?.. А, точно! С настоящего момента тренировки в этом мире отменяются. Теперь здесь ты будешь только обучаться, а тренироваться – у себя дома, – произнес учитель, после чего, немного помолчав, вздохнул. – Эх, мне бы такое тренировочное место, как у тебя, и я бы… Ладно. Смысл ты понял? Здесь учишься – там тренируешься. Тебе скоро тринадцать, тело и разум подготовлены идеально, пора уже делать из тебя маленького монстра.


После школы я даже не стал забегать домой, а сразу завернул к Акире. Меня переполняли эмоции, и я должен был их выплеснуть. Можно было и к Такеши зайти, но он, как правило, и сам у Акиры тусовался. Кроме того, к нему пришлось бы подниматься на второй этаж. А самое главное, именно дом Акиры находился ближе по дороге из школы. То есть сначала стоял он, потом мой, и лишь потом – дом Такеши.

– О, народ, – забежал я в калитку и, вместо того, чтобы зайти в дом, свернул налево во двор, где находились оба моих друга.

– Привет, – лениво махнул Такеши, сидящий на полу веранды и наблюдающий за тренировкой Акиры.

– Здравствуй, Кеншин, – кивнул тот, очередной раз махнув боккэном.

– Меня взяли в основной состав клуба! – выпалил я, подойдя к ним. – Единственного среди первогодок.

– Ого, – вздохнул Такеши, – может, и мне кому-нибудь руку сломать?

– Поздравляю, – улыбнулся Акира. – Получается, в этом году мы все же встретимся с тобой на турнире.

– Или, может, ногу, а? – продолжал рассуждать Такеши.

– Лучше не стоит, – покачал головой Акира.

– Тебе-то хорошо, ты у нас капитан клуба, а что делать бедному мне? – поинтересовался Такеши.

– Быть более ответственным и усилить тренировки, – посоветовал Акира.

– Эх вы, – вздохнул я. – Где взрыв радости? Множество поздравлений? Вы будто и не друзья.

– А где сочувствие и куча подбадриваний? – ответил на это Такеши. – С такими сэмпаями, как у меня, я вовек в основной состав не войду. Говорю вам – они точно завидуют моей силе.

– Так, может, и правда, – кинул я портфель рядом с Такеши, – пойдем сломаем им что-нибудь?

– Вы как два ребенка, в самом деле, – раздалось мне в спину, когда я заходил в дом. Где у Акиры запасной инвентарь лежит, я, понятное дело, знал.

– Добрый вечер, Хомура-сан, – помахал я деду Акиры, сидящему за газетой у них в гостиной.

– И тебе того же, Кеншин-кун, – ответил тот, оторвавшись от чтива.

Я же поспешил за боккэном – меня переполняли эмоции, и мне хотелось помахать мечом. Но не просто так, а именно с друзьями.

Вернувшись наконец домой, первым делом нашел тэнгу.

– Выкуси, носатый, меня взяли в основной состав клуба!

– И что? – перевел он взгляд с телевизора на меня. – Мастером кендо даже обезьяна может стать. Хотя нет, слишком уничижительно для обезьян… даже мокрица сможет стать мастером кендо. А потом придет обезьяна и раздавит ее.

– Ты… – Я даже не знал, что на это ответить. – Ты… Ты просто слабак, который не хочет признавать свою ошибку.

– Хочешь проверить меня на слабость?! – поднялся он с дивана и расправил плечи.

– Кстати, да, давно пора! – принял я вызов. – Нарежу тебя на множество маленьких тэнгу!

– Ты сначала нарезалку свою отрасти, а потом уже рыпайся!

– У тебя той нарезалки вообще нет!

– Что-о-о?! Да у меня…

– В пах ему бей! – раздались с лестницы азартные вопли. – А как согнется, кадык рви, все равно это его не убьет!

– Тьфу на тебя, старикашка, – сплюнул Куфуран в сторону выглядящего на тридцать Когарасу-Мару и вновь уселся на диван. – Весь настрой испортил.

– Эй, а как же драка?!

– Вас не учили не лезть в чужие дела, Когарасу-Мару-сан? – вздохнул я успокаиваясь.

Приходится признать – появился он вовремя, но не делать же этого вслух?

На первый в своей жизни турнир по кендо я отправился только осенью, и пусть он был всего лишь школьным, причем среди средних школ, радости от этого у меня не поубавилось. Во-первых, с чего-то же надо начинать, а во-вторых, я был единственным из первогодок, а выделяться таким образом я люблю. Правда, приходилось скрывать свою радость – все-таки я формирую себе вполне конкретный образ, дабы и здесь стать школьным принцем, а выражение детской радости для этого образа неуместно. Холодный, но вежливый, не лишенный эмоций. Умный и внимательный, готовый помочь окружающим. А главное – немного пафосный. Так что, как видите, нужно было сдерживаться.

Турнир, на который мы прибыли, организовали бывшие ученики школы «Ошен». В мире кендо у школьников вообще проблема с турнирами. Нет, их полно, но ничего… глобального, масштабного. Единственный турнир, который проходит под эгидой Всеяпонской федерации кендо, – это национальный турнир кендо среди старших школ. Всем остальным и в другое время приходится довольствоваться местечковыми турнирами, некоторые из которых, справедливости ради замечу, крупные. Например, в префектуре Хёго, где находится наш город, раз в год проводится турнир средних и старших школ под патронажем университета «Бокаку» в городе Нисиномии. Увы, но проходит он летом, и туда я уже не успел.

Наш турнир состоял из командного и индивидуального туров. Само собой, я участвовал и там и там. В команде бывает пять человек, и бьются они до трех побед или поражений из пяти схваток. Порядок выхода на площадку участников команды распределен заранее и выглядит примерно так – первым выходит лидер нападения, фактически – лицо команды. От того, выиграет он или проиграет, зависит расклад дальнейшего матча. Ну и боевой дух нельзя списывать со счетов – согласитесь, начинать с выигрыша куда приятней. Вторым номером идет или новичок, или самый слабый член команды. Это место мало на что влияет. Третий номер – очень важная фигура. Он либо завершает матч, если первые двое победили, либо дает шанс команде продолжить, если первые два неудачника проиграли. Даже если у первых двух – ничья, то его позиция не теряет актуальности. На третье место, как правило, ставят второго по силе в команде. Четвертым номером идет тот, кто может хорошо контролировать ход боя. Ему чаще всего удается свести вничью даже бой с более сильным противником. Ну и пятый номер – так называемый генерал. Тот, кто наносит решающий удар, если уж до этого дошло. Самый сильный боец в команде.

Как вы понимаете, меня поставили на второе место, то есть наш капитан решил использовать стандартную раскладку выхода бойцов. Нормально, штука эта универсальная, так что, если не уверен, смело выбирай ее. В данном случае я ничего не знал про наших будущих противников и, соответственно, судить, прав капитан или нет, не мог. А капитан… ну он был опытным кендоистом. Не сильным, не слабым, зато опытным. Команда нашей школы всегда занимала место как минимум в середине турнирной таблицы, что, учитывая отсутствие у нас нормального тренера, говорило о многом. Тренер был, если что, только вот… тренер из него – одно название. Учитель математики – и этим все сказано. Фактически он был не тренером, а простым куратором клуба.

– Кеншин, – раздалось сбоку от нас.

Поединки еще не начались, и все команды дожидались начала в спортивном зале школы «Ошен». Уже одетые в защитное снаряжение, кроме масок, мы стояли у стены и наблюдали за нашими возможными соперниками.

– Акира, – улыбнулся я, повернувшись в его сторону. – Рад, что ты здесь.

– Куда же я денусь? – улыбнулся он в ответ. – Скорее всего, это последний турнир для третьегодок, и не дело его пропускать.

«Сегодня ты познаешь страх», – хотелось мне сказать, но образ накладывал ограничения, поэтому пришлось говорить совсем иное:

– Уверен, в старшей школе ты покажешь себя не хуже, чем в средней. Надеюсь, смогу встретиться с тобой и там.

– Старание и труд тебе в помощь, Кеншин. Наверняка мы с тобой еще не раз встретимся на площадке. А сейчас прости, меня зовет наш тренер, – кивнул он в сторону махнувшего ему рукой мужчины.

– Удачи, Акира, сегодня она тебе потребуется, – слегка кивнул я ему.

– Она всегда со мной, Кеншин, – улыбнулся он в ответ.

Стоило ему только отойти подальше, и вся команда набросилась на меня с вопросами.

– Тихо! – прикрикнул капитан. – Кеншин-кун, с каких пор ты знаком с Хомура-саном?

– Мм… да лет с восьми, – пожал я плечами, оглядев собравшихся вокруг меня парней. – Мы с ним соседи. А что-то не так?

– Вот черт, – протянул капитан, – а мы-то уже напридумывали себе всякого. А дело в том, Кеншин-кун, что Хомура-сан – лучший фехтовальщик нашего поколения. Один из лучших, – поправился он. – Победитель турнира «Бокаку» этого года, а значит, сильнейший в нашей префектуре среди средних школ. За его спиной – с десяток выигранных турниров, а его команда может дать жару и ученикам старшей школы. Он легенда нашей префектуры, можно сказать. В старшей школе он сможет претендовать на национальный кубок, а такого в префектуре Хёго не случалось уже несколько лет.

– Впечатляет, – слегка улыбнулся я на слова капитана. – Значит, нас таких уже трое. Нашему городу есть чем гордиться.

Следующие пару секунд все молчали и тупо хлопали глазами.

– Трое? – все же переспросил капитан.

– Акира, я и еще один наш сосед – Такеши. Мы примерно на одном уровне. Правда, Такеши не повезло с сэмпаями, в отличие от меня, – решил я немного польстить им, – так что встретить мы его сможем разве что в следующем году.

– Если он такой же наглый, как ты, я могу понять его сэмпаев, – пробурчал капитан.

– Как вы можете так говорить, капитан, я педантично вежлив, – изобразил я легкое возмущение.

– Вот! Вот об этом я и говорю, – потыкал он в меня пальцем и, вздохнув, продолжил: – Ладно, проехали, я с этим твоим Такеши в любом случае не встречусь. А вот второгодкам, – глянул он на Ванду Бенжиро, – лучше держать нос по ветру.

Ванда-сан был на год старше меня и единственным представителем второго года обучения в основном составе. Именно его нынешний капитан пророчит себе в преемники. А еще, чтобы вы понимали его перспективы, он уже сейчас считается вторым по силе в команде. Меня, понятное дело, в этом раскладе не учитывают.

– Приложу все усилия, капитан, – поклонился он.

– Учись, кохай[26]26
  Человек, менее опытный в одинаковой с кем-либо сфере деятельности.


[Закрыть]
, – глянул на меня капитан, – вот что значит уважение.

– Прошу прощения, если вел себя вызывающе, – поклонился я вслед за Вандой-саном.

– Уже лучше, – усмехнулся капитан, – но породу, похоже, просто так не спрячешь.

Сам турнир начался только через полчаса, и еще столько же мы ждали своей очереди. Трудности, конечно, закаляют, но лишнее время, проведенное в защитном снаряжении, прямо скажем, напрягает. Бог с ним, с весом, но упарился я знатно. Самое обидное, что примерно половина команд оделась в последнюю очередь, так что это не более чем пунктик в голове нашего капитана. Да и не только нашего, судя по всему.

Всего в турнире участвовало восемь школ, и проходил он в два этапа, сегодня – командный, завтра – индивидуальный. Сегодня – три боя до победы, завтра – от пяти и больше. Уж не знаю, как они там распределят участников. Самое главное, я участвую во втором этапе, турнир такое позволяет, а то обычно клуб выделял самого сильного своего участника и выставлял его на индивидуальные бои. Как вы понимаете, в моем случае пошел бы, скорее всего, капитан. Не уверен, что меня даже проверять стали бы. Наши шансы на победу сегодня капитан определил как маловероятные, но до финала дойти, возможно, получится, так как команда Хомура Акиры оказалась с другой стороны турнирной сетки, и мы не должны с ними встретиться до самого конца. Но даже это – всего лишь шанс: не считая Акиры и его команды, все остальные клубы в нашем городе были примерно равны.

Наш первый боец выступил идеально, в пух и прах разбив своего оппонента, так что там и рассказывать нечего. Вслед за ним вышел я. Мне достался какой-то тип выше меня на голову, но это все-таки не рукопашный бой, так что серьезного преимущества он не имел. Выйдя на площадку, называемую сиай-чо, я прошел к ее центру, где был нарисован крест, по бокам которого начертаны две линии. Вот у одной из них я и остановился, как раз напротив своего соперника. Поклон судьям соревнований, поклон судьям площадки, отдельный поклон синпан-чо – главному судье площадки, и только потом – поклон друг другу, после чего должны ждать команды от судьи.

– Сагето! – что-то вроде: «Подготовились». На самом деле, это положение, в котором мы носим меч, но мы и так стояли в положении сагето.

– Нукето! – Команда вытащить меч.

– Сонкё!

Мы сели на корточки с мечами наготове. После чего последовали сакральные несколько секунд на подготовку и приведение мыслей в порядок.

– Чудан! – Мы поднялись и приняли базовую стойку чудан. – Хаджиме!

После команды на начало поединка соперник, не медля ни секунды, сделал рывок в мою сторону. Попытался сделать, потому что не успел он еще опустить ногу после первого шага, как мой синай сбил его с ног уколом в лоб.

– Иппон! – орет судья. – Мен-ари.

То есть одно очко и чистый удар в мен, защитную маску. Я убрал меч и принял позицию сагето, дожидаясь, пока мой противник поднимется на ноги. Славно я его на шаге подловил! Бои в кендо идут до двух очков, так что мне осталось выиграть еще один раунд – и в этом матче моя задача выполнена. Во втором раунде на корточки садиться уже не нужно. Сагето – положение готовности, нукето – вытащили меч, чудан – положение готовности с вытащенным мечом.

– Хаджиме! – Команда к началу.

На этот раз противник не спешил бросаться на меня, но стоило ему замахнуться мечом, и тут же последовал мой удар, попавший ему в предплечье. Он даже меч опустить не успел.

– Иппон. Котэ-ари, – чистый удар в область котэ – от кисти до плеча. Ну или предплечье, если по-простому.

– Ямэ! – Команда завершения боя.

Вот и все. Быстро, а главное – красиво. Вернувшись к своей команде, снял маску.

– Ну как вам, капитан? – спросил я.

– Позер, – буркнул он в ответ. – Но молодец. Этот матч, считай, наш.

Надо бы перед сэмпаем, которому я руку сломал, извиниться более материально, все-таки я его место занял. Да и не прав был, что уж там. Он, конечно, первым начал придираться, но он сэмпай, ему можно, не хотелось бы, чтобы уже мои кохаи вели себя, как я.

– Ну я пошел, – надел на голову маску Ванда. – Я принесу нам победу, капитан!

– Меньшего и не ожидаю, – хлопнул тот его по плечу.

Со счетом два – один Ванда таки одолел соперника. Три – ноль в общем зачете, и наша команда выходит в следующий тур. Самое интересное, следующий матч мы тоже выиграли, правда, уже с трудом – кто выйдет в финал, на этот раз решали капитаны команд. Но победа есть победа. Три – два – тоже неплохой счет, если выиграли мы. А вот команда Акиры разбомбила нас почти всухую – свой бой выиграл только я. До моего друга очередь так и не дошла. Печалился ли я? Ну… немного. Особых иллюзий насчет командной победы я не строил. А вот завтра все будет гораздо интереснее. Завтра мы выясним, на чьей стороне удача.

Глава 9

Я проиграл. Увы, но если не использовать способности, Акира, оказывается, лучше. Не намного, но шесть из десяти боев остается за ним, вот и на этот раз он вышел победителем в финале турнира «Ошен».

– Второе место тоже неплохо, кохай, – похлопал меня по плечу наш капитан. – Всяко лучше моего восьмого.

– Вы правы, сэмпай, – чуть не сорвался я. – Для первого раза – неплохой результат.

– Правильный настрой, кохай! Ты еще всем покажешь! К тому же у него два года форы было, и проиграть ему незазорно.

Сдержаться второй раз было гораздо сложней. Два года форы? Да если посчитать все то время, что я провел в тренировочном зале, фора как бы не у меня должна быть. Даже с учетом того, что зал восьмого уровня у меня появился только год назад. Прав, похоже, был тэнгу – я бездарь во всем, что не касается «Кен-но-иши». Как там дядя говорил: «Лишился таланта во всем остальном»? А может… ну их, эти правила? Поймать-то меня на использовании Воли никто не сможет. Да мне много и не надо, хватит одного ускорения… Нет, не стоит. Пока, во всяком случае, не стоит. Я занимаюсь кендо ради известности, а не ради самого кендо, так что потом – может быть, но сейчас еще рано. Может, я и смогу подтянуть свой уровень к старшей школе.

К тому моменту когда я вернулся домой, эмоции почти улеглись. Ну в самом деле – бог с ним, с этим кендо, главное ведь не оно. Ну а если не смогу выделиться до старшей школы, начну мухлевать. Да, это плохо… Или нет? Чисто теоретически я просто буду использовать чуть больше своих возможностей. Почему я вообще должен сдерживать себя? Другие за этим что-то не замечены – на одной ноге не дерутся, глаза не закрывают, а я как дурак должен калеку из себя изображать? Да вообще… Что это за ерунда?

Я зашел в дом, и меня посетило легкое дежавю. Прямо посреди прихожей стояла Даан Мин Мэй, одетая в традиционное корейское платье, чуть дальше стоял дядя, ну и наши духи мелькали то тут то там. Пара секунд моей растерянности перешла в офигевание, когда гостья плавно склонилась передо мной в глубоком поклоне и уже из такого положения произнесла:

– Недостойная Даан Мин Мэй просит простить ее за принесенные господину Окава Кеншину оскорбления.

Я от неожиданности чуть не ляпнул какую-то глупость типа: «Не прошло и года», – но, глянув на дядю и увидев его пожатие плечами, решил не тупить. Мне-то плевать, а вот ему с такими людьми и таким кланом лучше дружить.

– Я принимаю ваши извинения, Даан-сан, – поклонился я в ответ. Но не так глубоко, как она, понятное дело. – И надеюсь, что наше общение больше ничем не омрачится.

Так же плавно выпрямившись, Даан поклонилась еще раз, уже простым поклоном уважения.

– Благодарю за ваше понимание, – произнесла она при этом.

После чего повернулась к дяде и совершила еще один поклон, на этот раз молча. Показывать гостье дом или что-нибудь вроде такой же фигни меня, слава богу, никто не подрядил, так что, умывшись и переодевшись, я отправился к учителю. А учитель ни с того ни с сего решил преподать мне пару уроков по рукопашному бою.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13