Николай Малунов.

Кикимора



скачать книгу бесплатно

Глава 1. «Дела житейские»


Чудо. Что мы знаем о нем? Оно бывает разным, но всегда необычным. Есть ли место чуду в нашей жизни? Наверное, есть. У каждого оно свое. У кого-то это найденные на старой парковой дорожке в период черной полосы деньги, у кого-то отличный и выгодный заказ, а у кого-то излечение от страшной болезни. У каждого оно разное. Леший лежал и неподвижно любовался своим чудом.

За окном стояло раннее осеннее утро. Небо едва-едва посветлело, разгоняя полумрак комнаты. Он любовался мирно спящей женщиной, любовно прижимающейся к нему всем телом. Вот оно. Чудо. Женщина, которую он любил. Живая и здоровая.

Как это произошло? Он задавался этим вопросом тысячи раз, но точного ответа так и не нашел. Факт есть факт. Вот она, лежит в его объятиях. Леший знал, что это не та Надя, которую он собственноручно похоронил несколько недель назад, для этого даже специально пришлось съездить на место могилы. Это была другая женщина, но с ее телом и ее воспоминаниями.

Прошло несколько недель с момента, как однажды в лесу, где-то в чаще, убитый горем, он услышал переливы миллионов льдинок и собственными глазами наблюдал за тем, как другой он вынес бездыханное тело этой женщины из сияющего пятна света, отдал ее ему и вновь исчез, не оставив ни следа. По завету того, другого Лешего, он никогда и никому не рассказывал о том, что произошло там в лесу. На все вопросы людей, как же так получилось, снайпер отвечал одно: «Я ошибся, она не заразилась». Лишь родимое пятно в основании затылка, которого раньше там не было, напоминало ему о том, что это другая женщина. Но какая разница, как это случилось? Ему было без разницы: из прошлого, из будущего, из параллельной вселенной или из сна пришла к нему эта Надя, он просто лежал и любовался ей, слегка касаясь бархатистой кожи и жил.

Женщина слегка вздрогнула, веки ее затрепетали. Кошмары частенько мучили ее. Несколько раз она рассказала Лешему то, что видит во снах, и его не раз передергивало от мыслей, а что если это и не сны вовсе, а воспоминания о том, что произошло с ней когда-то давно, ведь столько подробностей постоянно совпадало! «Там есть ты, есть огромный великан, есть некая девушка, похожая больше на девочку, есть я, а есть толпы страшных и кровожадных чудищ, желающих нашей смерти».

Снайпер сморщился, прогоняя странные мысли. "Хрен с ним! – подумал он. – Я не хочу знать, как это случилось! Не-хо-чу!.."

– Доброе утро, – сладко зевнув, прошептала Надя, и мысли снайпера разбились на миллион осколков от ее чудесного голоса.

– Доброго, – улыбнулся он и нежно поцеловал супругу в лоб.

– Опять сегодня уходишь? – не открывая глаз, словно еще не выходя из дремоты, спросила женщина, сладко потянувшись.

– Ага, – все так же шепотом, чтобы не разбудить спящих в соседней комнате детей, ответил он.

Вопрос о том, что хватит уже, наверное, скакать по лесам в своем костюме, вставал у них уже не первый раз. Леший обещал, что скоро все это прекратится.

После того, как на деревню напали головорезы из города, островитяне выбрали именно его новым главой анклава. Деревню после погрома быстро восстановили, благо, что разрушения, причиненные войной, на деле оказались не такими уж и глобальными. Тут забор поправить, там ворота поднять, здесь в стене пробоину заделать, а у соседа окна заново застеклить. Недостатка материала также не было, их остров, на котором располагалась небольшая, в несколько десятков домов деревенька, был окружен озером, посреди глухой тайги. Везде, куда не плюнь, стояли вековые кедры и сосны, а неподалеку от острова находилась старая лесопилка. Жителей оттуда, когда они взбунтовались и перешли на сторону мародеров, Леший со своими людьми выгнал, и назвал ее территорией острова, поставив там своих работников и охрану, которая надежно сторожила подступы к такому важному стратегическому объекту.

– Мне нужно доделать кое-какие дела, – тихо прошептал Леший, мягко выскальзывая из объятий. – Дай мне еще немного времени, и, как обещал, сниму свой костюм насовсем.

Надя открыла глаза. Ничего не говоря, она улыбнулась, и в улыбке ее читалось согласие, понимание, тревога и любовь.

Снайпер по старой привычке быстро неслышно собрался и вышел. Холодный осенний воздух заставил тело поежиться. Легким дуновением ветерок облизал лицо, руки, похолодил тело. Мужчина потянулся, зевнул и, закинув рюкзак на плечо, двинулся в сторону КПП. Несмотря на ранний час, многие в деревне еще или уже не спали. Он шел, приветливо здороваясь со встреченными людьми. Каждый добродушно приветствовал главу, выказывая уважение и почет.

– Доброго утра, Леший, – махнул рукой пожилой мужичок, закуривая на скамейке перед домом, пристраивая старенькую удочку на заборе.

– Доброго утра, Пахом Юрич. На рыбалку собрался?

– Да, бабка замучила, сил уже нет никаких! Хоть прогуляюсь немного, отдохну от нее.

– Ты это, – погрозил пальцем Леший, – аккуратнее там давай, чтобы тебя искать потом всей деревней не пришлось… И в ямы не провались, помнишь ведь, где они?

– Обижа-а-аешь, Леший… Сам рыл, будь они трижды прокляты! Надобно все же нам от них избавиться… Детишки ведь…

– Доброго утра, Алексей Николаевич, – принял стойку молодой паренек на вышке КПП, когда снайпер проходил мимо.

– Привет, Санек, как дежурство?

– Все спокойно!..

– Ну и отлично!

– Здоров, на охоту собрался? – поднимая шлагбаум на КПП, поинтересовался Олег, старший смены, начальник безопасности острова и просто старый друг Лешего.

– Ага! На охоту, да надо в избушку сходить. У Сашки моего скоро день рождения, я там подарочек оставил, чтобы он его не нашел раньше, а то ведь он, сам знаешь, или отыщет или мамку замучает, выведает.

– Это точно, – отозвался Олег, – тоже разведчиком растет…

Высокий, голубоглазый парень чуть младше самого Лешего весело разулыбался. С ним снайпер познакомился уже здесь, на острове. Он был сыном местного охотника-следопыта, у которого и сам Леший научился различным премудростям. Будучи отличным снайпером и разведчиком, профессиональным военным, побывавшим не на одной войне, он, на удивление, узнал от отца Олега очень много полезных вещей, хотя поначалу даже и не предполагал, что есть еще что-то, чего он не знал или не умел.

– Когда вернешься? – поинтересовался друг, осматривая неширокую насыпь, тянущуюся от острова до берега.

– Не знаю, – пожал плечами Леший, всматриваясь в утренний туман. – Сам же знаешь, нельзя сейчас с уверенностью сказать, вернешься ли вообще, но я тебя понял, примерно к двум-трем часам планирую. На четыре намечено совещание, ты помнишь, кстати? – Олег кивнул. – Хорошо, тебя сменят, приходи чуть пораньше, мне нужно с тобой кое-что обсудить …

– Хорошо, – снова кивнул парень и, не сильно стукнув приятеля кулаком в плечо, пожелал удачного пути.

Быстро преодолев открытый участок насыпи до моста, который опустили по команде из КПП, снайпер пересек его, отдал команду на обратный подъем препятствия и бодрым шагом двинулся к бетонному доту на берегу. Оттуда ему уже махнул рукой дежурный, несущий вахту на «ближнем», как называли это место в деревне.

Дверь в КПП негромко скрипнула, Олег обернулся. На пороге стояла худенькая девчонка, в черной футболке и синих джинсах, в кепке с козырьком, прикрывающим глаза.

– Привет, – мило улыбнулась она, проходя в помещение.

– Привет, – ответил Олег, глянув через ее плечо в неприкрытую дверь на улицу.

– Как дела?

– Хорошо, – мужчина отстранил девушку, которая попыталась его обнять. – Не тут, Кать… Твой отец суровый мужик и даже мне за тебя голову снимет.

– Ай, – отмахнулась девушка, – не отец он мне… Шлялся где-то 16 лет, пусть и дальше себе шляется…

– Ну не надо так, ты же знаешь, он не виноват, он даже не знал о тебе… – упрекнул девушку Олег, подойдя к столу, делая вид, что заполняет журнал смен.

Катя поморщила нос, скривившись.

– Все равно! Я уже не маленькая, сама решить могу, с кем дружить, а с кем нет…

– Ты-то да, – потер шею мужчина, осматриваясь. – А вот мне… В общем, давай потом, я же на службе, не дай бог, кто заметит тебя тут, мне потом нарушение выпишут, беги давай, я зайду позже.

– Хорошо, – вздохнула Катя и нехотя, подталкиваемая в спину крепкой мужской рукой, вышла из помещения.

***

Добравшись до укрепления в тени высоких баррикад, тянущихся по краю насыпи так, чтобы укрыть идущих по нему людей от возможных недобрых глаз засевших где-то в лесу недругов, Леший вошел в убежище.

– Как у вас тут? Все тихо?

– Так точно! – отрапортовал старший смены, протягивая Лешему журнал смены.

Снайпер отмахнулся от книги, считая занятие по проверке всяческих бумажек бесполезной тратой времени. Если бы что-то случилось, то ему бы уже наверняка об этом доложили, а тратить время на чтение того, кто, во сколько и куда выходил, ему было не интересно. Предыдущий глава вел чуть ли не поминутную слежку за своими подчиненными, чем сыскал дурную славу. Леший же сразу видел человека насквозь, ошибаясь крайне редко. В некоторых местах он был строгим правителем и требовал выполнения поставленных задач четко и в срок, особенно это касалось укреплений, несения службы и общей готовности, а вот в житейских вопросах, он давал послабления. Хочешь – сиди, хочешь – лежи, хочешь – прыгай на одной ноге, жонглируя шарами, но будь добр, следи за вверенной тебе территорией. Он лично отбирал и подготавливал бойцов в охрану периметра и потому был в них уверен, а про его группу снайперов-разведчиков вообще уже ходили легенды, как и о самом Лешем.

Скинув рюкзак на пол, он вынул из него маскировочный халат, встряхнул, взъерошил нашитые повсюду ленточки, ниточки и аппликации в виде листьев, бережно положил на скамейку. Достал из баула автомат, поясную разгрузку. Надел ее, поправил, затянул ремешки, распихал по подсумкам рожки, надел малый штурмовой рюкзак и накинул на плечи свой легендарный костюм, сразу же превращаясь в лесную болотную кочку. Проверив оружие, он коротко кивнул бойцам и вышел.

Лес был тих, как и обычно. Вода плескалась мелким волнами у самого берега, откуда-то из деревни стали доноситься звуки работы, ветерок шумел в высоких кронах деревьев. Вдохнув морозный воздух, мужчина двинулся в путь.

***

Вернулся он, как и говорил ранее, сразу после обеда. Не став раздеваться, прямо так, с вымазанным в маскировочном креме лицом, не снимая маскировочного халата, направился домой. Народ уже шумел, галдел и занимался своими повседневными делами.

– Привет, – поприветствовала его Надя, увидев вернувшегося домой мужа.

Леший улыбнулся. Вот оно. Сбылась его мечта. Он возвращается домой, а там его ждет любимая. Женщина комично потерла нос, оставив на нем белый след от муки, утерла лоб, сдвинув в сторону прилипшие волосы и подставила щеку для поцелуя.

– Привет, – не громко ответил снайпер, слегка коснувшись губами щеки любимой.

Солнце, несмотря на глубокую осень, палило нещадно, и девушка слегка жмурилась от ярких лучей. Одета она была легко, в белую футболку с коротким рукавом и темно-синие джинсы.

– Как прошло? – пропуская мужа в дом, поинтересовалась Надя.

– Отлично, – устало выдохнул снайпер, скидывая в прихожей здоровый рюкзак с притороченным к нему чехлом. – Сашка дома?

– Нет, с пацанами на ферме играют, – отозвалась жена из кухни, скрывшись за дверью. – Я, пока его нет, тортик стряпаю, а что ты хотел?

Леший аккуратно отстегнул высокий черный футляр, бережно взял в руки и отнес на кухню.

– Я тут подарок ему принес, – он застенчиво потер шею.

– Так, – уперла женщина руки в бока. – И что это?

– Ну-у-у-у, – подбирая слова, начал Леший, неспешно вжикнув молнией футляра.

– Таааак, – рассмотрев блестящий вороненый ствол начала заводиться хозяйка. – Лёш, мы с тобой об этом ведь разговаривали уже!..

– Надь, ну не начинай. Сама знаешь, какое сейчас время…

– Нет! – перебила женщина мужа, нахмурившись. – Никакого оружия! Ты, кстати, и сам обещал уже все это прекратить!..

Леший почесал затылок, пытаясь припомнить, как давно он стал таким? Вроде бы вот еще недавно он, и только он один решал свою судьбу. Решал, куда пойти и когда вернуться из рейда, что есть и с кем спать. После нападения «городских» и одержанной над ними победы, Леший и Надя поженились. Свадьба была скромной по меркам времён до катастрофы, но пышной по теперешним. И вот незаметно, ниточку за ниточкой, она сплела для него шарф, которым обмотала шею сурового мужика, хозяина своей судьбы, и теперь рулит им, как и куда хочет… Ох уж эта семейная жизнь…

– Надь! – твердым голосом, сведя брови, остановил жену Леший. – Успокойся. Так нужно. Сашке это нравится, к тому же, сама знаешь, как твои дети меня воспринимают, а так хоть какие-то точки соприкосновения есть… Вам с Катькой, кстати, тоже надо научиться хотя бы основам, чтобы вы могли, в случае чего, за себя постоять, а то последний раз мы с вами когда занимались? Недели две назад?!.

После того, как Надя с детьми переехала, перед ними встала социальная проблема. Дети не особо-то жаловали нового мужа мамы, несмотря даже на то, что старшая дочка, Катя, как выяснилось, была его родной дочерью. Она, кстати, оказалась большей проблемой, чем Леший думал. Войдя в возраст, когда кажется, что только ты один прав и окружающие тебя не понимают, когда считаешь себя самостоятельным, умным и вообще, твоя жизнь – твои правила, как говорится, девочка откровенно его игнорировала, старалась не замечать и не общаться.

Сашка после первого шока от потери отца, нападения бандитов, потери матери и вообще всего произошедшего с ним за короткий промежуток времени, но будучи еще совсем ребенком, смог быстро адаптироваться под новые реалии. Сперва он замкнулся в себе, но после того, как Лешему далось вернуть Надю, стал более активным и постепенно «оттаивал». Они вместе несколько раз вопреки словам матери ходили на охоту, где мужчина обучал ребенка нехитрым приемам, которые, по его мнению, обязательно когда-нибудь пригодятся.

***

– Пять главных пунктов следопыта, – наставлял Леший ребенка, присев на одно колено посреди лесной тропинки, – первое: перемещение.

Он указал парню на веточку, лежащую посередине тропинки. Аккуратно покрутил ее в пальцах, показывая со всех сторон.

– Видишь, тут она темная, мокрая, а тут сухая? – Сашка кивнул, с жадностью вглядываясь в первый «триггер», как их называл дядя Леший. – Ветку перевернули. Она лежала вот так и вот тут, – палец мужчины указал на след от веточки. – Второй пункт это изменение цвета. Тут она светлее, лежала вот так, видишь, солнышко ее подсушило, а внизу сыро, она мокрая. Третий пункт это деформация. Смотри внимательно, – мужчина обвел пальцем небольшую область вокруг места, где должна была лежать веточка изначально. – Что ты видишь?

Мальчик впился взглядом в землю, стараясь понять, что от него требуют, даже язык от усердия высунул. Поводил пальцем по воздуху и радостно сообщил: – След! Это ботинок!

– Верно, – улыбнулся снайпер. – Видишь, тут вмятинка. Тут и тут? Что нужно сделать?

– За-ри-со-ва-ть!

– Опять верно, – похвалил снайпер смышленого ученика, достал блокнот и быстро накидал эскиз отпечатка следа. – Следующий пункт: регулярность. Если ты видишь след, то нужно осмотреться, найти второй или любые повторяемые участки, это может быть сломанная ветка, еще один след или что-то еще. Видишь что-нибудь?

– Вон! – выкрикнул Сашка и пошел было вперед, но снайпер резко остановил парнишку, схватив рукой.

– Осторожнее, – указал он на второй неприметный след. – Затопчешь второй и не узнаешь, что их было двое… Последний пункт для следопыта в чтении следа это «помехи». Давай осмотримся. Видишь что-то, что могло бы человеку изменить свой путь впереди?

– Нет, – осмотрел тропинку парень.

– Хорошо, значит, след пока условно тянется дальше.

Сашка с радостными глазами от того, что у него получается читать следы, все так же, высунув язык, пошел дальше, пристально всматриваясь в землю, словно настоящий следопыт, а Леший, ухмыльнувшись, оставляя точно такие же отпечатки следов, какие паренек усердно изучал еще несколько секунд назад, пошел, что-то насвистывая, следом за ним.

***

– Мамаядома, – пронесся торопливый голос Сашки вместе с быстрым топотом в прихожей.

Тяжело дыша, взмокший и раскрасневшийся он подошел к столу, схватил кружку с водой и жадно, причмокивая, опустошил ее.

– Господи! – провела Надя по его мокрым волосам. – Взмок, как мышь, угорел бедняжка, сядь, посиди, отдохни!

– Мам! – отмахнулся сын, утерев губы. – Ну, мы там в «Лешего» играем…

Коротко поздоровавшись с мужчиной, он вновь стрелой метнулся на улицу, откуда через секунду донеслось злобное «Урррр», изрекаемое десятком детских голосов. Алексей улыбнулся, пожал плечами в ответ на усталый женский взгляд, мол, «Дети, что с них…».

Чехол бережно перекочевал на шкаф, где у Лешего хранилось снаряжение, куда ни Сашке, ни Кате, ни даже Наде доступа не было. Он строго-настрого запретил не то чтобы колупаться в его вещах, но даже открывать двери. Женщина понимала, что у мужика должно быть неприкосновенное место в доме, где его собственные вещи должны лежать в особых, специально отведенных для них местах, на первый взгляд кажущиеся скиданными в одну кучу, как попало. Она, пока мужа нет дома, украдкой частенько прибиралась там, стирая пыль и паутину, выметая комья грязи, отвалившейся с одежды, и постоянно выковыривая из щелей в полу различные веточки и листья, после чего Леший с гордостью заявлял, что, несмотря на то, что он мужик, в ЕГО шкафу, всегда порядок и чистота. На это Надя лишь улыбалась и притворно восхищалась его чистоплотностью: – Да ты молодец мой! Раньше-то такой срач был… а теперь нет… теперь молодец!..

Такие небольшие житейские моменты незаметно стали размягчать суровый характер ее избранника. Лешему поначалу было сложно свыкнуться с мыслью, что его заново отстроенная после пожара берлога больше не будет той, какой он ее помнил. На окнах появились цветы, шторы, да и сами окна стали мыться не только во время дождя, в сезон ливней, а намного чаще. В доме стало чище, светлее и свежее. Несмотря на суровый нрав, ему все же нравилось, что, приходя домой, он ощущает приятный аромат готового ужина и чисто вымытых полов, а не только въедливый запах пороха и пота.

– Олег заходил, тебя спрашивал, – вернувшись к стряпне, закрывая до этого момента спиной подарок от внезапно появившегося сына, проговорила Надя. – Говорил, что ты его просил зайти до совещания, он минут десять назад был.

– Ага, – кивнул Леший, смывая водой из-под крана маскировочную маску с лица. – Сейчас переоденусь и пойду в администрацию. Сегодня надо вопросы решить по зиме. Скоро похолодает…

– Ты долго? – снова вытирая пот, чуть прищурившись, с какой-то загадкой в голосе поинтересовалась женщина. – Сашка к Петьке собирался с ночевкой, Олег не против… а Катька к подружке, так что-о-о-о-о…

Женщина чуть приподняла одну бровь, губы ее дрогнули в лисьей улыбке. Леший сощурился, подошел ближе, обнял жену, нежно поцеловал в щеку, зарылся лицом в ее волосы и вдохнул приятный цветочный аромат.

– Я понял, – прошептал он, ощущая, как в животе, спускаясь ниже, образовалось приятно тепло. – Постараюсь не задерживаться.

– Хорошо, – с дрожью в голосе от шепота в самую шею прошептала женщина и вывернулась из объятий.

Вильнув бедрами, слегка толкнув мужа, рассмеялась и напомнила, что его ждут. Леший улыбнулся, покачал головой и, вздохнув, предвкушая романтический вечер и бурную ночь, отправился в комнату на втором этаже переодеваться.

***

– Лех, звал? – Олег вошел в кабинет, коротко постучав в дверь.

– Заходи, – встав из-за стола, пригласил Леший друга.

– Что-то случилось?

Начальник безопасности острова сел рядом с другом, готовясь внимательного того слушать. То, что Леший вызвал его до основного совещания, говорило о том, что информация, которую он хочет сообщить, не для всех ушей, а значит, что-то серьезное или уже случилось или вот-вот случится.

– Да расслабься, – видя напряженность друга, откинулся на стуле снайпер. – Я не по работе… – Олег выдохнул. – Тут дело есть. У Сашки день рождения завтра…

– О! Поздравляю, – улыбнулся парень, протягивая руку.

– Спасибо, – Леший ответил на рукопожатие. – Сашка просил тебе передать, что приглашает тебя с Петькой.

– О! Так это мы всегда… Что подарить?

– Да тут сам решай, я ему вон винтовку мелкашку подарю, специально утром смотался в землянку…

– Круто!.. Я ему тогда нож свой, он давно такой хотел. Помнишь, тот, из кости белой…

– Дааааа, – поморщился Леший. Олег нахмурился. – Надя не хочет, чтобы мы оружие дарили, мол, пацан и так всякое пережил…

– Фига се! Он же пацан, что ему еще-то подарить? Тем более сын такого воина…

– Да я-то не против, но Надя… Она не хочет, чтобы он мой путь повторял… Но тут сам решай, я все же считаю, что он должен уметь за себя постоять…

– Во! По-мужски, ага! А во сколько приходить? Блин, а у меня ж завтра смена…

– Не парься, – отмахнулся Леший. – Ты от смены освобожден на завтра, ну и, – друг лукаво ухмыльнулся, – на послезавтра тоже, чтобы проболеться…

– Во-о-о-о-о! – растянул губы в улыбке Олег. – Так у нас не только тортик будет?

– Ну дык, – пожал плечами снайпер, – гулять так гулять! Петьку, давай, часам к трем отправляй, Надя там наготовила кучу всего, а сам к семи подтягивайся… Посидим, пообщаемся мужиками, шашлычок там и все дела…

***

Вернулся домой Леший уставшим и выжатым, словно лимон. Он и прежде-то никогда не любил все эти совещания, собрания и прочие сборища народа и власти, а теперь, став главой, возненавидел их еще больше. Всем что-то надо, каждый что-то требует, и поди попробуй всем угоди, да еще и так, чтобы на шею не сели, и потому, открыв дверь и устало ввалившись в прихожую, он даже не сразу понял, что света в доме нет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении