Николай Калифулов.

Серия криминальных детективов «Погоня». Том 2



скачать книгу бесплатно

Но из последних сил я нырнул вперёд и схватил Астахова за предплечье. Мы достаточно длительное время боролись в этой позе. Астахов оказался не настолько силён, как это представлялось мне. Он пытался выдернуть руку, но я из последних сил старался не выпустить её, пока не рассеется туман в голове. Астахов, изловчившись, выскользнул и с размаху нанёс хлёсткий удар левой, от которого я уклонился и мгновенно саданул его справа под ребро. Физиономия Астахова перекосилась от боли.

Это мне придало уверенности, я бросился в наступление и нанёс серию ударов по голове и корпусу. Астахов был ошеломлён. Я нанёс свинг слева в верхнюю часть головы противника и заставил его зашататься. Астахов, защищаясь, вытянул вперёд руки. Я приблизился и нанёс апперкот снизу вверх в солнечное сплетение. Он подался назад, хватая ртом воздух.

Окрылённый, я с горящими глазами, как зверь, двинулся напролом, не задумываясь о последствиях. Я сделал ещё выпад и нанёс руку для удара, но сообразил в последний момент, что совершил ошибку. Так оно и получилось.

Я ощутил встречный удар на опережение. Моя голова взорвалась.

Падая, я осознал, что был самонадеян и нарвался на профессиональный удар, но исправить уже ничего не мог. Моё сознание поглотила тьма.

Очнулся я в своей машине, там, где её оставил. Я лежал на заднем сиденье, голова раскалывалась. Дверца была раскрыта. Рядом никого не было. Я с трудом принял вертикальное положение и посмотрел на окружающие деревья, пытаясь сфокусировать взгляд. Удар выбил меня из равновесия. Я обследовал зубы языком. Похоже все целы. Я некоторое время сидел, вдыхая свежий воздух и пытаясь прийти в себя. Я понял, что Астахов знал, где находится мой автомобиль и притащил меня сюда. Значит, действительно он висел у меня на хвосте. Я ощупал карманы, документы и деньги были на месте. Вдруг я увидел на водительском сиденье аккуратно сложенные джинсовые вещи Лапина, а сверху лежала связка ключей от машины. Почему здесь джинсы Фёдора? По логике Астахов должен был от них избавиться, но он отдал мне. Почему он это сделал? Подтвердил тем самым свои слова, что, только взял одежду Лапина, а его не убивал. Странно всё как-то. Теперь как я объясню, откуда у меня эти джинсы? Если я заявлю, что нашёл одежду в доме Богданова, противозаконно проникнув в жилище, то получится, я провожу незаконное расследование. Полковник Вихров мне этого не простит – аннулирует лицензию.

Через четверть часа я пришёл в себя, включил зажигание, запустил двигатель и поехал в город.

Глава 4

Когда я подъехал к офису, то увидел Фомина направляющегося ко мне.

– У тебя есть новости? – спросил я.

– Да. Я был у Юрия Лапина, – ответил Влад. – Он рассказал, что приводил девушку, на которую обратил внимание в городском парке. Она первая подошла к нему и предложила пообщаться. После прогулки по бульвару он пригласил её домой и предложил вино. Они выпили почти бутылку, но до интима дело не дошло, он отключился. Ночью он очнулся, но девушки уже не было.

В квартире ничего не пропало, а даже наоборот появился платиновый портсигар. Но он не может с достоверностью утверждать, что портсигар принесла девушка. Возможно, его положил в ящик стола брат, накануне вечером. Просто он этого не видел.

– Предположим, она приходила в квартиру с одной лишь целью – подбросить портсигар. Кому-то выгодно было, чтобы портсигар оказался в его квартире. После этого Фёдора убили.

– Ты хочешь сказать, что Фёдора убили за платиновый портсигар? – спросил Фомин.

– Вот именно.

– Тогда девушка наперёд знала, что Фёдор будет убит.

– Она могла об этом не знать. Была лишь слепым орудием в чьих—то руках. Сделала своё дело и всё, – предположил я. – Юрий видел её раньше?

– Нет. Но хорошо запомнил.

– Мне кажется, девушку мы отыщем, – сказал я и задумался.

– Кажется, она ему что-то подсыпала, – сказал Фомин. – У него после этой ночи целый день болела голова. Такого с ним никогда не было.

– Немудрено, могла отравить, – заметил я. – Как же она назвалась?

– Серафимой.

– Надо приложить максимум усилий и найти эту девушку.

– Я считаю, это вымышленное имя.

– Какая разница. Искать всё равно придётся, – пробурчал я. – Есть, что-нибудь ещё?

– Да. Я нашёл двух ребят, видевших Фёдора, – произнёс он, садясь в машину рядом со мной.

– Фёдора?

– Да. Первый – это таксист, который отвёз его в пансионат «Мечта». Он божится, что запомнил его из-за рыжего цвета волос и джинсов. Это было поздним вечером, уже смеркалось.

– Который был час?

– Примерно между девятью тридцатью и десятью вечера.

– А кто второй парень?

– Охранник из пансионата «Мечта», тот, что стоит у ворот. Он сообщил, что примерно во втором часу ночи к нему подошёл рыжий парень в одних плавках и попросил отправить попуткой в город. Парень объяснил, что когда купался, то его одежду украли. Вскоре подвернулась машина, и парень уехал.

– Какая эта была машина, и кто был за рулём?

– Охранник сообщил, что это был чёрный внедорожник, кажется Мерседес. Водителя он не видел, стёкла были тонированы. У парня дрогнул голос, когда он увидел водителя. Наверное, тот был ему знаком.

– И это всё?

– Да. Я больше не смог найти след Фёдора, – грустно произнёс Фомин. – Я опросил жителей из близлежащих домов, где нашли тело Фёдора, но никто его живым не видел. Даже выстрела не слышали. Это весьма странно. Конечно, была ночь, люди спали. Но я не теряю надежды, что мне удастся отыскать очевидцев преступления. Не такое это было безлюдное место, наоборот, самый центр города. Праздно шатающаяся молодёжь бродит в этих местах до самого утра.

– Я советую тебе ещё раз съездить в пансионат и проверить видеозаписи из камер видеонаблюдения. Просмотри их тщательно. Может быть, что—то наклюнется.

– Я уже обращался с этим вопросом в администрацию пансионата. Они сказали, что у них до двух ночи было временное отключение света. Видеокамеры не функционировали. Работал один генератор, который поддерживал освещение в ресторане и гостиничных корпусах. И тогда я подумал, это простое стечение обстоятельств или умышленное отключение…

Я усмехнулся. – Никакое это не умышленное отключение света. Пансионат относится к Орловскому району, а там электрические сети хлипкие, постоянно ломаются. Я это по собственному опыту знаю: живу в этом районе.

Я вытянул из заднего сиденья джинсовые рубашку, штаны Фёдора и бросил на колени Фомину.

– Посмотри на эти вещи.

Его глаза округлились, а худое лицо вытянулось, он повернулся и посмотрел на меня, конвульсивно сжимая одежду.

– Вот это да!

– Вот тебе и да-а… – пробурчал я. – Одежда валялась в доме Богданова.

Я поведал ему, о доме Богданова, о встрече с Астаховым и показал фотографию милой парочки. Фомин был удивлён.

– Похоже, Астахов тебе не солгал, что стащил одежду Фёдора, когда он купался.

– Выходит не соврал.

– Астахов уже три месяца знаком с Ларисой Будиной, и продолжает с ней встречаться, – задумчиво произнёс Фомин. – Он совершает с ней прогулки на лошадях, отдыхает в «Марьино» будучи женатым.

– Ты хочешь сказать, на кой ляд он женился на женщине на много старше его.

– Вот именно. Здесь у него или у них просматривается какой-то интерес к мадам Шмулович.

– Интерес может быть только один – её миллионы.

– Тогда в случае смерти Шмулович часть имущества по закону о наследовании перейдёт Астахову. Таким образом, яд это тот инструмент, с помощью которого сладкая парочка решила достичь своей цели.

– Всё это слишком наивно. Любая экспертиза сразу установит очевидность отравления. Это явный криминал. Астахов должен был это предвидеть. Зачем рубить сук, на котором сидишь. Есть деньги и жена. Пожалуйста, живи и радуйся. Зачем убивать таким варварским способом.

– Ты прав. Здесь что-то не стыкуется, – сказал Фомин.

– Есть один момент. Ты сказал, что охранник упомянул о чёрном внедорожнике марки Мерседес, в который сел Фёдор.

– Он сказал: кажется, Мерседес, – поправил Фомин.

– Допустим, это Мерседес.

Фомин, согласившись, кивнул.

Я нахмурился, вспоминая вечерний визит Астахова накануне убийства. – У Астахова чёрный внедорожник Мерседес, я точно помню.

– Ты считаешь, Фёдора подвозил Астахов, – произнёс Фомин.

– Этого отрицать нельзя. Допустим, Астахов похищает одежду Фёдора, а потом предлагает его подвезти. Фёдор садится к нему в машину. Потом у них происходит серьёзный разговор, в результате Фёдора убивают. Его отвозят в район кинотеатра «Победа», где оставляют, имитируя именно там его убийство.

– Но из опрошенных свидетелей выстрела никто не слышал, – произнёс Фомин.

– Верно.

– Думаю, выстрела возле кинотеатра «Победа» вообще не было. Его убили в машине, – сказал Фомин.

– Тогда в салоне машины должны остаться следы крови.

– Следы крови это улика.

– Но мне неясен мотив убийства. Зачем нужно было убивать простого сотрудника агентства?

– Зачем? – переспросил я. – Наверное, он что-то узнал такое, что знать ему не полагалось.

– Вероятно, это и есть ключевая версия: Он что-то узнал! Это мы должны выяснить. Из этого вытекает, что в убийстве всё-таки подозревается Астахов.

– Это противоречит версии с портсигаром. Какой смысл ему отдавать портсигар, а потом убивать?

– Тут я хочу тебя поправить. Некто третье лицо, о чём мы говорили раньше, заинтересован, чтобы портсигар находился в квартире Лапина, потому что именно он настоящий убийца, а Астахова он делает виновником. Нужно немедленно найти его внедорожник и обследовать внутренний салон и багажник. Об этом надо сообщить в полицию, тому же Кирюхину, чтобы он его задержал.

– Меня смущает одно «но». Почему он отдал одежду Фёдора? – произнёс Фомин.

– Всё очень просто. Чтобы отвести от себя подозрения.

– Тогда почему он раньше не вернул одежду, а лишь тогда, когда ты её обнаружил?

– Если предположить что он не знал о смерти Фёдора, то этот его шаг является вполне логичным.

– Как ты думаешь, почему Астахов так свободно крутится во владении Богданова? – спросил Фомин.

– Наверное, вся причина в Ларисе.

Я запустил двигатель и выехал на проезжую часть. – Пора навестить Рябова.

Наступила небольшая пауза, после которой я произнёс: – Я доволен, что проник в дом Богданова, где обнаружил одежду Фёдора и фото сладкой парочки. Считаю, что тебе надо съездить в «Марьино» и проверить всю подноготную Астахова. Судя по этой фотографии, их развлечения не остались незамеченными.

Фомин держал в руках фотокарточку и изучал её, пока я вёл машину.

– Я считаю, что поездка в «Марьино» что-нибудь должна дать, – продолжил он. – Неплохо было бы прилепить эту фотографию на стену дома Раисы Марковны. Хотел бы я, чтобы она её увидела. Могу поспорить, она бы прогнала Астахова.

– Убери её, – произнёс я.

Он сунул фото в карман.

Я попросил его, прежде чем он уедет в «Марьино», сделать несколько копий фотографии.

Мы выехали на дорогу, которая проходила вдоль набережной реки, и припарковались вблизи заднего двора кинотеатра «Победа». Я примерно представлял, где располагаются сараи, в одном из которых обитает бездомный Рябов. Они находились между жилыми домами. Мы покинули машину и неторопливым шагом двинулись в нужном направлении. Когда мы проходили мимо зарослей, находящихся возле кинотеатра, я сказал: – Если Рябов прятался где-то в этих кустах, то нетрудно догадаться, что он мог всё видеть.

– Ты намереваешься предложить ему деньги? – спросил Фомин.

– Пока не знаю. Самое главное, в разговоре с ним нужно быть ультимативным. Если мы припрём его к стенке, то он может всё выложить бесплатно.

– Думаю, если ему пообещать деньги, то он был бы более сговорчив, – возразил Фомин.

– Там будет видно.

Мы, минуя несколько домов, оказались в большом дворе. На территории в ряд выстроились сараи. В самом крайнем из них было лежбище Рябова. Двор был тихий, кое-где стояли машины, людей не видно. Мы подошли к потрескавшейся от старой краски двери. Я заглянул в маленькое квадратное окошко, но внутри ничего не увидел. Там было темно. Я взялся за ручку и потянул на себя. Дверь открылась, мы вошли. Внутреннее помещение было полностью набито старой мебелью. Возле одной из стен стоял стол, на котором лежали какие-то объедки. Скатертью служила засаленная газета. На столе бутылка, наполненная до половины мутной жидкостью, возможно самогонка. Рядом несколько стаканов. От нашего движения, поднялся большой рой мух, злобно жужжа, отлетел в сторону, а затем вернулся к своей отвратительной еде. Далее, другая часть помещения была зашторена плотной, давно не стиранной тёмной тканью. Я приблизился и раздвинул шторки. На ободранном диване плашмя на спине лежал обросший неухоженный мужчина, похоже, это был Рябов. В области сердца чернело тёмное пятно. Кровь стекала на пол образовывая лужу, которая только начинала сворачиваться. Для нас было очевидно, что мы лишились главного свидетеля, видевшего убийцу.

***

Я находился в своём офисе, уже час как Фомин выехал в командировку в «Марьино». На улице было жарко, но в кабинете вполне прохладно, работал кондиционер, создавая комфорт и определённую свежесть. Пока я ходил по комнате, Мария нахмурившись, сидела за моим столом, внимательно слушала меня.

Я сделал паузу, посмотрел в окно на улицу. С высоты восьмого этажа мне хорошо было видно, как внизу проносились автомобили, куда-то спешили пешеходы.

– Его застрелили из пистолета прямо в сердце, точно так же убили Фёдора, – повернувшись к ней, сказал я, завершая свой рассказ. – Я нашёл на полу 9 —мм гильзу от «Макарова». Убийца не сделал контрольного выстрела, а это говорит о его непрофессионализме, это не киллер, а просто меткий стрелок. Я могу предположить, что он был мёртв минут пятнадцать, но не более.

Мария была подавлена от того что услышала от меня.

– Полагаю, что полиция сразу определит, что это тоже оружие, из которого застрелили Фёдора.

У меня разболелась голова, я потёр виски, но это не помогло.

– Пожалуй, это всё. Мы с Владом быстро оттуда ретировались. Я уверен, что там нас никто не видел.

Мария взволнованно взглянула на меня, вынула из пачки сигарету, щёлкнула зажигалкой, закурила.

– Мне это не нравится, Гриша. Может быть, нам надо прекратить собственное расследование и всё выложить полковнику Вихрову. Тогда бы, Рябов избежал смерти.

– Я сомневаюсь в этом, – сказал я. – Похоже, Рябов затеял свою игру и предпочёл общаться с убийцей. Он хотел на этом заработать деньги, но получил пулю.

Мария согласилась: – Наверное, это так и есть.

Глубоко и нервно затянувшись сигаретой, она выдохнула дым.

– Вихров может обойтись с нами круто, когда всё узнает. Нам придётся туго, – сказал я.

– Что будем делать, Григорий?

– Я направил Фомина в «Марьино» выяснить всё об этой фотографии, – ответил я и показал одну из копий фото. – Теперь я хочу переговорить с Богдановым.

Мария вскинула брови и странно посмотрела на меня, затем стала внимательно разглядывать снимок.

– Это будет сделать весьма сложно, – отметила она. – Одежда Фёдора была уликой до тех пор, пока находилась в его доме. Оказавшись у тебя, она перестала быть уликой против него. Богданов и Астахов могут теперь спокойно отрицать, что причастны к этому делу.

– Есть ещё один момент, который мы не учли. Это документы, мобильник, наконец, ключи, которые принадлежали Фёдору. С этими вещами он тоже не расставался. Но их в одежде не оказалось. Возникает вопрос: Где они? Могу предположить: возможно, остались в доме Богданова. Может быть, мне вновь надо вернуться туда. Как ты считаешь?

– Рискованно.

– Да. В прошлый раз у меня было мало времени, чтобы тщательным образом проверить все комнаты. Мне помешал Астахов. Я могу возобновить поиски. Это будет сделать несложно.

– Так ты поедешь к Богданову?

Я скривил гримасу, словно от зубной боли. – Считаю, надо ехать. Мне не очень хотелось бы вновь натолкнуться на Астахова, но ехать придётся. Возможно, он не имеет никакого отношения к смерти Фёдора. Но есть ещё владелец дома – Роман Богданов. Мы его не должны сбрасывать со счетов.

– А кто займётся владельцем клуба «Луна» Плетнёвым? – спросила она.

– Я сам с ним встречусь, – проронил я. – Ты что-то о нём можешь рассказать?

– Это очень богатый бизнесмен в городе.

– Что ты понимаешь под богатством?

– Кроме ночного клуба «Луна», у него сеть развлекательных заведений. Также он совладелец ювелирной фабрики «Алмаз».

– А где он живёт?

– В Мезенке у него большой особняк.

Кто-то позвонил Марии. Пока она разговаривала по мобильнику, я вышел из офиса.

Глава 5

Я припарковал внедорожник в лесопосадке, где в прошлый раз оставлял машину.

– Отсюда до дома метров триста, – сказал я, обращаясь к Олегу.

Крепко сбитый и приземистый Юдин ловко выпрыгнул из машины и огляделся. Его блеклые серые глаза забегали. Квадратный подбородок свидетельствовал о дерзком характере.

– В этих местах я ещё не был, – констатировал он и пятернёй поскрёб курчавый белесый затылок.

Его тонкие губы растянулись в улыбке. – Люблю лес. Такое ощущение, что попал в райский уголок.

Я закрыл машину.

– Не расслабляйся, Олег. Ещё неизвестно, что нас ждёт.

– Думаешь, мы может столкнуться с Богдановым? Надеюсь, он нас встретит с букетом алых роз, – пошутил Юдин.

– Скорее прицельным огнём из карабина. У него для нас приготовлен целый арсенал оружия. Его любимое занятие охота на зверей. Особенно на двуногих, – ответил я, засовывая подмышку пакет с джинсовой рубашкой и штанами Фёдора.

Его ухмылка слетела с лица. – Ну, что ж, это очень даже мило, – проронил он. – Карабин, говоришь? Это как раз то, чем меня ещё не встречали.

Мы зашагали рядом по дорожке, держась в тени высокого забора.

– Моя идея заключается в том, чтобы проникнуть в спальню Богданова и подбросить вещи Фёдора, чтобы нас не обнаружили, – сообщил я Олегу, в тот момент, когда мы приблизились к металлическим воротам. Будем надеяться, что в доме никого нет.

– Мы можем попасть в глупое положение. Если в доме есть кто-то и нас обнаружат, то вызовут полицию, – усмехнулся Юдин. – Представляю физиономию Вихрова, когда нас приведут с обвинением в посягательстве на частную собственность.

– Риск благородное дело, – отреагировал я. – Будешь меня прикрывать. Поэтому я взял тебя с собой. Думаю, никаких недоразумений не будет. Действовать надо быстро, а в случае непредвиденной ситуации – весьма жёстко.

Я поковырял отмычкой в замке, открыл калитку и огляделся. Во внутреннем дворе никого не было. Я кивнул напарнику.

– Позвони в дверь, если в доме есть кто-то, то отвлеки его, пока я заберусь в дом. Мне хватит трёх минут.

– Будем надеяться, недовольно пробурчал Юдин и устремился к входным дверям.

Я видел, как он приблизился к двери и стал давить кнопку звонка. Мы некоторое время ждали. Никакого движения. Юдин взглянул на меня и помотал головой.

– Позвони ещё раз, – негромко произнёс я.

Он вновь нажал кнопку. Реакции никакой. Я двинулся к окну. Вдруг позади себя я услышал резкий голос: – Какого чёрта вы здесь делаете?

Я остолбенел, затем справившись с этим, медленно развернулся. Возле ворот стоял мужчина. Я его сразу узнал. Роман Богданов был выше среднего роста, темноволос и популярен своей красивой внешностью. В конце 90-х он был известен оперативникам и своим дружкам—бандитам по кличке Жоффрей. Вскоре он сменил «окраску» и стал работать на известного депутата—олигарха. В среде лихоимцев в полиции и администрации он снискал себе поддержку, и криминальное прошлое было забыто. Ему было сорок пять—сорок семь, тяжёлая челюсть, синие глаза. Рубец от пореза ножа на левой щеке придавал ему вид злодея, а доброжелательная улыбка, при которой демонстрировались прекрасные зубы, подкупающе воздействовала на дам. На нём была лилового цвета сорочка, белые брюки и туфли. На его руке золотые часы с браслетом, а на шее золотая цепь – кулон с большим изумрудом и бриллиантами.

– Вы Богданов? – спросил я, вероятно не так радостно.

– Ну и что, если так? – вопросом на вопрос спросил он, низким мужественным баритоном, который подействовал бы на женщину, но не на меня.

Я приблизился к нему и протянул визитку с эмблемой детективного агентства «Филёр». Он несколько секунд изучал её, затем брезгливо вернул мне, будто она испачкала его руки.

– Спасибо. Но мне не нужны услуги детектива.

К нам подошёл Юдин. Богданов сделал вид, что не заметил его.

– А мы их не предлагаем, – сказал я. – Мы работаем в интересах клиентки, муж которой – ваш приятель. По нашим данным он причастен к убийству. Возможно, вы поможете нам.

Он показал рукой в сторону калитки. – Покиньте территорию. У меня нет времени и желания общаться с вами.

– Ну, хорошо. Мы вынуждены будем обратиться в полицию. Эти же вопросы будут задавать они.

Богданов провёл ладонью по левой щеке, задумчиво потёр квадратную челюсть и внимательно посмотрел на меня.

– Чего хотите? – спросил он.

– Дело весьма серьёзное, чтобы обсуждать в спешке.

Его глаза приобрели более жёсткое выражение.

– Прошу в дом, там переговорим, – сказал он и поспешно направился к парадному входу.

Мы двинулись за ним.

Богданов распахнул входную дверь и, минуя небольшую прихожую, торопливо прошагал в холл. Мы от него не отставали. Он приблизился к серванту, с полки взял пачку сигарет, вытряхнул оттуда сигарету и, не предлагая нам, чиркнул зажигалкой, закурил. Затем он сел в кресло, закинув ногу за ногу. Я опустился на диван. Юдин остался стоять в дверном проёме оперевшись плечом о косяк двери. На его лице застыла холодная гримаса ухмылки.

– Ну, что у вас за дело? – спросил Богданов. – Выкладывайте, да быстрее. Я действительно стеснён во времени.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8