Николай Яременко.

Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле



скачать книгу бесплатно

Я вовсе не ставлю себя в один ряд с упомянутыми выше специалистами. Это исключительно моё личное восприятие, моя апперцепция. Кто-то, допускаю, вполне может считать, что при Яременко «Радио Спорт» никак не могло расправить крылья, а вот он ушёл – и сразу воспарило. И будет тоже прав. Потому что каждый имеет право на своё восприятие.

Но устраиваясь на работу, мы же помним об одной простой вещи: в любой день мы можем быть уволены. Владельцем ли (а он всегда прав, по определению), назначенным ли менеджером (потому что у него карт-бланш и потому что у него обязательно должны быть развязаны руки – ему должно быть разрешено то самое «строить с нуля»). И входя на ковёр к руководству, надо морально быть готовым к тому, что из кабинета ты выйдешь уже совсем в ином статусе.

Это грустно, это печально. Но это жизнь. Это то, что французы называют c’est la vie. Василий, переверните страницу. И дальше будет только круче. Говорю это честно и искренне. И с огромной симпатией ко всем действующим лицам этой истории.

О чистоте спортивной журналистики

Только хотел написать некое краткое обращение к коллегам-журналистам по поводу формы подачи той или иной информации, как появилось письмо Владимира Яковлева. Очень точное, очень искреннее, очень личное.

Было это в марте 2015-го. Позволю себе процитировать его почти целиком.

«Никогда себе такого не позволял. Поэтому сперва – про то, почему, мне кажется, я имею на это право.

Так получилось, что мой дед, Александр Булгаков, всю жизнь был журналистом. Вот он, фронтовой корреспондент «Известий» в мае 45-го у стен рейхстага.

Так получилось, что мой отец Егор Яковлев всю жизнь был журналистом. Вот он, в своём кабинете главного редактора «Московских новостей», в годы перестройки.

Так получилось, что и я всю жизнь работал журналистом. Запустил «Коммерсантъ» – первую независимую газету в стране, ещё с десяток изданий, и даже, как считают некоторые, оказал влияние на создание новой российской журналистской школы.

Наш семейный непрерывный стаж в российско-советской журналистике составляет почти 90 лет. Моя семья – одна из старейших российских журналистских семей и, наверное, нет в стране журналиста, который на протяжении последнего полувека не был бы с ней как-то связан через совместную работу или публикации или просто профессиональные контакты.

По независящим от них обстоятельствам, мой отец и мой дед не могут сегодня сказать то, что сказать необходимо. Поэтому приходится сказать мне, хотя они конечно сделали бы это намного лучше.

Я хочу обратиться ко всем без исключения журналистам, блогерам и медийщикам, работающим в государственных или финансируемых государством газетах, журналах и телеканалах и имеющих любое отношение к подготовке публикаций и передач, раскручивающих волну ненависти в стране.

Я хочу сказать: РЕБЯТА, ЗАВЯЗЫВАЙТЕ!

Перестаньте учить людей ненависти. Потому что ненависть уже разрывает нашу страну на части. Люди ненавидят друг друга.

Люди живут в безумной иллюзии, что страну окружают враги.

Мальчишек убивают на войне. Политиков расстреливают у стен Кремля. Не Европа и не Америка, а наша страна находится на грани социальной катастрофы. «Информационная война» прежде всего уничтожает нас самих.

Моя семья работала в журналистике во все времена – при Сталине, Хрущёве, Брежневе, Горбачёве, Ельцине. За 90 лет семейного журналистского стажа мы отработали на всех журналистских должностях – от стажёра до главного редактора – и перепробовали все мыслимые варианты профессиональных сделок с совестью, которые позволяют и дело сделать, и совесть сохранить.

Но если наша семейная история чему-то учит, так это тому, что есть момент когда возможности для сделок больше нет и нужно просто остановиться. Этот момент – сейчас.

Несколько дней назад вышел документальный фильм «Крым. Путь на родину», в котором всерьёз рассматривается возможность начала ядерной войны с российской стороны…

Реальный ужас то, что огромный процент людей в аудитории идею начала ядерной войны ПОДДЕРЖАЛИ. Поддержали потому, что насмотрелись и начитались. И ещё потому, что верят тому, что читают и смотрят.

Я не хуже других знаю сладкое слово «гонорар». И никогда не был чужд радостям профессии. И детей, да, надо кормить. И работу, да, сейчас хрен найдёшь. Но есть предел, за которым любой гонорар перестаёт работать.

Рукописи не горят. К сожалению. Мне как российскому журналисту в третьем поколении очень часто хочется чтобы горели, и сгорали. Но в нынешний век интернета каждой имя в титрах, каждая подпись под публикацией, каждое лицо на экране остаётся навеки вмурованным в бетон Гуглопоиска и YouTube-а.

Кто бы ни платил гонораров, в титрах и в подписях стоят не их, а ваши имена. Поэтому и отвечать не им, а вам.

Вы не хуже меня знаете, что делать. Не мне вам рассказывать, как сделать так, чтобы случилась не одна публикация, а совсем другая и не сегодня, а совсем потом. Но если так не получается, то поворачивайтесь и уходите, и пишите публично о том, почему и откуда ушли. Лучше огурцами на рынке торговать. Да и денег по нынешним временам от огурцов больше».

На подобный масштаб, как у Владимира Яковлева не замахнусь, хотя подписался бы под многими словами. Но свои пять копеек – на тему спортивной журналистики – тоже тут вставлю.

Мне всегда говорили очень многие коллеги, что как раз в этом отношении очень завидуют: есть возможность у спортивного журналиста обойтись без политики. Совсем от неё не спрячешься, потому как в наших широтах политика залезает везде, но можно прожить не прогибаясь, не сильно стелясь по ветру…

Иногда это обстоятельство в эпоху тотальных пропагандистских войн оказывается как раз для спортивного сектора мастеров пера и микрофона губительным: за несколько месяцев отделы спорта как корова языком слизала в самых разномастных изданиях.

Но даже те, кто ещё продолжает счастливо информировать народонаселение информацией об очках, медалях, секундах, умудряются… нет, пока не сгибаться ещё в три погибели, но уже уверенно и устойчиво пригибаться.

Читаю заголовок на спортивной ленте: «ФИФА осуждает призывы к бойкоту чемпионата мира». Потом читаю саму новость: «ФИФА осуждает… Об этом заявил министр спорта Виталий Мутко». Кто тот затейник, что выносил новость в заголовок? Он не чувствует разницы? Или прикидывается?

Другой заголовок: «Ангела Меркель не считает уместным поднимать вопрос о бойкоте ЧМ-2018». Сразу же возникает в сознании образ чрезвычайно непоследовательного политика, который даже сам с собой договориться не может, чего именно хочет – то ли заставить Россию следовать общемировым ценностям, то ли соглашаться с её позицией. Читаю новость: «Канцлер Германии заявила, что обсуждение перспектив чемпионата даже не стоит на повестке дня – сначала надо добиться выполнения Минских договорённостей. О футболе разговор пойдёт потом». Даже радикально отъезжавший куда-то наблюдатель прекрасно может понять, что смысл переворачивается с ног на голову.

И это просто два первых попавшихся примера. А я таких много могу привести. Да и каждый при желании много таких найдёт.

Так вот, каких бы взглядов вы, уважаемые коллеги-журналисты, ни придерживались, наверное, не стоит опускаться до таких мелких и угодливых передёргиваний. Нам повезло работать в прекрасной сфере. Да, может быть, сегодня чуть менее востребованной, чем другие сектора журналистики (она умирает и скукоживается, конечно, но окончательно ещё всё-таки не умерла). Так зачем лишать себя удовольствия быть честными с собой и с читателями? Разве не так?

Обращение к подлым влюблённым

К Артёму Дзюбе и некой Марии Орзул, футболисту и ТВ-ведущей

Артём и Мария!

Не имею чести знать вас обоих лично, но поверьте: если бы знал – сказал бы всё это каждому из вас в глаза. Вы – подлые и мерзкие люди!

Да, каждый имеет право жить так, как хочется. И в любой другой ситуации я ещё готов был бы порассуждать пространно о коллегах из Lifenews, которые влезли в чью-то частную жизнь, выплеснули наружу то, что является чьей-то тайной. Но одно дело, когда это только ваша жизнь. Но вы-то не одни. За одной стоит муж, весьма себе, как я понимаю, немаленький человек, директор спортивного вещания ВГТРК. За другим – жена и двухлетний ребёнок.

Дело не в том, что этот муж дал в своё время девушке-журналистке шанс сделать карьеру (я не знаю, насколько она талантлива и профпригодна, так как телевизор не смотрю принципиально), а она его так подло кинула, наставив рога. Да ещё с кем! С игроком, который оказывался на тот момент способным быть первым парнем на деревне лишь в глубоко провинциальных клубах.

И дело не в том, что месяц назад Артём строил из себя страшно задетого в лучших чувствах мужчину, когда Василий Уткин шутил по поводу его одиночества, не зная, что у того есть семья. И стоит эдакий фактурный гигант под два метра ростом, и скупая мужская слеза бежит по его щеке. Есть, мол, у меня семья и я, де, мол, дескать, не позволю… Позволил, ой как позволил.

Допускаю, что вас ослепила страсть и вы, сами того не понимая, растоптали, публично растоптали своих близких. Хотя что-то подсказывает, что у вас обоих просто нет мозгов. Надеюсь, муж выпорет дуру и закроет её дома. А чего лишить Дзюбу – пусть жена сама решит. Им всем сейчас не позавидуешь.

Но терзает меня одна мысль. Сидит и никак не покидает. Случилось это в последний вечер перед вылетом на один из самых принципиальных матчей года. Понимаю, что тестостерон зашкаливает – и хочется дать ему выплеснуться. Но эта история почище кальянной получается. И вот тут мне непонятна позиция нашего Дона Фабио. Он бдит, чтобы все отключали мобильники в автобусе, чтобы в столовую все приходили одновременно, чтобы режим соблюдался во всём, а тут – такое дело… И почему Артём так и не был отправлен домой? Первым же рейсом? Выходит, дону уже тогда стало на всё наплевать? Он только за зарплату работает и прежние суровые порядки – это просто так, фикция?

«Динамо»: масштабная зачистка?

Что за чудо чудное, что за диво дивное творится в московском «Динамо»… Может кто-нибудь объяснить внятно?

ВТБ пришёл лет семь или восемь назад в «Динамо», но не потому что воспылал любовью к бело-голубой символике (цвета – явление в нашем климате быстро переменчивое: когда надо, банк «Открытие», ставший титульный спонсором стадиона «Спартак», из голубого, при известных обстоятельствах, превратился в красно-белый). Логично предположить, что банку понадобился лакомый кусочек в центре столицы под коммерческую застройку. А где ещё в центре первопрестольной можно найти такое основательное и сладкое своими гектарами местечко, как не в Петровском парке? Команда для них – социальная нагрузка. Без неё до Петровского парка не дотянуться, как, наверное, Федуну не дотянуться было до десятков тысяч квадратных метров недвижимости, если бы всё это не пробивалось под бренд клуба «Спартак».

Уж не знаю, зачем приходили в «Динамо» братья Ротенберги. Допускаю, что тоже не для того, чтобы тянуть эту футбольную лямку. Может, и интересно, да больно муторно и накладно. Заработать на этом сложно. Если ты не Гинер, конечно. Да и как именно (и сколько) босс ЦСКА зарабатывает, мы тоже не знаем. Может, просто рассказывает об этом. У нас всё не прозрачно в футболе.

Подозреваю, что Ротенберги пришли в «Динамо», чтобы потихоньку «отжать» оттуда ВТБ. Сразу скажу, что это не факты озвучиваю, а мою трактовку, моё восприятие этих фактов (как замечает в таких случаях Сергей Доренко, «говорю это специально для суда»). Именно этим можно объяснить то обстоятельство, что давным-давно анонсированное объединение футбольного и хоккейного клубов «Динамо» в один общий колхоз, вдруг было объявлено приостановленным. Причина – дескать, кризис. Тут мне вообще ничего не понятно, если опираться только на публично озвученные мотивы. Объединение происходит в том числе для того, чтобы удешевить процессы управления. Так как из-за кризиса можно отказываться что-то удешевить? А тут просто не вышло партнёров отодвинуть быстрым наскоком – решили обождать. Авось, после чемпионата мира-2018, когда интерес к футболу, вспыхнув, начнёт в стране умирать окончательно, вопросы удастся «порешать».

Время от времени появляется на горизонте Сергей Степашин, который за долгие годы работы во главе Счётной палаты научился так грозить пальцем, что вечно образуется сквозняк. Взмахнёт шашкой, потом вспомнит, что он вроде как политик – и опустит её.

Это верхние этажи динамовской власти. Мы туда не сильно вхожи, поэтому гадание на кофейной гуще оставим в стороне.

Но то, что происходит чуть ниже, то, что чуточку более на виду находится – это, как принято говорить, за гранью.

Спортивный директор команды Гурам Захарович, не сильно отягощённый способностью складывать аккуратно слова в стройные предложения, превратил «Динамо» за два года своей жизни там (с 2013 по 2015 гг.) в то, что бывший нападающий «Динамо» Андрей Воронин в интервью «Советскому спорту» назвал «конвейером». Тут я бы всё-таки уточнил терминологию: конвейер предполагает последовательную сборку чего-либо. Ну, взять того же Гинера с его ЦСКА: купил подешевле – взрастил – продал подороже. А в «Динамо» конвейер, похоже, существует только ради бесконечного «купил – получил», «продал – получил» и т. д. Получил, смею предполагать, вовсе не клуб. Клуб с гигантскими финансовыми возможностями в итоге отпустил полтора десятка игроков в качестве свободных агентов, резко сократил свою скамейку. И всё это происходит при полнейшем безразличии со стороны владельцев, которые заняты, очевидно, только толканием локтями.

До поры до времени терялась в этой конструкции фигура Станислава Черчесова. Но зная его весьма сомнительный тренерский бэкграунд, я ждал, что рано или поздно его прорвёт, что рано или поздно его тренерские комплексы дадут о себе знать. Как давали знать в «Спартаке», когда он выгонял Титова и Калиниченко в «дубль», как давали знать в «Амкаре», где для того, чтобы показать, кто в доме хозяин, он убирал «болгарскую фракцию» футболистов, как дали знать потом, в странной истории с Денисовым.

Я готов и дальше полагать, что Денисов – зарвавшийся правдоискатель, у которого при этом в каждом глазу по пятаку. Мол, скандально ушёл из «Зенита», недолго задержался в «Анжи», где схлестнулся с Самюелем Это’О. Теперь обыватель легко поверит в любой скандал, который на него повесят в «Динамо». Мол, кредитная история подмочена у парня.

Это как с арбитром Матюниным. Доказано, что Халку ничего про негров он не говорил. Но запашок, как говорится, остался. И теперь ФК «Тосно» шутливо пишет мне в твиттере, что в гости к «Сахалину» они едут в чёрном. Очень опасаются реакции назначенного на игру Матюнина. Всё, уже не отмыться арбитру. Останется с этим шлейфом навсегда. Даже если Халк не знал матюнинского бэкграунда, то кто-то, кто стоит за Халком и за разные ниточки дёргает – знал прекрасно. И эту тему педалировал сознательно. Так и здесь. Если Денисов вступился за Юсупова или за Козлова (сведения путаются, когда вообще быкование в раздевалке произошло – после игры с «Зенитом» или после «Локо»), то он, как человек, привыкший идти до конца и знающий, чем это иногда заканчивается, не сидел бы назавтра ошарашенный. Всерьёз подумывающий вообще завершить карьеру.

И кто объявил Денисову об отстранении? Не Черчесов, который вроде как формирует состав. Вовсе нет – Ротенберг на общем собрании. А предшествовало общему собранию позорное постукивание. В лучших традициях НКВД, под знамёнами которого «Динамо» когда-то формировалось. Традиции которого, получается, свято блюдёт. Побежал к хозяину – пожаловался, предложил всех устраивающую версию.

И что сказал Станислав Саламович в своё оправдание? «Да нет, ребят, это плановая встреча была с президентом»… Это что-то объясняет? Очередной сезон, столько дававший надежд, вновь оказаний потерян для «Динамо». Опять вместо мечтаний о лигочемпионской строчке – слабая надежда, если повезёт, зацепиться просто за еврокубки. Требуется, похоже, масштабная зачистка. Но готов ли кто-то объявить перезагрузку в «Динамо»? Не видно.

До вылета в ФНЛ оставался всего год…

Динамовские «пострадавшие»

«Динамо» несколько раз стращало общественность упоминанием о новой акции болельщиков, когда те, дескать, слишком жёстко поговорили с футболистами и динамовским руководством. Чуть ли не погром в автобусе и около него устроили.

И вот появилось видео, где, по большому счёту, никакой крамолы не содержится. Ну да, матерятся довольно часто. Но у нас это матерное словечко-связка вообще звучит через слово у почётного президента РФС Вячеслава Колоскова. Его же от этого никто в экстремисты не запишет, правда ведь? Ну да, требуют выполнять свои обещания, начать, наконец, играть. Так вроде тоже всё резонно. Но для меня в этом сюжете куда более интересным кажется образ прилипшего испуганно к своему креслу Станислава Саламыча. Джигит, который чаще всего выступает в последнее время в специфическом амплуа джигита-истерички, испуганно вжался в кресло. Помалкивает. Это не журналистов пинать. И ведь понимает главное: если что, команда не вступится. И никто никого не прессует. Просто требуют играть!

И тут мне как-то сразу подумалось: а ведь нет видео пейнтбольного нападения отморозков на динамовскую базу в Новогорске, о котором так красочно живописали несколько лет назад представители команды. Может, и там ничего страшного не было? Может, там маляр какой, мимо забора проходя, банку с краской случайно разлил? А испуганным функционерам это сразу пейнтбольными шариками краски показалось?

Топор для «Динамо»

Что мы знали о топорах ещё не так давно? Раскольников, порешивший топором старуху-процентщицу, топор с серебряной рукоятью Конан-Дойла, топоры из древней мифологии, которые были настолько остры, что заставляли кровоточить воздух… Плюс, конечно, суровые лесорубы, которые, само собой, люди мрачные и не слишком гостеприимные.

Но даже когда нам кажется, что мы хорошо знаем всех потенциальных обладателей топоров, вдруг выясняется, что и здесь можно сделать неожиданные открытия. Французский футболист, в ту пору новобранец московского «Динамо» Янн М’Вила держит дома на видном месте топорик. Маленький, аккуратный такой, практически как сервировочная деталь на кухонном столе. Но и футболист ведь не из лесорубов – ему большой не нужен! Защищается от вымогателей, которые могут прийти за деньгами – требовать оплату жилья.

Я сейчас не о психологическом портрете испуганного иноземца, попавшего к варварам и раскаивающегося в том, что заранее не узнал о царящих здесь культурных обычаях и бытовых традициях. Мне вообще вся эта история о средневековых беспорядках, царящих в нынешнем «Динамо», представляется нелепицей, которую инспирировала уходящая команда бывшего спортивного директора Гурама Аджоева. Эдакая обидка, кинутая на прощание. Некие «безопасники», избивающие переводчиков – не то за то, что не так переводили, не то за попытку вступиться за права футболистов. Слухи о поборах вообще напоминают начало 90-х, с их «крышами» и прочими яркими штрихами, казалось бы, давно отжившего периода. Сам переводчик, правда, видом своим почему-то лично мне доверия не внушает. Но я не физиономист, который по выражению лица и по бегающим глазкам диагноз сразу же выпишет.

Но вот при всём том смотрю на фотографию дома, где проживает М’Вила. Всё так, мягко говоря, небедненько выглядит: и недешёвая мебель, и аккуратный ремонт, и высокие окна, за которыми, очевидно, аккуратный сад. Завидовать не будем: человек, который стоит дорого, и должен, наверное, жить в дорогих условиях. Жил же Самюель Это’О в пятиэтажном пентхаусе с отдельным лифтом в известной высотке на Ленинском, которую «Анжи» снимал ему за 20 тысяч евро в месяц. М’Вила – не Это’О, потому и квартирка чуть поскромнее.

Это личное дело клуба, на каких условиях он подписывает игрока и какие опции предлагаются в контракте. Хоть скаковых лошадей за счёт клуба предоставляй, если стороны под этим заранее подписались. Чаще же бывает по иной схеме – более простой и понятной: игрок проживает на клубной базе (это не две кровати в комнате с тумбочкой по-советски, сейчас это совсем иные условия), а если хочет жить иначе, сам за это и платит.

Так это в «Динамо» или нет, мы не знаем. Неправильно перевели французу или сам чего недопонял? Или и в самом деле всё было прописано, но не «снять» что-то с человека по дороге – это себя не уважать? Так расскажите нам! Уберёте сразу все вопросы сами. Но нет, клуб почему-то ограничивается заявлением, что переводчик не работал в клубе в штате. Это что-то изменяет? «Внештатников» бить можно?

Да, у нас иногда принято чёрное называть белым. Но так называют же, не замалчивают! Покажите договор с М‘Вила, расскажите детали. Мы же уже научились показывать сканы договоров с Капелло, демонстрировать стоящие под ним подписи. Так почему бы эту практику не распространить дальше?

Когда ты открыт, проще. Я, заметьте, не сказал «честнее». Это не одно и то же. Да и не с морализаторскими целями я пишу об этом.

Теперь не надо договариваться друг с другом, обмениваясь победами или попросту сдавая матчи – теперь можно просто элементарно «работать с судьями». И судьи будут отвечать тебе благодарностью. Или даже любить бескорыстно. Как любят судьи, к примеру, «Зенит».

В этом смысле стало проще. Если раньше про Александра Тарханова обтекаемо говорили: «умеет работать не только непосредственно с игроками», то теперь откровенно говорят о сдаваемых матчах, как это сделал Радимов. Впрочем, это уже совсем другая история…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6