Николай Липницкий.

Город. Опасный контракт



скачать книгу бесплатно

– Нет, ну что бы ты ни говорил, а свинина с большой земли вкуснее, чем от колхозников, -Хром сидел, развалившись, на шатком стуле и ковырял в зубах спичкой.

– Это как посмотреть, – не соглашался с ним Сержант, с сожалением оглядывая остатки пива в своей кружке. – Зато местная – дешевле.

– Вот потому и дешевле, что хуже.

– Ну и не ел бы.

– Ага! Разбежался! Чтобы ты обе порции в одну харю стрескал?

В баре было шумно. В противоположном углу, сдвинув сразу три столика, гуляла шумная компания. Даже отсюда было видно, как пиво лилось рекой, водка на столе не задерживалась и пустые бутылки то и дело исчезали под столом. Алик, помощник бармена Ашота, практически без остановок курсировал между барной стойкой и шумной компанией, постоянно поднося полные кружки пива. До остальных клиентов и дела не было. Хочешь выпить или закусить – обслужи себя сам. Кинет Ашот между делом тебе тарелку жаренной картошки со свининой или кружку пива, бери и иди на своё место. Не до тебя сейчас. Уж слишком жирный клиент гуляет. Вот ему почёт и уважуха.

– Везучий этот Сынок, – с завистью в голосе проговорил Сержант, – что ни ходка, хабара полные контейнеры тащит. И где только находит?

– Он не везучий. Он рисковый. Под самым носом у уродов попробуй полазь.

– Э-э, нет. Мне ещё жить охота.

– А вот он оттуда и таскает. И вечно при деньгах.

– Ну, с другой стороны, у него команда большая. Если что, и отбиться смогут. Это не нам вдвоём.

– От уродов отбиться, никакой команды не хватит.

– Может, завтра с утра пошаримся? Глядишь, хоть что-то найдём.

– Куда без патронов-то? До ближайшего слепыша?

– Раньше жили как-то. Вон, рассказывают, с самострелами через весь город ходили. А тогда аномалии нестабильные были.

– Так это раньше было. За двадцать лет всё умение растеряли.

Последние слова Хрома потонули в очередном взрыве хохота. Эх, хорошо Сынок со своей командой гуляет! Аж завидно. А тут на последние деньги поели и по кружке пива выпили и всё. Никаких перспектив на ближайшее время. Патроны кончились, а купить не на что. Поблизости все аномалии вычистили. Ни одного арта. Даже дешёвой лозы не найдёшь. А куда подальше страшно идти. Сержанту ещё проще. Он из вояк с большой земли. Отслужил свой контракт и подался в Город счастья попытать. Если уж совсем туго станет, в любой момент может назад усвистать. А что делать Хрому? Он же местный. Из мародёров. Правда, мародёрское прошлое и не помнит. Двадцать лет назад, когда первый сталкер Шуруп дошёл до Института и остановил генератор, ему едва три года исполнилось. Он больше помнит себя в этом посёлке, одном из тех, что как грибы после дождя выросли вокруг поселения военных. Или военного городка, как называют его вояки.

Под крылом у вояк всяко безопасней. Да и от щедрот перепадало. Доступнее стал огнестрел. Правда только для тех, кто лицензию сталкера получал. А диким разжиться огнестрелом посложнее. Разве только с трупа снять. Даже у бармена не купишь, потому что диким в посёлки ход заказан.

Хром диким не был, поэтому свой АКМ получил вместе с лицензией. А вот патроны изволь за свои покупать. А если денег нет? И Ашот, сволочь, в долг не даёт.

– Не помешаю? – присел за стол пижон в новенькой горке.

– Что надо? – набычился Хром.

– Могу угостить.

– Это с чего же такая щедрость? – подозрительно прищурился Сержант.

– Давайте сначала выпьем, ну и поговорим не торопясь.

Хром с Сержантом медлили с ответом, разглядывая незваного гостя. Очень уж не понравилась щедрость этого щёголя. Бесплатный сыр известно где бывает. А на лоха он не похож, хоть и новичок в Городе, к бабке не ходи.

– Так, надо-то что? – неуверенно переспросил Сержант.

– А вот сейчас и поговорим, – ответил незнакомец и взмахом руки попытался привлечь проносящегося мимо Алика.

– Бесполезно, – просветил его Хром, – когда Сынок гуляет, для остальных самообслуживание.

– Ну, раз самообслуживание, значит пойду сам принесу, – и направился в сторону бара.

– И что ты на это думаешь? – повернулся Хром к Сержанту.

– А что думать? Ему что-то от нас надо.

– Это ясно. Только вот что? Артефакт какой? Так это к Сынку. Ну, на худой конец к Бухгалтеру или Лому.

– Ну, так ему и скажем. А угощение будет вознаграждением за ценную информацию.

– Какую это информацию?

– Кому заказ на артефакт сделать. По любому хоть выпьем нормально. А что, мы его на выпивку не раскручивали. Он сам предложил. Какие к нам могут быть претензии?

– Никаких, – раздалось за спиной.

Сталкеры вздрогнули и обернулись. Незнакомец, широко улыбаясь, стоял прямо за их спинами с запотевшим графином водки, зелёными стопками толстого стекла и тарелкой салата из свежих огурцов и помидоров.

– И давно ты за нашими спинами стоял?

– Только подошёл.

– Ты так больше не делай. Так, ведь, и пулю словить можно.

– Здесь? Вряд ли, – засмеялся щёголь. – За стрельбу в населённом пункте сразу лицензию сталкера отбирают вместе с оружием.

– Ну, значит, по зубам.

– По зубам не смертельно, – опять широко улыбнулся незваный гость. – Сейчас мяса принесу.

Хром с Сержантом снова озадаченно посмотрели вслед незнакомцу, убегающему к стойке бара. Такая щедрость настораживала, но вид запотевшего графина, да ещё и на халяву, напрочь отбивал критическое мышление.

– Давайте знакомиться, – жизнерадостно произнёс щёголь, ставя на стол тарелку с жареной свининой, – меня зовут Пингвин.

– А мы…

– Вы Хром и Сержант. Я знаю.

– Интересно. С чего бы такая осведомлённость?

– Ну, я же должен знать, кого хочу нанять.

– То есть ты хочешь предложить нам дело.

– Да.

– И какое? Учти, мы на что попало не подписываемся, – постарался придать солидности Хром.

– Нормальное дело, – ухмыльнулся Пингвин. – В принципе, не сложное. Нужно провести меня в район аптекоуправления. Точнее на месте скажу.

– А что сам не сходишь?

– У меня нет опыта передвижения по Городу. Это вы умеете. А о цене договоримся.

– И патроны с тебя, как и сухпай на всю дорогу туда и обратно.

– Договорились.

– Ну, тогда наливай. О цене будем говорить.


Посидели душевно. И о цене договорились и за жизнь посудачили. Под водочку Пингвин оказался совсем даже ничего. Приятный парень. Да и компания Сынка уже не раздражала. Даже когда сцепилась с какими-то чужаками и в стороны полетели стулья, кружки и бутылки. Всё было как-то по-доброму, по-соседски. Решили весь завтрашний день заниматься провиантом и вооружением, а послезавтра рано утром выходить. Распрощались, как родные. Хром с Сержантом шли по посёлку, полные любви ко всему человечеству. Дома, наспех отреставрированные, кое-где ещё с забитыми окнами по причине отсутствия стёкол, редкие заборы, ещё не растащенные на дрова, всё выглядело таким уютным и родным, что хотелось признаваться в любви всем подряд, и людям, и редким, обратно прирученным собакам, и домам.

Проплутав переулками, вышли к дому матери Хрома, где и снимал комнатку Сержант. Дружба дружбой, а денежки отдельно, как говорится. Мать вышла, кутаясь в плед, неодобрительно посмотрела на пьяных подельников и, не говоря ни слова, опять скрылась в своей спальне.

Утро добрым не бывает. Именно так думал Хром, выползая утром на крыльцо и стараясь не расплескать головную боль. Тяжело отдуваясь, достал из колодца ведро воды и вылил на себя. Немного попустило. На крыльцо кряхтя выполз Сержант.

– Да уж, – скептически проговорил Хром, оглядывая товарища. – Краше в гроб кладут.

– На себя посмотри, – огрызнулся Сержант, с надеждой заглядывая в ведро.

Увы, в ведре воды не осталось. Пришлось тоже добывать её из колодца, морщась от головной боли при каждом обороте скрипучего ворота. Достав ведро, он припал к воде и пил, пил, пил, не смотря на сводящую зубы и перехватывающую горло стылость. Наконец, напившись, он оторвался от края и вылил остаток на себя.

– Уф! Полегче, вроде, – отфыркиваясь, словно лось, проговорил Сержант. – Может, опохмелимся? Пингвин нам на патроны вчера отсыпал. Подумаешь, на обойму меньше возьмём.

– Никаких опохмелов. Сегодня к выходу готовимся. Завтра должны быть как огурчики. Мы так далеко с тобой ещё не ходили. Поэтому голова должна быть ясной. Да и лишняя обойма лишней не будет.

– А ты уверен, что дойдём? Мы же вообще только недалеко от посёлка шарились. А до аптекоуправления путь не близкий.

– Дойдём. Заодно и по аномалиям пошарим. Договор был Пингвина довести до места. А что мы по пути не будем арты собирать, такого разговора не было. Да и опыт приобретём. Тоже не лишним будет. Ладно. Давай позавтракаем и проведём ревизию. Надо конкретно к выходу подготовиться.

На кухне уже ждала сковородка яичницы с салом и серый хлеб грубого помола. Сержант откусил кусочек и поморщился. Да, это не хлеб на большой земле. И у вояк тоже хлеб не в пример вкуснее. А что делать? Нормальный хлеб дорогой. У колхозников, хоть такой, но, по доступной цене. Мать поставила на стол чайник и бесплотной тенью удалилась.

– Совсем мать обиделась, – проговорил Хром, зачёрпывая вилкой из сковородки.

– А чего бы ей не обижаться? – Ответил Сержант. – Последние деньги пробухиваем. Кому понравится?

– Ничего. Сейчас ей наш гонорар отдам. Пусть за печкой припрячет. Там у неё тайник от меня оборудован. С этой ходки вернёмся, арты принесём, денег ещё больше будет. Что-нибудь у вояк ей прикуплю. Поел? Тогда пошли, снарягу проверим.

Снаряга много времени не заняла. Проверили камуфляж, укрепили пуговицы, поменяли накладки из брезента на колени и локти взамен уже изрядно поизносившихся, обновили заточку ножей и мачете, зашили прорехи на разгрузках. Хром повздыхал над своими видавшими виды берцами, с завистью поглядывая на десантные ботинки Сержанта. Это на большой земле они ещё доступны. А здесь огромных деньжищ стоят. Эх, бронекостюмы бы, как у вояк, сколько дел можно было бы наворотить!

Перебрали смазали автоматы, подготовили пистолеты, перепроверили магазины. В двух ослабла пружина, и Хром положил их в карман. Алик у Ашота ещё и мелкой починкой оружия занимается. Вот как раз и заменит. Всё дешевле, чем новый магазин покупать. Сержант покрутил в руках каску, махнул рукой и решил обойтись банданой, как Хром. Перестрелки, вроде, не намечается. А каска тяжёлая и неудобная. Вот, вроде и всё. Осталось пойти в бар и взять у Ашота патронов. Гранат бы. По стае слепышей самое то. Но цена кусается. Значит, придётся обойтись без них.

Сегодня в баре было тихо. Алик стучал молотком в углу, ремонтируя поломанную вчера мебель, Ашот меланхолично курил за стойкой, созерцая разводы плесени на противоположной стене. Вошедших сталкеров он заметил сразу, но позы не изменил. Было бы из-за кого. Это Сынку всегда здесь рады. Даже несмотря на периодические драки с ломанием мебели и разбиванием посуды, навар от его посещений очень приличный. А эти сявки еле на пиво наскребают. Какой от них навар?

– Привет, Ашот, – После того, как дал два магазина на починку Алику, подошёл к стойке Хром.

– Привет, – не поворачивая головы, сквозь зубы процедил бармен. – Что хотел? Учти, в долг не наливаю.

– Нам бы патронов.

– В долг не даю.

– Я не в долг. Я куплю.

– Купишь? – Ашот даже оторвался от созерцания стены. – А деньги есть у тебя?

– Есть.

– Так это другой разговор! Сколько и каких?

– Десять пачек 5,45 и четыре пачки 9 мм ПМ.

– Ого! Ограбили кого?

– Заказ подвернулся.

– Вам?! Заказ?!

– А что? – обиделся Хром. – Нам что, и заказ уже сделать нельзя?

– Да вы сами на себя посмотрите! Кто из серьёзных людей может к вам обратиться?

– Нашлись такие.

– Это, случайно, не тот хлыщ, который вчера вас угощал?

– Он.

– Мой вам совет, ребята, держались бы вы от него подальше.

– Это почему?

– Поверь моему опыту, от него гнилью за километр несёт. И почему он именно вас выбрал? Не задумывались?

– Ну, нас, вроде как ему порекомендовали.

– Как кого? Как неудачников? Не кипятись. Просто посмотри правде в глаза. Вы дальше этого района и носа не кажете. И кто в здравом уме и твёрдой памяти мог вас порекомендовать, как серьёзных профессионалов?

– А мы, всё-таки попытаемся.

– Я вас предупредил. И ещё, слыхал я, в других посёлках сталкеры пропадать стали. Так что смотрите.

– Сталкеры всегда пропадают. Кто на диких наткнётся, кто на уродов или мародёров. Да и аномалии и зверьё всякое никто не отменял.

– Ну-ну. Потом не говорите, что не предупреждал.

Алик подошёл, протянул починенные магазины и молча вернулся к прерванному ремонту мебели. В это время Ашот удалился в подсобку и вынес оттуда патроны.

– Держите. Надеюсь, ещё увидимся.

– До встречи. Вернёмся, гульнём у тебя по-взрослому.


Вышли на рассвете. Пингвин ждал у крайнего дома. Всё в той же крутой горке, натовской разгрузке, на плече автомат АК-12 с коллиматорным прицелом, а за спиной крутой рейдовый пятилитровый ранец с гидратором и ковриком-пенкой. На поясе щегольская финка НКВД-38, в разгрузке НР-2, а в нагрудной кобуре пистолет «Беретта». Ну и до кучи, в набедренной кобуре «Дезерт Иггл». Этакий супермен. И, самое главное, что эта амуниция не создавала впечатления безвкусной декорации. Встречались уже в посёлке пижоны с большой земли, так же обвешенные цацками по самое не балуй. От больших денег обвешаются, как новогодняя ёлка и вперёд, до первой аномалии. А этот нет. В движениях чувствовалась грация бывалого воина. И верилось, что всем этим арсеналом он умеет владеть неплохо. В душе Хрома зародилось сомнение. И зачем нужны проводники, если сам он профессионал.

– Ну что? Пошли? – поинтересовался Пингвин.

– Слышь, а зачем мы тебе? – решил на всякий случай уточнить Хром.

– А что-то не так?

– Да ты и сам мужик не промах. Сразу видно, профи, каких поискать. И зачем тебе мы?

– Так я профессионал в другом деле. Повоевать пришлось, не отрицаю. Но реалий Города не знаю. Люди – это еще, куда ни шло. А аномалии? А мутанты? Здесь я ни разу не профи. Так что мне без вас никуда.

– Ну, тогда ясно, – успокоился Хром. – Пошли. Идёшь в середине. Впереди или я, или Сержант. И слушаться безоговорочно. Сказали стоять, стоишь, даже если очень бежать хочется. Сказали бежать – бежишь. Скажут упасть, падаешь, если даже придётся падать в дерьмо.

– Договорились.

Вышли из посёлка и сразу повернули направо. Прямо-то оно покороче было бы, но в этом районе частенько полтергейст шалит. А оно им надо, под полтергейста угодить. Вон, даже отсюда видно, дома раздавленные и пирамиды из ржавых машин. Так что крюк по любому для здоровья полезнее. Прошлись по заброшенной улице между полуразвалившихся одноэтажных домов, автоматически отмахиваясь от ядовитого плюща, радостно протягивающего навстречу свои усики. В этом районе можно было ходить сравнительно безопасно. Аномалии известны, а слепыши и шипохвосты сюда редко забегают. Сталкеры обычно этим путём и выходят в Город, так что нарваться на пулю мутантам не улыбалось. По пути обошли электру, провешенную ленточками для того, чтобы кто-нибудь по глупости не угодил в неё. А вот вешки вокруг трамплина кто-то оборвал.

– Вот сволочи! – выругался Сержант. – И кому это надо было? Люди старались ради других, провешивали. А какой-то козёл пришёл и нагадил.

– Дикие, наверное, – предположил Хром.

– Наверное.

Частный сектор закончился и пошли многоэтажки.

– А вот здесь расслабуха закончилась, – проговорил Хром, цепляя на предплечье детектор аномалий. – Сержант, ты свой настроил?

– Обижаешь. Работает как часы.

– Ну и ладушки. Пошли.

По улице идти не стали, а сразу направились через дворы. Когда-то уютные, они представляли сейчас из себя этакие джунгли в миниатюре, заросшие кустарником и затянутые ядовитым плющом. Настоящее раздолье для шипохвостых котов и крыс. Так что оружие держали наготове, во избежание разных неожиданностей. А неожиданности не заставили себя ждать. Первого шипохвоста сняли ещё в окне третьего этажа, а второго Пингвин уже в полёте.

– Круто у тебя получилось, – одобрительно хмыкнул Сержант. – Я бы не попал.

– Дурное дело не хитрое, – отмахнулся пижон.

– Куда пошёл! – прикрикнул на него Хром.

– Туда. А что?

– Мы договаривались, что ты шага без команды не сделаешь?

– Ну, было дело. Но ведь здесь безопасно.

– Уверен?

– Да, а что?

– Смотри.

Хром наклонился, поднял кусок щебня и кинул вперёд. Тут же из ниоткуда возникла мощная электрическая дуга, начавшая хлестать разрядами в разные стороны. Буйство стихии продолжалось минуты три, после чего всё успокоилось, и вновь воцарившаяся идиллия уже ничем не напоминала о таящейся здесь смертельной опасности.

– Откуда она взялась? – спросил ошарашенный Пингвин.

– Она здесь и была.

– Но её не было видно. Я слышал, что они искрятся и их легко заметить.

– Это молодые искрятся. А старые прячутся и ничем себя не выдают. Ну, разве только небольшой, еле уловимый запах озона и лёгкое покалывание электрических разрядов. Теперь понял, почему я сказал тебе полностью нас слушаться?

– Понял.

Прошли через двор и, повернув за угол, чуть не наткнулись на хищный тополь, скромно стоящий в уголке и поджидающий свою жертву. Хром вовремя отпрянул назад, а в воздухе уже запорхали хищные зонтики тополиного пуха.

– Обходим с другой стороны, – сдавленным голосом скомандовал сталкер. – Сержант, веди.

– Принял.

С другой стороны дома было поспокойнее. Аккуратно обошли ядовитый плющ, вольготно разлёгшийся в траве. В его зарослях даже рассмотрели пару мышиных тушек, уже полуразложившихся. Растение, видать, было сыто и, даже, ни одним усиком не отреагировало на проходящий мимо небольшой отряд. С обратной стороны дома раздался визг слепышей. Ага! Бежали собачки, никого не трогали и вот так внезапно влетели в тополиный пух. Сержант представил себе, как хищные пушинки вгрызаются в плоть и прорастают в ней своими корнями, и его передёрнуло. Хорошо, что вовремя заметили опасность. А то на месте слепышей сами бы оказались. Однако, из-за этого тополя пришлось существенно отклониться от маршрута.

Дальше путь лежал через улицу, как бы ни хотелось сталкерам не высовываться на открытое пространство. Однако, километра три шли без происшествий. Не считать же таковыми пару мясорубок. Дальше дорогу преградила огромная куча щебня, оставшаяся от здания, разрушенного прямым попаданием. Рентгенометр тут же заверещал, вынуждая быстро отойти.

– Дальше не пойдём. Там радиоактивное поле. Будем обходить, – проговорил Хром. – И внимательно. Если есть горячее пятно, могут быть неподалёку и уроды. Для них самое хорошее место.

Уродов действительно вскоре увидели, когда, взобравшись в окно, решили пройти здание насквозь. Во дворе вольготно расположился целый табор. Никто из группы уродов вживую ещё не видел. Так, понаслышке, конечно, имели представление. Но, оказалось, что все описания меркнут перед тем, что пришлось лицезреть. Треугольные одноглазые лица, чудовищно вывернутые конечности, руки с двумя или тремя локтями, коленки назад, как у кузнечика, рудиментарные хвосты, чешуя или мех, повеселилась мать-природа, или, скорее всего, мачеха-радиация. Особей, а назвать их людьми уже язык не поворачивался, было около сотни, поэтому группа осторожно вернулась назад, вылезла в окно и стала искать пути отхода. Вернуться пришлось аж на два квартала назад, потом свернули налево, и пошли по улице. Время уже близилось к вечеру, и было необходимо найти место, где встать на ночёвку.


Для ночлега выбрали небольшой офис какой-то конторы, пристроенный к стандартной пятиэтажке. Здание небольшое и обзор из него хороший. А, в случае опасности, можно было выйти через внутреннюю дверь в квартиру на первом этаже, а оттуда в подъезд и во двор. Ну, или через окно. Там как захочется, или как обстоятельства сложатся. Проверили внутренний двор и убедились, что там всё чисто. В ванной комнате развели небольшой костерок и приготовили кипяток. Пока Сержант настаивал сублимированный куриный суп, залитый кипятком, Хром заварил чай. Пингвин задумчиво наблюдал за сталкерами, ковыряясь финкой в ногтях.

– Хром, а откуда у тебя такое прозвище? – вдруг спросил он.

– В смысле?

– Ну, Сержант, понятно. Скорее всего, служил и звание воинское имел соответствующее. А у тебя? Хром. Это или химический элемент, или кожа есть такая, хромовая. Ни с одной стороны с тобой не вяжется.

– Вот ты про что. Меня лет пять назад слепыши порвали. Так-то ничего, но ногу повредили. Хромал конкретно. За это меня Хромым и прозвали. А потом как-то укоротилось до Хрома. А я и не в обиде. Всё лучше, чем Хромой.

– А сейчас почему не хромаешь?

– Меня колдун слизняком вылечил. Правда, пришлось самому в трамплин за артефактом лезть. Чуть не размазало меня там. Но оно того стоило. Видишь, не хромаю теперь.

– А колдуны эти что, реально существуют?

– Один, по крайней мере, точно. Который меня вылечил. Ну и про других слышал. Только их найти сложно. Обычно они сами приходят, если считают нужным.

– Это как?

– Ну, ты его ищешь, спрашиваешь у всех, как его найти. До него доходит по тряпочному телефону. Он узнаёт, что у тебя за проблема и, если считает нужным, приходит.

– И что, они реально колдуны?

– Да кто их знает? Но артами пользуются, как боги. Они специально свойства артефактов изучают: какой как работает, какой эффект во взаимодействии друг с другом. Такие связки из артов делают, закачаешься. Хочешь, взрывчатку сделает, хочешь, через горячее поле пройдёшь и ни грамма рентген не подхватишь, а хочешь, мимо слепышей во главе с альфачом спокойненько продефилируешь, как по бульвару, да ещё альфача за ушком почешешь.

– Алхимики, типа.

– Ну, типа того.

– Вообще, странный этот Город. Я во многих местах бывал. Как по эту сторону Уральских гор, так и по ту. И города видел разной степени разрушения. И банды всякие. Но вот этот Город, это что-то. Откуда всё это?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4