Николай Куценко.

Свадьба (сборник)



скачать книгу бесплатно

Потихоньку очередь дошла до Джаи. Она долго ждала этого и стала нервничать. По телу пробежала дрожь, и дыхание стало учащаться. Ей становилось страшно. Она вдруг ощутила всю важность происходящего, всю ценность этого события. Она поняла, что сейчас ее записывают камеры и что трансляция идет на весь мир. И что любая оплошность, любая неточность будет видна всем и может погубить ее карьеру. У Джаи стало перехватывать дыхание и задрожали коленки. Когда ей передали микрофон, она уже с трудом могла говорить, а ее руки нервно тряслись. Джая вдруг почувствовала, что в левом кармане завибрировал ее мобильник. Она судорожно его достала и увидела, что ей звонит мать.

«Видимо, с отцом все плохо», – подумала Джая и почувствовала нахлынувшее отчаяние, от которого сдавило всю грудь. Ей было невыносимо тяжело и хотелось поскорее убежать из этой комнаты, куда-нибудь скрыться, да хоть под землю провалиться, лишь бы не оставаться тут. Шли секунды.

– Девушка, задавайте вопрос, мы ждем, – нарушил тишину ведущий.

– Вам… вам когда-нибудь было плохо? Вам было страшно из-за того, что творится вокруг вас? – еле выдавила из себя Джая. По щекам ее стекали слезы, размывая темную тушь. В кармане продолжал вибрировать телефон.

По залу пробежал легкий гул. Все были в недоумении от вопроса. Лидер тоже немного опешил и даже прокашлялся перед ответом.

– Страшно? Да… наверно. Я помню, мы заключали контракт с японцами и они не хотели подписывать его. Мне позвонил президент… – Джая перестала слышать, что он говорил, в ее голове стоял гул. – Это было действительно страшно, я боялся, что мы так и уедем – не подписав. Вот тогда мне чуть не стало плохо!

– Извините, – не дождавшись конца ответа лидера, Джая выбежала из аудитории. Вся заплаканная, она села в такси и поехала в аэропорт, где купила билет на ближайший рейс в Индию.

Она прилетела домой поздно вечером. Отца уже похоронили. Весь дом был заполнен родней, большинство из которой либо плакало, либо причитало, издавая странные звуки. Мать стояла в стороне от всех и смотрела куда-то вдаль. Она не плакала: ее лицо было бледным, как стена. Было видно, что мать находится в глубоком шоке. С отцом Джаи она прожила большую часть своей жизни. Джая подошла к матери и тихонько ее обняла. Та, ничего не ответив, протянула Джае конверт. Джая распечатала его и достала записку с текстом:

«Джая, милая моя девочка, я научил тебя не бояться тигров и диких зверей, но не научил не бояться людей. Но ведь последние боятся первых, а первых ты побеждала еще в детстве. Прости меня за все. Твой отец».

Джая села на корточки и заплакала.

Лектор

Филипп стоял перед столом главного буровика одной крупной сервисной компании и пытался объяснить цель своего визита. На бледном лице гостя проступали капельки пота, было видно, что Филипп чувствует себя не комфортно и сильно нервничает.

– Мы продаем программное обеспечение в области бурения скважин. – Сказав это, он выдержал паузу, видя полное безразличие на лице буровика. – Это специализированный софт такой.

– Что еще за софт такой? – довольно грубо спросил буровик, закуривая сигарету.

– Это инженерные расчеты, – пояснил Филипп, но по лицу буровика он понял, что яснее тому не стало. – Ну это программный продукт, софт для расчетов, инженерный.

Буровик немного задумался – в его голове блуждали ведомые только ему мысли.

Он поднял глаза к потолку, резко выдохнул и радостно прокричал, словно осознав что-то очень важное:

– Понял, это же Windows. Ты бы сразу так и сказал, а то софт какой-то. Придумают же терминов… мать их! – И буровик опять принялся что-то чертить в своем блокноте, выдыхая густые клубы дыма после каждой затяжки.

– Можно сказать, что так, что это Windows, но вот только для буровиков, для инженерных расчетов как бы. То есть калькулятор своего рода, работающий на Windows, – аккуратно стал объяснять Филипп.

– Но это все мелочи жизни уже. В общем, суть я понял. Но нам не нужен Windows. Или как его там… мать его?

– А в чем же вы инженерные расчеты проводите? Если, конечно, не секрет?

– Да нет никакого секрета, все на бумаге делаем.

– А сейчас это можно уже на компьютере делать, ведь это гораздо удобнее и точнее.

– Ладно, Филипп, хватит мне мозги засирать ерундой всякой, сходи к Ивану Петровичу… Знаешь его? У нас он по этой части, а мне уже на объект надо ехать.

Буровик встал со стула, быстро оделся и позвонил водителю. Пройдя мимо Филиппа, он нехотя протянул тому руку и вышел из кабинета, сильно хлопнув дверью. Филипп вздрогнул и замер на месте. В кабинете стало тихо. Так тихо, что Филипп закрыл глаза и прислушался к этой звенящей тишине. Становилось легче, напряжение постепенно отступало. Внезапно он вспомнил университетские аудитории, в которых когда-то читал лекции по истории. Вспомнил их запах и чувство защищенности, которое когда-то там было. Его лекции посещали все студенты курса – Филипп был лучшим преподавателем и блестящим лектором. Даже те, кто не любил историю, приходили просто послушать Филиппа. Лекции несли людям не только глубокий и тщательно выверенный материал, но и заряжали всех какой-то неведомой позитивной энергетикой. Люди выходили с них словно заново родившиеся, чистыми и просветленными. Филипп же, в свою очередь, будучи блистательным оратором, раскрывал все свои способности во время выступлений и чувствовал отдачу со стороны зала, чувствовал любовь и уважение слушателей. Но это было давно. Так давно, что Филипп успел позабыть те времена.

В начале девяностых большую часть преподавателей университета сократили, но Филиппа решили оставить как одного из лучших педагогов. Через полгода он ушел сам. Из-за небольшой зарплаты ему хронически не хватало денег на содержание семьи. Жена все время ворчала, а появление еще одного ребенка заставило Филиппа всерьез задуматься о поисках новых источников доходов. Поначалу Филипп пробовал заниматься репетиторством, но уроки истории брали неохотно, больше из сострадания и жалости к Филиппу. И тогда он решил, что в жизни надо что-то менять. Причем кардинально. Решение пришло спонтанно, вместе с другом, приехавшим в гости из Сургута.

– Да уж, Филипп, что-то не густо, я смотрю, ты живешь? – сказал друг, немного выпив за ужином. – Я не в осуждение, конечно, ты не подумай ничего такого.

– Да нет, не переживай, я историю преподаю в вузе. Сам знаешь, какие сейчас зарплаты, но на жизнь хватает в принципе, – неумело соврал Филипп. Друг это заметил.

– Филипп, да ты же у нас светлая голова. Отличником был в институте, а теперь вот прозябаешь. Давай к нам в управление по бурению? Переучим тебя на буровика. Начнешь под моим руководством, а там глядишь, и начальником отдела сделаем.

– Да какой я буровик? У меня образование гуманитарное!

– Как и у меня, Филипп, – уже на полном серьезе сказал друг, сменив тон, – а я начальник управления сейчас. Я же говорю, переучим тебя. На фоне сегодняшних буровиков ты еще и звездой станешь. А пока будешь учиться заочно, я тебя к себе определю.

– А зарплата? – на всякий случай спросил Филипп, изнывающий от недостатка денег.

– По этому поводу не переживай, уж куда больше будет, чем сейчас у тебя.

– Ну не знаю, неожиданно как-то…

Вечером Филипп обсудил предложение друга с женой, а на утро следующего дня отнес ректору заявление об уходе из института. Делал он это неохотно, с тяжестью в сердце, пару раз даже хотел порвать бумагу, но решил принятое решение не менять. Он понимал, что для семьи так будет лучше. Через неделю Филипп уехал в Сургут. Друг не ошибся в своем выборе: Филипп осваивал науку бурения со свойственной ему страстью к обучению и уже через год был готов сдать весь курс экстерном. Еще через год выполнял обязанности главного инженера на буровой. Работа Филиппу нравилась: деньги платили хорошие, друг помогал двигаться по карьерной лестнице, семья была довольна. Но со временем Филиппу стало сильно не хватать его лекций и общения со студентами. Он часто приходил домой после работы, расставлял в своей комнате стулья, представляя, что на них сидят слушатели, и начинал свое выступление. Поначалу это казалось странным его жене и детям, но со временем они привыкли, поняв, что Филипп в эти моменты расслабляется и уходит в какой-то ведомый только ему мир. Мир, в котором Филиппу хорошо.

Шли годы. Филипп стал постепенно забывать о своих лекциях, перешел в западную компанию на работу сейлса и сильно приподнялся в зарплате. Жена была беременна уже третьим ребенком. Работа в новой компании была разъездной и позволяла много общаться с заказчиками, а иногда даже делать презентации. Филипп снова ожил, выступления вселяли в него силу. Втайне он мечтал о том, что накопит денег, купит квартиру, чтобы сдавать ее, и вернется в… университет. По выходным рассаживал своих детей по стульям и читал им свой курс. Жена уже не обращала на это внимания, относилась с пониманием к этой странности мужа.

– Филипп, ну не мучай их своей историей, пусть лучше мультик посмотрят, – умоляла она.

– Они и так мультики смотрят, пусть лучше про реформы Петра послушают, гораздо полезнее, – на полном серьезе говорил Филипп и перелистывал тома лекций.

– Какого еще Петра? Они же маленькие. Что ты несешь?

– Первого! Петра Первого! – гордо говорил Филипп, видимо, представляя себя в образе царя.

Дети не могли долго слушать Филиппа – при первой возможности убегали в другую комнату, и тот продолжал свою лекцию в одиночестве и полной тишине. Он к этому привык. Но ему не хватало вопросов аудитории, общения с ней и уважения. Не хватало какого-то внимания людей и их эмоций.

Филипп открыл глаза и понял, что он так и стоит в кабинете главного буровика. За окнами уже заметно потемнело, и он вдруг подумал, что про него могли и вовсе забыть и закрыть в комнате. Филипп рванулся к двери, схватился за ручку, дернул ее изо всех сил и увидел перед собой испуганную секретаршу главного буровика.

– О Господи, вы еще здесь? – схватилась она за сердце. – Вы меня до смерти напугали!

– Извините, я задумался… – стал оправдываться Филипп.

– Так Николай Денисович уже два часа назад уехал. Вы что, все это время у него в кабинете были?

– Видимо, извините еще раз, воспоминания нахлынули…

Филипп не стал продолжать беседу – пройдя мимо секретарши, он спустился по лестнице и выбежал во двор. Поймав первую попутку, он сразу же отправился в отель. Ему хотелось остаться одному, достать свои лекции, представить шум аудитории и… почитать. Расслабиться. Почувствовать себя тем, кто он есть на самом деле, почувствовать себя преподавателем истории.

Он доехал до отеля, расплатился с водителем и быстрым шагом направился в номер, захватив пару бутербродов на ужин. В ресторан он решил не идти – ему не хотелось терять время на еду. Ведь впереди был целый вечер, вечер истории государства Российского! Перед тем как начать свою лекцию, он позвонил жене, отчитался перед ней, в надежде, что она больше не будет ему перезванивать и отвлекать его от процесса. И через полчаса, предварительно расставив стулья, он начал читать свою первую лекцию…

Ближе к девяти в номере зазвонил телефон. Филипп прервался на звонок и, сняв трубку, спросил недовольным голосом:

– Да, кто это?

– Отдохнуть не желаете? – спросил приятный женский голос.

– В смысле отдохнуть?

– С девушкой…

Филипп сначала задумался, пытаясь понять, о чем идет речь, и взял небольшую паузу. Женский голос продолжил:

– Мы можем подняться к вам в номер, вы выберете ту девушку, которая понравится.

– Нет, не надо, – сказал Филипп и положил трубку, поняв наконец о чем идет речь. Ему стало как-то не по себе. В другой раз он не обратил бы на это внимания, но только не во время чтения лекций. Дух университета, царивший в комнате, никак не уживался у него с наличием рядом проституток.

После этого он сел на стул, выждал небольшую паузу и продолжил читать. В его воображении вдруг опять возникла аудитория, полная студентов, их внимательные лица, смотрящие на Филиппа и выражающие глубокий интерес к материалу. Филипп, читая, иногда размахивал руками и повышал голос так, что было слышно даже на ресепшн отеля. Время подошло к десяти, но Филипп не останавливался. Лекции шли одна за другой. И напряжение внутри лектора зашкаливало. Но вдруг зазвонил телефон. Разъяренный Филипп схватил трубку и закричал:

– Да! Слушаю! Что вам от меня нужно?!

– Девушку не желаете?

– Нет!!! – И он бросил трубку.

Звонок немного отвлек Филиппа и сбил с нужного настроя. В голову лезли какие-то ненужные мысли, из воображения исчезла аудитория со студентами, и все сразу померкло. Филипп понял, что больше не сможет настроиться на чтения. Он сел на кровать и стал нехотя есть бутерброды, которые захватил с собой. В дверь постучали…

– Войдите! – прокричал Филипп. В комнату вошли пять молодых улыбающихся девушек. Одна из них осторожно спросила:

– Может быть, все-таки выберете одну из нас? А то вы единственный в этом отеле сегодня, а нам работать надо, – грустно сказала она.

– Сколько? – закричал на них Филипп.

– Вообще-то мы две берем за час, но можно и за одну договориться, а то сегодня вообще пусто тут.

– Беру всех!!! – прокричал Филипп и протянул ей пять тысяч.

– Как всех??? – не понимая, что происходит, спросила девушка, пряча купюру в сумку.

– Всех! Рассаживайтесь!

– Куда?

– На стулья! – И Филипп показал им на стулья, расставленные в комнате. Девушки аккуратно присели и замолчали.

– А что нам делать? – спросила испуганно одна из них.

– Слушать!

Филипп встал перед девушками, достал свои материалы и начал… Он читал кусками, выбирая самые интересные моменты, пытаясь удержать внимание аудитории и выступить как можно эмоциональнее и ярче. Из-за этого он перескакивал с одной лекции на другую, пропуская иногда сразу по несколько страниц. Когда девушки зевали, он начинал активно жестикулировать, повышая голос. По очереди он смотрел в глаза каждой из них и читал все громче, все выразительнее. Он был актером, а они его зрителями. Номер старой гостиницы – его театром. В самые напряженные моменты речи глаза Филиппа слезились, лицо краснело, а руки немного тряслись от напряжения, судорожно перелистывая страницы тетрадей. Под дверью его комнаты столпилась администрация отеля и тоже внимательно слушала…

Так прошел час или немного больше. Филипп наконец-то остановился, глубоко вздохнул, еще раз посмотрел на девушек и, улыбнувшись, сказал:

– Все, теперь можете идти. Вы свободны!

– А как же… – спросила одна из девушек, – ну, это самое?

Филипп оглядел ее с ног до головы, вспоминая похожих студенток, и ответил:

– Вы были хорошими слушателями, спасибо вам за вечер. – Филипп улыбнулся детской улыбкой. На душе у него было светло.

Он проводил девушек, не спеша сложил свои лекции в сумку, умылся и лег в кровать. Через пять минут он заснул, улыбка так и не сходила с его лица до самого утра.

Отель

Погода стояла отличная: утреннее солнце еще не успело нагреть воздух, но в то же время светило ярко, освещая весь парк, по которому уже гуляли пары. Лишь изредка попадались места, где можно было найти тень. Но там никого не было – всех тянуло на солнце. Большинство пар гуляли вдоль тротуаров, обсуждая грядущие выходные и всякие насущные темы. Алексей, обняв Полину, шел по одной из тропинок парка.

Они встречались больше года. Их отношения развивались бурно, и Алексей всерьез задумывался о том, чтобы предложить девушке скрепить их союз официально. К своим тридцати годам он уже устал от неопределенности: постоянные разъезды, новые отели и города истощили его, поистрепали, сделали нервным и раздражительным. Хотелось чего-то постоянного, хотелось той, с которой можно будет создать семью. Алексей очень хотел детей – сам он вырос в многодетной семье и привык, что вокруг него всегда есть малыши. Но у самого семейная жизнь как-то не складывалась. Почти каждую неделю он ехал в новый город и, как правило, к новой девушке. Но это было раньше. До того как он познакомился с Полиной. С ней было все по-другому.

Полина была надежной, постоянной и какой-то настоящей. Она никогда не требовала от Алексея подарков, не устраивала скандалов по мелочам и по возможности щадила его нервы, всегда его слушала. С ней Алексей чувствовал себя как за каменной стеной – знал, что Полина всегда его поддержит, знал, что она будет рядом в сложный момент, знал, что может на нее во всем положиться. К тому же она была очень красивой – ее прямые русые волосы, красивая фигура, тонкое белое лицо и зеленоватые глаза создавали какой-то загадочный и одновременно манящий образ. Она чем-то напоминала ему русалку – в ней сочеталась какая-то неприступность и что-то очень желанное, что-то очень родное. Он все еще побаивался Полину – не до конца понимал ее, думал, что есть что-то, что она от него скрывает. Но при этом он чувствовал в ней постоянство и преданность. Это было то редкое сочетание качеств, которое Алексей очень ценил и по-своему берег. В то же время он всегда думал о том, что не знает Полину до конца. Не знает, что она думает, и не может читать ее мысли и поступки. Он жутко боялся, что Полина может что-то от него скрывать. За свою жизнь он навидался много плохого и относился к людям, а особенно к женщинам, с известной долей осторожности и цинизма – его не раз предавали, да и он сам не раз предавал. Все это он знал, поэтому опасался, что то же самое может произойти и с Полиной.

День был самым хорошим и настроение по этой причине было отличным. Алексей пытался спланировать выходной и делал различные предложения Полине:

– Давай на шашлыки сходим? Я куплю сегодня мангал и можно вечером выехать куда-нибудь?

– Я не против, только давай лучше завтра…

– А почему завтра? Сегодня-то чем займемся?

– У меня встреча с подругой… с прошлой работы.

– Хм… ты мне не говорила ничего, – удивился Алексей.

– Не успела просто, как раз собиралась сказать, – как-то особенно нежно сказала Полина и улыбнулась, при этом опустив глаза. Алексей немного насторожился.

– Ну ладно, тогда я шашлыки сам куплю, пока ты с ней будешь встречаться.

Через минуту они подошли к берегу реки, и их разговор переключился на другую тему. Они стали обсуждать свою работу, рассказывать про новых сотрудников в их компаниях. Полина занимала в своей фирме руководящую должность и часто нанимала или увольняла людей. На днях она наконец-то закрыла одну из важных позиций в своем отделе, взяв кандидата, работавшего у нее в прошлой компании. Алексей знал, что Полина долго искала человека, но не знал того, на ком она остановила свой выбор.

– Вчера наконец-то закрыли позицию моего зама. Больше полугода искала человека.

– Ну и кто это наконец? – поинтересовался Алексей.

– Дениса помнишь с прошлой работы? Он там моим замом был.

– Помню, так он же в Корею уехал?

– Ну да, так вот я его смогла переманить обратно. Он классный сотрудник, мы с ним столько дел вместе сделали.

Алексей насторожился и почувствовал себя неловко. Дениса он хорошо помнил, вернее, Полинины разговоры о нем. Самого Дениса он никогда не видел. Когда тот уезжал в Корею, они с Полиной только начинали встречаться. Все вокруг поговаривали, что как раз в этот момент Полина рассталась с Денисом. Тогда, год назад, Алексею было это все равно – он менял девушек быстро, особо на них не зацикливаясь. И кто с кем расстался, его не интересовало вообще. Но прошел год и все резко изменилось – Полина стала родным человеком и возвращение ее бывшего коллеги не сулило ничего хорошего.

– Это тот, с которым у тебя был роман?

– С Денисом? Да нет, что ты! Придумал тоже, мы были с ним просто коллегами! – отрезала Полина.

«Врет! Ей богу врет, – подумал про себя Алексей. – Был бы мальчиком, поверил, еще скажи, что он твой хороший друг!»

– Он – мой хороший друг! У нас с ним много общего.

«Во как! Что же у тебя с ним может быть общего?» – подумал про себя Алексей, но виду не подал.

– Понятно… – как-то грустно сказал Алексей, и Полина это заметила. Но не поняла его реакции.

– А где он сейчас? Он же, по-моему, квартиру продал, когда в Корею уезжал? – продолжил Алексей.

– Да он в отеле остановился, недалеко от работы, в корпоративном. Пробудет здесь неделю, пока документы будем готовить.

«Да уж, еще и в отеле, рядом с ее работой остановился. Никуда не годится», – окончательно расстроился Алексей.

Вечером Полина договорилась встретиться со старой подругой детства в одном из ресторанов недалеко от своей работы. Они не виделись много лет. В ресторане хорошо готовили, и Полина знала шеф-повара лично – она часто там обедала со своим коллективом. Ей хотелось удивить подругу чем-то нестандартным, какой-нибудь особенной кухней или отношением. Полина знала, что подруга никогда не была в подобных местах и к тому же еле сводит концы с концами. Карьерный рост у подруги не сложился. Поначалу Полине хотелось взять с собой Лешу, но она понимала, что это может смутить подругу и они не смогут поговорить открыто. Поэтому, подумав, она решила не говорить Алексею про эту встречу, чтобы не расстраивать, а сделать все по-тихому, – сказать, что поедет на выходные к родителям. Но случайно проболталась о встрече.

– А Денис-то этот женился? – не унимался Алексей. – Ну, он с женой приехал?

– Нет, до сих пор не женат, по-моему.

– Пора бы, в таком-то возрасте, – сказал Алексей и посмотрел на Полину. Та шла и как будто кому-то улыбалась. Навстречу ей прошел молодой человек с похожей улыбкой, смотря прямо на Полину и даже не скрывая этого. Со стороны выглядело все так, будто эти двое знают друг друга давно и, чтобы не выдать этого знакомства, решили просто улыбнуться, проходя мимо.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17