Николай Кин.

Real-Rpg. Система Возвышения. Метаморф



скачать книгу бесплатно

Как описать произошедшее со мной на тренировке? Позже я много об этом думал и смог, как мне показалось, разобраться в этом. Нет, я не прирожденный боец, как могло показаться со стороны. Если бы не мой напарник в отработке техники, а все зависело именно от него на данном этапе, то я не смог бы идеально повторить все те движения, как сделал это в зале. Думаю, я был бы так же неуклюж, как и начинающий познавать путь айкидо белый пояс. Мне пришлось бы многократно повторять каждое движение и отрабатывать их до автоматизма, путем долгих упорных тренировок доводя до полной естественности. Но напарник мне попался отличный и у меня получилось сделать то, что я сделал, а именно – «впитать» и подстроить его технику, его понимание движений под себя. Почувствовав, как он видит ее идеальное исполнение и к чему стремится, смог стать на некоторое время наравне с ним. Ведь в каждом искусстве, исполняя какой-либо прием или движение, будь то боевое или танцевальное па, человек думает о нем и двигается с мыслью сделать его максимально правильно и идеально. Чтобы самому понравилось, а если понравится ему самому, то будет выглядеть просто потрясающе для остальных, ведь нет более строго судьи, чем вы сами.

Как-то незаметно для меня партнер сменился, а коричневый пояс уступил место сенсею, вот где я почувствовал, что, даже ощущая, как правильно двигаться, у меня не получалось повторить его движения, без долгой практики и интенсивных тренировок своего тела. Буквально через пять минут бешеного темпа исполнения техник, почувствовал, что если сделаю хоть еще одно движение, то упаду и долго не смогу подняться. Увидев, судя по всему, мое состояние, сенсей остановил спарринг, и я устало опустился на колени, шумно дыша, пытался успокоить дыхание глубокими вдохами и выдохами, и через некоторое время у меня это получилось. Расслабленно развалился на татами, раскинув руки в стороны, благо никому этим не мешал.

– Эй, парень, ты в порядке? – подошел ко мне сенсей.

– Да, нормально, передохнуть только надо, – отдышавшись, ответил я.

– Ты раньше где-нибудь занимался? – после этого вопроса он очень внимательно на меня посмотрел.

– Нет, сегодня мое первое занятие по айкидо.

– Интересно… Очень интересно, я бы сказал, – задумчиво произнес сенсей.

– Для впервые вышедшего на татами ты очень хорошо двигался и чувствовал как мои, так и движения своего партнера, – в его голосе слышалось явно различимое изумление и даже некоторый шок.

Еще бы, ведь я чувствовал их так же, как и вы, подумал я. Но ответил, разумеется, совсем другое, так как говорить правду о своих удивительных возможностях первому попавшемуся человеку было бы слишком опрометчиво с моей стороны.

– Может, у меня талант к боевым искусствам? – с улыбкой спросил я.

– Нет… Это что-то другое, я внимательно наблюдаю за вновь пришедшими, и за десятилетний стаж практики в качестве сенсея научился определять бойцов с первого их движения. И до того, как ты вышел против Андрея (имел коричневый пояс, как позже понял я), в твоих движениях не было и не могло быть той легкости, с которой ты стал исполнять техники, не отработав даже базовых движений!

– Ну ладно, вижу, ты устал, приходи на тренировку через день, если не передумаешь заниматься.

Запишись на ресепшене у Оли.

– Хорошо, – ответил я. Выходя из зала, не забыл поклониться при выходе, видел, что так делали другие.

Приняв душ и переодевшись в чистое, записался на ресепшене у Ольги. Выяснил у нее, когда следующая тренировка, получается, через день, в среду. Попрощавшись, вышел на улицу и медленным шагом побрел в сторону метро. Во всем теле ощущалась приятная усталость, но я знал, что после сна мышцы будут очень ныть и болеть, имелся у меня печальный опыт в прошлом, когда пытался заняться карате. А сегодня я напряг те из них, о существовании которых и не подозревал раньше вовсе. Доехав до своей станции, стал свидетелем и участником происшествия, последствия которого могли быть очень печальными, если не сказать трагическими.

Сначала сверху лестницы у турникетов раздался громкий звук свистка и крики. Вниз, не разбирая дороги, через несколько ступенек побежал парень, и так получилось, что, когда он хотел обогнуть девушку, стоящую почти у самого края платформы, то задел ее портфелем, который держал в руке. И побежал дальше, даже не оглянувшись. А в это время девушка покачнулась от такого мощного и неожиданного толчка и стала падать прямо на рельсы. И все могло бы закончиться хорошо, так как сзади нее стоял мужчина и успел схватить девушку за кофту, но та, не выдержав такого грубого обращения, с громким как выстрел звуком порвалась, и девушка продолжила падать на рельсы, прямо под поезд, если бы не парень, который бросился вперед и подхватил девушку перед самым падением, выбросив ее вверх, в сторону перрона. И буквально через секунду скрылся под поездом, который отчаянно пытался остановить машинист, поняв, что что-то не так на путях, но не успел. Под громкий звук тормозов и громкие крики людей, требующих убрать поезд, он остановился. Через несколько секунд поезд опять тронулся с места, и когда вагонный состав двинулся дальше, под тем местом, куда падала девушка, лежал, сгруппировавшись, парень.

Тем парнем, как вы, наверно, уже догадались, был именно я. В тот самый момент, когда я понял, что блузка рвется и через несколько секунд девушка попадет под подъезжающий поезд и точно покалечится, а возможно, и погибнет. В тот самый момент время вокруг меня как будто остановилось, и, преодолевая сильное сопротивление воздуха, я почувствовал, как мои мышцы натянулись и как скрипят от натуги жилы. На пределе сил прыгнул вперед, приземлившись между рельсов и, понимая, что не успеваю опустить девушку вниз между рельсами и опуститься сам, буквально вышвырнул ее перед мордой поезда, на того самого мужчину, который уже пытался помочь девушке. Сразу после этого резко упал, даже не пытаясь смягчить падение, под оглушительно гудящие тормоза пытавшегося остановиться поезда. Успев, однако, заткнуть уши руками, чтобы, не дай бог, не оглохнуть. Когда поезд отъехал, ко мне вниз прыгнул тот самый мужик, которому я кинул девушку, и помог подняться.

– Ну ты, парень, даешь! Шустро ты, я бы точно не успел, – сказал он мне, поддерживая меня под плечо. Я еще некрепко стоял на ногах и меня чуть шатало из-за нахлынувшего адреналина.

– Что с девушкой? – перво-наперво спросил я.

– Да все с ней хорошо, вон стоит, – и указал рукой на перрон. Там вся в слезах, опустив глаза, стояла самая красивая девушка, которую я только видел в своей жизни. Стояла и смотрела на меня, буквально ощупывая на предмет полученных повреждений, с искренним переживанием на лице и готовая чуть что, снова пустить слезы. Удивился про себя такой реакции – ну спас, но прошло ведь только несколько минут после всего этого, и так смотреть на чужого, в сущности, человека? Очень странно.

Сверху, нам подали руки несколько мужчин, и, ухватившись за них, мы вылезли на перрон, где мне громко зааплодировали, а кто-то даже и заулюлюкал во все горло.

– Молодец!..

– Так держать! – доносилось из толпы, которая сразу собралась вокруг происшествия, как обычно всегда и бывает.

– А парень-то не промах, вон какую девицу отхватил! – выкрикнул кто-то и из толпы, послышался добрый смех и даже я улыбнулся этому. А девушка так вообще залилась румянцем и потупила глаза в пол. Подойдя к девушке, смотрел на нее и никак не мог придумать, что спросить, в голове было пусто. Не придумав ничего умнее, спросил первое, что пришло мне в голову.

– Как ты? – взволновано спросил я.

– Благодаря тебе хорошо, – прошептала она.

И, встав на носки, дотянулась до моей щеки и чмокнула ее. Вокруг опять послышались подбадривающие крики.

– Спасибо, – снова прошептала она.

– Всегда пожалуйста, – опять сумничал я.

– Вика! Вика, как ты?! – закричал какой-то молодой человек с другого конца зала, и, быстро подбежав к девушке, стал ее ощупывать и осматривать со всех сторон. Она с улыбкой повернулась к нему и бросилась на шею. Я же молча развернулся и, не оглядываясь, ушел наверх. Судя по всему, это был ее парень, а жаль, она мне приглянулась. Но быть третьим лишним мне точно не хотелось. По пути домой забежал в магазин и купил колбасы и батон хлеба, подумав, прихватил еще пачку зеленого чая. Наконец-то оказавшись у себя на кухне, включил чайник и уселся мастерить бутерброды. Быстро их умяв, как учил нас всем известный кот, колбасою вниз да под сладкий чай. И, не раздеваясь, завалился в кровать, решив оставить все размышления на завтра, и как ни странно, почти сразу отрубился.

Последней мыслью, пролетевшей в голове, было: «Н-да, знатный сегодня выдался денек…»

Проснулся через несколько часов не сам, а от звонка в дверь. Через несколько секунд, не дождавшись моего ответа, по двери стали молотить ногой. Удивившись такому, мягко сказать, странному поведению неизвестно кого, все же встал и, подойдя к входной двери, посмотрел в глазок. Оттуда на меня уставился чей-то красный от полопавшихся вен глаз. Быстро отскочив от входной двери, спросил:

– Кто там?

– Мы из военкомата, открывайте дверь! – послышалось оттуда и синхронно с этим по двери опять ударили ногой.

– Покажите ваши удостоверения! – нашелся я с ответом.

– Я тебе знаешь, что сейчас покажу! – и снова удар по двери.

– Открывай дверь, иначе мы повяжем вас по статье об уклонении от воинской службы! – надрывался за дверью военный, а это был именно он. Рядом с ним стоял какой-то плешивый старичок в гражданском, с папочкой под мышкой.

– Пока не покажете удостоверения, не открою! Я знаю свои права и не буду открывать дверь кому ни попадя.

– Это МЫ кто ни ПОПАДЯ?! – снова закричал военный. Больной какой-то, про себя подумал я. Такому откроешь, и фиг поймешь, что он может сделать, нападет еще на меня.

– Андрей, покажи ему удостоверение, – спокойно произнес другой мужик.

– Но, Владимир Михайлович… – попробовал что-то возразить вояка.

– Покажи, – с нажимом повторил плешивый. Недовольно вздохнув, он все-таки залез в карман куртки и достал корочку и, даже не развернув, поднес к глазку.

– Разверните, – сразу же сказал я. Этот же неадекватный тип опять обернулся и посмотрел на плешивого, который утвердительно ему кивнул. После он все-таки развернул его и показал, поднеся к глазку. Я прочел следующее: Андрей Сергеевич Свинопас, и далее воинское звание: Прапорщик. Понятно теперь, почему он не хотел его показывать, ведь он реально чем-то смахивал на свинью, своим неадекватными повизгиванием так точно.

– Хорошо, сейчас, – но открыл я дверь не полностью, а на длину цепочки, и, как оказалось, не зря. Чуть ее не порвав, в квартиру попытался прорваться этот псих, но я, готовый к чему-то такому, сам уперся с другой стороны двери, и у него ничего не вышло. Отпрянув от двери, тот, по всей видимости, хотел попытаться взять дверь с разгона, но его опять остановил плешивый.

– Хватит, Андрей! – по-видимому, тот все-таки остановился. Я же был готов закрыть дверь в любой момент.

– Савиков Николай Сергеевич? – спросил он меня.

– Да, это я.

– Вы проживаете в этой квартире?

– Да, проживаю.

– Один?

– Простите, а к чему такие вопросы?

– Просто интересуюсь, почему за вами числится повестка годичной давности, и вы все еще здесь, а не защищаете просторы нашей дорогой родины.

– Я был в коме…

– Простите, где? – переспросил он.

– В коме был, говорю! И только два недели, как вышел из нее, – внес ясность я.

– Ясно. Но это не изменяет того факта, что вы не явились на приемную комиссию, – продолжил он гнуть свою линию.

– Но, простите, я был в бессознательном состоянии и никак не мог на нее попасть. Разве что на тележке и в состоянии овоща. И вообще, чего вы от меня хотите?

– По вашей последней справке из института **** вы числились на первом курсе и сейчас должны заканчивать второй. Предоставьте справку о том, что продолжаете учебу, и никаких к вам больше вопросов не будет, по крайней мере некоторое время.

– Она в институте, – быстро сориентировался я

– Тогда вот, распишитесь в получении повестки на приемную комиссию. – Он быстро что-то начеркал на бланке и протянул его в мою сторону вместе с ручкой. Бегло просмотрев его, увидел сегодняшнее число. Судя по всему, я должен был явиться в военкомат сегодня в пять вечера по такому-то адресу… с ВЕЩАМИ! Честно говоря, я потерял дар речи от такой наглости, но, совладав с собой, сказал:

– Я не могу это подписать.

– Как это? Вот бланк, вот ручка, подписывайте! И не задерживаете меня, у нас сегодня много дел, – нагло заявил мне он.

– Нет, вы не понимаете, я не могу его подписать по той причине, что сейчас институт не работает и начинает он свою работу, только в августе. Тогда я первым же делом сразу получу справку и предоставлю ее вам.

Недовольно цокнув языком, тот все-таки опять что-то начеркал на другой бумажке, уже черной гелевой ручкой и просунул мне.

– Вот! Явитесь на приемную комиссию 1 августа. – Прочитав новую повестку, действительно увидел, что выдана она на 1 августа и нужно явиться в военкомат в этот раз без вещей. Чуть было не расписался ручкой, которую он мне дал первой, но заметил какую-то странность в этом бланке благодаря своему улучшенному зрению. Еще сильнее приблизив к нему взгляд, увидел, что это не одна повестка, а две, склеенные вместе, и на месте росписи получателя вырезан аккуратный, почти незаметный простому взгляду квадрат. Быстро поняв, что мне может грозить, если я на таком распишусь, вернул его обратно со словами:

– Дайте, пожалуйста, новый и ЧИСТЫЙ бланк! – выделив слово чистый, с намеком сказал им я. – На этом не пишет ручка, чем-то он заляпан.

За дверью послышался какой-то приглушенный шепот, который я не успел услышать. И мне опять протянули новую повестку, с датой на первое число августа. Теперь я еще внимательней его осмотрел и только потом подписал, потребовав себе копию с подписями берущих повестку. В этот раз услышал их очередной шепот:

– Черт…

– Что будем делать, шеф?

– Давай нормальную повестку и пошли отсюда.

– Но…

– Давай, говорю! Будем действовать по другому варианту. И через несколько секунд мне опять протянули еще одну повестку, где стояли их подписи. Вспомнив подпись военного в его удостоверении, понял, что на этот раз, судя по всему, без развода. В ответ протянул им свою подписанную, вместе с их ручкой.

– Всего хорошего, – пожелал им я и закрыл дверь. Они несколько секунд постояли рядом с ней, но потом все-таки пошли вниз по лестнице. Лифт в очередной раз не работал.

– М-да, дела… – протянул я. Кажется, кто-то очень хочет, чтобы я пошел в армию, интересно, с чего бы это. Подумав, понял, что в нашу армию при нынешней их системе подготовки и расцветающей дедовщине я точно не хочу, так как это будет бесполезно потраченное время. Сделали бы ее уже давно контрактной, как во многих других странах. Быстро найдя в мобильнике номер нашего деканата, позвонил туда и уточнил, что до сих пор числюсь в институте как студент и даже был переведен на второй курс! Узнав до скольких они работают, быстро собрался и, взяв нужные документы, такие как зачетку и студенческий с паспортом на всякий случай, выскочил из дома.

Глава 3. Учеба…

Отступление. Владимир – лейтенант

Еще раз внимательно прочел поступивший факс, в котором говорилось, что нужно забрать в армию такого-то парня по такому-то адресу, что было обычным для него делом. Он работал в этой сфере уже не один год и всегда набирал нужное количество призывников со своего участка. Зачастую пользуясь не совсем чистыми приемами, но, как он искренне верил, все, что он делает, это только им во благо! А пытаясь уклоняться от служения родине, они тем самым не делают чести своим предкам. Но вот что заставило его перечитать этот странный факс, так это то, что в конце было написано следующее: «По возможности сделать так, чтобы он до самого последнего момента не понял, что его хотят насильно забрать в армию, а это всего лишь формальность. И когда ему уже будет некуда деваться, он встал в стройные ряды защитников отечества!»

Пожал плечами на очевидную дурь вышестоящих. Захватил с собой Андрея – недалекого служаку, который мог четко придерживаться нужной линии поведения – и выехал по указанному адресу.

***

Судя по всему, мне предстояла усиленная учеба. Быстро добрался до института, дорога занимала у меня всего сорок минут езды от дома, дойдя, зашел внутрь, показав охраннику студенческий. Тот мельком мазнул по нему взглядом, и я спокойно направился прямиком к нашему деканату. Дойдя до него, хотел было постучать в дверь, но из-за нее слышались какие-то гневные женские крики. Усилив слух, смог разобрать, что же они там кричали такого интересного.

– Вы не можете его отчислить! Это бесчеловечно! Вы же прекрасно знаете, в каком он был состоянии. Он же только выписался, дайте ему время на подготовку, и я уверена, что он все сдаст!.. – на повышенных тонах говорил молодой женский голос.

– Спокойнее, Виктория, я все прекрасно понимаю, но буквально вчера мне позвонили из проректорской и сказали, что всех неуспевающих или должников нужно отчислить до 31 августа.

– Но… – попыталась было возразить девушка.

– Если он успеет сдать до крайнего срока 30 августа, то мы переведем его на третий курс.

– Но как же он успеет сдать пятнадцать с лишним зачетов и экзаменов, не говоря уже о курсовых?!

– А вот это уже не наша проблема, разговор окончен! Всего доброго.

Послышался стук каблуков, и я, не желая быть замеченным за подслушиванием, быстро скользнул за угол. И буквально через несколько секунд хлопнула дверь деканата и мимо пронеслась разгневанная девушка, в которой я с удивлением узнал вчерашнюю спасенную. Пожав плечами, все-таки добрался до деканата, постучал и получил разрешение войти.

– Здравствуйте, мне хотелось бы узнать, что мне нужно сдать, чтобы меня перевели на третий курс, – сказал я. На меня с удивлением посмотрела наш декан, которая за прошедшее время почти не изменилась, разве что чуть добавилось морщинок вокруг глаз.

– А вы, простите, кто?

– Я Савиков Николай, студент группы 28-УПО, насколько я понимаю, в данный момент я числюсь на втором курсе.

– Ясно… – протянула она, внимательно меня разглядывая, как какую-то необычную зверушку.

– Ну что же, вы, по всей видимости, выздоровели, с чем я вас и поздравляю. И готовы приступить к учебе. Но тут есть небольшая загвоздка в связи с тем, что, хоть и по независящей от вас причине, вы не смогли посещать занятия. Но студсовет и наш деканат смогли настоять на том, чтобы вас не отчислили! С заверениями, что когда вы очнетесь, то сдадите все накопившиеся долги…

– Да, я все понимаю и готов постараться, чтобы их сдать, – твердо сказал я. На самом деле я был не уверен, что смогу их сдать. Такое большое количество зачетов и экзаменов, но еще раз повторюсь, что в армию, я точно не собирался, и вообще – попытка не пытка…

– Ну тогда секунду, – и быстро, что-то стала набирать на компьютере. Спустя несколько минут заработал принтер. Напечатав примерно пять страниц текста, он закончил выплевывать бумагу. Взяв листки, декан протянула их мне со словами:

– Тут есть все, что вам может понадобиться для сдачи зачетов и экзаменов. Причем довожу до вашего сведения, что вы должны успеть все сдать до 31 августа, так как именно в этот день будет комиссия, и вы главный кандидат на отчисление.

– Все преподаватели будут в институте начиная с 25 июля…

– У вас есть еще вопросы?

– Нет, нету. Спасибо вам за помощь!

– Ну тогда всего вам доброго и желаю удачной сдачи всех долгов.

Даже не заглядывая в листки, я вежливо попрощался и вышел, аккуратно закрыв дверь. Убрав их в сумку, решил во всем разобраться дома, с чашечкой зеленого чая и под любимые саундтреки из аниме, вот такая вот экзотика. Но, прежде чем ехать домой, заглянул в наш довольно приличный буфет, где можно было недурственно перекусить, заказав чашку чая, к сожалению, черного, зеленого не было, и парочку чебуреков с сыром. Как я помню, они здесь всегда были восхитительные. Взяв заказ, встал за столик и с удовольствием перекусил, при этом смотря на настенный телевизор, там опять показывалась очередное идиотское шоу. Даже не могу представить тех, кто может верить в искренность и не наигранность всего этого… Но, видно, раз до сих пор их крутят, то люди смотрят, что не может не огорчать.

Покушав, вышел из нашего корпуса и пошел к выходу. Справа от него, по всей видимости, была начата какая-то стройка, судя по наличию там спецтехники. Подойдя поближе, понял, что наконец выделили денег на постройку спортзала… Это была больная тема для нашего института и его студентов. Причем уже довольно долгое время. Как я узнал у старшекурсников до того, как слег в кому, денег, выделенных на постройку этого строения, хватило лишь на заливку площадки и ни на что иное, а другие средства «бесследно» исчезли. И именно в тот момент, когда я подошел к стройке, стал двигаться кран с прикрепленными к нему балками для строительства. Нарушая все правила безопасности, оператор крана стал проводить им над группой студентов, стоящих невдалеке, а не над специально огороженной под это дело территорией. По закону подлости, именно в этот момент я услышал, как заскрипел трос, державший эти балки, и с громким звуком этот трос оборвался и балки понеслись прямо в группу студентов, которые заметили их в последний момент, но явно не успевали отскочить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6