Николай Чепурин.

Океан Ветров



скачать книгу бесплатно

Все события, герои и места

действий полностью

вымышлены. Любое

совпадение с реальностью

случайно


© Николай Чепурин, 2016

© Александр Лопатин, дизайн обложки, 2016


ISBN 978-5-4474-7531-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

 
Что вижу я из своего окна?
На черном небе вспыхнула Луна.
И звезды вышли в шумный хоровод.
Все ждут, когда я им открою счет
 
 
Они меня с собою позовут.
Там в космосе друзья мои живут:
Красавица Венера, гордый Марс
Радушно встретят каждого из нас
 
 
Старик Плутон откроет дверь свою,
Нептун его заменит на посту.
Меркурий весело Урану подмигнет:
«Там окольцованный Сатурн давно вас ждет»
 
 
Как хорошо, что есть везде друзья.
Вселенная – огромная семья.
Когда я вырасту, я стану им родней,
Для них свою открою настежь дверь
 
 
Всех марсиан я в гости созову.
Ну а пока в окно на них гляжу…
И верю, где-то на одной из них
Такой же мальчик на меня глядит
 

Глава 1
Вспомнить всё

О друзья мои, как опасен и сладок сильный

яд этого «А ты помнишь?»; как горек напиток из этого «А как-то раз…», когда вокруг тебя носятся старые, забытые голоса и спрашивают и ласкают: «Ты ли это?», и манят, и ласково

шепчут: «Все было не так», и насмешничают, и плачут: «Все прошло… прошло…»

Эрих Мария Ремарк «Ноябрьский туман»

Наши дни.

1003 год на Марсе.


Вадим открыл глаза и обнаружил, что лежит на полу. С большим усилием он поднялся и понял, что это было ошибкой. Голова болела и кружилась, тошнота подступала к самому горлу.

Схватившись за стену, чтобы не упасть, Вадим прислонился лбом к ее холодной поверхности. Мысли путались, и от этого человек не мог ни на чем сосредоточиться и ничего вспомнить. «Что, черт возьми, они со мной сделали? Что за дрянь мне вкололи, от которой так мутит?».

Как бы то ни было, Вадим твердо решил выбраться отсюда. Отойдя от стены, он попробовал осмотреться вокруг, но перед глазами плыли лишь размытые очертания предметов. Ноги подкосились, человек беспомощно упал на колени.

– Тебе, наверное, нужно вот это, – сказал чей-то голос где-то рядом.

Вадим ощутил рядом с собой чье-то присутствие. Он посмотрел в направлении, откуда послышался голос, и увидел смутные очертания существа, которое что-то ему протягивало, машинально взял и обнаружил, что это его очки. Надев их, Вадим смог различать предметы.

Вновь посмотрев, он теперь отчетливо разглядел существо.

Кожа его была фиолетовой, а длинные руки имели по пять пальцев. Одежда напоминала старые, рваные лохмотья. Спутанная борода пепельного цвета отросла до пояса, и такие же грязные волосы спадали до плеч. Потерявшие цвет глаза смотрели на Вадима многообещающе.

Вадим не знал, что сделать или сказать.

Первым повисшую в воздухе тишину нарушило существо:

– Для начала позволь представиться. Меня зовут Агамента Молдиверг.

Что-то знакомое вспыхнуло в памяти человека, как будто очень давно он уже слышал это имя.

– Я – Вадим…

– Пока достаточно, – молвил Молдиверг.

– Что достаточно?! – неожиданно для самого себя выкрикнул Вадим. – Я даже не помню, кто я, где я и не понимаю, что происходит, а ты говоришь достаточно?!

– Мне все понятно, – спокойно сказал Агамента, – я могу помочь тебе вспомнить, что с тобой произошло.

Вадим посмотрел на него и спросил:

– И как же ты это сделаешь? Прочтешь мои мысли?

– К сожалению, у меня не достаточно сил для того, чтобы прочесть мысли, но подтолкнуть тебя к ним я смогу.

– Ладно, – сказал Вадим, – но для начала ответь мне на несколько вопросов: что со мной происходит? Кто ты такой? И где мы находимся?

– У тебя болит и кружится голова, тошнота и общая слабость. Это нормальная человеческая реакция на антитанл.

– На анти что? – не понял Вадим.

– Антитанл, – повторил Молдиверг. – Видишь ли, поверхность Марса излучает смертельно опасный газ для всех инородных существ, танл. Обычно инопланетяне погибают спустя пять минут после первого вдоха. Судя по твоему виду, действие антитанлового препарата продлится еще около десяти часов.

– Отлично, десять часов до смерти! Именно это я и хотел услышать, – язвительно сказал Вадим. – Скажи хотя бы, как это будет. Стоп, я что на Марсе?!

– Да. Похоже, ты действительно ничего не помнишь. И так, если бы они хотели убить тебя, то поверь, до настоящего момента у них было на это более сотни возможностей, – заверил его Молдиверг.

– Это успокаивает. Продолжай.

– Я, как уже говорил ранее, Агамента Молдиверг, политический заключенный. Отбываю пожизненное заключение в Кулибирунской тюрьме строжайшего режима за открытое несогласие с политикой премьер-министра Кубралса.

– Так мы в тюрьме? – эта новость выбила Вадима из колеи и даже на какое-то время заставила забыть о его неважном состоянии.

Он вскочил и в первый раз за все время пребывания здесь осмотрелся по сторонам. Тюремная камера была прямоугольной формы. Слева от него стояла койка. В верхней части противоположной стены находились два узких, покрытых слоем вековой пыли, окна, сквозь которые еле-еле пробивался дневной свет. В углу боковой стены имелась дверь с каким-то замысловатым механизмом.

Неожиданно дверь распахнулась, и в это мрачное помещение добавилось немного света. Вошел охранник, одетый в униформу непонятного цвета. Его лицо закрывал капюшон, в руках он держал что-то, напоминающее пистолет.

– Эй, ты! – резко и громко бросил охранник, обращаясь к Вадиму. – Пошли! Прибыл премьер-министр и хочет тебя допросить.


***


В обширном кабинете начальника Кулибирунской тюрьмы стоял большой рабочий стол, заставленный различными приборами, а несколько стульев вокруг стола составляли непонятную композицию. Голые стены и пол отмечали полнейшую безвкусицу своего хозяина. Комната казалась хорошо освещенной. Светоизлучающие устройства были хитроумно спрятаны за потолочными плитами. Прямо за столом находилось огромное по своим размерам окно, сквозь которое открывался вид на скалы.

В кабинете присутствовали двое – существа, внешне напоминающие людей, но с более длинными руками и фиолетовым цветом кожи. Это были гершемы. Один из них сидел за столом. Он был среднего роста, одет в деловой костюм. Его злобный взгляд говорил о вечном пренебрежении и недовольстве. Казалось, что для того чтобы улыбнуться, премьер-министру понадобились бы гигантские усилия.

Второй гершем в дорожном плаще стоял у стола. Его голову покрывал капюшон таким образом, что нельзя было увидеть его лица.

– Так что вам удалось узнать, Кровер? – спросил премьер-министр у стоявшего рядом гершема.

– Почти ничего, – послышался жутковатый голос, походивший на завывание призрака. – Могу сказать только, что наибольшую ценность для нас представляет Ченовольский. А что делать с остальными, я пока не знаю.

– Что ж, хорошо. Йикелад! – крикнул премьер-министр Кубралс.

Входная дверь кабинета распахнулась, и в него буквально влетел гершем. Он был маленького роста, а из-за своей сутулости казался еще меньше. Его лицо выражало неподдельный страх, а серого цвета глаза постоянно «бегали», как мыши.

– Йикелад! – снова выкрикнул Кубралс и продолжил, – сколько лет вы занимаете должность начальника тюрьмы?

– Уже десять лет, сэр, – пролепетал вошедший.

– А то, что у вас тут ужасная безвкусица, вам это известно?

– Конечно, как вам будет угодно, сэр.

– Вы мне опротивели, а потому я вас увольняю! – проорал Кубралс. – Ах, да. Пока вы еще здесь, распорядитесь доставить ко мне того человека, которого поместили в одну камеру с Молдивергом.

Йикелад попытался что-то сказать в свое оправдание и даже сделал отчаянную попытку броситься на колени перед Кубралсом, но, напоровшись на его свирепый взгляд, поспешил исполнить свое последнее поручение.

Прошло около двадцати минут, прежде чем тюремный охранник ввел Вадима и удалился.

Кубралс оценивающе посмотрел на человека. Давно немытые темные волосы средней длины были сильно растрепаны, на носу запыленные очки, на правой щеке еще кровоточащий порез – результат небольшой стычки с охранником, помятая одежда, грязные ботинки.

Действие препарата еще не закончилось, поэтому Вадима слегка покачивало. Молчание нарушил Кубралс.

– Итак, кто ты такой?

Вадиму не понравились ни эти существа с их вопросами, ни это место, поэтому он буркнул:

– Я не обязан отвечать на ваши вопросы.

То, что произошло в следующее мгновение, Вадим не сразу смог понять. Гершем по имени Кровер поднял на него свое невидимое из-за капюшона лицо. Человека подбросило в воздух и перевернуло вверх ногами.

– Будешь делать то, что тебе скажут, – прозвучал голос-призрак.

Вадим полетел к столу и упал на стоявший рядом стул. Кровер не позаботился о его мягкой посадке, поэтому при падении человек ударился и чудом не сломал очки.

Кубралс, по всей видимости, остался доволен произошедшим, так как на его лице появилась улыбка.

– Повторяю свой вопрос: кто ты такой? Ну? Я не слышу ответа!

– Вадим Грамматин.

Услышав это имя, Кровер склонился к уху премьер-министра и начал что-то говорить. Вадим не понял ни слова, а только услышал набор непонятных звуков.

Между тем, Кровер закончил свое объяснение и снова посмотрел на Вадима. И тут же правая рука человека помимо его воли взметнулась вверх, рукав рубашки закатался выше локтя, затем рука плавно опустилась на стол перед Кубралсом.

На плече Вадима был непонятный рисунок.

– Что это? – спросил Кубралс

– Я не знаю, – ответил Вадим.

Премьер-министр перевел взгляд на Кровера, тот снова что-то сказал на непонятном языке и добавил:

– Нам придется восстановить его память.

Кубралс вызвал охранника.

– Отведите этого в лабораторию. Пусть ему восстановят то, что стерли.

Когда охранник вывел мало что понимающего Вадима из комнаты, Кубралс сказал:

– Теперь объясните все нормально.

– Этот знак на руке – символ Проклятого города. А это означает, что он уже бывал на Марсе до этого. Но самое для нас страшное то, что тот, кто носит такой знак на руке, сможет найти и пробудить Проклятый город и оживить его смертоносную силу, которая подчиняется только своему хозяину.


***


Лаборатория оказалась совсем не такой, какой ее представлял себе Вадим. Маленькая, затемненная комнатушка была еще меньше камеры, в которой его держали с Молдивергом. У дальней стены висел огромный экран, а напротив него стояло кресло, напоминающее о стоматологии.

Откуда-то из темноты вышел гершем в белом халате и с маской на лице. Он кивнул охраннику, и тот удалился. Инопланетянин взглядом подтащил Вадима к креслу, и, усадив в него, надел на голову человека что-то вроде шлема с непонятными кнопками и лампочками.

«Доктор», – так назвал гершема Вадим, нажал на одну из кнопок шлема. В ту же секунду кресло окружили лазерные лучи.

– Советую не шевелиться, а то разорвет на кусочки.

Перед глазами Вадима все замелькало. От этого ему трудно было сконцентрироваться на чем-либо. Однако постепенно стала отчетливо вырисовываться общая картина. Она казалась настолько четкой, что он мысленно перенесся туда и стал наблюдать за самим собой как бы со стороны.

Вот он присел на корточки в зарослях кустарника. Странный объект непонятной формы, огромный по своим размерам, вошел носом в землю. Объект мигал и слегка дымился. Непонятное любопытство стало донимать Вадима. Он приподнялся из своего укрытия, и в ту же секунду вспыхнул яркий свет.

Все оборвалось, и опять перед глазами замелькало. Прошло еще несколько минут, прежде чем Вадим увидел другую картину.

Он беседует со своим начальником, прогуливаясь в небольшом сквере около здания их организации. Это был один из тех июльских дней, когда время перекатило за полдень, температура поднялась чуть выше двадцати пяти градусов, а небо лишь местами дремало под легким, пушистым одеялом облаков. Временами задувал ветерок, ласково касаясь макушек деревьев, а они как будто в ответ приятно шелестели листвой.

– Вадим, я хочу поручить тебе одно очень важное задание и думаю, что лучше чем ты, с ним никто не справится. Ты отменный специалист в своем деле, и твой отец гордился бы тобой, если был бы сейчас с нами.

– Борис Борисович, – Вадим посмотрел на своего шефа, – ведь именно из-за него я присоединился к проекту «ПВЦ». Вы ведь знаете, что произошло с ним, он просто исчез после того случая.

– Да, я знаю. Но давай об этом позже, – Борис Борисович застегнул пиджак и почесал свою, как он любил говорить, «козью» бородку средней длины. – Как тебе должно быть известно, уже с третьим нашим зондом пропала связь. Все три были отправлены к южному полюсу Марса для более подробного изучения отдельных областей, и все три исчезли. Лично я не верю, что это простые совпадения. Могу только сказать, что связь пропадала, когда зонды достигали своей цели.

– И что вы хотите, чтобы я отправился неизвестно куда искать потерянные зонды? Да на это уйдет не меньше чем полгода, – заявил Вадим.

– Если использовать земные космические корабли, то да, но у нас есть…

– Ну, уж нет! – перебил шефа Грамматин. – Даже не пытайтесь ничего говорить об объекте. Этот корабль не предсказуем, из-за него исчез мой отец и…

– Я все прекрасно понимаю, но мне уже поступил приказ сверху. Ты возглавишь поисковую группу в составе пяти человек, включая тебя и полковника Заневского. Ваша задача найти зонды и выяснить причины потери связи с ними. Обо всем более подробно на закрытом совещании.

Перед глазами снова замелькало. Отдельные картинки возникали и тут же исчезали, но, в конце концов, все закончилось.

Вадим поморгал, восстанавливая зрительный контакт с реальностью. Теперь он осознал, что вспомнил все. Действительно все, и мог изложить почти поминутно то, что происходило с ним, кроме одного момента, момента с непонятным объектом внеземного происхождения. Он мог вспомнить, как оказался рядом с ним, а дальше, что называется «провал в памяти». После этого Грамматин оказался каким-то образом у себя, в своей постели, спустя двадцать четыре часа и сорок одну минуту.

К креслу подошел «доктор», отключил шлем, а вместе с ним и лучи.

Примерно через минуту появился охранник. Он мысленно подтащил Вадима к себе, и таким же способом отправился доставлять его в камеру.


***


В опустевшем кабинете начальника Кулибирунской тюрьмы остался только Кровер. Он смотрел в окно, и со стороны можно было подумать, что гершем глядит на скалы.

На самом деле он был далек от всего этого, он мысленно «проворачивал» все возможные варианты своих дальнейших действий.

Дверь приоткрылась, и в комнату вошел гершем неприметного вида, или как говорят, тот, кого не замечаешь.

Кровер обернулся к нему и сказал:

– Времени и так не хватает, Йсурус, а ты его тратишь впустую. Сколько можно ждать?

– Простите. Но в этом здании повсюду приборы, трудно оставаться незамеченным.

– Ладно. Речь сейчас не о том. Этот человек, как там его, Грамматин представляет для нас реальную угрозу. Кубралс хочет использовать его. Кроме того, если он узнает хоть что-то про символ на своей руке или, хуже всего, доберется до города, нам мало не покажется. Его надо ликвидировать. Передай это Лио, пусть организует несчастный случай. Ах, да, что там с Молдивергом?

– Молчит. Нам ничего не удалось у него узнать. И это довольно странно, сэр. Для изнуренного длительным тюремным заключением он отлично держится.

– Вот как?! Тогда избавьтесь от него. Но мне нужно его тело. Проследи, чтобы его доставили в корпорацию и немедленно приступили к вскрытию. О результатах доложить лично мне. Ну и последнее. Повстанцы помогли нам в какой-то степени. Захватив Хьюпит, они отвлекли внимание Кубралса на себя. Ну а я делаю свой шаг. Мне нужна книга «Легенды о Проклятом городе» из библиотеки Теазнорп. Отправь кого-нибудь в гости к епископу Регия. Пусть заберет книгу и «позаботится» о его здоровье.

– Простите, сэр, но какой смысл убивать епископа?

– Знаешь, почему ты до сих пор не сделал себе карьеру, а, Йсурус? Потому что ты не умеешь мыслить наперед, а во всем нужен холодный расчет. Убив Регию, мы убьем и Кубралса, но чужими руками. Дело в том, что после того как Кубралс сам оценит обстановку с Хьюпитом, он пошлет свои элитные отряды гевридломов за той самой книгой, которой к тому времени уже там не будет. Не найдя книги, гевридломы придут к выводу, что их просто так использовали, а поэтому, вернувшись обратно, они убьют Кубралса.

– Но откуда вы можете знать, что Кубралс будет действовать именно так?

– Я – первый советник и заместитель премьер-министра, а в недалеком будущем – единственный правитель Марса!


***


Охранник швырнул Вадима в камеру и удалился. Грамматин ничего не почувствовал. Он был поглощен своими мыслями и хотел кое-что спросить у Молдиверга, поэтому, поднявшись на ноги, поискал его глазами.

Гершем изрядно нервничал и потому расхаживал взад-вперед вдоль койки. Похоже, он что-то обдумывал, так как поначалу даже не заметил Вадима, пока тот сам не обратился к нему.

– Тебе не интересно, что со мной произошло?

Молдиверг вздрогнул от неожиданности и посмотрел на человека.

– Ах да, конечно, рассказывай. Я просто отвлекся. Не обращай внимания.

– Меня спросили, кто я такой? А потом взглянули вот на это, – Вадим показал знак на руке и добавил: – Ты знаешь что-нибудь об этом?

– Нет, ничего не знаю, – как-то быстро и холодно сказал Молдиверг.

По его глазам Вадим понял, что тот лжет, но не смог понять почему. Во всяком случае, пока.


***


Этой ночью Вадим спал плохо. Он все время думал о символе у себя на руке и никак не мог найти ему разумного объяснения. Человек поймал себя на мысли о том, что раньше знак не вызывал никаких вопросов, а появился он как раз после того случая с объектом внеземного происхождения, подробности которого Грамматин не мог вспомнить. К тому же у Вадима сложилось впечатление, что Молдиверг за ним наблюдает и чего-то выжидает.

Наконец человек заснул, но и тут мысли о знаке на руке преследовали его. Проснулся он в ужасном состоянии. Поначалу подумал, что это ему только кажется. Однако внезапно воздух стал спертым настолько, что невозможно было дышать. Как будто весь кислород вокруг исчез. Голова закружилась, все стало темнеть и куда-то проваливаться. Мысли путались. Совершенно случайно он вспомнил то, что объясняло причину его состояния: «Судя по твоему виду, действие антитанлового препарата продлиться еще около десяти часов».

После инъекции прошло уже большое количество времени, состояние ухудшалось. Вадим упал на пол и забился в судорогах. «Это конец», – пронеслось у него в голове.

В другой части камеры стоял Молдиверг, и дьявольская улыбка не сходила с его лица: «Мне даже не придется делать грязную работу. Несчастный случай сам настиг его. Покойся с миром, Вадим Грамматин. Ты никогда не узнаешь, что за символ на твоей руке».

Внезапно послышался шум, походивший на работу реактивного двигателя. Молдиверг взглянул в направлении, откуда доносился звук, и ничего не увидел. Прошла еще пара секунд, раздался свистящий звук. Стена с окном разлетелась на куски. Ударная волна сбила Молдиверга с ног.

В образовавшуюся пробоину хлынул свет, заполняя собой самые темные места тюремной камеры, пребывавшие во мраке уже не один десяток лет.

Теперь из камеры можно было увидеть вершины гор, покрытые снежным одеялом зимы, вечно владеющей этими местами.

Поднявшись на ноги и откашлявшись от облака пыли, Молдиверг увидел то, что уничтожило стену. К проему подлетел корабль слегка вытянутой и приплюснутой формы.

В это время где-то завыла сирена, оповещая о незаконном проникновении, а спустя еще несколько секунд раздался сигнал:

– Целостность камеры нарушена! Попытка к побегу! Запускается программа уничтожения! До запуска осталось 50 секунд!

Тем временем из корабля появился трап, по которому в камеру спустился гершем.

– До запуска осталось 40 секунд.

– Извините за небольшую задержку, профессор, но мы прибыли в условленный срок. Нам пора уходить, – сказал гершем, глядя на Молдиверга. – Кто это, профессор? – спросил он, указав на Вадима.

– Этому бедняге не повезло. Он присмерти. И вряд ли мы можем ему чем-то помочь.

– У меня приказ: доставить всех из вашей камеры, – с этими словами гершем поднял Вадима и добавил: – идемте скорее.

– До запуска осталось 10, 9,8…

Молдиверг, недолго думая, взбежал по трапу вслед за освободителем.


***


Кубралс покинул тюрьму и вернулся в свои апартаменты в ужасном настроении, и на то было несколько причин. Во-первых, повстанцы захватили Хьюпит и взяли его под свой контроль. Если так будет и дальше, то скоро не останется ни одного правительственного наземного города, и это сильно усилит аппозицию, устроит еще больший раскол в обществе. Во-вторых, сразу после допроса Кровер куда-то исчез, не поставив его даже в известность, и, в-третьих, скоро должен был появиться Йсурус с каким-то срочным донесением, которое премьер-министр вовсе не хотел слушать, так как предполагал, что это очередной бред.

Вот почему Кубралс, вызвав из приемной слугу, отчитал его за какую-то несуществовавшую провинность и велел принести ему чего-нибудь выпить покрепче. После этого он направился к своему излюбленному дивану, чтобы немного поспать, но резкий и неожиданный голос за спиной заставил премьер-министра буквально подпрыгнуть. Он осторожно повернулся, и мороз пробежал по его коже – перед ним стоял птеродактиль и пристально глядел на гершема.

– Д-Д-Деймос? – дрожащим тоном пролепетал премьер-министр Марса.

– Господин Деймос, – поправил его демонический ящер. – Высоковато забрался, Кубралс, думал, что так я тебя не достану? Придется разочаровать тебя. Запомни, никакая система внутренней защиты не способна остановить демона.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное