Николай Иванов.

Объект 217



скачать книгу бесплатно

© Иванов Н., 2018

© ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

В июле 1943 года по приказу Ставки Верховного главнокомандующего в районе Орловско-Курского выступа от станции «Ржава» до станции «Старый Оскол» за 32 дня была построена железнодорожная ветка расстоянием в 96 км. На строительстве дороги трудились преимущественно женщины и подростки. В сутки строилось 3 км трассы. Для уничтожения дороги абвер создал в Запорожье школу для подготовки диверсантов…

Глава 1

Стрельба в лесу, где обзор закрыт стволами и низким кустарником, для солдата страшнее боя в городе или даже в поле. Есть, конечно, надежда, что враг тебя не видит и стреляет в другую сторону, но ведь и ты его не видишь…

– Уходит, зараза.

– Пересекай слева!

Три автоматчика вырвались из лесных проблесков на залитую до краев солнцем просеку, повели оружием по сторонам. Нюхом овчарок опасности на просторе не почувствовали, взбежали по сваленным вдоль насыпи шпалам на самый верх строящейся железной дороги. Залегли там, сдерживая дыхание. Старший, царапая лейтенантскими звездочками щеку, плечом вытер пот.

Огляделись.

Буйствовала, выпирая из леса, молодая поросль орешника вперемешку с осинками. К самой насыпи гуськом выбежали несколько елочек. Одна каким-то образом сумела перемахнуть будущую железную дорогу и теперь одиноко привставала на цыпочки, пытаясь высмотреть происходящее за насыпью. Присядь, дуреха, раз повезло оторваться от пальбы: на войне любопытные редко доживают до второй огненной очереди.

– Стой! Сдавайся! – раздалось в лесу.

В ответ прозвучало два экономных пистолетных выстрела. В обратную сторону жирными многоточиями ушли автоматные очереди. Но поверху, по листве, а это значит, всего лишь для острастки, для загона. Солдатский слух на третьем году войны прекрасно различает выстрелы в упор. Даже в лесу. Но пока идет охота на живца…

– Прикрываем, – отдал команду лейтенант лежавшим по обеим сторонам подчиненным.

Сам рывком, согнувшись, скорее укрываясь не от возможных пуль, а маскируясь для мечущегося в лесу противника, перебежал к краю насыпи. Она замерла над небольшим лесным ручейком, и на самой ее оконечности, нырнув за шпалы, лейтенант и затих.

Он не ошибся в расчетах. Для выскочившего из леса щупленького диверсанта даже малая речушка вырастала в препятствие, на преодоление которого не оставалось времени. Узкая полоска меж водой и насыпью манила возможностью оторваться от преследования, и хотя в разведке основным правилом считалось не соблазняться самым легким вариантом спасения, выхода не оставалось: слишком явственным становился треск сучьев бегущих по следу смершевцев. Или пан, или…

А вот и пропал!

Лейтенант коршуном бросился на вражеского цыпленка. Однако не успело его тело накрыть противника, тот неуловимым движением переправил его полет через себя далее, в воду. Как успел диверсант увидеть опасность, а главное, молниеносно среагировать, выбить непонятным приемом лейтенанта из борьбы, для подбежавших на край автоматчиков осталось загадкой.

Но служба, да и сам лейтенант приучили в подобных ситуациях не раздумывать. И пусть не красавцами-коршунами, пусть всего лишь пыльными расхристанными воронами, да еще столкнувшись лбами друг с другом, смершевцы навалились на врага, вмяли его своей двойной массой в жидкий берег.

Только его грязь помогла и врагу ужом выскользнуть из-под кучи-малы, дав еще один шанс оторваться от погони и скрыться за насыпью. Может, так бы и случилось при удачном стечении обстоятельств, но именно из-за железной дороги вырос бородатый старик с молотком на длинной ручке, которым железнодорожные обходчики обстукивают рельсы. Профессия смотрителя тоже приучила деда к мгновенной оценке ситуации и не менее мгновенным действиям, и удара молотком по укрытой маскхалатом голове диверсанта оказалось достаточно, чтобы смершевцы вновь вцепились в того мертвой хваткой.

– Как-то так, – остался доволен своей работой железнодорожник.

Его руки от волнения дрожали, и, успокаивая себя, старик попробовал свернуть цигарку. Однако, как ни старался, раз за разом просыпал табак на шпалы. Успокоился тем, что понюхал пропахшие куревом пальцы.

Подбежавшие из леса солдаты окружили лежавших на земле, круговым частоколом выставили стволы автоматов. Под ним, стараясь найти применение своим способностям, юлой крутился небольшого роста паренек. Автомат бил его по коленям, мешал выбрать момент броска на извивающегося врага, но пацан не оставлял попыток ввязаться в бузу.

– Держите руки, пистолет! – закричал, скользя в грязи, вылезавший из реки лейтенант.

Поздно. Выстрел, приглушенный телами, тем не менее показался командиру громом танковой пушки.

Куча-мала осела. Паренек благоразумно отскочил. Автоматчики медленно, понимая промашку, начали подниматься. Перед глазами бойцов оказалась худенькая девушка, корчившаяся от боли. Сострадание к раненым хотя и притупилось за войну у воевавшего люда, но полностью из солдатского обихода не исчезло. Даже по отношению к противнику. А тут еще и женщина…

Распихивая подчиненных, лейтенант упал перед ней на колени, принялся ловить тонкие окровавленные руки:

– Голубушка, гадинка, солнышко. Не умирай. Потом сам придушу, но сначала словечко. Хоть одно словечко… Бинты. Перевязку! В медбат!

Команду приняли на свой счет провинившиеся автоматчики. Как могли бережно подхватили раненую под руки и ноги. Сбоку, поддерживая тело и продолжая бинтовать раны, прилипли еще два бойца. Паренек места рядом с раненой не нашел, остался около лейтенанта. Тот нахлобучил ему пилотку на уши:

– Ты почему здесь? Где приказано находиться?

– Так нестандартная ситуация… – начал оправдываться юный боец.

– Рядовой Василек, марш в штаб!

Похоже, лейтенанту не понравилось, что парень стал свидетелем его просчета, а потому отвернулся, давая понять, что разговор исчерпан. Сам же, наверняка знавший лес как свой ППШ, перед тем как броситься через кустарник самой короткой дорогой к медсанбату, кивнул поднявшемуся с рельса железнодорожнику:

– Спасибо, Михалыч.

Старик пожал плечами – было бы за что. По привычке стукнул молотком по попавшейся под руку шпале и продолжил свой нежданно прерванный путь.

Глава 2

За три месяца до этого, 12 апреля 1943 года, в кабинет к Верховному главнокомандующему И. В. Сталину были вызваны первый заместитель наркома обороны Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза А. М. Василевский и заместитель начальника Генштаба генерал армии А. И. Антонов. Сталин уже стоял у карты, разложенной на столе с зеленым сукном. Тема разговора для вошедших была знакома: два дня назад Жуков получил указание подготовиться к обсуждению плана боевых действий на предстоящие лето и осень. Так что ждали только приглашения к докладам.

Сталин не спешил. Поздоровавшись, уткнулся взглядом в карту с формирующимся выступом около Курска. Чем он станет – плацдармом для нового броска на запад или аппендиксом, который искусный хирург способен отрезать одном взмахом скальпеля? Наш бросок или немецкая хирургия? Третьего было не дано, после Сталинграда именно здесь сконцентрировалась мощнейшая группировка как советских, так и германских войск. Любезной оборонительной вежливостью не обойдется, в войнах противнику ломаются хребты, а не откусываются ноготки. Кто первый начнет движение? И надо ли оно – быть первым? Жуков с 17 марта находился в том районе, должен был оценить обстановку на месте. Ему и предстояло держать первое слово.

Предугадывая решение главнокомандующего, Георгий Константинович по привычке поправил китель. Сталин же мимоходом отметил, что к новым маршальским погонам, на которые всего месяц назад к большой звезде добавился герб Советского Союза, нужно бы поручить сшить и новые кители: военачальники такого ранга должны иметь особый статус и в форме, простым перешиванием погон на мундирах дело не должно ограничиваться. До Сталинграда о присвоении маршальских званий и не помышлялось, но битва на Волге явила всему миру не только мужество бойцов Красной армии, но и талант советских военачальников. А то, что первым в войну маршальские звезды вручили Жукову и Василевскому, непосредственно занимавшимся обороной Сталинграда, то по правде истории и свершившегося победного факта. Даже свою фамилию Иосиф Виссарионович позволил вписать в указ только третьей строчкой. Вот все трое теперь и стоят перед картой 43-го года. Она через месяц-другой и покажет, чего стоят маршальские звезды с гербом Советского Союза на плечах…

Наконец, Сталин поднял глаза на Жукова, и Георгий Константинович принялся докладывать основной итог двухдневного анализа обстановки:

– Командующие Центральным и Воронежским фронтами убеждены, что враг будет наступать на их, курском направлении. – Жуков руками изобразил клещи, перегрызающие Курский выступ. Одна рука предполагала генерал-фельдмаршала Гюнтера Клюге, сосредоточившего в районе Орла группу армий «Центр», вторая – генерал-фельдмаршала Эриха Манштейна, командовавшего под Белгородом группой армий «Юг». Хирурги, надо отдать им должное, искусные, скальпель в их руках способен справиться не только с аппендиксом.

– Генеральный штаб убежден в этом же, – согласился с выводами командующих фронтами и замнаркома Василевский.

Повернул голову к своему заместителю. Антонов поверх карты Сталина скаткой раскатал рулон нового топографического полотна, испещренного свежими условными обозначениями. Они не показались Верховному главнокомандующему особо отличными от тех, что имелись на его карте, но он терпеливо подождал объяснений.

– На сегодняшний день соотношение в живой силе на данном направлении идет как 1,5 миллиона у нас к 900 тысячам у фашистов, – продолжил доклад Жуков, наклонившись к карте.

Когда-то, в самом начале войны, Сталин дал указание сфотографироваться ему именно в такой позе и разместить снимок в «Красной Звезде». Важно было показать войскам, что Генеральный штаб тщательно прорабатывает все операции, что люди не бездумно бросаются в сражения. Что о них думают, их берегут, насколько это возможно на войне. Внимание на подобные детали вкупе со стратегическим мышлением у вождя не переставали поражать Жукова. И хотя у них обоих на груди висели «Золотые Звезды», у Верховного главнокомандующего она была Звездой Героя Социалистического Труда. Пусть и за № 1, но полководческий талант мог претендовать и на звание Героя Советского Союза. Но, опять же, не задерживались звезды героев в Кремле, шли прямым ходом в войска. И это вновь было справедливо и дальновидно со стороны Сталина, потому что исход войны все еще решался в окопах, а не в штабах.

Молчание хозяина главного кремлевского кабинета означало одно – продолжайте.

– Предполагать, что немцы смогут в ближайшее время нарастить усилия, у нас оснований нет. Да, немецкие дивизии ускоренными темпами наращиваются людьми и наступательной техникой. Однако у Гитлера возникают с этим значительные проблемы, – продолжил Жуков. Сведения, которые он излагал, наверняка были хорошо известны и начальнику Генштаба, и Верховному главнокомандующему, но ради целостности картины и логики будущего решения он посчитал нужным их повторить: – За два года войны вермахт потерял убитыми, пропавшими без вести, ранеными и эвакуированными по болезни более 4 миллионов человек. Восполнить этот контингент, несмотря на тотальную мобилизацию, им не удается.

– И это при том, товарищ Сталин, что немцам пришлось призвать значительное число рабочих, забронированных за промышленными предприятиями, а также 60-летних мужчин и 16–18-летних юношей, – дополнил Василевский деталями доклад заместителя наркома. – Качество этого набора как по физическому состоянию, так и по боевой выучке, моральному духу далеко от лучших образцов вермахта 1941 года.

Сталин не терпел шапкозакидательства, но в данном случае начальник Генштаба просто рисовал реально складывающуюся картину, не боясь быть обвиненным в предвзятости к противнику. И это не все, что вошло в доклад. По последним разведданным, вместо 4–6-месячного обучения, которое обычно проходило молодое пополнение в армии резерва, из-за огромных потерь на Востоке фашистские генералы вынуждены сворачивать эти курсы до полутора месяцев. Подобное происходило и с офицерским составом: военно-учебные заведения Германии не успевали восполнять потери в командных кадрах, и в войска начали прибывать молодые офицеры, имеющие всего трехмесячную подготовку. Не говоря уже о том, что гитлеровское командование прибегло к урезанию не только тыловых частей и подразделений, но и к сокращению с 17 до 13 тысяч личного состава линейных дивизий непосредственно на фронтах.

– И хотя мы видим некоторое увеличение огневых возможностей вермахта за счет автоматического оружия и минометов, Генеральный штаб тем не менее подтверждает: стратегическая инициатива на данный момент на нашей стороне, – подытожил Василевский.

– Вы предлагаете для развития успеха немедленное наступление? – принялся раскуривать трубку Сталин, забыв о ней на время докладов.

Василевский посмотрел на Жукова, все еще склоненного над картой: окончательный вывод за тобой, Григорий Константинович.

Тот вновь для наглядности сжал руки в клещи над щербатым Курским выступом.

– После анализа всех данных мы предполагаем, что наиболее вероятной целью летнего наступления вермахта станет окружение и уничтожение наших войск в районе Курска. В случае успеха дальнейший их удар возможен на юго-восточном направлении, хотя не исключена возможность наступления и на северо-восток, для обхода Москвы. На остальных участках фронта немецкое командование способно к ведению оборонительных боев или отвлекающих маневров, так как нигде более оно не располагает силами, необходимыми для крупных наступательных операций.

Сталин, попыхивая трубкой, мягко прошелся до своего стола. Кивнул оттуда – продолжайте, я карту помню.

– Имея определенное превосходство и возможность ведения активных наступательных действий, мы, – Жуков оглядел начальника Генштаба и его заместителя, подчеркивая коллегиальность решения, – предлагаем перейти к обороне.

В кабинете застыла тишина.

– Я правильно понял, товарищ Жуков, что вы предлагаете уступить врагу стратегическую инициативу?

Сталин не стал принимать коллективность мнения и указал вытянутой трубкой на гонца, принесшего дурную весть. Трубка дымилась после активных затяжек, но замнаркома обороны столько раз видел этот жест хозяина кабинета, что остался невозмутимым: если Сталину аргументировать свое решение, то трубка вновь вернется на свое привычное место у груди вождя.

– Никак нет, товарищ Сталин, никаких уступок врагу мы не допускаем. Мы говорим о преднамеренной обороне, в ходе которой будем контролировать развитие любой ситуации. А именно: представив возможность Гитлеру броситься в бой без достаточного перевеса сил и средств, при сокращенном тыловом обеспечении, мы можем измотать его последние самые боеспособные дивизии. В полосе заблаговременно подготовленной обороны. А измотав, самим перейти в наступление. На сегодняшний день такой вид боевых действий видится нам наиболее благоприятным.

Несмотря на цепкость своей памяти, Сталин вернулся к карте и словно под другим ракурсом посмотрел на тактические значки, нанесенные генштабистами. Интересно, над какой картой и с какими знаками склонился сейчас Гитлер? Но в докладе Жукова имелась и тактическая, и, главное, стратегическая разумность: переход в контрнаступление после того, как противник будет измотан в ходе бесплодных атак, позволял рассчитывать на гораздо большие успехи с меньшими потерями. При всей своей нынешней нервозности Гитлер еще достаточно силен…

– А что у нас в тылах у Рокоссовского и Ватутина? – не выразив пока своего отношения к оборонительному предложению, посмотрел Сталин на расположение Центрального и Воронежского фронтов. Командующие не без оснований считались его любимцами, на их тактическое чутье можно было всецело положиться, но Ставка на то и создавалась, чтобы координировать, вплетать в один узор обстановку на всех фронтах и в тылу.

Жуков и Василевский посмотрели на Антонова. Тот, как начальник Оперативного управления Генштаба, лично занимался детальной проработкой будущей операции. Алексей Иннокентьевич не выделялся харизмой среди своих великих начальников, хотя, как и они, повоевал изрядно с первого дня войны – и под Киевом, и в Закавказье, и на Черноморском побережье. Так что его кандидатуру на должность первого заместителя начальника Генштаба – начальника Оперативного управления – Сталин в конце прошлого года утвердил без сомнений.

– Товарищ Сталин, мощности тылового обеспечения наращиваются, из-под Сталинграда в район Курского выступа уже прибыло 26 паровозных колонн с общим парком 600 паровозов. Загвоздка в другом – в малой пропускной способности железной дороги, к тому же постоянно находящейся под бомбежками. Наиболее сложное положение с подвозом материальных средств у Воронежского фронта, в тылу которого курсирует всего 16 паровозных пар в сутки.

Долго рассказывать Верховному главнокомандующему про военные трудности считалось бессмысленным, тому требовались конкретные проработанные предложения по их преодолению, и Антонов не злоупотребил вниманием.

– Есть предложение в кратчайший срок построить новую железнодорожную ветку от Ржавы до Старого Оскола. – Генерал армии положил карандаш на месте будущей трассы.

Исходя из масштабов карты и длины остро заточенного карандаша, длина предполагаемой дороги вкладывалась в сотню километров, и Сталин впервые нетерпеливо посмотрел на начальника Оперативного управления: дальше.

– По некоторым сведениям, до войны там намечались проектные работы по строительству железнодорожной ветки, – поспешил уточнить Василевский. – Из специалистов «Воентранспроекта» уже создано семь изыскательских партий, они выехали непосредственно на место возможной стройки и в течение двух недель подготовят необходимые обоснования.

Это на данном этапе могло означать точку в докладе, и Сталин посмотрел на часы. Военачальники стали во фронт. Вместо слов Верховный главнокомандующий подошел к карте, синим карандашом вывел в ее правом углу подпись: «И.Сталин».

Предварительный план утверждался…

Менее чем через два месяца, 8 июня, такая же подпись появилась на постановлении Государственного Комитета Обороны «О строительстве линии Старый Оскол – Ржава», получившей кодовое наименование «Строительство № 217». Железную дорогу протяженностью 96 километров по облегченным техническим условиям предписывалось соорудить в период с 15 июня по 15 августа. Кроме специализированных железнодорожных подразделений и мостовиков на строительство линии привлекалось более 20 тысяч человек из числа местного населения Курской и близлежащих областей.

– Лаврентий Павлович! – Уже после подписи Сталин поднял министра внутренних дел Берию, присутствовавшего на заседании ГКО. Однажды осенью 1933 года тот заслонил вождя собственной грудью во время прогулки на катере по озеру Рица, когда береговая охрана, не разобравшись с ситуацией, открыла огонь по неизвестной лодке. Теперь требовалось защитить важнейший стратегический объект перед схваткой на Курской дуге. И хотя после разделения НКВД на Наркомат государственной безопасности и Министерство внутренних дел защита подобных объектов относилась к ведению госбезопасности, по многолетней привычке и личному доверию бывший руководитель НКВД внушал вождю больше надежды. – Такую стройку будет трудно скрыть от немцев. Позаботьтесь о ее безопасности.

Нарком обвел присутствовавших таким взглядом, словно накрывал их не блеском своих очков, а колпаком. Он, Лаврентий Павлович Берия, с разделением своего всесильного НКВД ничего не утратил – ни силы, ни влияния. И об этом никому не следует забывать.

– Будет исполнено, товарищ Сталин.

Но Коба никогда бы не стал великим Сталиным, если бы вслед за этим не поднял комиссара госбезопасности 2-го ранга Виктора Семеновича Абакумова.

Высокий, стройный, с идеальной прической, тот так разительно отличался от Берии, что Лаврентий Павлович невольно вытянулся, задрав голову, чтобы как можно меньше подчеркивалась его физическая приплюснутость рядом с бывшим подчиненным. Разделение НКВД все же произошло, и Главное управление армейской контрразведки СМЕРШ, хотя и выделенное из особых отделов НКВД, отныне все же являлось самостоятельным и подчинялось непосредственно Верховному. И это Сталин особо выделил при утверждении структуры и полномочий контрразведчиков: все три новых управления – в Наркомате обороны, Военно-морском флоте и внутренних делах, независимы друг от друга. Кто первый принесет важные сведения – тот и герой. Все бы ничего, только вот при этом армеец Абакумов подчинялся лично Сталину, а для морских контрразведчиков и СМЕРШа внутренних дел создавалась еще одна управленческая ступенька – их руководители замыкались напрямую на Лаврентия Павловича и адмирала Кузнецова. Но не Сталину. Это имело свои плюсы, Берия мог сортировать информацию и быть первым в курсе происходящего в его ведомстве, но ранг ведомства был явно понижен.

Впрочем, это было вполне оправдано в условиях войны. Армейским контрразведчикам не предполагалось ни сна, ни отдыха, это они тупили как кинжальные, так и булавочные уколы вермахта на направлении главных ударов. Вот только не забыл бы Виталька, Виталий Семенович, вдруг взлетевший столь высоко, в непосредственное подчинение Хозяину, чей он выходец и кому обязан такой близости к Первому. Кто его, обычного упаковщика на складе и служащего торгово-посылочной конторы, сделал оперуполномоченным. То, что тот на конспиративных квартирах вместо встреч с секретными сотрудниками, получившими сокращение «сексот» с незаслуженно презрительным оттенком, встречался с женщинами, – сам виноват. Стать и сила помогали, конечно, выбивать на допросах у задержанных нужные показания, но вот женщины подвели, подвели красавца. Ссылка на службу в систему ГУЛАГа немного отрезвила, научила его быть более осторожным, и в 1938-м году лично он, Лаврентий Павлович, рекомендовал Абакумова на пост начальника НКВД Ростовской области. Службист был хороший, хотя и не отличался эрудицией, не зря же в свое время именно из-за нежелания учиться и повышать грамотность переводился из членов ВКП(б) обратно в кандидаты. Редчайший случай, а вот сейчас уже стоит перед Сталиным и подчиняется лично ему…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4