Николай Яременко.

Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле



скачать книгу бесплатно

У исполнительного директора РФПЛ Сергея Чебана журналисты спрашивают: будет ли лимит на легионеров распространяться на матч Суперкубка России. «Нет, это коммерческое соревнование, – отвечает он уверенно. – Мы не можем мешать командам заработать деньги».

То есть все остальные матчи российского футбольного сезона коммерческим соревнованием не являются? Тогда что это? Тогда зачем кто-то ведёт по-прежнему досужие разговоры о том, что надо на футболе зарабатывать? Именно в годы существования лимита (пусть и корректировавшегося, но именно лимита) посещаемость матчей стала стремительно падать. Именно в годы лимита результаты сборной резко устремились к абсолютному минимуму. И Вы считаете, что надо продолжать отрезать этот хвост по чуть-чуть? А ведь новый уже точно не отрастёт.

Когда-то я написал книгу под названием «Футбол убьёт Россию». Точнее, я написал книгу, а название, как это часто бывает, дало издательство. Мол, они лучше знают, как правильно товар книжный на рынке продвигать. Фальшь названия я чувствовал уже тогда. Потому как представить, будто игра, которая интересует считанные проценты наших соотечественников, способна что-то сотворить со страной в целом, невозможно в принципе. И глядя теперь на то, что все эти люди сотворили в порыве грандиозного политического прогиба, понимаю, что перестановка слов в этой фразе точнее всего отражает сделанное этими бессовестными людьми – они убили футбол. Люди, наделённые властью над спортивной игрой номер один, оказались бесхребетными и недостойными. Развитие этой игры их не интересует. Они там оказались случайно. Так уж вышло, что вынесло их заниматься футболом. С таким же успехом они могли угодничать в любой другой отрасли. Помните, как бывший глава РФС Сергей Фурсенко называл футбол отраслью народного хозяйства? Их вынесло кормиться не с культуры, не с законотворчества, не с сельского хозяйства. Они убили то, что вообще не может поддаваться регулированию – убили игру.

Поэтому потом, годы спустя, разбирая очередное поражение от Мальты или Гибралтара, не спрашивайте, кто виноват. Посмотрите просто в зеркало.

Уважать договор – уважать себя

Несколько недель на старте 2015 года околофутбольная общественность обсуждала одну и ту же бессмыслицу: как поступать с теми футболистами, кто отказывается получать зарплату по так называемому фиксированному курсу. Изредка отвлекались на очередные финансовые проблемы в РФС – и снова к прежней теме. Но я не о финансах хочу. Вернее, не столько о финансах, сколько о другой стороне дела.

За честное слово давно никто не играет. Это только Леонид Федун, по собственному утверждению, даёт деньги Николаю Толстых, «под честное слово». Даёт-то под честное слово, но проценты потом весьма ощутимые предъявляет.

Игроки – что россияне, что легионеры – изначально подписывают контракты, где прописаны конкретные суммы выплат. Сомневаюсь, что у кого-то эти суммы обозначены в рублях. Скорее, там традиционное – в валюте, но с пометкой «в рублях по курсу ЦБ» или что-то в этом духе.

И сколь бы печально (пока ещё не хочется писать – катастрофично) ни складывалась ситуация в российской экономике, есть такое понятие, как договор.

А следовать договорённостям – вроде как основа основ в любом бизнесе. (Ведь футбол – это бизнес, постоянно нам твердят Гинер, Федун и прочие, не так ли? Да, есть у него в известной степени и социальная функция, но всё-таки в первую очередь – это бизнес). Потому что правила игры не должны меняться. Когда ты садишься играть в шашки, ты должен быть уверен, что если начал партию белыми, то белыми и доиграешь, что соперник не станет при этом играть в поддавки или вообще в чапаевца.

Понятно, что в нашей стране принято всегда следовать не договорам, которые подписывал, не обязательствам, которые на себя публично брал, а исключительно принципу революционной целесообразности. Мы и межгосударственные договоры, как известно, иногда не склонны считать обязательными к выполнению – что уж говорить о частных случаях? Но тогда какого уважения мы к себе требуем? С чего и откуда ему взяться вдруг?

Мы подписываем контракт с доном Фабио, заранее зная, что денег на него нет. Мы прописываем в контрактах игроков суммы в евро, а потом начинаем взывать к совести футболистов, а говоря прямо – отказываемся платить. Мы даже случайно проговорившемуся о желании идти в суд Комбарову делаем за кулисами настолько серьёзное внушение, что уже чуть ли не к вечеру он изображает «обознатушки-перепрятушки», опровергая собственные слова.

Вспоминается история, которой лет уже десять, наверное. Помните такую Оксану Фёдорову, которая некогда выиграла всемирный конкурс красоты? Папы, которые смотрят «Спокойной ночи, малыши!» вместе со своими детьми, тоже её знают. Так вот, победила наша девушка, надела блестящую ленточку, получила контракты, а когда вдруг обнаружила, что помимо гламурных съёмок ей предстоит ещё и участие в разного рода благотворительных акциях, надула капризно носик, сказала, что вспомнилось ей вдруг о незащищённой диссертации, да и уехала в свою милицейскую аспирантуру в провинциальном городе. Девушку, как и положено, звания королевы лишили, вице-мисс стала мисс вместо нашей соотечественницы, но мы упорно годами величаем опозорившую нас г-жу Фёдорову королевой красоты. Между тем почему-то мало кому приходит в голову, что её глуповатый демарш не её лично короны лишил, а всех лишний раз подтолкнул к мысли, что люди из России договорённостям следовать не умеют.

Тот же Федун обвиняет Дзюбу в рвачестве. Да, не без этого Артём, конечно, не без этого. Но ведь он разве нарушал какие-то письменно имеющиеся договорённости? Вроде бы об этом мы не слышали. А вот Леонид Арнольдович, выходит, готов нарушить. И тогда грош цена его упрёкам в адрес футболиста. Чтобы кого-то упрекать в бесчестии, надо самому для начала соответствовать минимальным стандартам аккуратности и пунктуальности следования договорам.

Заносить теперь надо «антирасистам»

Меня мало кто мог заподозрить в слепой вере в российский футбол, бессмысленный и беспощадный. В статьях, книгах и передачах я всегда настаивал на том, что не только в политике, но и в спорте тем более пора прекратить искать свой особый путь, перестать выполнять традиционное российское предназначение – «показывать всему миру, как не надо жить». Но речь я всегда вёл об одном: о том, что футбол – не только социальная функция, о которой у нас любят постоянно вспоминать, но прежде всего – бизнес. Чем меньше вмешиваются в игру не деньги, являющиеся всеобщим эквивалентом любых бизнес-процессов, а какие-нибудь структуры сверху, желающие что-нибудь да отрегулировать, тем для футбола только лучше.

Но мысль эта справедлива и актуальна именно для взаимоотношений государственных и футбольных структур. Сегодня же мы находимся на заре новой эпохи – когда в футбольном мире зарождается совершенно новая система взаимоотношений, когда миром спорта начинают управлять не те, кому это положено (как бы мы сказали в общественно-политическом СМИ – саморегулируемые организации), то есть футбольные лиги, федерации и союзы, и даже не телевещатели и разного рода правообладатели, а регуляторы новой формации.

На днях как гром среди ясного неба прокатилась по футбольным федерациям странная новация: введены должности инспекторов по борьбе с расизмом. Звучит новая должность как-то по-советски дебеловато: будто это инспектор какой-нибудь по делам несовершеннолетних в детской комнате милиции. Но если тот инспектор мог разве что безуспешно капать на мозги асоциальным родителям юного сорванца, то у новой структуры, спешу предположить, окажутся со временем гигантские, просто космические полномочия.

Это только сейчас основная задача декларируется как мониторинг проявлений расизма. Для мониторинга новые рабочие места создавать не нужно: все расистские выходки прекрасно видны. Особенно в России, где националистический вирус всегда был очень силён. Все знают и про бананы для Роберто Карлоса, и про баннеры, которые в благовоспитанном обществе даже упоминать неловко, и про многое другое.

Но знаем мы и про другую, оборотную сторону медали. И она тоже очень неприглядна. Это когда тема расизма сама по себе используется для манипуляций. Отнюдь не пай-мальчик Яя Туре, замешанный не в одном скандале, вдруг якобы слышит «уханье» в свой адрес с трибун ЦСКА. Никто, кроме него, больше не слышит. Официальные действующие лица не слышат, тренерский штаб его клуба не слышит, делегат УЕФА не слышит. Но одного интервью Яя Туре оказалось достаточно, чтобы на армейцев было наложено серьёзное наказание.

Провокатор Халк, променявший возможность вырасти в звезду мирового масштаба на деньги с газовым запахом, повздорил с судьёй Матюниным. Тот, дескать, заявил, что не любит темнокожих. Опровергли слова Халка все: и игроки, находившиеся рядом, и даже полиграф, на котором судья прошёл проверку. Но комитет по этике так и не решился наказать питерского врунишку. Тут ведь как: выяснилось бы, что врёт Матюнин – наказали бы, и все сказали бы: «Поделом подлецу!» Но раз врёт Халк – как его накажешь? Вдруг в расисты запишут?

Как это происходит в других видах спорта, хорошо известно. Шамиля Тарпищева за безобидную шутку в адрес «братьев Уильямс» практически сразу один из «братьев» записал в расисты. Шутишь о чёрных – значит расист. И точка.

И вот тут-то, на этой зыбкой грани между раздутой до карикатурных масштабов политкорректностью и показушной борьбой с псевдорасизмом, возможно очень многое. А любая возможность, если она имеет какую-либо перспективу, сразу же институализируется, приобретает характер оформленного социального института. И вот возникает новая структура, пока ещё маленькая структура. Это сегодня она кажется безобидной, чисто мониторинговой. Но это до поры до времени. Очень быстро лоббистские группировки совершенно разного толка понимают, что борьба с расизмом – очень удобный способ прикрыть любые делишки. Нужно наказать неугодный клуб или ершистую федерацию – и вот готова уже почва. Да ещё какая! Не отмоешься, если постараться. И процесс-то будет не такой уж примитивный: ведь будет расти не только число наказанных – будет расти и укрепляться сама едва нарождающаяся сегодня организация. Будет укрепляться комитетами, подкомитетами… Да и интригами, само собой. И если кому-то кажется, что всё это будет контролироваться ФИФА, УЕФА, федерациями на национальном уровне, то можно быть уверенными: так будет недолго. Очень скоро эти структуры вырастают в монстров, которым нужна, в данном случае, не борьба с проявлениями расизма, а власть и могущество. Они очень скоро становятся одними из основных центров влияния. Если сказать цинично, по ряду вопросов «заносить» нужно уже им.

Сомневаетесь? А посмотрите, во что превратилась ВАДА в других видах спорта. Созданная в роли некоего бюро, в роли специализированной лаборатории при международных спортивных структурах, при олимпийских комитетах, на национальном уровне – при Минспорта, она менее чем за десяток лет превратилась в хвост, виляющий собакой. По ряду вопросов надо не к руководству МОК идти, а к главе ВАДА – там реальные рычаги власти, рычаги влияния, там центр принятия очень многих решений. А в мире современного профессионального спорта, который, как известно, прямо противоположен понятию «здоровье», на допинге, чего уж греха таить, в той или иной степени сидят все. Вопрос только в том, насколько он кустарный, насколько далеко шагнула фармакология в той или иной стране.

К миру футбола ВАДА не шибко допущена. Любая мафиозная структура предполагает, что сферы влияния строго поделены. И тут как раз функции регулятора со временем и станут выполнять такие же персонажи, только не допинг-офицеры, а инспекторы-антирасисты.

Готовьтесь. Футбол – точнее, управление им – уже никогда не будет прежним.

Российский спорт: почему мы так и останемся с допингом

Громкая череда скандалов в российском спорте, связанная с многочисленными сюжетами в допинг-тонах, казалось, может бурным потоком смести многие старые кадры, корнями вросшие в систему профессионального спорта. Я не про Мутко. Он умудряется видеть себя и позиционировать себя всегда над схваткой, словно он и не глава Минспорта вовсе. И его даже не смущает, что до завтрака он говорил одно, а после завтрака – прямо противоположное. Он знал, с кем в своё время пить в Смольном, поэтому за свою судьбу может вовсе не беспокоиться. Я – про тех, кто ступенькой ниже. Про глав федераций.

Я искренне считал, что после такого количества допинговых разоблачений вся легкоатлетическая федерация должна себе сделать харакири. Ну, по крайней мере, вся верхушка – все кураторы тренеров, фармакологии спортивной и уж точно всё руководство федерации – в полном составе отправится на пенсию. Вся история допинговых разоблачений легко умещается в последние пару десятков лет, если не меньше. И последние аж 25 лет во главе всероссийской легкоатлетической федерации находился один и тот же человек.

Я готов поверить, что один случай допинга может быть несистемным. Дура какая-нибудь капнула себе какое-то левое лекарство, ни с кем не посоветовавшись. Другая что-то в незнакомом месте отхлебнула по глупости, съела непроверенное (Хотя всё равно бред выходит: они же ко мне на интервью все со своими бутылочками воды приезжают, из кулёра не пьют, кофе из автомата игнорируют, потому как воспитаны этому с первых серьёзных спортивных подвигов. Так что рассказы про «съела чего-нибудь» для недалёкого потребителя оставьте). Но когда ловят на допинге десятками, когда заворачивают просто косяками – не говорите мне про то, что никто ничего не знал.

Мне лично ушедший 17 февраля 2016 года в отставку глава ВФЛА Валентин Балахничёв всегда был весьма симпатичен. Контактен, на интервью приезжает, на синхроны резать выступление удобно – что ещё журналисту надобно? Но разве это главное для человека, под руководством которого ежедневно совершаются правонарушения, если не сказать – преступления?

Вроде бы к допингу отношение в обществе потихоньку меняется. От вселенских криков «наших бьют, защитим своих!» мы уже уходим. Мы не сочувствуем Егору Титову, как сочувствовали ему, дисквалифицированному на долгий для тех лет, аж годичный срок, 11 лет назад. Все знали его прозвище «Егорка-бромантан», но всё равно таскали по телевизионным шоу, сажали комментировать футбол вместе с Виктором Гусевым и превозносили чуть ли не как оболганного национального героя.

Сегодня для нас человек, который завоёвывал награды, обманывая других – всё-таки не оболганный герой, а подлец. Человек, который коллекционировал звания и подаренные машины, обласканный призами и должностями после ухода из спорта – выходит, вор. Которому, правда, пока что не приходит в голову отдать неправедно заработанное.

Это для нас информация о пачках дисквалифицированных – как гром среди ясного неба. А чиновники получали её, как выясняется, в 2011-м, в 2012-м, в 2013-м. И долгие месяцы и годы вопросы решали и торговлю разводили, считая, о ком и когда объявить, кого и за какой период наград лишить. Да и лишали так, выскребая сроки, чтобы даже олимпийское золото взад не отдавать.

Но это ещё полбеды.

Балахничёва убрали, поставили на его место абсолютно чужого для лёгкой атлетики человека – Дмитрия Шляхтина, одного из руководителей самарских «Крыльев советов», министра спорта Самарской области. При этом чиновник не оставил ни одних из своих постов, то есть был фактически зиц-председателем в ВФЛА. Генеральный секретарь федерации Михаил Бутов остался вообще на своём посту, как будто ничего не произошло.

Главного тренера сборной Маслакова отправили в отставку. Вроде как назначили стрелочника. Но даже стрелочника через две недели снова назначили на пост. Всего одной ступенькой ниже – главным тренером по спринту и барьерному бегу.

Вы вообще что творите?

Вы не понимаете, что фактически совершаете преступление?

Да вас всех столько лет не трясли, постоянно всё прощая. А вы, после всего произошедшего, после всего, что теперь вылезло и вылезет, вы рассказываете нам который месяц, как советуетесь с юристами о том, как бы половчее подать иск против злобных немецких теледокументалистов, снявших фильм о допинге в российской лёгкой атлетике. Вы поспособствовали тому, что имидж нашего спорта и наших спортсменов катился в тартарары, и при этом продолжаете бить себя в грудь? Вы вообще в какой реальности находитесь?

Понятно, что нельзя ремонтировать пол, на котором сам же стоишь…

Не можете сами?

Наймите нормального иноземного менеджера, который не будет связан ни с какими кругами порочного российского легкоатлетического ада. И не надо устраивать псевдопатриотическую истерику от слов «иноземного». Никто же не умер, от того, что российскую сборную по футболу вот уже девять лет с разной степенью успеха тренировали иностранцы. Да и в РФС пора прекратить споры, кто полезнее будет во главе российского футбольного хозяйства – Толстых, Мутко или Газзаев. Никто из них. Любого списанного главу немецкого футбольного союза сложно пригласить?

Посмотрите, как хотя бы с теми же пресловутыми договорняками в Европе борются? С утра интервью в прессе – к вечеру, как минимум, фигуранты уже опрошены прокуратурой. Попал под подозрение какой-нибудь президент клуба – всё, суровые люди уже выехали за ним.

Боитесь иностранцев, поддавшись сегодняшним политическим трендам? Понятное опасение. Так что, у нас управленцев нет из других отраслей? Нет людей, не опутанных по рукам и ногам, не связанных с действующими игроками из отрасли? Есть, конечно. Было бы желание.

Но его нет.

Потому что страшно.

Потому что хозяйство, видимо, сильно лакомое.

Потому что есть сомнительные плюсы госфинансирования, от которого оторваться нельзя.

Но ведь с любого допинга, как с любого наркотика, рано или поздно приходится слезать.

Халк и расизм: некрасиво

Честно говоря, надоело уже слышать о теме расизма.

Это я в связи с очередной торпедовской историей и с Халком.

Но я не о том, что бациллой расизма в той или иной степени многие страны заражены.

Я именно о Халке.

Дорогой Халк (или Ульк, на чём настаивает друг мой Нобель Арустамян)!

Хватит уже плакаться на эту тему. То, что ты чёрного цвета, не является ни плюсом ни минусом. Мы не расисты и людей по цвету кожи не делим. И даже в словосочетании «чёрная обезьяна» не видим негатива, если допустимо теоретически произнесение словосочетания «белая обезьяна». Скажем, сидит в студии напротив меня мой соавтор утреннего шоу Сергей Данилевич и руками вертляво машет. Вот, скажу про него: «белая обезьяна». Но почему-то Сергей Вацлавович не побежит сразу же жаловаться во все инстанции. Потому что он адекватный, хоть и обезьяна. А ты, товарищ Халк, бежишь и сразу плачешься.

Хватит уже свой цвет кожи использовать для получения дивидендов. Постоянно ныть о расизме в России уже негоже. Ты знал, подписывая контракт, что платят тебе такие деньжищи не только за талант футбольный. Это и компенсация за своеобычные условия труда. Ты знал, что едешь в нецивилизованную страну. Если угодно – страну третьего мира. И именно за это как раз ты и получаешь такие деньги. Так что ситуация очень простая: либо «давай домой, до свиданья», либо хватит уже к этой теме возвращаться. И кредит доверия у тебя сомнителен. Ты уже виноват в истории с судьёй Матюниным. Ты оболгал человека. Это доказано и детектором лжи, и многочисленными разбирательствами в разных инстанциях. И тебя не наказали за враньё.

Тут ведь как: цветом кожи не вышел. Если Тарпищев оскорбляет братца Уильямс, то он расист. Если что-то происходит наоборот – извините, никого наказывать не будем, а то как-то неполиткорректно получится.

Но мы сразу же, задрав штаны, бежим вприпрыжку и объявляем, что КДК рассмотрит инцидент, накажет торпедовцев и т. д. А Халк опять будет изображать вселенскую обиду на обстоятельства.

При этом, если бы «Зенит» дотянул бы с победным счётом до финального свистка, то ситуация явно не приобрела бы столь громкого окраса.

Сожжённый флаг

Как нас накажут за сожжённый флаг?

Опять рискую навлечь на свою голову гнев хулиганствующих представителей разного рода фанатских секторов, но всё-таки скажу…

Вполне себе положительное отношение к матчу «Боруссия» (Дортмунд) – «Зенит» (СПб) оказалось смазанным из-за поведения болельщиков питерской команды. На трибунах моего любимого стадиона в Дортмунде «Сигнал Идуна парк» шайка ублюдков, выдающих себя за болельщиков, сожгла флаг Германии.

Часть апологетов фанатского движения попыталась потом объяснить, что не флаг жгли – это, дескать, был «отжатый» баннер у фанов противника, а сжечь захваченное у врага – часть ритуала уважающего себя болельщика. Этот же бред повторил потом человек, который от таких вещей, по идее, должен вообще максимально дистанцироваться – глава клуба Александр Дюков. Но всё это, повторюсь, только бред. Потому что спросите у любого немца, видевшего это по ТВ или в интернете: «Что именно сожгли?» – каждый ответит про флаг. А это, на секундочку, уже уголовка. Это не просто хулиганство. И тут должны последовать санкции.

Матчи без зрителей у нас уже случались. И это было в более мирное, спокойное время. Чем оно отличается от сегодняшнего и в чём изменилось отношение остального мира ко всему российскому – объяснять, наверное, тоже не надо. Так о чём думают эти безголовые провокаторы? О чём думают «взрослые», которые эту нечисть покрывают? Ведь дальше будет уже снятие клубов «с пробега» – лишение права участвовать в еврокубках. И не надо тут будет видеть антироссийский заговор. В конце концов, к таким вещам мировое сообщество крайне чутко: все помнят историю с югославским пловцом, который вышел на награждение в майке с надписью про Косово и который тут же золотой медали был лишён. А уж еврокубков лишали на нашей памяти многих.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное