Николай Конюхов.

Шизоидность: ?!



скачать книгу бесплатно

При этом эмпатия иногда может ради дела заменяться резким психологическим давлением на шизоида.

Конкретный пример. В книжном магазине в пору книжного дефицита одна женщина (ярко выраженный шизоид по движениям, по глазам, по репликам) начинает поднимать шум около прилавка. Продавщица, мудрая женщина, смотрит, смотрит на нее, а потом как гаркнет – та сразу изменилась и стала совершенно другой, тихой и смирной.

Некоторые типы шизоидов подсознательно ищут подобных контактов с окружающими. Для них вот так гаркнуть, стукнуть по столу – это способ воздействия, после которого они тут же становятся нормальными людьми. Но может быть и такое, когда Вы стукните по столу и… такая стервозность проявится, такое может произойти. В этот конфликт могут быть втянуты все члены коллектива, все начальники, а также суд, прокуратура, общественность, вплоть до лидера ЛДПР.

Шизоидов нередко препровождают к психологам. После многочасовых бесед психолог может зашататься…

После таких многолетних шатаний, правда с ощущением не только усталости, но и внутреннего удовлетворения, и написана эта книга. Она построена не только на личных наблюдениях, на личном опыте, а также и на масштабных психодиагностических исследованиях. В конце книги приводятся данные исследований, размышления, показывающие на присутствие у россиян некоторых черт личности сродни "двойному зажиму".

Надеюсь, что Вы разделите со мной прелесть общения (оно присутствует и когда анализируются статистические данные) с необычными людьми.

Глава 1. Методология анализа шизоидных черт личности

Анализ шизоидных черт личности предполагает опору как на общепсихологические концептуальные достижения, так и на теоретические, методологические, психиатрические обобщения. Анализируя акцентуации, движение мысли может направляться как от нормы к акцентуации, так и от психического отклонения к норме.

1.1. Общая характеристика предмета исследования

Шизоидность – не есть шизофрения. Она занимает как бы промежуточное положение между типичными чертами среднестатистической личности и шизоидными отклонениями. Шизоидность, как и все акцентуированные черты личности, имеет как социально позитивный, так и социально негативный контекст в системе психической саморегуляции человека, в детерминации его деятельности, в том числе и профессиональной.

В настоящее время во всем мире выявлен довольно высокий процент людей, болеющих шизофренией. Так, в США это 7,2 человека на 1000 жителей, или чуть менее 1 % всех лиц. В некоторых странах этот процент значительно выше. В северных районах Швеции он доходит до 1,7. И есть предположение о росте числа больных с данным диагнозом (см.: Э. Фуллер Тори. Шизофрения. СПб., 1996, с. 18–34).

Предметом данного исследования не являются люди, больные шизофренией, более того, – и лица, страдающие симптомами явной шизоидной акцентуации. В данной работе исследуются психологические особенности лиц с чертами шизоидной акцентуации, которые весьма успешно в целом справляются, в том числе – и с управленческими функциями.

Однако данные о росте числа заболеваний шизофренией важны с точки зрения оценки перспектив роста числа людей с чертами шизоидной акцентуации, занятых в сфере управления. И, по всем предварительным данным, стоит ожидать, что данный процент будет расти.

В настоящее время с высокой степенью достоверности подсчитаны расходы на лечение шизофрении. Так, в США насчитывается около 1,8 миллиона человек с диагнозом «шизофрения». Общие затраты на их лечение, содержание составляют десятки миллиардов долларов в год (см. там же, с. 35–36), по некоторым оценкам, – около 50.

Правомерна постановка вопроса и о «стоимости» участия больных шизофренией в производственном процессе, поскольку ущерб от этого может быть немалым. Но это все же медицинский, психиатрический аспект проблемы.

Учитывая же, что на одного больного шизофренией приходится несколько шизоидов, а на одного шизоида – несколько лиц с чертами шизоидной акцентуации, следует признать постановку проблемы «стоимости» шизоидной акцентуации для общества не риторической и академической, а реально затрагивающей интересы каждого гражданина страны.

Так, примерно 10 % населения страны так или иначе контактирует с лицами, больными шизофренией (см.: Д. Хелл, М. Фишер-Фельтен, 1998, с. 159) и примерно 2/3 из них – с шизоидами. Практически все люди общаются с лицами с чертами шизоидности.

Понимание шизоидной акцентуации окружено предубеждениями, ошибочными суждениями, что делает лиц с чертами шизоидности психологически незащищенными, до некоторой степени ущербными. В обществе еще не принято открыто и естественно признаваться в наличии шизоидных черт личности. До этого еще надо дорасти, но придет время и психологическая культура населения будет допускать естественное признание шизоидности. Пока же такое признание может обрасти моментами ненужной спекуляции, усложнить жизнь лицу с чертами шизоидности, внести дискомфорт в систему межличностных отношений вокруг него. И чтобы развеять такие предубеждения, нужны научные исследования, позволяющие взглянуть на лиц с чертами шизоидности не как на людей, у которых вот-вот начнется шизофрения, а как на специфических работников, профессионалов, с которыми мы сталкиваемся ежедневно, с которыми работаем и живем.

Анализ психологии шизоидов важен для понимания психологических особенностей зарождения, формирования политической оппозиции. Именно лица с чертами шизоидности нередко ортодоксально выражают оппозиционные взгляды (Kovac D., 1995). Ковас показал это на примере Словакии 1918–1968 годов. S. Frosh (1987) также проанализировал так называемые «шизоид-явления» в системе общественных, в том числе и политических, отношений. Он делает вывод о необходимости учета особенностей шизоидов в политическом процессе и в развитии общества в целом. S. Frosh считает, что в обществе существует так называемый шизоидный феномен (schizoid phenomen), который заметно влияет на общественные отношения.

Все настойчивее исследуется роль и место шизоидов в детерминации поведения различных групп людей, их влияние на непосредственное окружение. Автор считает, что группа, которая формируется по схожести (взаимодополняемости) черт характера, активно проявляется в политической жизни общества. Это надо учитывать. Не следует забывать и тот факт, что шизоиды весьма активно влияют на окружающих, при этом их влияние далеко не всегда поддается управлению средствами массовой информации, влиянию политических лидеров. Поэтому политическую модель общества нельзя создать не учитывая в ее структуре группы лиц с различными акцентуациями и психологические механизмы их взаимодействия. А среди этих механизмов не последнее место занимает влияние людей, обладающих чертами шизоидности (Alford C. F., 1994).

E. V. Wolfenstein (1993) на примере анализа денег К. Марксом и З. Фрейдом приходит к выводу, что и у того, и у другого проявляется эффект отчуждения. Для Маркса это процесс отчуждения рабочих от результатов их труда, эксплуатация рабочих с помощью денег, а для З. Фрейда «деньги = feces = penis» (выражение садомазохистских связей). И – что главное для нашего исследования – такое отношение к деньгам носит паранойяльно-шизоидный характер. Один из психологов приходит к выводу, что шизоидно-паранойяльная оценка сложных социальных явлений согласуется с определенными социальными теориями. В силу этого и столь примечательна роль шизоидов в политической жизни общества: они со своими взглядами нередко проповедуют маргинальные теории, которые при определенных социальных условиях могли бы стать общественной идеологий, или, по крайней мере, быть приняты обществом в целом. Таким образом, шизоидам нередко отводится роль провозвестников, которые первыми начинают говорить о необычных теориях, идеях. Эти идеи могут быть и не востребованы обществом. В данном случае перед нами шизоид-маргинал. Но эти идеи могут стать весьма распространенными, и в этом случае шизоиды выступают новаторами, вестниками нового, лицами, которые ломают стереотипы общественного мнения.

Изучить этот процесс важно с точки зрения блокирования появления опасных социальных теоретических конструкций шизоидного типа.

Понимание особенностей шизоидного мышления актуально и для понимания современного искусства. L. A. Sass в монографии «Безумие и модернизм» (1992) выявил, по его словам, «ошеломляющее, жуткое сходство» между восприятием окружающего мира шизофрениками и современным искусством. Шизоидные мотивы в искусстве выражены, по мнению автора, в работах Franz Kafka, Paul Valery, Samuel Beckett, Alain Robbe-Grillet, Giorgio Chirico, и Marcel Duchamp, в философских концепциях: Friedrich Nietzsche, William James, Martin Heidegger, Michel Foucault, и Jacques Derrida и др. По результатам творческой деятельности этих и других шизоидов Сасс делает вывод о том, что важнейшими психологическими признаками шизоидности являются разъединение действий, эмоций и тела, актуализация самосознания. При этом его рассуждения касаются не границы «шизоид – нормальный человек», а границы «шизоид – шизофреник». Он считает таких лиц в искусстве сложными и интересными творцами. Это «само-знающие» люди. Особенности их восприятия резко актуализируют их индивидуальное понимание окружающего мира. Выражение этой индивидуальности в искусстве нередко является событием для тех, кто подобным восприятием не обладает.

P. Solie (1987) анализирует паранойяльно-шизоидные типы личности на примере египетской мифологии. Такие персонажи оказались достойными мифологического описания. Они прочно вошли в человеческую историю. И с позиций понимания данных типов личности возможно переосмысление некоторых моментов человеческой истории.

R. W. Godwin (1991) установил, что шизоидное мышление достаточно эффективно при анализе порядка во вселенной в целом. Наблюдается теоретический изоморфизм между идеями психоанализа W. R. Bion и идеями теоретического физика D. Bohm. И для дальнейшего прогресса науки важно продлить междисциплинарный диалог, когда мысли психоанализа об особенностях шизоидного мышления и мышление физиков-теоретиков должны найти точки соприкосновения и обогатить друг друга. При этом речь идет об особенностях мышления, режимах мысли. В отличие от текущего состояния дел, где физика и психология далеки, если не антагонистичны друг другу, здесь (специфика понимания дивергентного – divergent – поля в физике) особенности мышления физика-теоретика может быть лучше поняты с позиции исследования особенностей мышления шизоидов.

Поэтому исследование особенностей лиц с чертами шизоидности может обогатить человечество как в плане понимания искусства, так и сложнейших физических явлений. И такое понимание влияния шизоидности черт на развитие человеческого общества все чаще признается современной психологической наукой.

Наличие шизоидных черт личности, в частности, шизоидной акцентуации, является общепризнанным в современной науке.

При этом следует отметить, что большое количество лиц с шизоидной акцентуацией, с одной стороны, и гуманные соображения, с другой, не позволяют социально отмежеваться от данных людей: они существовали и будут существовать среди нас. Многие из них настойчиво стремятся жить, функционировать в сфере общения с другими людьми. Они менее предрасположены к предметной деятельности и более желают работать (и реально работают) «на людях». Многие из этих людей успешно справляются со своими обязанностями, хотя это достается им нередко немалым трудом. Поэтому определение точной психодиагностической границы между лицами с чертами шизоидной акцентуации, успешно справляющимися со своими профессиональными обязанностями, и теми, кто вносит проблемы в систему межличностных, производственных отношений в значительной мере равносильно появлению метода, способа, инструмента более тонкого вмешательства в социальные процессы, происходящие в нашем обществе, с точки зрения их оптимизации. Особенно это важно в управленческой сфере, от которой существенно зависит эффективность экономической, социально-политической, духовной жизни общества.

Данная проблема уже поставлена в акмеологии. Так, в диссертации В. И. Виноградова отмечается: «Акцентуации могут существенно способствовать формированию профессиональной предрасположенности к тому или иному виду профессиональной деятельности и мешать этому процессу.

Лица с шизоидной акцентуацией на организаторской работе могут вносить напряженность, нервозность в систему межличностных отношений. В то же время они могут раскрыться в творческой деятельности: живопись, народное творчество, танцы и т. д. Для таких лиц более подходит самостоятельная деятельность, связанная с активной внутренней деятельностью. Ставить их в рамки строгих регламентируемых отношений – значит создавать проблемы для данной личности и для окружающих.

Каждый тип акцентуаций способствует продуктивности в одних видах деятельности, в одних ситуациях и препятствует – в других». (Виноградов В. И., 1996, с. 56).

В этом отношении шизоидная акцентуация не является исключением. Осознание того, когда, при каких условиях, как такая личность может препятствовать или же способствовать той или иной профессиональной деятельности важно с социальной и с индивидуально-психологической точек зрения.

Лица с чертами шизоидности испытывают определенные трудности в процессе адаптации к различным видам профессиональной деятельности. Учет этих личностных особенностей может облегчить участь как самих работников, так и окружающих их людей, способствовать их оптимальному профессиональному самоопределению и самореализации личности. Поэтому исследование лиц с чертами шизоидности способствует росту понимания природы шизоидности, а, следовательно, терпимого, психологически грамотного отношения и профессионального использования таких лиц.

Актуальность данного исследования связана и с выявленными тенденциями в «производственном движении» лиц с шизоидной акцентуацией.

По нашим данным, с 1991 по 1993 годы наблюдался отчетливый процесс перемещения данных лиц из сферы государственной службы в сферу коммерции, торговли, частного предпринимательства. Однако в 1994–1995 годах и позднее наметился противоположный процесс: данные лица стали перемещаться из сферы коммерции назад, в систему госслужбы. И это понятно психологически. В силу своего необычного мышления они выдвигали различные, весьма оригинальные проекты, идеи, были нестандартны в различных видах деятельности. Им казалось, что в бизнесе они легко и естественно могут стать богатыми, добиться многого в жизни. Однако жизнь расставила свои акценты: неадекватная шизоидность не прижилась в бизнесе, где критерием оценки работника являются не слова, не его идеи, а реальная прибыль. Поэтому, потерпев фиаско на фронте коммерческой деятельности, данные лица вновь стали возвращаться в систему госслужбы. А при чрезмерно высоком проценте лиц с шизоидной акцентуацией в управленческой структуре ее эффективность снижается.

В то же время среди лиц с повышенной шизоидностью (по шкале Sc методики MMPI) немало умных, ответственных, творческих работников, которые на своем месте способны принести пользу обществу.

Поэтому вопрос об определении границы производственной, профессиональной эффективности и неэффективности лиц с шизоидной акцентуацией перспективен, актуален в практическом плане.

Этот вопрос уже поставлен в науке. Так, в исследовании J. Derksen, (1995) анализируются реальные примеры выполнения лицами с чертами шизоидности работы диспетчеров (warden) воздушного движения, библиотекарей и др. Делается вывод о том, что в некоторых профессиях шизоиды могут быть весьма эффективными. При анализе реализованы поведенческий, когнитивный, межличностный, биологический подходы. Авторы широко применяли Диагностическое и статистическое руководство по интеллектуальным отклонениям (DSM-IV) и ICD-10 (Международную классификацию психических отклонений). Следует все же отметить, что в основном анализировались тяжелые шизоиды, которые более относятся к ведению психиатров, нежели психологов. Кроме того, в России специфические условия формирования и развития людей.

В плане теоретическом данное исследование сконцентрировано на анализе проблем, возникающих на границе между акцентуациями, отклонениями от нормы и самой нормой. А это заполняет теоретический вакуум, который реально существует между психиатрией и психологией, способствуют развитию целостной теории личности, теории акцентуированных черт личности.

J. M. Hughes (1989) подчеркивает, что в психологии, психоанализе, психиатрии теоретические концепты истероидности, паранойяльности, шизоидности служат основанием для выделения тех или иных разновидностей психоанализа, классификации возникающих теорий и т. д. Этот феномен может проявиться и в акмеологии, и в развитии современной теории личности.

Поэтому данное исследование актуально с практической, социальной, теоретической точек зрения.

Черты шизоидной акцентуации могут наблюдаться у лиц с психическими отклонениями, с явными признаками шизофрении. Однако не они не являются предметом нашего анализа. Проводится исследование лиц с чертами шизоидной акцентуации, которые в своем большинстве успешно справляются со своими производственными и профессиональными задачами. Эта работа имеет целью выявить психологические особенности лиц с чертами шизоидной акцентуации и предложить на этой основе рекомендации по их наиболее оптимальному использованию.

Предметом данного исследования не является шизоидно акцентуированная личность, он более тонок: речь идет о чертах шизоидной акцентуации. Эти черты могут встречаться и у нормального человека. Проведенное исследование посвящено не аномальной личности, а нормальной личности, но с чертами, которые постепенно переходят в акцентуированные. Примерно так же, как раньше термин «акцентуированная личность» занял среднее место между патологией и нормой, являясь все же крайним вариантом нормы, так и термин «акцентуированные черты личности» означает круг личностных черт в диапазоне «нормальная – акцентуированная личность».

В настоящее время шизоидность понимается как психическое состояние рефлексии, внутрьнаправленного внимания, некоторой отчужденности от окружающего мира, выражающееся в уходе индивида от контактов с окружающей действительностью и погружении в мир собственных переживаний. Она может быть результатом неправильного воспитания или чертой характера интроверта. Термином «шизоидность» стали пользоваться при описании индивидуальных особенностей, связанных с преимущественной ориентацией человека на свою внутреннюю картину мира и внутренние критерии в оценке событий, что сопровождается утратой способности к интуитивному пониманию окружающих, проигрыванию их ролей, неадекватным эмоциональным реагированием на их поведение. Некоторые тесты, например, MMPI, содержат шкалы, измеряющие шизоидность мышления и поведения (основные шкалы: Sc – шизоидности, Si – социальной интроверсии; дополнительные шкалы: SOC – коммуникативные качества; AUT – аутизм; HOS – интровертированность). Симптоматика шизоидности включает: отсутствие или ослабленное проявление «комплекса оживления» к людям и его наличие по отношению к неодушевленным предметам; дефекты речи; склонность к ритуализации поведения или стереотипным действиям; отсутствие «контакта глаз» в общении с близкими; трудности в распознавании опасностей. Эти симптомы парадоксальным образом сочетаются с необычно хорошим моторным развитием, точной памятью, высокими достижениями в развитии некоторых специальных интересов (счет, механическое конструирование и т. п.).

Черты шизоидной акцентуации личности могут быть и у нормального человека, ярко выраженные шизоидные черты характерны для акцентуированных личностей. Поэтому граница данного исследования проходит не между шизоидной акцентуацией и шизофренией, а между нормой и шизоидной акцентуацией. Шизоидная акцентуация является нормой, но в ее крайнем, пограничном проявлении.

Шизоидные черты личности относятся к разряду необычно выраженных, акцентуированных черт. В то же время в акмеологии наметился прорыв в понимании психологических особенностей развития и функционирования многих акцентуаций с помощью психодиагностических исследований. Если это так, то можно предположить, что психодиагностические исследования могут оказаться эффективными и при изучении шизоидных черт.

В психологии получение новых знаний связано не столько с «открытием» новых психических явлений, сколько с новыми способами, методами их изучения, с новыми взглядами на существующие факты. Если это так, то при массовых психодиагностических исследованиях с использованием новых информационных технологий возможно накопление статистико-психодиагностической информации, которая в совокупности с традиционными методами психологического исследования (наблюдение, эксперимент и др.) может способствовать получению новых психологических знаний, экспериментально-психодиагностической проверке выдвинутых гипотез по поводу развития и функционирования шизоидных черт личности.

В рамках общего гипотетического предположения сформировались и более частные гипотезы – субгипотезы.

В частности, в современной науке выдвигалась идея о том, что для шизоидов характерно разное, относительно противоположное отношение к отцу и к матери. В силу этого возникла гипотеза, что вопросы методик MMPI и других, диагностирующих отношение обследуемых к родителям, могут оказаться весьма прогностичными при диагностике черт шизоидности. Заранее отметим, что данная гипотеза не подтвердилась экспериментально-психодиагностически. Однако полученные научные результаты позволили уточнить теоретические представления о психологической сущности шизоидных черт личности.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное