Николай Калифулов.

Серия криминальных детективов «Погоня». Том 2



скачать книгу бесплатно

Я оглянулся.

Парень приветливо улыбался мне. По его глазам я понял, что он изрядно выпивший, а когда приблизился, я почувствовал сильный запах спиртного.

– Это вы верно подметили, – поддержал разговор я. – За такими, как Плетнёв нам не угнаться.

– Что правильно, то правильно. По совести говоря, человеку немного надо, была бы квартира и хорошая зарплата, на которую можно было содержать семью. А такие сооружения, которые разрослись вокруг, незачем иметь одному человеку. – Его прищуренные глаза испытующе прошлись по мне. – Я слышал от приятеля, вы крепко отделали Егора и Петра. Так им и надо хозяйским холуям. Этих мразей я больше не увижу. Всё, с меня хватит. Достаточно я натерпелся от Плетнёва. Сегодня последняя смена, увольняюсь. Придётся искать новую работу. И почему большие деньги достаются всякой швали? Будь у меня десятая часть его денег, я чувствовал бы себя на седьмом небе, а ему всё мало.

– Так устроена жизнь, – произнёс я. – Всякие попадаются люди. Извини приятель, я потолковал бы с тобой, но мне надо ехать. Итак, допоздна задержался.

– Я тебя понимаю, – улыбнулся он и подмигнул. – У меня такая же дома сидит.

Я собрался было садиться в машину, когда внезапно у меня появилась мысль.

– Если есть желание посидеть за хорошей бутылкой вина и потолковать о жизни, то приходи завтра в кафе «Пегас» в три часа, – сказал я. – У меня много друзей. Вдруг я смогу тебе помочь с твоей новой работой. Меня зовут Григорий, а тебя?

– Максим.

– Будь здоров, Максим!

– Пока!

Я сел в машину, запустил двигатель и вырулил со стоянки. Всё это время мой новый приятель смотрел в мою сторону. Выехав на проезжую часть, я обнаружил, что Жанна склонила голову к окну. Она дремала.

По дороге домой я размышлял о встрече с Плетнёвым.

Я был доволен её результатом. Оказывается портсигар собственность Плетнёва, но мне в это не верилось. Кажется, ограбление Астахова организовал именно Плетнёв. Я это интуитивно чувствовал. Для чего он это сделал? Ну конечно не для наживы, а чтобы крепче подтянуть к себе Астахова, делая его должником, тем самым он может манипулировать им как захочет. Почему он это делает? Наверное, потому, что за фигурой этого дурня маячит более интересная фигура – Раиса Шмулович. Угрозы в мой адрес – его главная ошибка. Значит, он чего-то боится. Похоже, я нахожусь на верном пути.

Теперь надо выяснить: Какую роль в смерти Лапина сыграл портсигар? Кто убийца? Все эти вопросы меня вновь возвращают к исходной позиции.

Я ехал по городу, и, когда минут через двадцать добрался до дома, то увидел, что возле калитки стоит полицейская машина.

При моём появлении дверца автомобиля распахнулась, и подполковник Кирюхин тяжело двинулся в мою сторону.

– Григорий, я тебе звоню на мобильник, почему не отвечаешь? – спросил он.

Я вынул мобильник из кармана и взглянул. Он был отключен.

– Вероятно, сел аккумулятор, – ответил я.

– С тобой желает говорить полковник Вихров, – произнёс он, останавливаясь в метре от меня. – Поехали?

– Николай Николаевич, сейчас никуда не поеду, еле держусь на ногах, – сказал я. – Давай договоримся так.

Утром часов в десять я буду в управлении полиции. Даю честное слово. А сейчас мне нужно отдохнуть.

Кирюхин заглянул в салон машины и увидел спящую девушку. Он усмехнулся. – С тобой всё ясно, – проговорил он. – Значит завтра утром, часов в десять, мы тебя ждём.

Он развернулся, сел в полицейскую машину и уехал.

Я попытался разбудить Жанну, но она крепко спала, совершенно не реагируя на мои возгласы. «Ну, не везти же её такую домой», – мелькнула у меня мысль.

Подняв её на руки, я бережно понес её к своему дому и не мог налюбоваться прелестным созданием. Там никого не было. Я занёс её в гостевую комнату, аккуратно положил на кровать и сверху прикрыл лёгким одеялом.

Я пошёл в свою комнату, разделся и лёг в кровать. Я вновь стал размышлять о прошедшем весьма тяжёлом дне, но мысли мои стали путаться и я начал засыпать, когда моё внимание привлек скрип двери. Я открыл глаза и увидел, как дверь моя осторожно отворилась и в комнату скользнула Жанна. Она была в своём вечернем платье. В полутьме она казалось привидением, но не в пример привидению выглядела просто обворожительно.

– Привет, – только и смог вымолвить я.

Девушка подошла к кровати и уставилась на меня.

– Ну, ты и скотина! – воскликнула она. – Ты куда меня привёз?

– К себе домой. Ты заснула в машине, и я тебя положил в гостевой комнате, – ответил я. – Но раз тебе не хочется спать, то мне и подавно. Будет лучше, если ты сядешь сюда. – Я откинул одеяло и подвинулся, давая ей место.

– Если ты воображаешь, что я пришла для того, чтобы спать с тобой, то глубоко заблуждаешься. Я пришла сказать тебе, что ты настоящая скотина, но и только!

Я нахмурился, набросил на себя одеяло и вернулся на прежнее место.

– Ну, что же, твоё заявление принято к сведению… Я скотина. Спокойной ночи. – Я отвернулся от Жанны и погасил свет. В комнате стало темно.

– Зажги немедленно лампу, – потребовала Жанна. – Как иначе я найду дорогу обратно.

– Потолкаешься среди мебели и как-нибудь выйдешь. Я хочу спать, – зевая, пробубнил я. – Спокойной ночи… Надеюсь увидеть тебя утром.

Она ощупью обошла кровать, и я улыбнулся в темноте, вновь откинул одеяло. Последовала короткая пауза, затем я услышал лёгкое шуршание ткани, когда девушка сбросила с себя одежду.

– Я тебя ненавижу, – проговорила она свистящим шёпотом. – Но раз я здесь, я остаюсь.

– Я так и думал. Ведь это такое долгое путешествие пешком обратно до гостевой комнаты.

Я протянул руки, обнял Жанну и притянул к себе. Она глубоко вздохнула, и её рот нашёл мой рот. Через мгновение мы погрузились в сладостную пучину любви.

За свою суматошную жизнь я знал многих женщин, но для меня обладание ими всегда было чем—то особенным. Иногда я бывал разочарован, иногда удовлетворён. Но Жанна дала мне нечто особенное, неиспытанное доселе. Позже мы повторили всё ещё раз, и я не мог вспомнить ничего, что приносило бы мне большее наслаждение, чем испытанное в эту ночь. Потом мы отдыхали, лёжа друг подле друга. Жанна, задыхаясь, ласкала мою грудь.

– Я догадывалась, что это будет чудесно, но всё же не представляла, что ты окажешься таким удивительным.

– А теперь спать, – приказал я. – Не надо комментариев.

Солнечный свет, пробившись меж щелей в шторах, разбудил меня. Я открыл глаза, потёр их и глубоко вздохнул. Жанна лежала рядом, прекрасная и обнажённая. Я погладил рукой её бедро. Она что—то пробормотала во сне, повернулась и, всё ещё с закрытыми глазами, крепко обняла меня. На сей раз наша любовная игра была менее страстной, но более нежной и продолжительной… Утомлённые, мы снова уснули.

Несколько позже я проснулся и взглянул на часы. Было без четверти девять. Я мягко потряс Жанну.

– Пришло время, вставать и идти домой, – сказал я. – Уже около девяти часов.

– Какая разница, – ответила она, потягиваясь. – Поцелуй меня!

Но мне не хотелось подвергать себя риску, раз уж я обещал явиться утром в управление полиции. Я соскользнул с постели и прошёл в ванную. Чисто выбритый, я вернулся в спальню. Жанна шагнула в ванную комнату и через пятнадцать минут вышла весьма освеженной. Мы выпили по чашке кофе, вышли из дома и сели в автомобиль.

Я быстро доставил Жанну домой.

Глава 7

Вскоре я приехал в управление полиции. Поднявшись на четвёртый этаж, в коридоре я увидел Кирюхина. Выражение его остроносого лица было весьма обеспокоенное, взгляд довольно хмурый. Он подошёл ко мне.

– Ты, не лезь на рожон, – предупредил он. – Вихров хотел с тобой ещё ночью поговорить, а с утра не стой ноги встал – злой. Срочно собрал весь отдел на совещание, накричал, обвинил личный состав в неумении работать.

– Зачем конкретно он меня вызывает? – поинтересовался я.

– Я не знаю.

– Тогда мне остаётся валять дурака, – заявил я. – Так будет легче с ним общаться.

Кирюхин постучал в дверь начальника и замер в ожидании.

– Входите, – прогремел изнутри голос, показавшийся мне таким же нежным и приятным, как звук сирены, завывающий во время тревоги в военном гарнизоне.

Кирюхин нерешительно передёрнул плечами. Повернув ручку, он открыл дверь и вошёл в кабинет. – Пришёл Гонымар.

За классическим письменным столом, в кресле сидел плотный бледнолицый мужчина с большой копной волнистых густых пшеничных волос с лёгкой проседью. На тяжёлом лице, отталкивающем своей жестокостью, сверкали устремлённые на меня прищуренные глаза. На этот раз Вихров был в штатской одежде.

– Гонымар, когда ты прекратишь своевольничать? – прогремел он. – Я ведь тебя предупредил, чтобы ты на пушечный выстрел не подходил к этому делу.

– Пока, не знаю, – пытаясь говорить корректно, ответил я. – Возможно, уже скоро.

– Ты, что хочешь продолжать…

– Остались, кое—какие детали и всё.

– И после этого ты не собираешься больше совать нос, куда не следует.

– Ну почему же? Мне будет интересно знать, как подполковник Кирюхин ведёт розыск убийцы, – сказал я. – Но мне известно, как Кирюхин работает, а поэтому он обойдётся без моей помощи. Прекрасно справится сам.

Вихров откинулся в кресле.

– Что-то ты мудришь… – Некоторое время он подозрительно глядел на меня. – Я не люблю таких типов как ты. Когда мне удаётся их подловить с поличным, я расправляюсь с ними без всяких сантиментов.

– Охотно верю, полковник.

– Ты только не думай, что сможешь меня оболванить. Только ещё раз сунься в это дело и будешь всю жизнь работать на лекарство. Понял?

– Да.

На физиономии Вихрова появилась саркастическая гримаса: – Ты, всё понял? Запомни, мои предупреждения. Держись подальше и не лезь, куда не следует. Если ты что-нибудь выкинешь непредсказуемое, то обязательно попадёшь в психушку. Это я тебе обещаю.

Вихров перевёл взгляд на Кирюхина: – Уведи этого типа. Он мне отвратителен.

Кирюхин с удручающим видом распахнул дверь.

Вихров сердито ткнул пальцем в мою сторону.

– Ни смей подходить к этому делу, а иначе…

Я двинулся на выход. Внезапно мне в голову пришла любопытная мысль, и я спросил: – Скажите честно, своим вызовом в полицию я обязан Устину Плетнёву?

Вихров нахмурился и побледнел от злости. – Ты это о чём? – настороженно спросил он.

– Здесь просматривается ваша заинтересованность, коррупционная составляющая. Вы всё время стараетесь ставить мне палки в колёса, препятствуете, пытаетесь отгородить от этого дела, унижаете меня. Я слышу угрозы в свой адрес. Хотя вы должны быть заинтересованы в том, чтобы я и моя команда активно занималась поиском убийцы. Это ведь лучше для объективного и полного расследования.

Наступила пауза, было слышно, как Кирюхин тяжело вздохнул.

Физиономия Вихрова покрылась багровыми пятнами.

– Какая заинтересованность? – грозно выкрикнул он. – Ты что белены объелся?

– Поздно вечером я был у Устина Плетнёва. К нему меня привели кое—какие обстоятельства.

– Это какие ещё обстоятельства? – зарычал он. – А ну выкладывай всё что знаешь.

Его глаза сузились, толстые пальцы сжались в кулак.

Моё лицо скривила саркастическая гримаса. – Не думаю, что я для вас открою что-то новое, – резко бросил я. – Полагаю, что Плетнёв рассказал вам всё.

Некоторое время мы смотрели друг другу в глаза. Затем, отойдя в сторону, он выдавил сквозь зубы, обращаясь к Кирюхину: – Уведи отсюда эту мразь, пока я его не закрыл в камеру.

Кирюхин быстро взял меня за руку и потянул из кабинета. Оказавшись в коридоре, он отпустил меня.

– Зачем нарываешься! – зашипел он. – Теперь ты действительно заварил кашу. Иди отсюда!

– Хотел бы я встретиться с ним один на один где-нибудь в тёмном месте, – сказал я. – С такими ублюдками как этот монстр, могут работать только такие как ты. У меня бы давно терпения не хватило, точно заехал бы ему по морде чем-нибудь тяжёлым.

– Ну и дурак, – ухмыльнулся Кирюхин.

– Ладно. До встречи, Николай Николаевич, нелёгкая у тебя служба, – сказал я и торопливо покинул полицейское управление.

***

Я включил свой телефон и позвонил Марии Миллер. Она сообщила, что по её сведениям Раиса Шмулович вернулась из поездки. Я принял решение её посетить. Для этой цели я поднялся в офис и из сейфа забрал платиновый портсигар. Потом я нанял такси и поехал в Ново—Некрасовку.

Таксист довёз меня к дому Раисы Шмулович. Калитка была заперта, я нажал на кнопку звонка. Через несколько минут дверь распахнулась, ко мне вышел маленького роста, широкоплечий смуглый мужчина примерно сорока лет, с короткой стрижкой чёрных волос. Голова была похожа на грушу, густые дугообразные брови, глаза блестели, словно два маслина, большой нос с горбинкой, хмурый взгляд, скулы широкие, подбородок заострён. Одет он был в коричневые шорты и белую футболку. Это был тот самый садовник Арсен, о котором упоминала хозяйка.

– Раиса Марковна уже вернулась? – спросил я, когда он пристально уставился на меня.

– Вернулась, но я не уверен, примет ли она вас. Она устала с дороги. Кто вы?

Я представился.

– Постойте здесь, – сухо потребовал он, чувствовался его сильный характер. – Я сейчас узнаю. – И он исчез за дверью.

Ожидая, я стал прохаживаться.

Вскоре вернулся Арсен. – Она вас примет. Проходите.

Следом за ним я вошёл в дом. Мы миновали большой холл, поднялись по деревянным ступенькам на второй этаж, и оказались у входа в личный кабинет.

Арсен открыл дверь: – Гонымар, – сообщил он немного с акцентом, я вошёл внутрь, он удалился.

Раиса Шмулович сидела в огромном мягком кресле с бокалом белого вина и смотрела телевизор, встроенный в стене. Когда я приближался к ней, она отставила недопитый бокал на журнальный столик возле резной шкатулки.

– Что вам нужно? – потребовала она ответа в резкой форме.

– Вы! Вы заварили кашу, а потом уехали, – резко ответил я, подстраиваясь под её тон. – А теперь мне приходится расхлёбывать.

Она напряглась, её лицо сделалось пунцовым, словно розы в саду. По выражению было понятно, что она собиралась накричать на меня. Но передумав, взяла себя в руки. – Я конечно виновата, но не настолько, чтобы вы разговаривали со мной в грубой форме.

– Я отвечаю точно в таком же тоне, как вы мне.

– Я женщина и за эти дни настрадалась, – несколько мягче вымолвила она. – Если это всё, то можете убираться.

Я поскрёб затылок. – С того дня как вы уехали, много чего произошло. Я пока опущу некоторые подробности. Меня интересует вот этот портсигар, – я вытянул его из кармана и положил на столик.

От удивления её брови полезли вверх. Шмулович взяла портсигар, открыла, повертела в руках несколько секунд. Её лицо и настроение заметно улучшилось. Женщина снисходительно посмотрела на меня. – Это наше фамильное, – произнесла она. – В своё время я подарила его первому мужу. Это было в день нашей свадьбы. Я его очень любила. После его смерти, мне свет стал не мил. Эту вещицу я положила в свой домашний сейф. В тот день, когда вы впервые побывали у меня дома, портсигар исчез. Так же пропали несколько драгоценностей. Виктор мне сказал, что не брал эти драгоценности. Я не стала поднимать шум. Все эти изделия имеются в моём каталоге. Рано или поздно они всё равно всплывут. У меня есть возможность контролировать чёрный рынок ювелирных изделий. Я предупредила маклеров и пообещала крупную премию. Через их руки проходит много чего. Они бы мне сообщили.

Она с интересом глядела на меня. – Откуда он у вас?

– Его нашли в квартире Фёдора Лапина, которого как вы знаете, убили несколько дней назад. Я не сомневаюсь, что портсигар ему подбросили. Но накануне я видел его у Виктора Астахова. – И я рассказал о нашей первой встрече с ним.

Брови Раисы Марковны полезли вверх. – Не может этого быть! – Воскликнула она.

– И тем не менее это так.

– С этим портсигаром связаны секреты нашей семьи, – произнесла она.

– Интересно узнать, какие?

– Сейчас я продемонстрирую, – она вынула из шкатулки какой—то предмет напоминающий зажигалку, поднесла его к внутренней части портсигара и золотое сердечко открылось. В его полости мерцал крупный бриллиант голубого цвета.

– Раиса Марковна вынула из шкатулки лупу и внимательно осмотрела камень. Посмотрите, Григорий, это уникальный бриллиант, первой группы, который вы никогда не видели и больше не увидите. Его стоимость просто колоссальна. Он принадлежит мне. У него даже есть своё название.

Бриллиант был необыкновенной красоты. Он сверкал насыщенным голубым цветом. Я был очарован.

– Его название «Снежный барс», – сообщила она.

– Вы говорили Астахову о бриллианте?

Шмулович отрицательно покачала головой. – Виктор не знает о существовании голубого бриллианта.

– А кто знает о бриллианте?

– Моя дочь и несколько крупных ювелиров.

– Вы должны понимать, что данный портсигар меня интересует лишь постольку, поскольку он был обнаружен в квартире Фёдора Лапина в тот злополучный день, – сказал я. – Поэтому мне и моим товарищам, которые распутывают это дело, необходимо знать всё, что касается этой дорогой вещицы. Теперь портсигар у вас, и вместе с ним голубой бриллиант. Ситуация усложнилась в связи с тем, что мы не должны были изымать его из квартиры Лапина, а должны были немедленно сообщить в полицию. Я помню, что вы мой клиент, и я буду поддерживать гарантию секретности относительно ваших драгоценностей.

Раиса Марковна улыбнулась.

– Раз уж нашёлся «Снежный барс». Я оплачу вам издержки, и выдам премию, которую я обещала тому, кто его найдёт.

– Благодарю. Может быть, у вас был конфликт с кем-нибудь из—за него?

– У меня лично нет, – сказала она, – но конфликт из—за этого бриллианта действительно был у моего прадеда с неким Орловским ювелиром и огранщиком первой руки по фамилии Стародубцев. Инцидент произошёл в начале прошлого века. Причина конфликта неизвестна. Как рассказывала бабушка, Стародубцев угрожал судом моему прадеду. Сбыться его планам помешала революция. Как известно, в тот период каждый спасал своё добро. Многие бежали из страны. Стародубцевы тоже уехали. Мои предки остались здесь. Прадед вскоре умер. Дед погиб. Моя бабушка надёжно спрятала ценности. И только когда Союз развалился, драгоценности обрели настоящую свободу. Они собственно и помогли мне раскрутить тот бизнес, который я имею. Теперь эту картину омрачают яды, найденные в моём доме и убийство вашего сотрудника.

– Думаю, что этим дело не закончится, – произнёс я. – Мой вам совет, ограничьте ваши встречи. И постарайтесь вспомнить событие, даже незначительное, которое показалось вам подозрительным. Это очень важно. Может быть, были какие—то странные высказывания или кто—то был недоволен вашими действиями. Вам надо побыть одной, подумать и вспомнить. Слышите? Обязательно вспомнить! Я уверен, тот, кто затеял с вами опасную игру, находится в вашей среде, может быть даже близком окружении. Он обязательно проявит себя.

Раиса Марковна напряглась, её лицо приняло розовато—сиреневый оттенок. – Хорошо я подумаю, – с трудом выдавила она. – А теперь расскажите, что вы накопали на мужа? – осведомилась она.

– Мы выяснили его любовную связь с Ларисой Будиной, – я вынул из кармана интимное фото и протянул ей. – Вот взгляните на этих двух голубков.

Раиса Марковна взяла в руки фотоснимок и внимательно посмотрела. – А—а, эта, гулящая девка, – пробормотала она, нисколько не удивившись. – Я знаю их историю. С ней он кружился раньше и дал мне слово, что забудет её. – Насупившись, она на несколько секунд замолчала, затем продолжила: – Значит она приехала. Ну, хорошо. Я его отрезвлю, и он быстро её забудет. У меня есть хорошее средство воздействия на него: между деньгами и распутством, он выберет первое.

Я усмехнулся. – А нужен вам этот альфонс? Мой вам совет расторгните с ним брак и живите спокойно. Это не тот человек, который вам нужен. Он принесёт вам одни неприятности.

– Я сама решу, как мне поступить, – резко отозвалась она. – Пока он мне нужен.

Она разорвала фото в клочья и швырнула на пол. Взяла со столика бокал и допила вино. Я подумал, как хорошо, что я догадался сделать копии фотокарточки.

– Вы знаете, что Лариса Будина и Богданов родственники? – спросил я.

Она удивлённо вскинула брови. – Не может быть.

– И тем не менее это так, – сказал я. – В доме Богданова голубки свили своё гнёздышко.

– Я с этим разберусь, – пробубнила она, засовывая в рот сигарету. – Есть ещё что-нибудь?

– И последнее, – изрек я. – Прошлой ночью я застал изрядно пьяного Астахова с Ларисой в апартаментах клуба «Луна». У меня с ним была небольшая стычка. Устин Плетнёв мне сообщил, что прогнал их. Они якобы ему надоели. Какие у вас взаимоотношения с Богдановым и Плетнёвым?

– Дело в том, что Плетнёв и Богданов мои компаньоны по бизнесу. Мы совместно владеем ювелирной фабрикой.

– Кому принадлежит контрольный пакет акций?

– Я держатель основных акций.

– Думаю, кто—то из компаньонов решил устранить вас, возможно руками Астахова, дабы завладеть вашими акциями.

– Я так не считаю.

– Почему?

– У нас прекрасные взаимоотношения. Фабрика даёт нам хорошую прибыль. Я контролирую поставку сырья и сбыт готовых изделий. Практически все нити у меня. Если меня устранят, то всё рухнет. Они прекрасно это понимают.

– Незаменимых людей не бывает.

– Ваш упрёк ко мне не относится.

– Разубеждать, я вас не собираюсь, – отреагировал я. – Поясните: почему Плетнёв утверждает, что портсигар его собственность, а не Астахова?

– Этого я не знаю, – развела руками Раиса Марковна. – Я лишь могу предположить, что Виктор украл у меня портсигар и проиграл ему в рулетку. Он азартный игрок.

– И ещё: как вы думаете, с какой целью в квартиру Лапина подбросили портсигар?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8