Николай Калифулов.

Серия криминальных детективов «Погоня». Том 2



скачать книгу бесплатно

– Это Егор – начальник охраны. У него всегда при себе ствол, будь с ним осторожнее.

– Он, похоже, не очень любит тебя. Когда я упомянул ему, что пришёл сюда с тобой, его лицо мгновенно исказилось, словно от зубной боли.

– Неужели, – безразлично произнесла она. – Забудем о нём.

– Тогда веди меня на второй этаж, – сказал я и, взяв её под руку, двинулся вперёд.

– Я посоветую тебе быть осторожным, – произнесла она не слишком оптимистично. – Я знаю, что один парень уже пытался быть нечестным с Плетнёвым и попал в скверную переделку.

– У тебя есть уникальная способность приободрить, – раздражённо сыронизировал я. – Если я попадусь, то не зови полицейских. С полковником Вихровым мне лучше не встречаться.

– Не буду, – сказала она.

Мы шагали по красивому кафелю в сторону лестницы.

Высокий плотный мужчина лет тридцати – с красным мясистым лицом, перебитым носом, плотно сжатыми губами и проницательными глазами типичного полицейского в чёрном костюме, стоял возле лестницы. Он был похож на боксёра.

Он посмотрел на Жанну, поздоровался с ней, а меня кивком попросил отойти в сторону.

– Ты кто такой? – поинтересовался он. – Я тебя впервые вижу.

– Этот парень со мной, у него полные карманы денег, – сообщила ему Жанна. – За такое усердие Устин тебе зарплату не повысит. Я обязательно извещу его об этом.

Он отступил назад, недовольно что-то пробурчал и разрешил нам пройти, махнув рукой. Мы стали подниматься по лестнице. Когда мы были вне его досягаемости, я осведомился: – Этот тоже один из быков Плетнёва?

– Это Пётр. Он неплохой парень, если не досаждать ему.

Мы поднялись на второй этаж и оказались в коридоре, в конце которого я увидел лестницу, ведущую на третий этаж. Мы прошли немного вперёд и оказались возле приоткрытой двери. Я заглянул внутрь и увидел игральный стол с рулеткой. Судя по виду людей, игра была оживлённой.

– Там дальше, возле лестницы, находится комната магии, – сказала она. – Если ты и вправду интересуешься, можешь зайти. Я думаю, это стоит не так дорого. Но только не попади в серьёзную переделку. – Потеряв интерес ко мне, она распахнула дверь, где играли в рулетку и, толпа мгновенно поглотила её.

Я быстро прошёл по коридору, заглянул в комнату магии и увидел в полумраке тени людей сгрудившихся у стола. Там горели свечи, и металлический голос что-то вещал. Оттуда потянуло ледниковым холодом. Я тут же прикрыл дверь.

Я бросился на лестницу и понёсся вверх, перепрыгивая через несколько ступенек, бесшумно словно тень. Я добежал до третьего этажа и передо мной возник ещё один длинный коридор с рядом ничем не примечательных дверей. Я стоял, решая в какую дверь заглянуть, когда дверь в двух метрах от меня резко открылась, и в коридор вышел, слегка покачиваясь, Виктор Астахов, довольно сильно пьян. Он был в белой сорочке и брюках, но без туфлей, в носках. Он повернулся в мою сторону, и смотрел на меня прищуренными глазами, вероятно не узнавая меня.

Это длилось несколько секунд, затем узнав меня, он изменился в лице и, сделав два быстрых шага, попытался захлопнуть дверь, но я подставил ногу и как следует, толкнул его рукой. Астахов, шатаясь, попятился вглубь комнаты, я следом за ним. Он резко развернулся и попытался убежать в другую дверь. Но я успел ухватиться за его руку и развернул лицом к себе.

– Ну ты, полегче, – рыкнул он.

С разворота он попытался заехать мне в лицо. Я вовремя отклонил голову, его кулак просвистел рядом с моей физиономией и в это мгновение я правой резко всадил ему в челюсть. Он потерял равновесие и завалился на пол. Он стоял на коленях, опираясь обеими руками об пол. Он поднял голову и посмотрел на меня разъярёнными глазами. Я отступил на шаг назад. Он, шатаясь, начал подниматься. Его немного покачивало. Он исподлобья поглядывал на меня. В его взгляде была злоба.

– Убирайся вон! – прогремел он. – Ты надоел мне за сегодняшний день!

Комната, в которой мы находились, была спальней. И только тут я заметил возле плотной бордовой шторки испуганную блондинку с короткими волосами. Я сразу её узнал по фотографии. Эта была Лариса Будина. На ней было сиреневое вечернее платье с декольте, на высокой стройной шее сверкающей лентой красовалось ожерелье из мелких бриллиантов. Она была хороша, выглядела восхитительной чародейкой. Её груди вздымались и опускались, глаза блестели и были полны ужаса.

Нас разделяла широкая удобная кровать. Я мельком оглядел комнату. Возле кровати туалетный столик, заставленный какими-то пузырьками, флакончиками и коробочками. На полу персидский ковёр. Освещение было умеренное. В глубине комнаты видна вторая дверь. Рядом стояла вешалка.

Восстановив равновесие, Астахов вновь повторил: – Убирайся вон!

Он указал на дверь рукой, которая покачивалась, словно у безнадёжного пропойцы.

– Я искал вас повсюду, – произнёс я. – Мне надо задать вам несколько вопросов.

– Я не собираюсь отвечать на вопросы, а тем более слушать.

– Как насчёт платинового портсигара с выпуклым золотым сердечком и с гравировкой: «Только для любимого откроется сердечко»? Разве он вам не нужен?

Астахов мгновенно побледнел.

– Я не знаю, о чём вы говорите.

– Нет, вы знаете. Платиновый портсигар, который вы подкинули Фёдору Лапину. Зачем вы это сделали?

Он опрометью метнулся через кровать и дёрнул один из ящиков туалетного столика. Я уже разгадал его, сообразил, что он затевает. Бросившись за ним, я схватил его в тот момент, когда он выхватил из ящика пистолет «Макарова». Моя рука сжала его кисть, когда он поднимал пистолет. В это мгновение что-то тяжёлое обрушилось на мою голову, и я потерял сознание.

***

Когда я очнулся и открыл глаза, то обнаружил себя лежащим на кровати в уютной комнате, со связанными руками. Окна были зашторены, на тумбочке горел ночник, в помещении кроме меня никого нет. Я попробовал вспомнить, что со мной произошло. Постепенно память стала восстанавливать последние события, произошедшие в этой комнате. Интересно, а где Астахов и Будина? Я медленно приподнялся и попытался развязать верёвки зубами. Немного помучившись, мне удалось освободиться. Я прошёл к выходу и толкнул дверь. Она была заперта. Я двинулся к другой двери, которая была в дальней стороне комнаты. Я осторожно потянул дверь на себя и услышал голоса. Я заглянул в щель. В маленькой душной комнате двое парней сидели за столом. Я их сразу узнал, это были вышибалы Егор и Пётр. Они курили и задымили всё вокруг.

Пётр раздавал карты, быстро бросая их на стол. – Время этому парню прийти в себя, – произнёс он гортанным голосом. – Плетнёв хочет поговорить с ним.

– Крепко Лариса съездила ему по голове, – сказал Егор. – Я пойду, проверю как он там.

Он двинулся прямо к двери, я тут же слегка её прикрыл. Всё остальное произошло быстро. Как только дверь распахнулась, я прыгнул на него и правой всадил ему в скулу. Егор не ожидал нападения и отскочил в сторону, но удержался на ногах. Мгновенно среагировав, он выдернул из кармана пистолет, прежде чем он успел выстрелить, я ударил его по запястью. Пистолет выскочил из руки и отлетел к кровати. Егор выругался и разъярённый бросился на меня. Я успел уклониться от его мощного свинга и врезал ему в солнечное сплетение. Он хрюкнул и согнулся пополам. Я ударил его в подбородок, отчего он пошёл кругом по комнате. В этот момент я увидел, как ко мне летит Пётр, я пытался увернуться от его правого кулака, но не успел и почувствовал мощь удара подобный кувалде на своём плече. Я охнул и чуть не завалился набок, но уходя от повторного удара, вовремя сообразил нырнуть ему под правую руку. Его правый кулак просвистел в сантиметре от моего левого уха, я почувствовал, как волосы у меня встали дыбом. Сконцентрировавшись, я нанёс ему сильнейший удар в живот. Пётр замычал и упал на пол. Шатаясь, он стал подниматься с намерением броситься на меня. Выхода у меня не было, я ударил его в лицо. Он схватился руками за физиономию и завыл. Сквозь пальцы ладоней потекла кровь. Я подпрыгнул и ногой саданул ему по корпусу. Он завалился на пятую точку. В этот момент на меня налетел Егор. Я попытался уклониться, но его кулак взорвался на моей челюсти. Ослепительный сноп искр вспыхнул перед моими глазами, теряя сознание, я провалился в темноту.

На этот раз я очнулся на полу. Я медленно повернул голову. Пётр и Егор сидели за столом на прежнем месте и курили. Моё движение привлекло внимание Петра. Он повернулся ко мне, на его лице сиял большой синяк. Нос был залеплен пластырем. Я притворно прикрыл глаза. Но он вовремя заметил.

– Не пытайся хитрить, – произнёс он своим гортанным голосом. – Для тебя это может плохо закончиться.

Мне пришлось открыть глаза. – Надеюсь, мне можно встать.

– Уже давно пора, – произнёс Пётр. – Надо о нём сообщить шефу.

– Хорошо я схожу к нему, – сказал Егор и поднялся со стула. Он приблизился ко мне, окинул меня свирепым взглядом и медленно двинулся к выходу.

– Куда исчезли Астахов с блондинкой? – спросил я, осторожно прикасаясь пальцами к опухшей челюсти.

– Не тревожься о них, – ответил Пётр. – Беспокойся лучше о себе.

Я уже встал, намереваясь броситься на него. Но он вынул пистолет и направил на меня. По тому, как он его держал, мне стало понятно, что он непременно выстрелит, если я попытаюсь напасть на него.

– И всё—таки я тревожусь о них. Такой уж я человек. Скажи, где они?

– Не задавай лишних вопросов, пока я не заехал тебе вот этим.

Я взглянул на часы. Было без четверти полночь. Значит, я пробыл в клубе почти два часа. Было ясно, что для меня этот вечер может закончиться плохо.

Пётр держал меня под прицелом пистолета и курил. Он настороженно наблюдал за мной, не давая мне ни малейшего шанса застать его врасплох.

Дверь в комнату распахнулась, и вошёл Устин Плетнёв, за которым следовал Егор. Плетнёва я знал в лицо. Его физиономия была расклеена на выборах в прошлом году, когда он баллотировался депутатом в городской Совет. Пистолет в руках Петра мгновенно исчез. Вошедший был невысокого роста худощавый мужчина. Ему было около пятидесяти лет. Вытянутое лицо обрамляла шапка седых волос. Пергаментная кожа обтягивала жёсткие черты лица: высокий лоб, глубоко запавшие синие глаза, орлиный нос, характеризующий честолюбие и тщеславие, рот почти без губ и мощный подбородок. Одет он был в серую с коричневым галстуком рубашку и тёмные брюки. Плетнёв медленно в развалку словно делал одолжение, приблизился ко мне. Я поймал на себе его холодный изучающий взгляд. Он стоял рядом. Я почувствовал исходивший от него запах дорогого одеколона. Первые его слова ошеломили меня.

– Григорий, почему вы не сказали охранникам кто вы? Я приношу вам извинения. Конечно, вы тоже себя вели не надлежащим образом, – строго сказал он. – И тем не менее я вас понимаю. После удара по голове вы были дезориентированы и вместо этой стервы, которая вас ударила, накинулись на моих парней. Ну что ж, такое бывает. Вам немного досталось, да вижу и моим парням тоже. Я полагаю, вы расквитались.

– Я не в претензии, – сказал я и потёр пострадавшую скулу.

Плетнёв ядовито усмехнулся. – У вас не было разрешения на посещение третьего этажа, – произнёс он. – Это мои личные апартаменты.

– Я искал Виктора Астахова. И случайно его увидел, – сказал я. – Хотел задать ему пару вопросов относительно убийства Фёдора Лапина. Слышали, наверное, об этом?

Он утвердительно кивнул. – Сейчас весь город говорит о двойном убийстве, дело которое ведёт полицейское управление. А вы здесь причём?

– Убит мой сотрудник, я хотел выяснить кое—какие детали.

– Ну и как выяснили?

– Не успел.

– Может быть, я чем-то смогу помочь?

– Я хотел поговорить с Астаховым, – произнёс я.

Мне интересно было наблюдать за его непроницаемым лицом.

– Я прогнал его, – сказал Плетнёв. – Он надоел здесь. Мало того, что он задолжал мне крупную сумму, так он ещё устраивает пьянки и дебош.

– Сколько же он вам должен?

– Два миллиона рублей наличными и кое-какие драгоценности, – ответил он.

– Какие ценности, если не секрет?

– Зачем вам это?

– Ну всё—таки скажите?

– К примеру, платиновый портсигар с золотым сердечком, – нехотя произнёс он. – Это вам о чём—то говорит?

– Это как раз один из тех вопросов, которые я хотел ему задать, – сказал я.

– Неужели моя вещица в чём—то замешана?

– В том—то и дело.

– Может быть, вы более детально изложите. В чём именно?

– Попробую, но только наедине.

– Тогда следуйте за мной, – он развернулся на каблуках и пошёл на выход. – А вы тут оставайтесь, – немного повернув голову к охране, проговорил он.

Я двинулся за ним. Прошагав в конец коридора, он открыл крайнюю дверь и исчез в дверном проёме. Я вошёл следом.

Кабинет Плетнёва напоминал рабочий кабинет президента, собственно и фото оного висело на стене. Кабинет был огромный квадратов пятьдесят, с тремя широкими окнами, из которых открывался вид на центральную улицу. В дальнем углу стоял письменный стол, по размерам не уступавший бильярдному столу. На нём стоял компьютер, стационарный телефон и лежали два смартфона. На противоположной стене висел огромный плоский экран. Ещё я заметил несколько кресел и три потускневшие картины, принадлежавшие, вероятней всего, кисти Репина.

Плетнёв опустился в своё рабочее кресло за столом и предложил мне сесть напротив. Он впился в меня немигающим взглядом, и я почувствовал себя так, будто меня поместили в рентгеновский аппарат и теперь стараются пересчитать все мои позвонки на спине.

– Итак, меня интересует платиновый портсигар, – произнёс он. – Вы, кажется, кое-что знаете о нём.

Я ему рассказал все обстоятельства связанные с этим портсигаром.

Он внимательно меня выслушал и спросил: – Значит, портсигар у вас?

– Портсигар лежит в сейфе, который опечатал следователь, – солгал я.

– Вы считаете, что в убийстве вашего сотрудника замешан Астахов.

– Я не исключаю этого.

– Астахов мне сообщил, что в тот вечер его ограбили. Злоумышленники похитили два миллиона наличными и драгоценности, в том числе портсигар. Всё это он собирался вернуть мне. Он вынужден был написать заявление в полицию.

– Скажите, Астахов запомнил тех парней, которые напали на него? – спросил я.

– Он их не видел. Они напали неожиданно. Ударили чем-то тяжёлым по голове, и он отключился.

– Где это произошло?

– Здесь рядом, за углом.

– В это трудно поверить, – изрёк я.

– Во всяком случае, он мне так сообщил.

– И вы ему поверили?

– Верить или не верить – личное дело каждого. Моя вера зависит от разных обстоятельств. Вот сегодня обстоятельства складываются так, что я поверил Астахову, отпустил с миром и дал ему время погасить задолженность. Если бы обстоятельства складывались иначе, то, наверное, я ему не поверил бы, тогда Астахов отсюда не вышел, пока не вернул долг. Вот такая моя философия.

– Странно, – буркнул я. – Но у меня философия другая – опираться на факты. Я сомневаюсь, что такому успешному магнату, а тем более депутату кто-то может в этом городе перейти дорогу.

– Я тоже сомневаюсь, – проронил он.

Я спокойно выдержал его холодный взгляд.

– На территории, которую вы контролируете, посторонние люди, вряд ли посмеют напасть на ваших людей. Астахов принадлежит к вашему кругу лиц. Значит, на него могут напасть только круглые идиоты, либо кто-то из ваших людей, тот, кто знал, что у него с собой кругленькая сумма. Идиотов, или беспредельщиков постреляли в девяностые годы. Весь бизнес и территории уже давно поделили. Остаются ваши люди. Теперь нужно выяснить: кто они? Ответ прост: ваше ближайшее окружение. Как я уже понял у вас железная дисциплина. Никто из ваших людей не посмеет пойти против вас. Из этого следует, Астахова ограбили по вашему приказу. С какой целью? – спросите вы. Наверное, чтобы как можно ближе подтянуть его к себе. Поэтому вы его отпустили. А вот для чего вам это нужно – я ответить затрудняюсь.

Плетнёв неожиданно рассмеялся.

– Да, у вас поистине богатая фантазия, – хохоча, сказал он. – Может быть, вы ещё скажете, что я виновник смерти вашего сотрудника?

– Вполне возможно, – произнёс я. – Хотите, чтобы я провёл логическую цепочку и доказал вашу причастность?

– Нет, не нужно этого делать. Я вам верю, – прослезившись от смеха, проговорил он. – Я не сомневаюсь, что вы обоснуете мою виновность по всем законам логики.

Моё лицо оставалось невозмутимым.

– Итак, мы остановились на том, какую цель вы преследовали, ограбив Астахова? – твёрдо спросил я, пристально разглядывая Плетнёва.

Его улыбка мгновенно слетела с лица.

– Ну ладно, пошутили и хватит, – миролюбиво произнёс он.

– А я не шучу, – мрачно буркнул я. – Совершено убийство, ведётся расследование. Какие здесь могут быть шутки?

– Вы что же серьёзно подозреваете меня? – сквозь зубы процедил он, наливаясь краской.

– Вы правильно поняли.

Наклонившись вперёд, он разглядывал меня теперь уже с близкого расстояния, как смотрят на отвратительную сине-зелёную муху, угодившую в компот.

– Вашего сотрудника я знать не знаю, – закричал он. – Зачем мне его убивать?

– Вот по этому поводу мне хотелось бы лично от вас получить разъяснения, – быстро проговорил я.

– Вы не разбираетесь в людях, – громко сказал он. – Вы полный идиот!

Плетнёв взял со стола телефон и кому-то позвонил: – Зайди.

Дверь через несколько секунд отворилась, и в кабинет вошёл Егор.

– Егор, – сказал Плетнёв, не взглянув на вошедшего начальника охраны.

– Посмотри ещё раз на этого типа, – сказал он, – и хорошенько. Может быть, тебе придётся им заняться. Если, конечно, он не окажется умнее, чем выглядит.

– Шеф, я его хорошо запомнил, – ответил он.

Плетнёв жестом приказал ему выйти. Когда он бесшумно удалился, я спросил: – Он должен превратить меня в отбивную, или я ошибаюсь.

Не ответив, Плетнёв ловким движением выбил сигарету из пачки, чиркнул зажигалкой и закурил.

– Я не люблю частных сыщиков, – сказал он через некоторое время, посмотрев на меня. – Я считаю их никчемными людьми, вымогателями и шантажистами. То, что вы здесь наплели – это ужасно. Мне никогда не приходила в голову подобная абсурдная мысль. Я советую вам больше не приближаться к моим владениям. Чтобы избавиться от назойливых типов вроде вас, я прибегаю иногда к помощи Егора. Это экономит время и бережёт нервы. Если я говорю ему, что мне докучает такой-то человек, он считает своим первейшим долгом воздействовать на наглеца, чтобы тот прекратил свои домогательства. Я никогда не спрашивал, как он добивается этого, но не было ещё случая, чтобы Егор не оправдал моих надежд. Я не желаю вас знать. Вы можете идти.

Плетнёв продолжал невозмутимо сидеть в кресле. Его лицо оставалось бесстрастным, тонкие длинные пальцы держали дымившуюся сигарету, казалось, он про неё забыл.

– Вы всё сказали? – спросил я.

– Почти.

– Хорошо. Вашу угрозу, я доведу до тех, кто по долгу службы нейтрализует опасных субъектов. Ваш Егор для них не исключение. Теперь я уверен, что именно Егор со своим подручным напали на Астахова. В ваших руках должен быть ключ, который наведёт полицию на след убийцы. Но вы отрицаете, вы не желаете быть замешанным в этом грязном деле. Я не знаю, найдёт ли полиция убийцу, но я, во всяком случае, постараюсь это сделать. Теперь всё. Можете не звать лакея, я сам найду выход.

Поднявшись, я пошёл к двери. За спиной послышался строгий голос Плетнёва: – Я предупредил вас, Григорий, теперь пеняйте на себя.

Я вышел в коридор и увидел как Егор и Пётр подпирали стену. Я небрежно махнул им рукой. – Постарайтесь, впредь не попадаться мне на глаза.

Физиономия Петра озарила багровая вспышка, и он ринулся на меня, но Егор вовремя его ухватил за руку. – Подожди приятель, ещё не время, – процедил он сквозь зубы.

Я не стал их больше провоцировать и, сохранив пренебрежительную гримасу, неспешной походкой стал спускаться по ступенькам лестничного пролёта.

Оказавшись на втором этаже, я нашёл знакомую дверь, за которой несколько часов назад скрылась Жанна. За слегка приоткрытой дверью были слышны возбуждённые голоса. Я заглянул в помещение. В большой комнате из—за сизого тумана были видны силуэты, облепившие игральный стол. Там по—прежнему кипела атмосфера страсти. Жанну я заметил чуть в стороне. Она сидела в глубоком кресле, отрешённо уставившись куда—то в пространство. В её руке был бокал с остатками вина. На её милом личике было выражение скуки. Увидев меня входящим в дверь, она преобразилась и встала. Её слегка повело в сторону, но я вовремя подхватил за руку.

– Хорошо, что ты не забыл зайти за мной, – заплетающимся языком радостно пролопотала она.

– Да! – удивился я. – Насколько помню, я ничего не обещал. Так, случайно заглянул.

– А я проиграла все деньги, – сообщила она. – Не мог бы ты мне одолжить немного. Я хочу отыграться.

– Не советую больше играть, – скептически изрёк я. – Да и денег у меня таких нет.

– Ах, да. Ты ищейка, а не коммерсант, – грустно проронила она. – Ну, тогда отвези меня домой.

– Хорошо, – буркнул я. – Это как раз в моих силах. Моя машина ждёт на улице.

Она ухватилась за мою руку и потащила на выход.

Из клуба мы вышли без всяких эксцессов. Хотя не скрою, я ожидал нападения, понимая, что такой делец как Плетнёв, вряд ли бросается пустыми обещаниями.

Было около двух часов ночи. Освещение было хорошее. Я повёл Жанну к стоянке автомобилей к моему Ситроену. Около соседней машины стоял высокий чернявый парень в спортивном костюме и протирал ветошью лобовое стекло. У него было обычное не примечательное лицо. О таких говорят, увидишь на улице и не запомнишь. И тем не менее я вспомнил его, это был тот самый парень, который сопровождал двух блондинок в зале, когда я ожидал Жанну. Я открыл дверцу, Жанна влезла на заднее сиденье. Когда я хотел сесть за руль, то услышал позади себя мужской голос:– Шикарно живут, эти богатеи. И ведут себя как важные персоны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8