Николай Иванов.

Венок незабудок



скачать книгу бесплатно

©Николай Иванов, 2018

©СУПЕР Издательство, 2018

* * *

Часть 1
Пятый вагон

Всяк входящий знал: здесь братство строителей-монтажников со своими неписаными правилами и законами, принятыми всеми, уважением и отношением друг к другу по результатам и отличному качеству исполненных работ, – белая кость, ОСВОЕНЦЫ, становой хребет строек Крайнего Севера…

Освоенцы

Контингент пассажиров вагона очень и очень разный, однако всех объединяет внутренний огонь причастности к великому делу, уверенность в своей нужности, правоте выбора – что каждый находится в своем кругу, с единомышленниками, озаренными Крайним Севером.

В этот вагон не продавались билеты на станциях по маршруту следования. Осанистая, много всякого повидавшая проводница совершенно непонятным образом определяла представителей славного братства и, отодвинув себя в сторону пропускала их в вагон (вагон специального назначения – для строителей).

Всяк входящий знал: здесь братство строителей-монтажников со своими неписаными законами и правилами, принятыми всеми, уважением и отношением друг к другу по результатам и отличному качеству исполненных работ. Белая кость, становой хребет строек Крайнего Севера и его «окрестностей». В этот вагон не любили и боялись заходить воришки, нечестные, непорядочные люди; проходимца даже могли на ходу выбросить с поезда.

Один воришка, прикинувшись пьяненьким, проник из соседнего вагона и расположился на полке. Бригада оживленно обсуждала очередное задание, предстоящая работа будоражила кровь, уровень адреналина зашкаливал, и в этот момент воришка засунул руку в чужой карман. Хозяин не был пьян и отмахнулся от шаловливой ручонки. Но через некоторое время началось повторное проникновение. Воришка вцепился в портмоне и силился его вытащить, хозяин же почувствовал нежеланного гостя, перехватил ручонку, извлек ее из своего кармана и резко сдавил кисть – послышался хруст ломающихся фаланг и косточек, звук рвущихся жил и связок кисти воришки. Тот, попав в капкан, мгновенно «протрезвел» – плакал, кричал: «Моя рабочая рука!», «Жизнь кончена!». Убивался и страдал он очень искренне, и коллектив разрешил бедолаге уйти, порекомендовав сменить профессию и стать человеком.

Разговор продолжился. Монтажник посетовал: «Ну и времена! Вот еду я с курсов повышения квалификации по сварке – получил допуск “на все пространственные положения”, но приходится “путешествовать” с приключениями, даже без денег…».

В соседнем купе ехали Вася – белорус, единственным документом которого была фотография с именем на обороте «Вася», – и солдат, который в любую погоду, и зимой, и летом, и в межсезонье ходил в солдатской фуражке и резиновых сапогах, правда, зимой ухитрялся вставить в резиновые сапоги валенки.

Вася был уже в годах, большой мастер по ремонту и обслуживанию всех механизмов и любых транспортных средств. В морозы за сорок он голыми руками разбирал, собирал, восстанавливал неработающие узлы, механизмы и агрегаты, заставляя работать захандрившую технику.

Солдат по причине страстной любви к «зеленому змию» был всегда и во всем виноватый – им затыкали мыслимые и немыслимые косяки и прорехи.

Был случай, когда солдат перегнал бульдозер, забытый на обваловке трубопровода, за более чем сорок километров. Была ранняя осень: лед на болотах, реках и старицах еще не устоялся, но солдат прошел этот сложный и опасный маршрут – правду говорят: «Когда на тебя Всевышний положил глаз, ты сможешь всё».

Каждый «высокий профессионал» старался найти, выучить и воспитать ученика, и надо было слышать споры-разговоры этих матерых мастеров о своих преемниках – ох, как они гордились своими продолжателями! Однако попасть к ним под крыло молодым было очень непросто. И на любых стройках ученик известного мастера получал карт-бланш на самые сложные и ответственные операции – сварку трубопроводов, объектов нефтегазового хозяйства, объектов повышенной опасности. Каждый гордился Учителем, давшим путевку в мир самого интересного и захватывающего процесса работы с металлом в любых формах, во всех пространственных положениях, сталями и сплавами любых марок и химических составов.

Встречались сварщики-продолжатели, не получившие официальной теоретической подготовки, но в практике весьма и весьма сильные, неоднократно занимавшие призовые места на любых соревнованиях с любым составом – и даже в интербригадах не роняли чести и достоинства Крайнего Севера.

Каждый знал: за спиной Россия, родители, родные коллективы, нельзя ударить в грязь лицом, нельзя опозориться, надо вытянуться в нитку, собрать внутренние резервы, опыт, знания – и добыть победу, прославить учителя, смотреться уверенно и достойно. У настоящего мастера всякое доброе дело само ладится!

Николай Иванов

2014

Как молоды мы…

Строители трубопроводов, монтажники, жили полной, насыщенной жизнью. Есть бесконечно интересная работа, есть друзья, есть с кем поговорить, есть с кем поспорить и как приложение – общественное уважение, достойное вознаграждение за труды и, конечно, немного людской зависти. Не каждому в нашем обществе по жизни выпадает счастье жить и работать в такой комфортной нише, «в своей тарелке». В порядке вещей было слетать на Кавказ для дегустации кухни, чачи и других напитков, съездить в Крым попробовать вина, посетить побережье и намочить ноги в морях, омывающих нашу родину, сделать фото в новых городах. Отметить день рождения, праздник, торжество – в республике, городе, заведении по желанию «виновника». Высокий интеллект, достойный уровень знаний, суперпрофессионализм, умение вести общение – норма в этой среде.

Личный состав нашей лучшей бригады, способной и решавшей любые поставленные производственные задачи, был вообще уникален. К примеру, один из великолепных сварщиков-паспортистов Валера Ничепуренко – редкий кадр: служить в армию из Кубани отправился со своим автоматом ППС (наследие войны!) и, когда в военкомате начали изымать оружие, призывник сильно возмущался, утверждая, что ствол отлично пристрелян, он к нему привык и будет служить Родине верой и правдой. Однако оружие забрали, сказав, что в части он получит другое, посовременнее, и отправили служить в отдельный показательный кавалерийский полк Московского военного округа. Его интересные и прикольные рассказы о службе в очень редком по нынешним временам роде войск, о верном друге и товарище – коне по кличке Трепет, – с интересом, вниманием и любовью слушались в коллективе. Валера, даже через годы, будучи семейным, искал оказию, случай, возможность – съездить в часть на свидание с Трепетом.

Сварщики Витя Перепёлкин, Коля Дрожжин, Сережа Паутов, Володя Пестриков – не знаю, куют ли в нынешние времена таких надежных, упругих парней; в любом случае, это «изделия» высшей пробы.

Другой сварщик – Николай Иванович – человек редкой эрудиции, с двумя дипломами о высшем техническом образовании, ранее работавший начальником цеха авиаремонтного завода, постоянно благодарил Всевышнего, что помог попасть в наш коллектив – спас от нервного срыва, истощения души, неврастении, шизофрении и дурдома на предыдущей работе.

Также сварщики Иван Волков – чемпион СССР и Европы по боксу, – и Жан Лукьянчук – никогда не нервничали, всегда, в любых условиях, спокойны, очень заботились о молодых членах бригады. Добрый совет, реальная помощь – это к ним; и, конечно, молодые к ним испытывали ответные чувства – искали случай, возможность чем-то помочь, быть рядом.

Универсальный мастер Алексей – есть ли в современности механизм, аппарат, прибор, устройство, принцип работы которого он бы не знал и не мог заставить их работать в нужном месте в нужное время? О нем и его супруге Олесе будет отдельный сказ.

Бригадиры нет-нет да менялись (возраст, семья, любовь – это о них сложена песня «Жить начинаешь сполна, лишь когда на висках седина…»). Были гроссмейстерами строек, монтажа трубопроводов, объектов нефтегазового хозяйства. Могли читать любые чертежи, всё помнить, всё и всех знать, рассчитать потребность оборудования, расходных материалов, расставить специалистов с использованием их сильнейших качеств, определить суточные нормы для досрочного выполнения задания. Их высшие государственные награды – это заслуженная оценка жизненного и трудового пути нашего коллектива.

Резчик Юра – уникальный спец, мог подогнать любой стык любой группы диаметров труб в любом пространственном положении, и притом всегда мурлыкал песню «забота наша такая, забота наша простая», за что и получил прозвище «Комсомолец». Надо было видеть этого здоровяка с окладистой рыжей бородой в работе! Его способность «ловить миллиметры» всегда любили сварщики, и другие бригады, коллективы, организации неоднократно пытались переманить его, однако прикипевшего и притертого к бригаде парня отрывать трудно, очень трудно.

Молодые слесаря-монтажники, золотой резерв коллектива – это из них матерые сварщики, резчики и бригадиры выискивали, воспитывали и готовили себе замену – эти незаменимые труженики подготовки первыми принимают на свои руки и плечи всю тяжесть трудов насущных, первыми начинают рабочий день и последними заканчивают. Их замечают последними, притом молодежь старается присмотреться к работе ветеранов – запомнить приемы и методы мастеров, чтобы в нужное время, в ответственный момент, встать в строй – подставить плечо.

Коллектив и ответственная работа шлифовали и оттачивали молодых: расхлябанных и рассеянных делали собранными и внимательными, маменькиных сынков и домашних деток перековывали в настоящих мужчин, и было очень приятно наблюдать приезжавших благодарить их родителей. А чада немного смущаясь говорили – Ну что вы, я же как все в бригаде.…»

Эта школа и опыт работы в высоких широтах многое дали молодым: умение работать в любых условиях, в любую погоду, в любое время года; умение держать себя в любом обществе; внутреннюю силу и уверенность – я живу и работаю правильно, за меня родителям краснеть не придется; готовность и способность брать «любые вершины, которые впереди», тем более, что запас энергии, амбиций и опыта позволяет.

В добрый путь, ребята.

Николай Иванов

2013

Прозрение

Бригада, выполнив работы по подключению (врезки, захлесты) газопровода «Оренбург – Западная граница» в Карпатах (причем большая часть стыков, как всегда, достались «гарантийными»), ехала на север, в Коми. Впереди ждал другой трубопровод – «Сияние Севера»: подключение шлейфов газокомпрессорной станции «Синдр» к магистральному газопроводу, а затем домой, на родной Тюменский север. Состав размеренно отстукивал стыки рельсов и километры, приближая к объекту строительства. Коллектив занимал несколько купе в поезде «Москва – Ухта»; отдыхали, пили чай, готовились к исполнению задания.

Вдруг дверь нашего купе распахнулась, и в проеме возник чудовищно здоровый обросший детина в распахнутой телогрейке, не сходящейся на его могучей груди, нагло прошел к столику, налил стакан «огненной воды», выпил и не очень чистыми руками начал хватать и трогать еду, затем присел-привалился на нижнюю полку. За ним показался «подпевала», который тоже налил грамм сто, принял и стал кушать намного аккуратнее.

Сварщик Вова Столяров оглядел верзилу и спрашивает:

– Ты кто, что представляешь?

Верзила с пищей во рту прорычал:

– Я сидел!

Вова произнес:

– О-о-о, – и подал еще стакан горячего чая, процедура беспорядочного хватания еды и пищи повторилась, подпевала тоже исполнил свою партию.

Видя некоторую оторопь окружающих, верзила возомнил себя, похоже, «паханом» и, вальяжно развалившись на чужой постели, вещал, за что и как сидел на зоне. Выяснилось сидел пять лет «от звонка до звонка» по решению показательного суда, за хищение колгоспного имущества с применением технических средств. Оказалось, во время уборочной дядя на багажнике велосипеда увез с поля два ящика неспелых помидоров, чем нанес сельской общине непоправимый ущерб.

Налили и дали в руку горемыке еще стакан «чая», пошел очередной повтор неприглядной процедуры приема пищи. Вова обвел рукой коллектив нашей славной бригады и поведал о нашей работе, о людях, о газопроводах, которые строим, об отношении к нам окружающих, о климатических зонах в местах монтажных работ, о зарплате и, взяв очередной стакан очень крепкого «чая», отдал его в руки гостю и спросил, сколько стоит содержание «зека» в день. Когда верзила назвал сумму – 26 копеек, мы так хохотали, что дребезжали стекла вагона, а в нашу сторону бежали люди, спрашивая: «что такое, что случилось». А верзила плакал, громко выл взахлеб. Не каждому по жизни выпадает увидеть, как плачут сильные мужчины, но, скорее всего, это плакала огненная вода, раскрепостившая и расслабившая внутреннюю силу и тормоза сознания.

Он понял, что счастье проходит мимо, что ничего хорошего не светит, уважения не будет, бояться может будут, а может и нет, а мы точно знали, что идем по правильному пути: наш труд строителя трубопроводов – интересный, достойный, тяжкий, нужный стране и не каждому по плечу! Нашим дорогим родителям, друзьям, родственникам, старшим товарищам не придется краснеть, стыдиться за нас, за нашу работу, за гарантийные стыки, за красные стыки, за трубопроводы и объекты жизнеобеспечения городов Крайнего Севера.

Подобные случаи и приключения сплачивают коллектив – мы всегда знали: впереди бригаду ждут новые объекты, новые ответственные задания, новые системы трубопроводов.

А завистники – что ж, пусть завидуют: они ничего не могут, не знают, кроме сплетен, клеветы и зависти. Жизнь – прекрасна, многогранна, в ней хватает места всем и каждому, всем она дает время и возможность выбрать творить богоугодные дела, проявить толерантность, терпение, уважение, гордиться свершенными делами. Не делать того, от чего стыдно и неуютно тебе, родителям, потомству – вот главный закон жизни, развития, благополучия человека разумного.

Однако часто находятся пророки, вожди, лидеры, секты и прочие смутьяны, придумывающие новые «закидоны», новые теории развития, новые законы, новые правила отношений, а жизнь, общество и время всё расставляет по своим местам, но это другая история, которую, как выпадет случай, расскажем.

Николай Иванов

2014

Наша работа в Узбекистане

Нечасто по жизни попадаются места и провинции, где ты свой (любимый, родной, дорогой). Это место для нас – Узбекистан. Строители трубопроводов для местного населения были самые дорогие и желанные гости. Если намечалась свадьба – среди почетных гостей обязательно монтажники, праздники окончания уборки хлопка тоже не обходились без мастеров железных дел. Узбекские свадьбы – очень многолюдны, очень красочны, очень обильны яствами. Обязательно выступают артисты: канатоходцы, танцоры, жонглеры, – устраиваются бои баранов, бои петухов, борьба пехлеванов и кураширов, сольные выступления и игры на бубнах, зурнах, карнаях, флейтах, всю свадьбу сопровождает музыкальный ансамбль, а если кому-то из гостей покажут прекрасную новобрачную – это знак огромного уважения.

А изюминка старинных городов – Самарканд – легенда Азии! Еще на рубеже нашей эры в этом городе готовили наложниц для правителей, караваны везли живой товар со всех стран, мест и окрестностей вокруг Великого Шелкового пути, для получения спецподготовки и посвящения жриц в знания искусства любви.

Самарканд – столица Тимуридов: бесконечно прекрасные дворцы с голубыми куполами, садами, шахской резиденцией «Регистан», розарии, бассейны, арыки с прозрачной как слеза водой. Если повезет, можете попасть на прослушивание кенаров на Брлик в частных коллекциях, эти маленькие птички творят чудеса своим пением. Даже сегодня, посетив городские бани, можешь представить, как в этой же бане принимал процедуры сам Александр Македонский за 330 лет до нашей эры.

Ни с чем не сравнимое изобилие блюд, кушаний, яств, фруктов, доброжелательность, гостеприимство – визитная карточка узбеков и других народов, живущих в этом благодатном крае. Посетив такие города, как: Бухара, Каган, Хива, Ургенч, Карши, Ташкент, Нукус, Хазарасп, Самарканд, Навои – везде мы увидели свой почерк архитектуры, свои музеи, свою планировку, свои рестораны и кафе, свои «ашхана», свою кухню и любимые блюда, свой колорит, свои красочные базары, свои особенности, свои легенды и истории, свою торговлю… Убеждаешься сам: гостеприимство, дружелюбие, уважение, доброжелательность неизменны всюду.

Как пример, можно припомнить некоторые случаи. Двое молодых монтажников – один из Серпухова, другой из Рязани – на выходные приехали в город Хива, побродили по улицам, прошлись по музеям, опробовали местные блюда (лагман, шавля, самса, плов, шурпа, манты, шашлык на саксауле и прочая и прочая) в разных кафе и ресторанах под чинарами и платанами, с бассейнами, кишащими золотыми рыбами, и без хаузов (местное название водоемов во дворе), пошли на базар. Насмотревшись и напробовавшись всяких диковин и редкостей, подустали, решили вернуться «домой», в родной вагон – в городок строителей в пустыне Кара-Кум.

На прибазарной площади находилось огромное количество повозок, запряженных ишаками, молодые люди выбрали арбу, какая понравилась, уселись на повозку и тронулись в родные «палестины». Проезжая Северные ворота Хивы и чайхану справа, своим шумным и активным управлением транспортным средством в одну ослиную силу привлекли внимание горожан и милиционера. Служитель закона пригласил путешественников остановить повозку и подняться в чайхану, чайханщик скоренько организовал дастархан с зеленым чаем.

Подождав, пока «путешественники» попьют чай и перекусят, милиционер поинтересовался, как здоровье, как идет работа, всё ли хватает, как прошла экскурсия, что понравилось, а что не очень, где взяли арбу и куда направляются. Затем, выслушав восхищенные отзывы о городе, музеях, гостеприимстве, слова восторга, слова благодарности, сказал: «Ребята, на таких повозках ездят в основном аксакалы (старые люди), если вы уважаете возраст, арбу надо вернуть туда, где взяли, чтоб не обидеть пожилого человека».

Сказать, что эти слова пристыдили строителей, ничего не сказать – молодые люди то краснели, то бледнели, затем очень извинялись и просили прощения за бестактность, отвели пешком упряжку на то же место, садиться на арбу им было стыдно.

А в Ургенче один из сварщиков в привокзальном кафе обмолвился о своей родине, Сталинграде. То, что произошло потом, представить страшно. Вскоре прибежал хозяин заведения, очень возбужденный и разгоряченный, кинулся к молодому человеку, обнимал, гладил, жал руки. Затем что-то крикнул персоналу, моментально сдвинули столы, накрыли праздничный обед, уставили напитками и яствами. Усадив всех строителей за стол, узбек объявил: «Уважаемые, мне довелось воевать в Сталинграде, я дошел до Кенигсберга, дожил до Победы, однако Сталинград – самая большая и важная победа для всех нас. Спасибо, что вы здесь, спасибо за вашу работу, будьте здоровы и живите долго, живите и работайте за тех, кто погиб в войне!».

Застолье продолжалось до объявления посадки в поезд «Ашхабад – Москва», и многие блюда и кушанья отнесли в вагон, совершенно отказавшись от платы, – подарок в дорогу.

Дай Бог всем достойным людям здоровья и благополучия на долгие годы.

После разрушительного землетрясения нашу бригаду направили на восстановительные работы УКПГ Газли. Наш приезд не остановил толчки и колебания песчаной поверхности, на глазах пустыня колыхалась, как море в непогоду, вся живность – змеи, черепахи, хамелеоны, всякие ящерицы, вараны, жуки, пауки, ушастые ежи и Бог знает еще какие твари – спасали свою жизнь, выбираясь на асфальтированную автодорогу-грейдер из поселка Газли до УКПГ Газли длиной шесть километров.

Из работавшего персонала эксплуатации самые проворные занимали дверные проемы (наиболее безопасное место здания во время землетрясения), другие прыгали в окна, чтоб не попасть в завал, и бежали на дорогу, а мы смотрели и дивились – как песок дюн под ногами ходит ходуном, как трубные плети и заготовки матушка-природа, словно игрушечные, подкидывает и подбрасывает во всех пространственных положениях, как наши жилые вагончики то почти наполовину уходят в песок, то взлетают, подброшенные могучей силой.

Почему-то некоторые стекла окон в цехах, общежитиях, вагончиках рассыпались на мелкие осколки – другие же достойно пережили удары стихии. Многие предпочитали жить в палатках или вагончиках: в одноэтажных общежитиях стены и потолки были в трещинах и разломах, утром приходилось вытряхивать из постели куски штукатурки, песок и пыль, а лампочки освещения вибрировали и подпрыгивали.

На выходные и праздничные дни ездили отдыхать на природу, к северному обводному каналу Бухары. Купались, ловили в канале рыбу на удочки и руками на ощупь за жабры в водорослях, несли в рыбожарку. Местные повара чистили пойманную рыбу, затем готовили в кипящем хлопковом масле – вкус бесподобный! Играли в футбол на песке с ребятами из Болгарии, из других интербригад, приз победителям был всегда на выбор: ящик минеральной воды, ящик коньяка или ящик «огненной воды».

Однажды во время футбольной баталии откуда-то взялся варан и стал гоняться за мячом. Этот крокодил пустыни более двух метров длиной ударом хвоста ломает ноги верблюду. Экзотику накрыли одеялом, связали, и все желающие сфотографировались на память. Потом варана развязали и отпустили на волю.

Наш коллектив, выполнив задание по реконструкции УКПГ, реконструкции ДКС-1, постройке ДКС-2, постройке ДКС-3, реконструкции газопровода «Бухара – Урал», с легким сердцем уезжал в Бухару. После посещения музеев и прощальных застолий в разных ресторанах – самолетом в Ташкент, затем авиарейсы на Москву и на Тюмень, на новые объекты, новые задания, новые стройки трубопроводов. С собой везли сувениры, цветы, подарки и теплые воспоминания.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3