Николай Кудирка.

Лампатата'



скачать книгу бесплатно

Инструкция для прочтения этой особенной книги.


Первое, что вам нужно сделать перед прочтением этой вне всякого сомнения особенной книги – запомнить два слова по-английски – lamb (то есть ягнёнок или баранина) и potato (картошка).

Второе. Объедините эти два слова в одно. После нехитрых манипуляций у вас должно получиться lambpotato. Получилось? Очень хорошо, теперь поменяйте последнюю гласную на а. Поставьте ударение на последний слог.

И третье, самое главное. Представьте, что вы стали выше ростом, тело ваше стало более массивным и неповоротливым, а губы, напротив, уменьшились и стали плоскими, в результате чего ваш рот стал напоминать узкую щель. Подобные манипуляции с вашим телом отразились и на голосе – с этого момента он стал весьма походить на голос чудовища Франкенштейна11
  Если вы забыли, каким именно был голос чудовища, рекомендуем вам пересмотреть фильм с одноимённым названием («Франкенштейн», 1931 год) и насладиться дивными звуками, которые издаёт Борис Карлофф.


[Закрыть]
. Ещё немного воображения… Великолепно!

Теперь смело открывайте рот и громогласно повторяйте: «ЛампататА!», сосредоточившись при этом на мысли о порции сочной баранины, сервированной с жареной картошкой с хрустящей корочкой. Ещё раз, ещё… Стоп! В чём дело? Ты, да, да, ты, не верти головой – не твои соседи справа и слева, а именно ты – почему ты не повторяешь? Как ты сможешь без этого читать книгу, тем более, полностью вникнешь в её смысл? Ну-ка, расправь плечи, вдохни глубже, стань перед зеркалом и повторяй!

Что же, теперь даже по глазам видно, что к прочтению все готовы. Ну что ж…


Отрывки из писем читателей.


~screwdriver55~:

…и тут меня осенило: Вы преподносите своего героя как нытика. Глупого, бесчувственного нытика. Но ведь это вполне гармоничная личность, способная чувствовать! Вы сами постоянно твердите об этом. Что-то у вас не сходится…

Конечно, это гармоничная личность, да ещё какая гармоничная! Что же касается нытья… Согласитесь, каждый из нас иногда хнычет, плачет и впадает в депрессию. Рвёт на себе волосы, неделями не улыбается, жалуется всем подряд, а потом неожиданно начинает язвить, не правда ли?


Grigorius:

…А мне он не нравится, и всё тут! Вы его хвалите так, как будто это ваш собственный сын. Просто противно. Что же это за герой такой, который ведёт себя так, как будто в нём нет ничего плохого? Быть такого не может! Плохо вы в жизни разбираетесь… А ещё писатели!

Герою далеко до совершенства. Перечитайте, пожалуйста, книгу ещё раз, и Вы это обязательно заметите. Что же касается сына, то, конечно, он сын – вымышленный. А писатели для того и существуют, чтобы искажать реальность.


И. Пометкин:

…Перечитал книгу три раза.

Каждый раз внутри меня росло ощущение, что это написано про меня. Откуда вы меня знаете? Шутка, конечно…

Здравствуй, Пометкин! Что-то тебя давно не видно, будет время – заходи в гости.



Глава 1


Началось всё прозаично. В один прекрасный день Лампатата, главный герой этого произведения, разглядывая пасмурное небо за окном, задался тривиальным вопросом – так ли уж этот день прекрасен, как мы об этом только что написали? Кроме того, он в который раз внезапно осознал, что его собственная жизнь проходит стороной, и куда она направляется, совершенно непонятно. Внезапно оказалось, что он так и не слетал в космос, не занял первое место на Олимпийских играх, да что там, даже не стал начальником! Мало того, не женился, и детей у него нет. У всех есть, а у него нет. Даже авто– и авиакатастрофы, и те проходят без его участия.

Доподлинно неизвестно, насколько глубоки были бы его переживания, если бы не интернет, но мы точно знаем, что каждый раз, когда наш Лампатата посещал социальные сети, ему становилось не по себе. На экране его компьютера бурлила жизнь, а он как будто жил на необитаемом острове, затерянном где-то далеко в Атлантическом океане. С десятков фотографий на него смотрели ухмыляющиеся (правда, непонятно, довольные ли) лица друзей и знакомых, прижимающих к себе карапузов, опять же непонятно, довольных или нет. Очевидно, что и карапузы, и котики с собачками, оккупировавшие просторы интернета, в повседневной жизни нередко были совершенно несносны, однако нашему герою это было невдомёк. Какое ему было до этого дело? Он хотел не любоваться на все эти прелести на экране давно не чищенного монитора, а быть их полноправным участником в своей реальной жизни!

Лампатата тяжело вздохнул и покосился на компьютер. Вздохнул во второй раз и посмотрел на серые тучки в небе. Правда, на третий раз его уже не хватило. «Пора кормить собаку», – подумал он, и пошёл на кухню. Приготовил себе растворимый кофе, вернулся в комнату и включил компьютер. До следующего уровня собаке оставалось набрать 150 очков, и наш герой меланхолично занялся ежедневной кормёжкой.

«Правительство обеспокоено: согласно опросам, каждый третий житель страны готов уехать на заработки за границу», – на сайте, куда он обычно заходил просмотреть свежие новости, подобные статьи в последнее время росли как грибы после дождя. Лампатата почувствовал, как внутри опять закипает раздражение, и поспешно вернулся на сайт любимой социальной сети. Довольное выражение на морде неплохо пообедавшей собаки раздражило его еще больше, и он отвернулся от компьютера. Перед глазами почему-то всплыла очкастая физиономия Миши, и наш герой с удивлением почувствовал настойчивое желание пообщаться с ним. «Странно, я ведь его терпеть не могу», – пронеслось в его мозгу на заднем фоне, а пальцы уже нашли имя Миши в списке контактов и нажали на кнопку вызова.

– Миша? – неуверенно выдавил из себя наш герой.

– Ну, что ещё? – недовольно ответил мобильник.

Лампатата в панике уставился на довольную собачью морду, и ему стало очень обидно. Он промычал в ответ что-то невразумительное.

– Кто это? – смягчился мобильный.

– Я, наверное, не вовремя, – со вздохом облегчения сказал Лампатата.

– Ааа, это ты, – удивлённо протянул Миша. – Извини, мне тут целый час звонят… Всё нормально, я не занят. Как ты? Сто лет тебя не видел!

– Да? – снова выдавил из себя наш герой. – А я как раз к тебе хотел заглянуть.

В мобильнике молчали. Он не отрывал глаз от собаки, которая в этот момент подозрительно напоминала ему телефонного собеседника, и понуро потянулся к клавиатуре, чтобы добить, наконец, недостающие очки.

– Окей, я тут подумал… У меня есть немного времени для общения, если хочешь прийти прямо сейчас. Только заранее извиняюсь за беспорядок.

– Ничего… У самого беспорядок. – Ответил Мише Лампатата и, поморщившись, подумал: – «Надо же, какой вежливый стал!»

– Тогда договорились?

– Договорились, – вяло сказал наш герой, так как его собственная затея нравилась ему все меньше и меньше, и с вызовом добавил: – я пивка возьму?

– Если тебе так хочется, бери. Только я пить не буду, у меня дела, – немного подумав, согласился Миша.

Идея навестить Мишу казалась теперь Лампатате более чем странной, но он подавил растущее внутри недовольство собой. Обычно он предпочитал не делать того, что ему не нравилось. Спроси его сейчас, почему он идёт на встречу со странно изменившимся приятелем, он не смог бы ответить на этот вопрос. Уже начав собираться, Лампатата вспомнил мишину последнюю фразу и всё продолжал недоумевать, как это – пиво бери, но я пить не буду.

Наш герой быстро оделся, вышел из дома и, огибая ямы на тротуаре, направился к ближайшему магазину. Давайте и мы последуем за ним. Посмотрите налево, что вы видите? На скамейке со сломанной спинкой сидит соседская старушка и кормит бездомную кошку. Она поднимает голову и окидывает нас подозрительным и несчастным взглядом. Посмотрите направо, что вы видите там? Очередная проезжающая мимо машина окатывает очередную маму с коляской водопадом брызг и рёвом дурацкой музыки. Посмотрите прямо… впрочем, нет, лучше смотреть под ноги, что наш герой и делал. Он не видел ни старушку, ни кошку, ни тем более маму с коляской, а вот на машину опасливо покосился. Что ж, он пребывал в счастливом неведении и полагал, что его город – лучший на планете.

В магазине Лампатата подошел к холодильнику, заполненному бутылками и банками с пивом, и задумался. Скользнул взглядом по дорогим сортам, пересчитал про себя содержимое кошелька, произвёл в уме и без помощи калькулятора нехитрые вычисления, и снова задумался. Ощутимый толчок магазинной тележкой в бок моментально вывел его из состояния задумчивости, и он потянулся к дверце холодильника. Стоп! До зарплаты было целых три дня, и незапланированная трата денег не сулила ничего хорошего. У нашего героя не было ни приличной обуви, ни куртки, способной согреть в холодное время года, ни более или менее нормального мобильного телефона, а он только и делал, что давал себе зарок не тратить попусту деньги – тем более, что он уже давно любовался одним симпатичным мобильником, который он мог хотя бы взять в кредит. Его невесёлые рассуждения прервал очередной грубый толчок в спину, и он поспешно взял пиво из холодильника.


– Пиво, – недовольно поморщился Миша.

– Сам же сказал – бери, – с ещё большим недовольством в голосе сказал в ответ наш герой.

– Если ты не понял, это был вежливый отказ, – примирительно пояснил Миша, что всколыхнуло очередную волну недовольства Лампататы.

– Ммм? – непонимающе промычал наш герой вместо ответа.

Мы не будем мучить нашего глубокоуважаемого, почитаемого, чуткого и понимающего читателя подробным перечислением проблем двух собеседников. Понятно, что дела никогда не идут так хорошо, как хотелось бы и, напротив, весьма часто идут так плохо, как не желалось бы. Мало того, если ни для одного из собеседников состояние дел другого не представляет ровным счётом никакого интереса, то почему этот нюанс должен быть интересен нам?

– …и представляешь, что она мне на это ответила? – с энтузиазмом спросил Миша.

– Что? – вяло полюбопытствовал наш герой, и сделал глоток пива.

– У меня сейчас вся квартира пивом пропахнет!

– Что? – изумлённо переспросил Лампатата, – так и сказала?

– Да нет же, это я тебе.

– Сам же сказал, что не против.

– Ай, ну тебя, – отмахнулся Миша и с воодушевлением продолжил: – она, оказывается, ревнует!

– К кому ревнует? – искренне удивился Лампатата.

– Ну, к этим фотографиям. Бред какой-то, правда?

Тут наш герой привычно оживился и выдал пятиминутную тираду, суть которой сводилась к одному простому предложению – да, это на самом деле полнейший бред.

Во время этой пространной тирады Миша заметно приуныл и заскучал, но деликатно выслушал всё до конца.

– Дело в том, – наконец, сказал он, воспользовавшись тем, что Лампатата остановился перевести дыхание, – что если бы я на самом деле этого хотел, я бы уже давно начал ей изменять. Сколько возможностей было! А я сижу и разглядываю эти дурацкие фотографии… Не совсем, конечно, дурацкие.

– Да уж, понятно, зачем ты их разглядываешь, – многозначительно подняв брови, сказал Лампатата.

– А что, – обиделся Миша, – по-твоему, у меня есть выбор?

«Какая разница, и зачем про это говорить?» – подумал про себя наш герой, и произнёс: – Не обижайся, я тебя понимаю! Может быть, у тебя и в самом деле нет выбора.

Воцарилось неловкое молчание, и Лампатата принялся беспомощно оглядываться вокруг. Его взгляд, петляя по комнате, зацепился за чемодан, стоявший в углу, споткнулся об него и переместился на мишино лицо.

– Ты что, опять собираешься уезжать? – с облегчением найдя тему для поддержания разговора, спросил наш герой.

– Да, давно уже собираюсь, – потерянно пробормотал Миша.

– Куда? – внезапно воодушевился Лампатата.

– Туда, откуда приехал, – тихо сказал Миша.

– А почему ты ещё не уехал? – просияв, саркастически осведомился наш герой.

Миша, казалось, не заметил этого. Его настроение опять пришло в норму, и он стал рассказывать о своём личном суеверии.

Миша был странным. Он спокойно принимал большинство известных суеверий. Так, в то время, когда он жил в Великобритании, он с опаской поглядывал на чёрных кошек, которые, к слову сказать, в этой стране считаются не плохой, а хорошей приметой, приносящей удачу, и всеми силами убеждал местных жителей в том, что эти существа – настоящие исчадия ада, и что недаром их в Средние века сжигали на кострах за компанию с ведьмами. У себя на родине он, напротив, демонстративно уступал чёрной кошке дорогу и иронизировал над теми, кто верил в эти глупые суеверия, приводя в пример верования жителей туманного Альбиона. Но когда дело касалось чемоданного суеверия, то…

– Понимаю, звучит глупо, но эта дребедень никак из головы не выходит, – жаловался Миша.

– Ну, не знаю, – подумав, протянул наш герой, – про кошек я слышал, а про чемоданы нет.

– А вот в Англии…, – с воодушевлением сел на своего любимого коня Миша.

Через десять минут окончательно заскучавший Лампатата многозначительно посмотрел на чемодан и усомнился в правильности мишиных рассуждений.

– Может быть, тебе просто лень в очередной раз чемодан собрать? – перебил он приятеля, сбросив его с коня на полном скаку.

Миша был поражён таким прямолинейным предположением, однако эта простая истина не соблаговолила задержаться в его голове, и он тут же возмутился наглой бесцеремонностью приятеля. Он обиженно отвернулся, надулся и выразительно уставился в окно. За окном всё ещё было пасмурно, и Миша задумался о том, так ли этот день прекрасен, как он полагал до того, как наш герой переступил порог его квартиры.

Лампатата воспользовался паузой и беспечно посетил туалет. Вернувшись, он уже не помнил, о чём шла речь, но взгляд его снова споткнулся о чемодан.

– Так ты говоришь, чемодан не хочешь собирать? – проникновенно спросил он и потянулся к стакану.

Миша вздохнул, искоса посмотрел на бутылку и изъявил желание выпить пива. После нескольких жадных глотков он взял себя в руки и сменил тему, заведя разговор о погоде. Нам же, чтобы понапрасну не интриговать читателя, ничего не остаётся, как вернуться к чемоданной теме.

Вот уже шесть месяцев как Миша собирался уехать. Два раза он покупал билет и оба раза находились причины, достаточно веские для того, чтобы распаковать уже упакованный чемодан. Еще шесть раз он выбирал рейс на сайте авиакомпании, и по менее значимым причинам закрывал окошко браузера, не заплатив за билет. Девятьсот девяносто два раза он прямым или косвенным образом упоминал о своем возможном отъезде в разговорах с кем-либо. Когда же сумма всех слагаемых достигла отметки тысячи, Миша задумался, так как не задуматься он уже не мог. «Что ж», – сказал он самому себе, – «всё дело в том, что заранее собирать чемодан мне определённо не стоит».

– Смейся не смейся, а паковать его сейчас я не буду. Просто так, на всякий случай, – после очередной паузы ни с того ни с сего заявил Лампатате заметно повеселевший Миша.

– То есть, на этот раз ты окончательно решил улететь?

– Тьфу, тьфу, тьфу! – проникновенно произнёс Миша, решительно глядя налево, после чего ринулся через всю комнату стучать по деревянному столу.

«А мне собаку кормить», – грустно подумал Лампатата, и сказал:

– Пойду я, наверное. Засиделся.

В голове у Миши разыгралось целое сражение. Одно войско с облегчением радовалось раннему уходу незваного гостя, которого он отныне причислял к серым и неинтересным провинциалам. Другое потрясало оружием, и требовало немедленно выпить и выговориться. Миша задумчиво сделал очередной глоток, и оба войска пришли к взаимному соглашению.

– Я думаю, стоит ещё пива купить, – подытожил мишин голос.

В отличие от мишиной головы, голова нашего героя была не совсем предназначена для подобных битв, хотя, к его великому неудовольствию, они иногда и случались. По глубокому убеждению Лампататы, этой черте его характера можно было позавидовать, так как при первом знакомстве он частенько ловил на себе завистливые взгляды, однако совсем не обращал внимания на то, что при повторных встречах те же люди нередко с лёгкостью меняли зависть на недоумение.

– Что думать, магазин рядом!

На этих словах авторы не выдержали, и тоже отправились в магазин.


ПРОИЗВЕДЕНИЕ ВРЕМЕННО ЗАКРЫВАЕТСЯ

ПО ТЕХНИЧЕСКИМ ПРИЧИНАМ




Глава 2


Прошёл год.

Ветер дул Лампатате прямо в лицо, бесцеремонно забираясь за воротник. Стоял поздний апрель, и природа пробуждалась после зимнего сна. Кое-где ещё лежали островки серого снега, как будто посыпанные пеплом. Придорожные канавы были полны грязной воды, мокрые деревья тянули к небу свои ветви, покрытые нежной зеленью только-только начавших распускаться почек.

Открытый грузовик медленно тащился по раскисшей сельской дороге. Где-то мычала корова, кудахтали куры, довольно похрюкивала сытая свинья, а где-то в полях суматошно скакали зайцы. Недавно проснувшийся медведь с рёвом продирался сквозь густые заросли, но совы в это время суток определённо спали. Всего этого наш герой не видел и не слышал – не потому, что не хотел, а потому, что и зайцы, и коровы с курами в компании сытой свиньи, и тем более медведь, да и совы тоже, были от него далеко.

Голова нашего героя была занята невесёлыми размышлениями о том, как протекает его жизнь. Хотелось действовать, что-то делать, куда-то двигаться, но Лампатата не знал, как. К его великому сожалению, в социальных сетях, где он проводил большую часть своего времени, этому не учили, а лишь предлагали избитые истины, довольно безвкусно оформленные в красивых рамочках. Наш герой постоянно пытался им следовать, но хватало его ненадолго. Были ещё телевизионные каналы, по которым показывали разные способы разрешения этой проблемы, но когда он пытался применить эти способы в реальной жизни, они оказывались более чем странными. Оставались ещё друзья. Ох уж эти друзья…

Теме дружбы посвящено огромное количество исследований. Существует множество прямых и немного отклоняющихся от курса (другими словами, кривых) высказываний, пословиц, поговорок, мудрых изречений и тех же истин в рамочках. Действительно, друзья играют огромную роль в нашей жизни, но Лампатате не было до всего этого никакого дела.

– Эй, дружище, ты там живой? – из окна кабины появилась упитанная краснощёкая физиономия, и весело уставилась на нашего героя. – Не замёрз? Не дрейфь, скоро уже! – и, не дождавшись ответа, исчезла в недрах кабины.

«Знал бы, что так выйдет, не соглашался», – с обидой подумал наш герой. – «Хорошо хоть, ехать недолго».

Что Лампатата делал в кузове грузовика, на самом деле было непонятно. Формально он должен был следить, чтобы вещи приятеля, перевозящего их в деревню, не выпали за борт, фактически же надобности в этом не было никакой. На самом деле всё обстояло намного проще – друзьям было просто неловко. У настоящих друзей не принято так просто отпускать человека, который оказал им какую-то помощь, а ведь Лампатата не только развлекал друзей в процессе погрузки, но и внёс весомый вклад в переноску довольно тяжелого шкафа. За это настоящим друзьям, разумеется, полагалось отплатить ему как следует.

– За нами не заржавеет! У моей тётки самогон отменный, только разгрузиться сначала надо. Так что скоро согреешься!

Обладатель краснощёкой физиономии вновь выглянул из кабины, подбодрил нашего героя и снова исчез, после чего из кабины раздался дружный гогот.

«Опять пить», – меланхолично подумал Лампатата, и вспомнил вчерашнюю встречу со своим школьным товарищем. Привычным путём возвращаясь домой с работы, он случайно столкнулся с бывшим одноклассником, которого, кажется, не видел со школьных времён. Одноклассник проявил неожиданно бурную радость и оповестил нашего героя, что приехал на какое-то время на родину в отпуск и хотел бы повидаться со всеми старыми знакомыми. Он тотчас же пригласил Лампатату посидеть где-нибудь за кружкой пива и заявил, что все расходы желает взять на себя.

Грузовик тряхнуло, Лампатата схватился обеими руками за борт и мысленно переместился с промозглой улицы в тёплое уютное кафе. На него снова нахлынули обиды.


– Так ты тут уже три недели, – процедил наш герой, рассматривая пиво сквозь бокал.

– Ага, – беспечно бросил одноклассник, – И представь себе, на прошлой неделе я всё-таки согласился посетить их так называемый слёт! Это было, скажу прямо…

– Чей это? – недовольно перебил его Лампатата, оторвавшись от созерцания пивных пузырьков.

В ответ прозвучали знакомые имена и фамилии. Наш герой тут же отметил про себя, что его самого уже давно никуда не звали, и он опять перебил своего одноклассника без видимого на то повода.

– Дай же как следует рассказать! Ну вот, встретились, все с нагруженными рюкзаками и фотоаппаратами, как будто в дальний поход собрались. Один я налегке, как дурак. Ну, спрашиваю, куда собрались, что делать будем? И знаешь, из их ответов я понял, что никто из них понятия не имеет, куда и зачем мы идём. А самое смешное, что все стоят и никуда не идут.

– Надо было у них заранее спросить, куда они идут, – снова вмешался Лампатата.

– Я спрашивал. Они так и сказали – в поход.

– Ну вот, и что тебе непонятно? В поход и идут.

Одноклассник в панике воззрился на Лампатату и сначала не нашёлся, что ответить, но страстное желание говорить, говорить и еще раз говорить быстро вернулось к нему.

– А потом пришел какой-то лось, его-то все и ждали. Я извиняюсь, может быть, он, конечно, не лось, но выглядит как самый что ни на есть настоящий лось. Мне он сразу не понравился.

– Что за лось? – спросил наш герой.

– Этот, как его там, – и собеседник назвал кличку лося, мы же для конспирации будем называть его просто – Лось.

– Ааа, – протянул Лампатата, – так это не Лось.

– Ничего себе не Лось! Ну да ладно, слушай, что дальше было. По желанию этого Лося вся группа построилась, оживилась и потопала в указанном им направлении. И знаешь, Лось даже не поинтересовался, ни кто я, ни откуда я, да что там, даже не поздоровался! Хотя подожди, что-то он мне всё-таки буркнул. Ну вот, двинулись мы, и тут все как начали нудеть, каждый о своём, и никто никого не слушает. Мрачные, подавленные, как будто их на расстрел ведут. Нет, ты не обижайся, отвык я от такого, понимаешь?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7