Николай Лапшин.

Предназначение. Фантастический роман



скачать книгу бесплатно

В четвертом часу ночи, теплая компания разошлась по комнатам. Старший лейтенант умылся, причесался, почистил зубы, стараясь забить водочный запах. Бурлаков дал ему, докатившуюся до глубинного северного района, пластинку жевательной резинки, посоветовав пожевать ее перед приходом на КПП комбата или другого высокого начальства.

Потушив свет, Григорий улегся в постель и мгновенно уснул.


Глава 5. Преступивши черту.


Читатель, вернемся в весеннюю тундру, проследим за дальнейшими злоключениями наших героев.

«Вася, очнись!» – прокричал Григорий.

Он привык перекрикивать шум мотора тягача, хотя двигатель не работал. Аннушка, смирившаяся со смертью Светки, с остановившимся взглядом, слабым голосом проговорила:

«Гришенька, родной, что же будет? – затем, не получив ответа, попросила – помоги мне выбраться из тягача. Вольным воздухом хочу подышать!»

Григорий высадил Анну, она ушла за холм. Наступила тишина. Бурлаков прервал тягостное молчание, сказав, что нужно похоронить Светлану и что для этого нужно подыскать подходящее место. Они выбрались из тягача. Кровавый диск Солнца медленно, словно нехотя, оторвался от горизонта и пополз вверх. Друзья пошли по тундре, смотря по сторонам, в надежде найти подходящее место для могилы. Они прекрасно знали, что выдолбить даже маленькую ямку в вечной мерзлоте стоит огромных трудов и длительного времени. Григорий, выбрав вытаявшую из снега прогалину мха, завалился на нее, и жестом пригласил Василия сесть рядом.

«Сержант, здесь мы не найдем места для могилы. Топлива у нас еще много. На Юг мы не прорвемся. Примерно часа через четыре сюда вернется вертушка. Вполне вероятно, что прилетит „крокодил“, от него мы не уйдем – прапорщик достал карту, развернул её, всмотрелся в условные обозначения, ткнул пальцем в карту, продолжил – вот здесь мы можем укрыться на некоторое время. Это заброшенный лагпункт и там должен быть какой-то рудник. Расстояние по карте километров восемьдесят. Эх, Васек, сейчас бы хороший дождь пошел, а лучше дождь со снегом. Дождь быстро съест снежный покров. Подъем, сержант, идем собираться в дорогу».

Друзья открыли задний борт тягача, скатили бочку с топливом, заправили баки топливом доверху. Светку положили на брезент, забросали снегом, замотали в брезент и погрузили в тягач. Василий забрался в грузовой отсек, открыл зеленый армейский ящик, и достав из него гранатомет, сказал: «А это подарочек для уродов».

Позвали Аннушку. Все уселись в тягач. Григорий посмотрел на часы. С момента ухода вертушки прошло чуть более часа. Двигатель тягача заработал на прогреве. Звук секущих воздух лопастей вертолета заставил вздрогнуть беглецов. Оба по звуку определили:

«Крокодил. МИ-24»

«Теперь хана – хрипло вырвалось у Гришки – этот гад раздолбает нас в три секунды, даже мама не успеем прокричать!»

Василий вывалился из тягача, потянул за собой гранатомет. Следом за ним выскочил Григорий с любимым своим оружием, ручным пулеметом Калашникова и запасным выстрелом к гранатомету.

Аннушке он приказал вылезть из тягача и спрятаться за сопкой. Мужчины тяжело побежали на вершину холма. Рев вертолета накрыл их на вершине. С вертолета заметили тягач. «Крокодил» пронесся над ними, развернулся по кривой и лег на боевой курс. Маневры вертолета дали возможность и время осмотреться беглецам и выбрать позицию. Они сползли чуть вниз по противоположному к вертолету склону холма и залегли. Командир вертолета решил не рисковать и атаковать беглецов с зависания, метров с двухсот. Василий приготовил гранатомет к стрельбе. У него не было ни страха, ни сожаления, что погибнут люди, если он попадет в вертолет. Всё заслонила жажда мести. Над головой прошла пристрелочная пулеметная очередь, следующие выстрелы будут реактивными снарядами. Василий припал к прицелу гранатомета, счет шел на доли секунды. По вершине холма прошла вторая пулеметная очередь. Василий железной рукой удерживал гранатомет, в прицеле были двигатели вертолета. Он нажал спуск, гранатомет шибанул отдачей, граната ушла в цель. Взрыва беглецы не слышали. «Крокодил» дернулся и начал боком разворачиваться, турбины прекратили свой жуткий вой. Вертолет накренился на бок и заскользил к земле, продолжая вращаться вокруг оси несущего винта. Тундра гулко отозвалась на падение многотонной громадины. Переждав минут десять, не услышав взрыва, прапорщик и сержант взобрались на вершину холма и увидели, что вертолет лежит на боку. Колесо шасси вращалось, винт покорежен, но вертолет не загорелся. Минут через двадцать, убедившись, что вертолет не горит внутри, друзья подошли к нему. Ячейки подкрыльных установок РС поблескивали головками снарядов. Васька предложил:

«Уйдем отсюда, чего нам тут делать!»

Его тяготил, увиденный вблизи, вид сбитого вертолета. Григорий возразил, что уходить им отсюда нельзя, не исследовав вертолет изнутри. Обходя вертолет они увидели, что десантная дверь от удара о землю открылась. Григорий, а за ним Василий, влезли в вертолет. В десантном отсеке вертолета лежали офицеры Внутренних Войск. Здесь были командир батальона Сарьян, командир роты Дерюк, заместитель начальника оперативно-розыскного отдела управления ИТУ, еще несколько неизвестных офицеров рангом пониже. Все они были мертвые. У офицера в синей летной форме на голове были наушники. Григорий снял их и услышал голос:

«Борт 13781, отвечайте, почему прервали радиообмен? Что случилось?»

Гришка пошарил в нагрудном кармане куртки бортинженера, нашел его документы, внимательно прочел их.

«Вася, проверь кабину летчика оператора» – приказал прапорщик.

Сержант Чернышев с большим трудом добрался до кабины и увидел, что летчик целится в него из пистолета. Он успел выстрелить первым. Василий, забрав у пилота личные и полетные документы поднялся в кабину вертолета. Григорий настроил радиостанцию и ответил на запрос диспетчера:

«База, я борт 13781. Задание выполнено, дезертиры уничтожены. Начальство производит осмотр. О времени вылета на базу сообщим».

Диспетчер спросил:

«Отчего у тебя голос изменился?»

Григорий не растерялся и ответил:

«Эта гребанная радиостанция западает. Не ты первый меня не узнаешь. По прилету на аэродром, сдам ее радиоинженерам, пусть они с нею возятся».

Не успел прапорщик снять наушники, как база вновь завопила:

«Борт 13781, вас вызывает начальник ИТУ, генерал Тыртыш. Как поняли? Прием».

«База вас понял. Прием» – ответил Григорий.

«Борт 13781, на связи начальник управления генерал Тыртыш, позовите на связь полковника Сарьяна. Срочно».

«Слушаюсь!» – ответил прапорщик и даже вытянулся, сказывалась армейская выучка. Минут через пять, Григорий, подражая голосу Сарьяна, доложил, что груз нашли, осмотрели его вдвоем с замначальника оперативно розыскного отдела и что других лиц он услал. Генерал Тыртыш ответил:

«Молодец Ашот! За груз отвечаешь головой. Тягач и труппы дезертиров зачисть так, чтобы и следов их в тундре не осталось. Я вылетаю на место приема груза. Доставьте груз бортом 13781, где садиться ты знаешь. Не забудь забрать с вертолетной радиостанции шифратор. До связи» – голос генерала смолк.

Григорий взял планшет штурмана и задумался над полетной картой. Посидели молча. Покурили. Вот что мы сделаем, Григорий надел наушники и вызвал базу:

«База, я борт 13781, по распоряжению генерала Тыртыша, берем на подвеску тягач, труппы дезертиров и следуем на базу ИТУ. Я борт 13781, конец связи».

Григорий сказал, что нужно пошарить по карманам у этих сволочей, может какие-нибудь документы найдутся. Они осмотрели все труппы. Возле полковника Сарьяна обнаружили брезентовый мешок похожий на инкассаторский. Он был закрыт на кодовый замок и опечатан сургучной войсковой печатью. Григорий вспорол крепчайшую ткань мешка ножом и высыпал его содержимое на пол. Из сумки вывалилось с десяток папок с личными делами военнослужащих и пачки сто и пятидесятирублевых денежных банкнот.

Прапорщик приказал сержанту сложить деньги и папки обратно в мешок и тащить его в тягач, сказав при этом, что с содержимым мешка разберутся потом. Забрав оставленный у вертолета пулемет, они вернулись к тягачу. Григорий подъехал к вертолету, залив пустые бочки керосином из баков вертолета, они вернулись на вершину холма. Прикурив сигарету, Григорий предложил Василию пальнуть по вертолету последней гранатой.

«Пусть поджарится полковник Сарьян с компанией перед тем, как попадут в Ад, только там и место» – зло закончил свою речь Бурлаков.

Василий выпустил гранату по вертолету, прогремел взрыв, ввысь взметнулся столб пламени и дыма, потом он осел. Вертолет горел без дыма.

«Мотаем отсюда побыстрее, пока эрэсы не начали летать и рваться. Эта дрянь и в нас может попасть» – крикнул Гришка и рванул тягач, уводя его подальше от треска рвущихся пулеметных патронов и авиационных снарядов. Отъехав километра три от горящего вертолета, он остановил тягач. Друзья вылезли на крышу тягача и посмотрели в сторону горящего вертолета, который был почти не виден.

«Хороший был вертолет, но очень плохие люди летали на нем и ловили людей, которые теперь тоже стали плохими» – сказал Василий с тоской в голосе.

«Сержант, мы защищали свои жизни и богатство, ставшее в силу сложившихся обстоятельств, нашим. Идет война, а на войне, не мы их, так они нас. Система рушится, и мы не должны погибнуть под её обломками. Достань, братка, водочки, закусить чего-нибудь, вытащи на крышу Аннушку. Нужно помянуть покойничков, хоть и плохие, а все ж люди!» – пытаясь улыбнуться, сказал Григорий. Усевшись на прогибающейся брезентовой крыше тягача, троица выпила за упокой погибших врагов, затем за свое здоровье. Пережитое дотоле нервное и физическое напряжение, сидевшее в них, вылилось в нервный смех, громкую речь и непристойные жесты мужчин:

«Во взяли! И …….. возмешь!»

Неожиданно Гришка скамандовал:

«По местам! Вперед!»

Тягач взревел и они понеслись к вертолету. Когда они подъехали, большого пламени не было, но к останкам вертолета, ближе двадцати метров, подойти было нельзя. Жар проникал, даже сквозь толстый, на вате, комбинезон из «чертовой кожи». Аннушка смотреть отказалась, боясь увидеть труппы.

«Зачисто сгорели, даже костей не осталось!» – сказал Васька, хищно оскалившись.

Гришка посмотрел на друга и из далекого детства перед ним возник образ соседского пса исходившего, при виде людей, звериной злобой.

«Неужели и мы стали такими же псами?» – пришла ему в голову мысль.

На месте горения вертолета вечная мерзлота оттаяла, образовалась большая и глубокая лужа, которая приняла в себя не сгоревшие части вертолета.

«Вечная память вам, отцы командиры!» – пожелал сгоревшим Васька и сплюнул в сторону.

До лагпункта добрались за шесть часов. Пришлось объезжать озера, речки с крутыми берегами, впадины забитые снегом и водой. Тягач был плавающим, но только не знающий Севера человек, или сумасшедший, рискнет сунуться в эту снежную кашу. Поплутав еще с полчаса по разрушенному лагпункту и намотав на гусеницу колючую проволоку, которую пришлось срубить зубилом, они нашли наконец то, что искали. Огромный сруб полуземлянки возведенный зэками над входом в шахту. Рублен он был из лиственницы и перекрыт также лиственными стволами. Сверху засыпан грунтом. В дальней от входа стене начинался тоннель уходящий под землю, в вечную мерзлоту. Григорий осмотрел помещение и осторожно загнал в него тягач. Прапорщик воскликнул:

«Сержант! Какими же мы были ослами, бегали по тундре и водили за собой охотничью свору. На тягаче, или скорей всего в грузе, должен быть радиомаяк. Срочно нужно обыскать тягач и груз. Иначе нас вновь найдут и уничтожат, на этот раз на все сто процентов».

Радиомаяк нашли в аккумуляторном отсеке. Он был неизвлекаемым, заминированным.

Григорию пришлось немало попотеть прежде, чем он смог его разминировать.

Второй, дублирующий нашли в кабине тягача. Он не работал во время действия основного маяка, а активизировался при выходе из строя основного через полчаса. Еще один радиомаяк нашли в мешке с пушниной. Он был автономными и посылал сигналы через час. Помимо этого в кабине тягача и в грузовом отсеке Григорий обнаружил два портативных записывающих устройства, прослушав их, друзья утвердились в том, что они были под колпаком с момента отъезда с зимовки. Кроме радиомаяков и магнитофонов, Бурлаков обнаружил на выхлопной трубе тягача инфракрасный излучатель для наведения эросов.

«Серьезно нас упаковали, гады. Президентская машина, наверно, не имеет таких цацек, какими нас снабдил полковник Сарьян. Ай-да зампотех! Ай-да хохол-пенсионер!» – приговаривал Григорий, не зная, возмущаться или восторгаться ему расторопностью бывших сослуживцев.

«Майор Трепыхайло уже обслуживает тягачи небесного воинства. Никогда не думал, что он в команде Сарьяна. За свои заслуги он кончил свою жизнь бесславно». – злобно проговорил Василий.

Разобравшись с установленными на тягаче «сюрпризами», друзья разожгли из собранного древесного хлама костер и через час, поев, улеглись спать.

«Будет день, будет пища и будут новые проблемы!» – это были последние слова засыпающего прапорщика.


Глава 6. Лагпункт.


Первой проснулась Аннушка, она зябко поежилась от сырости и нехотя выбралась из спального мешка. Костер потух. Женщина вышла из шахтного двора, её подпирала естественная нужда. На улице шел теплый, мелкий, нудный дождь. Анна всмотрелась в окрестности и ахнула, от снега не осталось и следа. Она подошла к спящим мужчинам и крикнула ликуя:

«Вставайте, сони, а то вас унесет половодьем в Океан!»

Наскоро умывшись принесенной Анной водой и дрожа от влажного холода, мужчины спешно разводили костер. Через полчаса костер разгорелся, люди стояли возле него и поочередно подставляли огню спины, грудь или бока. После горячей еды и чая все отогрелись и повеселели. Аннушка хлопотала вокруг костра. Мужчины, лежа на брезенте, курили.

«Вась, достань мешок взятый в вертолете, посмотрим, что в нем» – предложил Григорий.

Василий вытащил из мешка папки личных дел, высыпал пачки денег. Друзья рассматривали личные дела военнослужащих, Аннушка пересчитывала деньги. В мешке оказались кроме их личных дел, личные дела сержанта Татаринова и еще нескольких сержантов, которые, якобы, были переведены в другие воинские части Внутренних Войск СССР. Во всех личных делах лежали документы подтверждающие смерть военнослужащих при выполнении служебного долга и копии писем направленных родственникам погибших. В особой папке Григорий нашел короткий отчет о количестве добытого на зимовке и в ее ближайших окрестностях золота. Итог сногосшибающий, три тонны двести семьдесят килограммов и сто двадцать граммов. В отчете указывалось, что дальнейшая разработка месторождения золота вручную неперспективна, так как залежи, выходящие на поверхность, иссякли.

«Сколько же зэков и вэвэшников добывающих золото таким способом погибло в Приполярном Урале? Золото добытое такой ценой шло в карманы генерала Тыртыша и далее в Москву. Да, Вася, ситуация у нас сложная. Мы единственные из исполнителей, если смотреть правде в глаза, которые до сих пор еще живы. Шансов выжить у нас равны нулю».

Васька молча кивнул в знак согласия и протянул другу документ. Григорий взял лист и прочел:

«Начальнику Н-сного управления ИТУ, генералу ВВ Тыртышу. Рапорт.»

Написавший рапорт инспектор оперативно-розыскного отдела капитан Воробьев, докладывал генералу-подельнику, что в мастерской зимовки было опробовано приспособление для печатания денежных купюр пятидесяти и сторублевого достоинства. Дензнаки ничем не отличаются от фабричных, за исключением номеров и серий. Осужденный, занимающийся печатаньем фальшивых денег, выдвигал неприемлемые условия, отказывался указать способ смены номеров и серий купюр за что был, по приказу генерала Тыртыша, ликвидирован. Дензнаки отправлены по каналу полковнику Сарьяну. Далее шла подпись и дата.

«Вот суки! Вот ворье! – захлебнулся от возмущения Григорий – Аннушка, покажи ка мне денежки!» – попросил он женщину.

Он осмотрел денежные купюры, все они были с одинаковыми сериями и номерами, в остальном они не отличались от настоящих. Гришка сгреб дензнаки и швырнул их в костер, приказав Ваське сжечь остальные. Анна, узнав причину странного, по ее разумению, поступка мужчин, вначале не поверила, а затем расплакалась:

«А я то, дура, обрадовалась, думала, что хоть деньгами разжились!» – причитала она.

«Гриша, нужно проверить деньги, которые мы взяли в сейфе у завхоза» – сказал Васька и полез в тягач. Пачка двадцатипятирублевок оказалась настоящей. От этой новости, Аннушка перестала всхлипывать и успокоила себя тем, что хоть малая сумма денег у них есть. Личные дела, на себя, и на погибших военнослужащих, Гришка бросил в костер. Мужчины обсудили сложившуюся ситуацию. После радиообмена с базой прошли сутки. Поиск вертолета уже начался.

«Нам нужно уходить отсюда, как можно быстрей, непогода прикрывает нас, через неделю начнется половодье. По рекам пойдут весенние караваны барж с товарами, стройматериалами и другими грузами. Золото и пушнину придется оставить. Вопрос, где? – Гришка потянулся до хруста в суставах и спросил – что делать будем сержант?»

«Товарищ прапорщик, я полностью доверяю вашему опыту и готов выполнить любое ваше приказание. Гриша, мы вылезли из такого полымя живыми, что обсуждать твои решения у меня язык не поворачивается. Что касается золота и пушнины, нужно осмотреть шахту и прикинуть, можно ли там спрятать наше богатство. Гриша нужно Светку похоронить, чтоб зверье тело не растаскало» – ответил Василий.

Мужчины, захватив с собой фонари, направились к шахте. Первым шел Василий. При входе в шахту, они натолкнулись на рельсы узкоколейки, которые убегали вниз. По шпалам узкоколейки и разбросанным глыбам породы, древесной рухляди, идти было очень трудно. Желтый свет керосиновых фонарей выхватывал из черноты шахты, то одну, то другую стены. Когда Василий подымал фонарь вверх, то был виден свод. Пройдя метров сто, друзья увидели, что стены шахты покрыты толстым слоем многолетнего инея. После перекура пошли дальше. Уклон ствола шахты заметно нарастал, метров через двести, корка инея оказалась заметно тоньше.

«С таким освещением, мы ничего не рассмотрим. Нужно промерить ширину шахты и ее высоту. Метра четыре на три будет, можно рискнуть спуститься в шахту на тягаче» – предложил Василий.

Григорий согласился с ним. Дорога назад, с промерами, заняла часа два. Идти на подъем было гораздо трудней. На шахтном дворе у них закружились головы от чистого воздуха так, что друзья вынуждены были присесть. Встретившая их Аннушка, встревожено спросила:

«Где вы потерялись? Я уже черт знает что передумала! – и подавив набежавшие слезы, добавила – поешьте горячего мужики».

Аннушкино горяченькое оказалось чем-то средним между борщом и макаронами по– флоцки. Попили чайку и под мирную воркотню Аннушки, уснули. Проспали под мирный шум дождя часов десять. Анна заботливо укрыла их брезентом и понемногу подбрасывая дрова в костер, дремала, клюя носом, возле них. Проснулись одновременно. Умылись, позавтракали, собрали вещи, погрузили их в тягач. Решили обойти шахтный двор, хорошо его осмотреть. Дождь нудно моросил и проникал во внутрь двора через щели и проломы в крыше. В темном углу обнаружили полусгнивший сруб с дверью закрытой на большой амбарный замок. Василий пытался выбить дверь сделанную из толстых тесаных досок, но не смог. Замок сбили кувалдой и распахнули дверь. Из сруба дохнуло затхлостью и сладковатым запахом тлена. При свете фонаря увидели кучи кайл и лопат со сгнившими черенками. У стены стояли толстенные ржавые ломы. В углу была оборудована кузница. Помещение видимо было инструменталкой. Вдоль стены лежали сложенные в седло пустые двухсотлитровые бочки из-под топлива. Между горном и стеной двухъярусные нары. Посередине стоял грубо сколоченный стол из неструженных досок. Василий стряхнул с лавки многолетнюю пыль и предложил Григорию:

«Садись, покурим».

«Вася, я, кажется, придумал в чем мы похороним Свету. Вырубим в двух бочках дно, соединим их хомутами и получится прочный саркофаг. Ни один зверь его не прогрызет» – Григорий начертил на пыльной столешнице эскиз своей идеи. Выбирая из бочек целые, Василий в одной из них услышал звук перекатывающегося внутри нее предмета. Он заинтересовался и вскрыл бочку. Из нее Василий достал длинный, толщиной в руку, похожий на батон вареной колбасы, брезентовый чулок. Он положил находку перед Григорием на стол:

«Вот что в бочке спрятано было».

Григорий срезал ножом засохший сыромятный ремешок перетягивающий горловину чулка и вытряхнул его содержимое на стол. Перед ними лежали тугие скрученные в рулоны пачки дореформенных денег, большой кожаный кисет расшитый бисером. В нем оказались золотые монеты царской чеканки, два больших ритуальных креста усыпанных драгоценными камнями с золотыми массивными цепями. Металлический пруток серебристо-матового цвета, длинной сантиметров десять и толщиной в указательный человеческий палец. Помимо этого был еще небольшой сверток величиной с мелкое яблоко. Григорий развернул его и друзья увидели брильянты разной величины, от гречневого зернышка, до горошины средней величины. Последние дни приносили друзьям сюрприз за сюрпризом.

«Вот это да!» – воскликнули они разом.

«Лагерный общак! Непонятно почему его не забрали до сих пор?» – сказал Бурлаков.

В чулке была еще валюта. Григорий приказал Василию сжечь ненужные теперь старые советские дензнаки, обертки от вложения и замести следы их пребывания. Свой приказ он объяснил так:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13