Николай Метельский.

Призрачный ученик



скачать книгу бесплатно

– Слушай, я понять не могу – ты человек или дух?

– Я драбл, – ответил ему спокойно.

– Это я вижу, но у тебя… – замялся он. – До фигищи силы, полно маны и какой-то нереальный уровень для нашего возраста, а главное…

– Что, прости? – абсолютно не понял я его.

– Ну уровень, – замялся он, покосившись на своего отца, который беседовал с дядей, отойдя чуть в сторону. – В компьютерные игры рубишься? Знаешь, что такое РПГ?

Этот парень сумел меня удивить и сбить с толку.

– Иногда играю… – ответил я осторожно. – Но редко. Что такое РПГ, знаю.

Дядя регулярно обновляет мне портативную приставку, в которую я играю, как правило, в школе на переменах. Играл. В средней школе нужно блюсти облико морале.

– Ну вот, уже проще. Если коротко, то моя магическая способность состоит в том, что я воспринимаю мир как РПГ. Я вижу уровень людей, их характеристики, статус, звания, титулы… и все такое. Да и себя так же вижу. Качаюсь, как в играх…

– Постоянно кого-то убиваешь? – пробилось любопытство сквозь удивление.

– Да не, задания других людей выполняю.

– Оу…

– Но скоро дядя Хей Ван купит мне тренировочный зал восьмого уровня, и я смогу прокачиваться на мобах. Ну то есть на духах.

Тренировочные комнаты делятся на уровни, где высшим считается десятый. Восьмой тоже неплохо – большая территория, время ускорено в восемь раз, само собой, эффект старения отсутствует, привязка духов разного ранга, на которых можно тренировать свои силы. Крутая вещь, короче. И очень дорогая. Если бы дядя не был одним из тех, кто делает такие тренировочные залы, он вряд ли потянул бы его покупку. То есть с помощью рода – запросто, а вот лично – вряд ли. Но даже так, поставить мне в доме тренировочный зал восьмого уровня обошлось дяде Ичиро весьма недешево. Плата духам, плата за материалы, общая сложность. Например, тренировочный зал более высокого уровня он просто не потянет в одиночку – там и сил больше надо, и хотя бы один напарник нужен, причем если напарник только один, то уровень его компетенции должен зашкаливать.

– А… мм… а если просто отжиматься, сила повысится? – поинтересовался я.

– Ага, – вздохнул он, – но это поначалу было можно делать, сейчас у меня такие статы, что качать силу, отжимаясь, уже невыгодно. Можно целый день этим заниматься и в лучшем случае на единичку повысишь.

– Круто… У тебя крутая способность, – покачал я головой. – А еще у меня что-нибудь интересное видишь?

– Ну да, я ж чего разговор начал – у тебя есть параметр силы духа, а я его только у духов видел, причем у тебя как-то ну очень много СД.

– СД… понятно… И сколько у меня СД?

– Тысяча семьсот двадцать, – ответил он. – Я больше двухсот пятидесяти только у дяди видел.

– У дяди?! – Я даже оглянулся на двух разговаривающих и не обращающих на нас внимания мужчин.

– Ну да… – замялся Ву Ган. – Он не человек. Оформил на меня опеку, когда мама умерла, – закончил он грустно.

– Соболезную, – произнес я. – Такая же фигня.

– Ты тоже сирота?

– Не совсем… – сбился я, не зная, как лучше сказать. – Просто скажем так, род меня видеть не желает, я же драбл.

– Оу, извини, – смутился он.

– Да ладно, – пожал я плечами. – Привык уже.

Да мне и плевать было всегда. А сколько у твоего дяди СД?

– Больше пяти тысяч, – усмехнулся он. – Великий дух как-никак.

Вот это было по-настоящему удивительно. Мало ли какая способность бывает у мага, а вот опека великого духа над человеческим ребенком… я и не слышал о таком никогда.

– Плевать на твою способность, ты и без нее крут, – произнес я под впечатлением.

– Хех, стараюсь соответствовать, – усмехнулся он. – Восемнадцатый уровень уже. Это, конечно, меньше, чем у тебя, но у наших ровесников и вовсе от четвертого до седьмого уровня встречаются.

– А у меня сколько?

– Пятьдесят первый, – вздохнул он. – Я совершенно не представляю, как ты мог такого добиться.

– Ага, – почесал я удивленно лоб. – Особенно учитывая, что я драбл.

– Ну да, кстати, так еще удивительнее.

– А у моего дяди какой уровень?

Ну не мог я не спросить об этом.

– Не знаю, – пожал плечами Ву Ган. – У него я только знаки вопроса вижу.

– Типа слишком маленький уровень?

– Или способность «Опознание», – кивнул он. – Смысл от этого не меняется. Максимальный уровень, который я видел на этом приеме, – девяносто девятый, – начал он оглядываться. – Вот у того мужчины.

Посмотрев, на кого он указывает, я заметил какого-то типа в черном фраке и цилиндре, общающегося с неизвестной мне старушкой.

Поговорив с Ким Ву Ганом еще немного, я выяснил, что у меня в статусе есть пара титулов – «Избранный» и «Старший ученик школы Кен-но-иши». И если второй титул редкостью не был – у них в Корее много разных «учеников» бегает, то первый – уже редкость. Ву Ган за свою жизнь видел всего двоих с таким же титулом. Жаль, было бы прикольно оказаться единственным, но и так сойдет. Когда наши опекуны наговорились, на прощанье Ким Хей Ван приглашал в гости, а мы с Ву Ганом даже обменялись телефонами. Нельзя же терять из виду такого интересного парня. Может, и правда навещу.

На мой рассказ о новом знакомом дядя только головой покачал.

– Какие только в мире не встречаются способности, – произнес он на это.

В отличие от родовых магические способности могут появиться у любого мага, но происходит это редко. У дяди была помимо родовой еще и магическая способность. Кровь давала ему возможность лучше чувствовать духов, что выводило род Окава в тройку мировых лидеров в своей специализации. А магия давала ему способность понимать любые языки. С оговорками, но любые. И человеческие, и магические. Я в этом плане тоже отличился – магия наделила меня способностью видеть сквозь любые отводы глаз и многие маскировочные заклинания. В основном из-за этого я постоянно вижу столько… странных существ. Не все они духи, тем же оборотням порой проще накинуть на себя заклинание или отвести глаза, чем… ну, например, толкаться в забитом автобусе. Раз! И с огромной скоростью бежишь домой. Да и маги многие этим грешат. По факту после тестов дяди Ичиро мы выяснили, что только заклинания высшего порядка могут с гарантией в сто процентов скрыть нечто от моего взгляда, в остальных случаях – как повезет, но средние и среднесложные заклинания на меня не действуют совсем. Точнее, я вижу сквозь них. Например, в нашем доме никто не может спрятаться от моего взора, и все те исчезновения, которые раньше я принимал за невидимость, – банальная телепортация, а вот Джокишимас так перемещаться не может, поэтому ему остается только убегать. Да, быстро, но передвижение я все же успевал заметить. И это – помимо родовой способности. Наверное, только благодаря ей я в детстве не сошел с ума, ну или как минимум вырос обычным парнем, а не заикой. Но повторюсь – мы с дядей попали в топ редкостей этого мира, и судить по нам о количестве людей со способностями не стоит.

Главная часть праздника началась примерно через час. Глава клана Даан, отец Мин Мэй, произнес проникновенную речь, в которой благодарил всех нас за то, что мы пришли сюда в столь особенный для его дочери день, который знаменателен не только ее восемнадцатилетием, но и вхождением в стан сильнейших магов планеты. После чего предложил засвидетельствовать это самое вступление, которое пройдет в тренировочном зале клана Даан.

Вход в зал… Я представлял его несколько иначе, во всяком случае, не как две огромные колонны на краю поместья. До того момента считал, что это просто какое-то украшательство. Между колоннами виднелось все то же самое, что и вокруг поместья, то есть деревья, кусты, поляна… и гора, которой в реальности тут не было.

– Прикольно, – оценил я увиденное, идя вместе с дядей и остальными гостями к колоннам.

– Десятый уровень, – произнес на это дядя Ичиро. – Создан еще лет двести назад членами нашего рода.

– Десятый? – удивился я.

– Да, – усмехнулся он. – Их всего двадцать один во всем мире. Семнадцать лет назад таких залов было двадцать, но эмир Хакам аль-Мустаин решил сделать подарок своему сыну, и теперь их двадцать один.

Внутри тренировочный зал выглядел, как… как если бы мы просто переместились на поляну в каком-нибудь лесу. Простор поражал, границ зала видно просто не было. У меня, например, то есть у нас дома, границы зала отмечены стеной серой дымки, а тут ее просто нет. Слава богу, что дядя пояснил данный факт, а то я начал бы завидовать. Оказывается, это просто иллюзия, тут от силы квадрат километр на километр. Тоже впечатляет, но уже в пределах разумного. Всяко больше, чем триста метров в нашем зале. Ну и никаких лесов у нас тоже нет – обычный газон.

Дальше последовало эффектное представление, на котором Мин Мэй крошила различных монстров, кидаясь эпичными заклинаниями. Мне, например, понравились сотни зеленых мечей, которые как дождь падали на приближающуюся волну всякой нечисти. Ну или огромнейший серп зеленого света, снесший пяток рычащих пятиметровых ящеров. Настоящим апогеем стало появление по-настоящему большого… европейского демона. Уж больно он походил на те картинки, что я видел.

– Высший демон инферно, – прошептал мне на ухо дядя Ичиро. – За его призыв Даан наверняка заплатили огромную сумму.

Двадцать метров мышц, огня и злобы Мин Мэй пинала в течение пяти минут. Пять минут на него обрушивались мощнейшие и – что уж там говорить – эффектные заклинания. Всего на мгновение, но я пожалел, что драбл. Потом мне стало немного стыдно, но данный факт не изменить. Зато после этого моя воля стать сильнейшим в мире была крепка как никогда. Да, Мин Мэй гений, да, у нее фора в пять лет, зато я ученик школы «Кен-но-иши». Единственный в этом мире, черт подери. Призванный великим ритуалом, а значит, тоже гений, пусть и в узкой области, но мне больше и не надо. Когда-нибудь я стану настолько сильным, что… впрочем, ладно. Мое возвышение неизбежно, надо просто подождать и усердно тренироваться.

– Надо будет ее лично поздравить, – произнес дядя, когда демон начал заваливаться на спину, истлевая при этом кровавой дымкой.

Надеюсь, девчонка выросла и мне не придется выслушивать бахвальство и издевательство над моей силой. Хотя о чем это я? Плевать на нее. Я чистый, умный и немного пафосный, а девчонки любят таких парней.

Глава 8

После того как представление, устроенное Мин Мэй, закончилось, толпа гостей напоминала потревоженный улей – если не прислушиваться к отдельным разговорам, доносился лишь ровный гул.

– И это – в семнадцать лет, – покачал головой дядя. – При таком темпе развития она к двадцати станет великим магом.

– А я к двадцати стану сильнейшим в мире, – произнес я немного ревниво.

Какого черта он восхищается ею, а не мной?!

– Конечно, станешь, – потрепал он меня по голове.

– И почему семнадцать? Вроде тут говорили, что ей восемнадцать.

– Это корейская традиция – при рождении ребенка ему сразу накидывают год, на деле же ей всего семнадцать.

Корейцы, что с них взять?

Вернувшись в поместье, гости разбрелись кто куда, и в целом создавалось впечатление, что ничего и не произошло, – все стало точно так, как было до речи отца Мин Мэй. С самой виновницей торжества мы встретились минут через двадцать, мне даже показалось, что именно нас она и искала, уж больно целенаправленно пошла в нашу сторону сразу, как только увидела.

– Окава-сан, – поклонилась она с улыбкой дяде, – рада вас встретить тут. Я уж было подумала, что вы решили не приходить.

Двенадцать лет – вполне достаточный возраст, чтобы начать ценить женскую красоту, так что нет ничего удивительного в том, что я посчитал ее весьма похорошевшей с нашей последней встречи. И красное ципао только подчеркивало ее прекрасную фигуру.

– Как можно? – усмехнулся дядя. – Пропустить такое событие было выше моих сил. И хочу заметить, ты показала себя с наилучшей стороны. Кеншину тоже понравилось. Помнишь моего племянника?

– Конечно помню, – перевела она на меня взгляд. – Малыш превратился в маленького красавчика, как я посмотрю. Все еще хочешь стать самым сильным в мире?

Все-таки поддела. Да и слышать из ее уст «малыш» было неприятно. В общем, зря она так.

– С таким-то призом в конце? Конечно, хочу.

– С каким призом? – поинтересовался дядя Ичиро.

Пауза была небольшой, но я еще успел подумать: сама ли она скажет или мне придется?

– Если он сможет превзойти меня, – натянула она на лицо улыбку, – то я выйду за него замуж.

– О-о-о… – протянул дядя, а Мин Мэй немного покраснела. – Достойный повод, – покивал он. И тут же нанес удар в спину. – То-то ты все время говоришь о том, что станешь лучшим. Ради такой невесты стоит постараться.

– Никогда! – вспылила она. – Он никогда не превзойдет меня. Окава-сан, о чем вы вообще говорите? Он же драбл, пусть забудет все мечты о силе!

Пауза после ее слов была просто оглушительная, но затем дядя все же решил высказаться.

– Вот, значит, как Даан встречает гостей, оскорблениями? – Тон дяди Ичиро изменился разительно. Холодный и царапающий слух.

– Что? Все не так, Окава-сан, – произнесла испуганно Мин Мэй. – Я ничего такого…

– Пойдем, Кеншин, похоже, нам тут не рады, – бросил дядя, после чего развернулся и пошел прочь.

– Окава-сан, я не хотела! Простите…

Я же немного задержался. Холодный взгляд, небольшая пауза, короткий поклон – вежливое посылание куда подальше я освоил в совершенстве. Хотя, откровенно говоря, поведение дяди Ичиро и для меня стало неожиданностью. Похоже, мое… даже не знаю, как это назвать… то, что я драбл, печалит его куда серьезнее, чем меня. Мне-то вообще по фигу. Да еще и от Мин Мэй он удара явно не ждал.

Догнав дядю, я все же поинтересовался:

– Тебе не кажется, что ты немного переборщил?

– Никто не смеет оскорблять моего племянника, – произнес он хмуро, продолжая движение. – Тем более – в моем присутствии.

– Мне ее даже немного жалко стало.

– Отстань, Кеншин. Ты для меня важнее чужого ребенка, кем бы он ни был. Захочет извиниться – пусть приходит, нет – ну и черт с ней.

– Так она вроде уже пыталась извиниться…

– Отстань, – буркнул он.

– А бабушка говорила, что ты не такой вспыльчивый, как мама.

– Я умею признавать ошибки, в отличие от Ханы и твоего деда, вот и вся разница. Говорю же – захочет извиниться, мы ее примем. Отец бы сразу все отношения порвал.

– То есть ты признаешь, что ошибся? – Я и сам не знаю, зачем к нему пристал.

– Вспылил, а не ошибся. Мин Мэй была не права, и игнорировать я это не намерен. Кеншин, тебя же оскорбили! Возмутись уже!

– Я ведь не раз говорил, дядя Ичиро, мне плевать на подобные уколы.

– Но и пропускать оскорбления мимо ушей тоже нельзя!

– Ну так я же поддержал тебя, – пожал я плечами. – И всегда буду поддерживать, так что ты в следующий раз… того… не вспыхивай так быстро.

На это дядя Ичиро улыбнулся и вновь взлохматил мне волосы.

– Я только что придумал, что подарю тебе на день рождения.

– И что? – заинтересовался я.

– Увидишь, – усмехнулся дядя.

– Так нечестно, – буркнул я в ответ. Ничего, потерплю, тут осталось-то… восемь месяцев. – Это доспехи?

Через месяц после того дня рождения произошел случай, про который я не могу не упомянуть. Я тогда занимался на одном из полигонов школы учителя, когда мимо нас, то есть меня и других парней на полигоне, пробежало несколько учеников, один из которых крикнул:

– Учителю бросают вызов!

Естественно, мы побежали за ними. Успели только под самый конец, когда учитель интересовался у какого-то типа явно европейской наружности, укутанного в дорогой плащ:

– Раз договорились, я просто обязан тебя спросить – ты вообще в курсе, к кому пришел?

– За идиота меня держишь? – прорычал мужик в плаще.

– Что ж, я понял. В таком случае не говори потом, что просто мотылек, на огонь летящий.

Подойдя к Док Ше, стоявшему чуть поодаль от толпы учеников, я спросил у него:

– О чем это учитель говорил?

– Просто присказка, – покосился он на меня. – За годы жизни он столько раз ее произносил, что сейчас получаются вот такие вот композиции. Ты же знаешь, как он не любит повторяться, а банальность вроде: «Не жалуйся, что ошибся адресом», – он, наверное, еще будучи подростком кому-нибудь ляпнул.

Четыреста лет говорить одно и то же разными словами? Вау. Учитель крут, но я это и так знал.

– А кто его вызвал-то? – спросил я у Док Ше.

– Конкур Латэ, великий мастер двухклинкового боя, – ответил он, поджав губы. – Очень известный воин, а в нашем мире это многое значит.

– Они насмерть будут драться? – спросил я осторожно.

– Кеншин, – повернулся он ко мне со вздохом, – как ты представляешь себе битву мастеров не насмерть? Думаешь, они будут себя ограничивать?

– Но ведь учитель победит? – уточнил я.

Что-то мне неуютно стало. А этот паразит еще и не отвечает, позволяя мне себя накрутить.

– Я не знаю, – все-таки ответил он. – Не буду врать, просто не знаю.

Отметив, что этот Конкур уже ушел, я подбежал к учителю.

– Вы… – начал я. – Круто вы его.

К черту сомнения – учитель лучший!

– А ты думал, – усмехнулся он, задрав нос. – Я таких, как он, на своем веку уже с десяток на тот свет отправил, а уж сколько было послабее, совсем со счета сбился. Уж чего-чего, а опыта опускания с небес на землю у меня достаточно.

– Научите?

– Это вряд ли, – покачал головой учитель. – Тут именно опыт нужен, но пару советов дам. Вот, например… Ты чего такой хмурый? – обратился он к подошедшему Док Ше. – А, не важно. Вот, например, – переключился он на меня, – когда тебе нечего сказать, молчи и улыбайся. Вообще молчание и улыбка могут сильно взбесить собеседника, так что не стесняйся пользоваться этим, даже когда тебе есть что сказать. Тут главное – не улыбаться как идиот, но над этим мы с тобой поработаем. Завтра у меня бой, так что начнем послезавтра. Пройдемся по всем оттенкам улыбки! – закончил он, умудрившись воодушевить самого себя.

– Надо бы хорошего целителя нанять, – произнес Док Ше.

– Эй, ты не веришь в своего учителя? – возмутился тот в ответ. – Хотя да, мелкие царапины могут и появиться. Нанимай, – махнул он рукой.

– Я не дуэль имел в виду, а то, что у вас с головой не все в порядке.

– Оу. Ну… – грустно покачал головой учитель, положив ему руку на плечо. – Смирись, это не лечится. Как тебе прозвище Попрыгунчик? – сменил он резко тему. – Ты когда взвизгиваешь, так смешно подпрыгиваешь.

Дяде я о произошедшем в том мире не рассказал. Просто он ничем помочь не мог, а нагружать его лишний раз своими проблемами не хотелось. Немного раздражало и то, что во время дуэли я должен себе учиться в школе, хотя, как и дядя, я тоже ничего не мог с этим поделать. Из-за накрученных нервов в клубе кендо я нагрубил одному из своих сэмпаев, отчего был поставлен против него в спарринге, дабы он научил меня паре трюков. Ну что тут скажешь? Я был зол, а он – откровенно слаб. Хотя за сломанную руку я долго кланялся и просил прощения. В самом деле сорвался, как последний слабак.

Когда я наконец добрался до школы учителя, то сразу побежал выяснять обстановку. И быстро выяснил, так как, наверное, все ученики школы находились на переднем дворе и скандировали во славу учителя. А он сам, с виду – абсолютно целый, сидел на пороге и благожелательно кивал толпе. Док Ше тоже там был – стоял рядом с учителем и улыбался.

– О, явился? – спросил он меня, когда я приблизился. – Все, дорогие мои ученики! Порадовались – и хватит! Сегодня остаток дня всем отдыхать, старшие ученики могут выбраться в город. Разошлись! А тебя, мой юный ученик, я никуда не отпускал.

– Да вроде… – пожал я плечами.

– Вот и отлично, – кивнул учитель. – Сегодня тебя ждет увлекательное обучение, посвященное тому, как правильно двигаться. Ибо это – половина победы! – поднял он палец. – Знаете, почему проиграл Конкур? У него были проблемы с передвижением. Пока стоял на месте, он был непробиваем, но стоило только навязать ему маневренный бой, и он тут же проиграл. Это, конечно, все относительно, великим он был по праву.

– А мне вы говорили, – заметил Док Ше, – что половина победы – это знание противника.

– Ну… да. Что не так-то? Половина – движение, половина – знание.

– А как же Воля? – не сдавался Док Ше. – Про нее вы тоже говорили, что это половина победы.

– Знаешь… – почесал бровь учитель. – Иди-ка ты лучше… по своим делам. Не мешай мне ученика просвещать.

Проводив взглядом ухмыляющегося Док Ше, я задал учителю вопрос:

– Так что в бою главное?

– Ты это брось, – нахмурился он. – Учись смотреть в суть. Нет в бою главных вещей – любая мелочь может стать решающей. Если ты можешь контролировать все, то никакая удача не поможет сопернику. Правда, до такого уровня не дошел даже я, – решил он все же уточнить. – Пойдем, нечего штаны просиживать.

Поднялся на ноги он вроде как обычно, но что-то мне глаз все же резануло. Слишком плавно? Чуть медленней? Или еще что? Не знаю, но вопрос все же задал:

– Вы ранены, учитель?

– Хех, – глянул он на меня. – Глазастый. Одобряю. Да, Конкур таки сумел меня зацепить, но не волнуйся – через месяц от раны и следа не останется.

– Мама говорила, – вздохнул я, – что даже порез может стать причиной серьезной болезни.

– Правильно говорила, – ответил учитель уже на ходу. – Повезло, что у меня не порез, а перелом.

– Еще лучше… – пробормотал я.

Пришли мы не на полигон, а на одну из учебных площадок, где не было ни одного манекена или других препятствий. Именно здесь, как правило, отрабатывали ката одновременно большое количество учеников.

– Итак, – остановился на краю площадки учитель. – Сегодня я научу тебя быстрому перемещению. Не прыжкам, игнорирующим препятствия, а просто очень быстрым рывкам в ту или иную сторону. С чего бы начать? – почесал он подбородок. – Среди тех, кто использует Волю, есть множество способов… – Он помолчал. – Основных способов… мм, быстрого перемещения. Одни применяют для этого какие-то эмоции, а другие… собственно, не применяют. Первый вариант легче, особенно если надо хотя бы научиться, но и перейти на другой вид после этого трудно. Поскольку у меня, в отличие от тебя, никогда не было учителя, особенно такого гениального, мне приходилось собирать слухи и экспериментировать. А так как первый вид, как я и говорил, проще, начал я именно с него. Эх, – покачал он головой, – никогда я еще не был так близок к смерти, как в тот раз. В спокойной обстановке еще ничего, а вот во время боя столько нюансов всплыло… В общем, этот вариант мы пропустим. К демонам его. До второго вида я доходил методом проб и ошибок и вот что тебе скажу – после того, как у меня все получилось, я понял одну важную в нашем деле вещь. Знаешь какую? Конечно, не знаешь. Так вот – сломать можно все что угодно. Даже пространство. Если твоя Воля сильна, перед тобой нет границ. Попробуй осознать это, проникнуться каждой буквой в словосочетании «нет границ». Если тебе надо, а тебе должно быть очень надо, то расстояние между двумя точками будет всего лишь один шаг. Какое бы оно ни было на самом деле. Один шаг, ученик. Один. Сделай его, и ты сможешь прямо отсюда пересечь всю эту площадь. Ведь тебе это надо. Сильно надо. И ты можешь. Потому что ты лучший. Отсюда. Всего один шаг. Туда. Сделай его!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13