Никита Измайлов.

Кокон



скачать книгу бесплатно

© Никита Измайлов, 2017


ISBN 978-5-4485-5168-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

3 октября 2011 года.


«Ну кто там ещё? Войдите!» – донёсся недовольный голос следователя Васнецова из своего кабинета, когда в дверь постучали.

Вошёл высокий, худой и довольно щуплый парень, держа в руках стопку документов.

– Вот, Кирилл Алексеевич, ещё куча бумаг, – начал парень. – Сказали составить отчёт о работе за прошлый месяц, который вы «вовремя не подготовили». Кстати, тут такие местные криминальные новости: ограбили пивной ларёк, украли голову памятника Ленину, украли несколько бутылок спиртного из местного бара-ресторана, избили…

– Ясно—понятно, не надо мне это всё размусоливать. Такие дела нас не касаются, у нас тут отделение Следственного комитета по району, а не завшивленный полицейский участок… – перебил его следователь и вдруг расхохотался, – Ну и народ пошёл…, ну… хех, ну грабёж пивного ларька святое дело для местной шпаны, но украсть… хех, голову Ленина! Кто это придумал? Они там совсем дошли уже!

– Вот и я, Кирилл Алексеевич, считаю, что это бред. Берёте отчёт?

– Уноси его отсюда, спихни кому угодно, только не мне! – замахал руками Васнецов. – У меня сейчас действительно важное дело, о котором я так долго мечтал.

– Это вы про трагедию в посёлке Дегтярёво? – осведомился парень.

– Да, да, именно им я сейчас и занимаюсь… и весьма занят.

– А это Дегтярёво неподалёку отсюда? Надо будет в Интернете поискать.

– Эх, Вася, не «посёлок Дегтярёво», а «посёлок Дегтярёва». То есть покойного Арсения Геннадьевича Дегтярёва, земля ему пухом. Сам посёлок называется как-то… так… сейчас… Маресьево что ли. Арсений Геннадьевич буквально отстроил его заново после того, как поселился неподалёку.

– А это правда, что Дегтярёв стал одной из жертв того страшного маньяка, что объявился в посёлке? – поинтересовался Вася.

– Правда, правда… этот ублюдок положил немало людей. В том числе и Дегтярёва, который, кстати, обеспечил своего убийцу достойной работой и дал путёвку в жизнь. Лучше бы не давал… Арсений Геннадьевич был весьма богат, не олигарх ещё, но недалеко от этого. И ведь сам всё заработал, честным трудом. Не награбил, как у нас часто бывает; не получил в наследство, а сам добыл. Умный ведь был. Действительно умный. Столько вложил в этот посёлок! Почти всё построил или перестроил.

– А зачем это всё? Просто так, без малейшей выгоды для себя?

– Покойный Дегтярёв был настоящий филантроп. И до переезда в это грёбанное Маресьево он, как только сколотил нужное состояние, стал помогать самым разным благотворительным фондам, организациям. Уважение получил, орденом Святой великомученицы Екатерины награждён, его по телевизору показывали, о нём в газетах писали несколько раз. Не только в городских и районных, но и областных и, кстати, раза два во всероссийских. Странно, что он не перебрался хотя бы в областной центр (не говоря уже про столицу), а всё в своём городишке сидел.

А ведь у него немало связей было! Потом переехал в этот посёлок под городом. Выкупил там всю землю, где никто не жил (а это почти вся территория), снёс ветхие избы, разделил на участки, стал продавать совсем по дешёвке дачникам. Много желающих откликнулось, и скоро людей там стало раз в десять больше, чем раньше. На свои деньги реконструировал больницу, построенную ещё в 19 веке; церковь, разрушенную ещё в 20-е годы прошлого века при большевиках; парк создал; построил два таунхауса; восстановил и заасфальтировал дороги. Да такие дороги у нас и в крупных городах нечасто увидишь. А ведь не только для себя. Себе он отдельный особняк построил, поодаль. Одним словом, создал в России то, чего скорее всего раньше никогда не было. Такой себе «минигород». Была у него своя строительная компания с отделениями в Нижнем Новгороде, Екатеринбурге и Москве. Он не оставил её, когда переехал из родного города. Продолжал контролировать из…

– Это всё понятно, – перебил, не выдержав, Вася, – но всё-таки интересней узнать про того самого убийцу, Кирилл Алексеевич.

Следователь потянулся в своём кресле.

– Вечно тебе хочется послушать про всяких отморозков. Ну, если честно, даже я, хоть и веду дело, до конца всего не знаю. Но могу кое-что рассказать.

– Пожалуйста, Кирилл Алексеевич, умоляю, расскажите! – встрепенулся парень.

– Ладно, ладно, не суетись. Расскажу, без проблем. Сейчас как раз будет перерыв. Пойдём в буфет, по дороге и расскажу, – ответил Васнецов.

Как только начался перерыв, буквально через две минуты, оба вышли из кабинета. Кирилл Алексеевич закрыл дверь на ключ и начал рассказ.

Рассказывал он так подробно, как только мог. Но ведь Васнецов, хоть и пытался во всём разобраться, не сумел бы передать все подробности произошедшего, и, главное, всего того, что чувствовал серийный убийца.

Так давайте же узнаем, как всё было до самых подробностей. Как совершилось то, что совершилось. И, конечно, как будущий маньяк шёл к этому.


7 сентября 2011 года. Примерно за три недели до вышеописанных событий.


Дорога казалась не такой уж и длинной, но всё равно скучной и однообразной. Автомобиль, который ехал по ней, был единственным движущимся объектом на пару километров. Сверху он казался небольшим тёмным пятном, ползущим по тонкой ленте дороги.

Люди, сидевшие в нём, относились к поездке по-разному. Первый, ростом чуть выше среднего, со светло—русыми волосами, блестящими зеленоватыми глазами, аристократической осанкой, плавными чертами лица, смотрел в экран своего новенького iPhone 4, играя в какую-то незамысловатую мобильную игру. Второй, высокий шатен с голубыми, уставшими глазами, острым носом и острым подбородком, уныло смотрел в окно, барабаня пальцами по стеклу. Оба находились на задних сидениях.

Третий был сам водитель. Если пассажирам на вид нельзя было дать больше тридцати, то водитель был значительно старше.

Тот, что играл, внезапно посмотрел на второго, слегка ухмыльнулся, включил камеру на айфоне и стал снимать лицо соседа:

«Всем привет! С вами снова я, Костян, и мой друг Кальян, ой… то есть Колян. Шутить я никогда не разучусь. До самой смертииииии! Бу! Запись номер двадцать семь! Николай не выходит на связь! Эй! Колян! Николай Николаевич… Никола… Ник… Николя… Николас Кейдж… Ха! Скажи уже что-нибудь. – Отстань. – Вот это было экспертное мнение нашего Никелодиуса по поводу поездки в Маресьево. Дегтярёв нам предложил работать на него прямо у него же на селе. Ладно, конец записи».

Коля повернулся и внимательно посмотрел на своего друга. Два чувства смешались в нём: желание заткнуть рот Косте, что тот перестал болтать без умолку и развеять тоску, которая не отстучала его почти всю их поезду.

Когда они только выехали из города, было ещё солнечно, стояла ясная погода. Теперь же шёл проливной дождь, а небо было затянуто тёмно-серыми тучами. Но не только это приводило Колю в уныние.

За окном, чередуясь с лесополосой, виднелись полузаброшенные, полуразвалившиеся деревни, с покосившимися домами, откуда веяло бедностью и безысходностью. Редко попадались люди, ещё реже – трезвые люди.

Выехали они не из родного города Дегтярёва (там не было филиала его компании, а наши герои работали в офисе одного из них). Название города, где они жили и работали ранее мы опустим.

– Костя, реально отстань. Итак голова болит, ещё ты…

– Колюн, ты давай не бомби. Мы с тобой наконец-то выбрались из этого гадюшника и теперь на особом положении у Геннадьича. Недаром в это Маресьево он зовёт только лучших работников, чтобы те могли трудиться на свежем воздухе, подальше от всего этого городского дерьма, – последовал ответ.

– Это конечно так, но всё же придётся нехило попотеть, чтобы ещё продвинуться по карьерной лестнице. Меня всё же смущает этот посёлок. Как шеф нам сам говорил: «посёлок нового типа». Что это значит? В Интернете я нашёл, что Арсений Геннадьевич скупил там всю землю, выделил участки, продал дачникам, а потом на свои деньги обустроил всё остальное. Заасфальтировал дороги, построил парк, очистил от грязи и углубил старый пруд и многое другое. Но, самое главное, наш шеф построил там небольшое здание с офисами. Это и есть его третий филиал после Екатеринбурга и Нижнего Новгорода (в Москве центральное отделение, ну ты знаешь). Сам филиал, понятное дело, небольшой, даже крохотный по сравнению с другими, но именно туда Дегтярёв созывает своих подчинённых со всех остальных отделений, если их работа, как он говорит: «КЭД – качественна, эффективна, душевна». Что за…?

– Братан, я думаю, что Геннадьич решил сделать так: три отделения (и даже в Москве) для простых сотрудников, а мы, значит, выдающиеся. Радуйся! Говорю же, он нас так приметил.

Голова у Коли к тому времени перестала болеть, и он расслабился на сидении. Парень обратил внимании на их шофёра. Это был крепкого телосложения мужчина лет за сорок с многодневной щетиной и уставшими красноватыми глазами. Большую часть дороги он молчал, и Коле захотелось расспросить его о посёлке, куда они едут, и вообще о местности.

– Эй… (как там тебя?) … слушай, ты знаешь что нибудь об этих местах? – обратился парень к водителю.

И тут оказалось, что Миша (выяснилось, что так звали шофёра) весьма и весьма разговорчив, даже болтлив. Он рассказал о Маресьево примерно то же, что Коля ранее прочитал в Интернете. Зато про остальные сёла и деревни поблизости он говорил много и рассержено.

– Умирает русская деревня, умирает! Не надо быть шибко умным, чтобы это понять. Всякие якобы эксперты из города говорят, что регион у нас видите ли «не самый депрессивный»! А жителям что с того?! Каждый день вижу эти пьяные хари, аж блевать тянет! Пьют здесь люди горькую… как, впрочем, и по всей стране в деревнях.

Воруют чиновники местные, фермеров давят, да всё отчётики свои в центр шлют. Там их подправляют чуток и отсылают в Москву. Коррупция и притворство одно… А что насчёт Маресьево, так это самый настоящий оазис в пустыне. Даже не верится, как у вашего начальника это всё так гладко получилось. Видать связи есть и не маленькие. Мало таких людей сейчас, очень мало.

В целом друзья были согласны с мнением водителя, но им было не до этого. Они только отметили, что шофёр правильные вещи говорит, хоть и простом языке.

Между тем прошло уже часа три с половиной со времени отъезда и вот, наконец, Коля и Костя увидели золотые купола высокой каменной церкви, возвышавшейся посреди Маресьево. Шофёр Михаил (так будет солиднее) ещё успел рассказать «немножечко» про свою личную жизнь и про то, как гостеприимны люди в посёлке Дегтярёва. И да, он добавил, что теперь очень многие неместные называют Маресьево «посёлком Дегтярёва».

Довольные долгожданным приездом, Коля и Костя попросили высадить их на центральной площади (которая со средств Дегтярёва была покрыта плиткой) и щедро заплатили водителю. Тот пожелал им хорошо провести время и подзаработать, выгрузил из багажника три рюкзака и пару сумок с вещами двух друзей и уехал.

Добравшись до коттеджа, который им арендовал шеф, они поставили багаж в холле и сразу же завалились на кровать. Только через полминуты до друзей дошли, что она двухместная. Чтобы не было даже никаких намёков, Костя сразу ушёл в другую комнату. Самое крутое было в том, что не прошлось тащить никаких вещей. Все они уже были доставлены прямо до коттеджа службой доставки, которую опять же оплатил шеф.

– Странный всё же этот Дёготь, – сказал из другой комнаты Костя. Дегтярёвым он шефа называть не любил, а предпочитал «Геннадьич» или «Дёготь». За глаза, конечно.

– Странный, не странный, а спасибо ему за всё это…, – пробормотал, засыпая, Коля. Хотя было ещё только 5 часов дня, парень так сильно устал, что отключился почти моментально.

В ванной комнате послышался шум воды…


8 сентября 2011 года.


На этот день была намечена важная встреча с Арсением Геннадьевичем.

К семи часам утра Костя и Коля, в хорошовыглаженных и чистых рубашках и чёрных пиджаках, пришли в офисное здание, расположившееся неподалёку от главной площади, для встречи с начальником. Пока друзья шли к нужному месту, они ещё раз оценили уникальность этого «посёлка нового типа».

Дегтярёв встретил их прямо в коридоре первого этажа (само офисное здание было пятиэтажным). Арсений Геннадьевич был в приподнятом настроении и предложил пройти к нему в кабинет.

Когда все трое зашли, Дегтярёв вызвал секретаршу и сказал ей, чтобы принесла всем кофе.

Стоя с чашкой ароматного напитка у окна, Арсений Геннадьевич заговорил первым: «Вы не замечали, как быстро меняется наша обыденная жизнь в последнее время? Казалось бы, около двух лет вы усердно работали на меня в городе, и нечего не предвещало изменений, а теперь вы здесь и можете видеть мой самый главный проект в жизни.

Посмотрите в окно! Какой вид здесь открывается. Иди всё своим чередом, и это Маресьево исчезло бы с лица земли ещё за лет десять—пятнадцать. Но я, мечтающий о чём то большем, нежели строительство очередного жилого квартала, решил дать этому месту и этим людям второй шанс.

Но меня дико бесит хвастовство. Я не люблю, когда местные называют этот посёлок нового типа «посёлком Дегтярёва». Я ведь не присваивал себе право на название… Ребята, что вы сидите-то? Давайте ко мне, посмотрите в окно».

Окно занимало больше половины стены и Коля с Костей вежливо отказались, сказав, что им и так всё видно.

– Так получается, когда нам выходить на работу? – задал вопрос Коля.

– Что ж, можете начинать завтра или послезавтра. Но помните: поскольку теперь у вас график работы свободней, вам разрешено отлучаться в посёлок на непродолжительное время. Но! Дисциплина и ещё раз дисциплина. Никакого алкоголя до конца рабочего дня, никаких… хм… отношений на работе….

– Каких отношений? – спросил, чуть прищурившись Костя.

– Ну… вы сами понимаете… никакого флирта. Здесь у нас в коллективе много девушек, порядком больше, чем в городских отделениях. Так что я на вас рассчитываю. Для каждого работника я веду специальное дело, где записываю характеристики, поведение, отзывы с предыдущих мест работы. Я эти дела так и называю: характеристики. Не обижайтесь, но если вы будете вести себя неподобающе, мне придётся записывать это в характеристики. Оценка работника идёт по стобальной системе. За разные провинности у вас будет вычитаться разное количество баллов. И если их станет меньше пятидесяти, то мне придётся вернуть вас в город на прежнее место, а если… если меньше двадцати пяти…, то уволить. На данный момент у вас семьдесят баллов. Старайтесь, и получите значительную прибавку к зарплате.

Помимо этого Дегтярёв рассказал о некоторых привилегиях для работающих именно в этом отделении. Во-первых, половину налога на землю берёт на себя начальник. Во-вторых, в среднем зарплата будет больше, хотя повышения в должности пока не будет. Дегтярёв также сказал, что есть и кое-что «в-третьих», но об этом потом.

Костя и Коля поочерёдно пожали Арсению руки и вышли из кабинета. Рядом с дверью, на скамейке сидела симпатичная девушка моложе их. На Костю она особого впечатления не произвела, чего не скажешь о Коле. И было на что посмотреть!

Стройная блондинка с небесно-голубыми глазами и обворожительной улыбкой. На ней было тёмно-синее платье как раз под цвет глаз.

– Простите, вы тоже на собеседование? – спросила она.

– Да… да…, то есть не совсем… вовсе нет, – пролепетал Коля. – Мы уже работали в компании, просто переводились из городского отделения.

– Ясно, – ответила она. – Тогда, если не трудно, можете помочь?

– Что вам угодно? – встрял Костя.

– Значит, вы вдвоём уже не раз общались с Арсением Геннадьевичем. Скажите, он очень строгий? Какой у него характер и как лучше найти подход?

Друзья переглянулись.

– Дегтярёв не очень строгий, – отвечал Коля, – но довольно требовательный. В отличие от наших городских коллег, нам он обещал ряд поблажек за работу именно здесь, в Маресьево. В том числе, поднятие зарплаты. Но и требования есть… определённые.

И парень пересказал то, что ему самому сказал начальник. Незнакомка внимательно слушала, а затем улыбнулась.

– Большое спасибо, – сказала она. – Будем знакомы, меня зовут Настя, а вас как? Вообще давайте перейдём на ты.

– Давайте… давай… меня зовут Коля, а это – мой друг Костя. Мы ещё с университета дружим.

– Очень приятно, – безучастно сказал Костя, – мы, пожалуй, пойдём.

Костя чуть ли не силой оттащил друга от красотки, и они вместе вышли на улицу.

– Да я смотрю, кто-то нехило так втюрился! – насмешливо сказал Костя.

– Да что ты понимаешь? Я давно таких… ну… просто охренительных не видел.

– Ну да… она ничего так…

– «Ничего так»? Да ты куда смотрел вообще? Ладно, я не влюбился. Просто реально красивая девушка. Я сейчас пойду в местные магазинчики, посмотрю что купить на обед и ужин.

– А я сейчас просто погуляю по улицам… всё же таких сёл я ещё никогда не видел. В России, по крайней мере.

На этом они разошлись.


9 сентября 2011 года.


Проснувшись рано утром, Коля, понял, что не сможет сегодня подняться на работу. Лень и желание хорошо отоспаться, вот и всё. А ведь Дегтярёв дал им небольшую отсрочку в один день.

Костю и вовсе не получалось разбудить. Спал, как убитый.

Тогда Коля достал свой смартфон (детище известной корейской компании, а не айфон, как у друга), лёг обратно на кровать и начал видеозапись:

«Всем доброго утра, это запись номер тринадцать, с вами вновь Николай Евсеев и вчерашняя встреча с шефом прошла успешно. Теперь Костя вырубился и дрыхнет беспробудно, а я страдаю всякой фигнёй, по типу ведения этого видеодневника. Кто это вообще будет смотреть? Хах! Ещё не выходит из головы эта вчерашняя… Настя. Впрочем, если она устроится на работу в этот же офис, мы сможем с ней чаще общаться. Ну… что ж… конец записи».

Коля решил посвятить этот день бесцельному блужданию по просторам Интернета, а, когда ему наскучило, то по просторам широких полей, раскинувшихся к югу от посёлка.

Костя как следует отоспался и стал смотреть фильмы, скаченные ещё в городе.


10 сентября 2011 года.


Этот день стал первым рабочим днём Коли и Кости. Пришлось рано вставать, быстро одеваться и идти в офис. Но! Только тут друзья ощутили весь кайф не только оживания, но и работы на природе.

Долой пробки, суету, смог, парковки – всё то, к чему оба так привыкли. Чистый воздух, мало людей, почти нет машин… о чём ещё мечтать по пути на работу?

Сам офис оказался весьма уютным и чистым. На входе Коля столкнулся с Настей. Они поздоровались и разошлись по своим делам.

За работу Коля принялся со всем усердием, которое у него только было. Здесь особо не приходилось возиться с бумагами, но вот систематизировать все данные о планах массовой застройки в области пришлось. Когда всё было готово и перенесено в компьютер, уже наступил обеденный перерыв. График и правда оказался более свободным, и Костя с Колей сходили в кафе неподалёку. Костя сначала настаивал на поход в местный бар, расположенный в трёхстах метрах отсюда, но Коля твёрдо заявил, что не будет испытывать Дегтярёва на честность и проверять, уволит ли он их за это или нет.

В кафе Коля вдруг заметил довольно нервное поведение своего друга. Как позже выяснилось это всё ещё были последствия того, что около пяти-семи недель назад Костя бросил курить. Они поговорили о том, стоит ли Коле продавать свою квартиру в городе (Костя жил на съёмной), о выборах в декабре и многом другом, уже вовсе отстранённом и не очень интересном для простого обывателя. Затем они вернулись в офис.

Остальная часть рабочего дня прошла без каких либо стоящих событий, только один раз к ним заглянул начальник и спросил, как им на новом месте.

Вечером, когда друзья возвращались в свой коттедж, Косте показалось, что в одном из оврагов между участками (крошечный кусок «ничейной» территории) лежит что-то большое и тёмное. Уже спускались сумерки, и парню было непросто разглядеть, что это именно. Он сам подошёл к оврагу и подозвал Колю.

– Что там? – спросил Коля.

– Похоже на… человека. Вероятно труп. – ответил Костя.

– Что значит «вероятно»? Откуда ты знаешь, да и почему сразу труп?

– Сейчас и проверим, – сказал, ухмыльнувшись, Костя и наклонился к телу.

Он двумя пальцами нащупал артерию не шее…

– Жив! – довольно произнёс парень.

– Не пугай так, не смешно ни фига.

– Наверное, алкаш какой-нибудь.

– Странно, совсем нет запаха алкоголя.

Коля заподозрил, что тут что-то не так, и начал трясти лежащего. Тот не сразу, но пришёл в себя. И Евсеев был прав: молодого мужчину, лежавший в овраге, оглушили ударом по затылку, а затем оттащили к оврагу. Парень представился Евгением, поблагодарил Колю и Костю за помощь и сказал, что непременно отправиться в местный полицейский участок (только тут друзья узнали о его существовании в Маресьево) и написать заявление. У Евгения, помимо всего прочего, исчез кошелёк и наручные часы.

Когда Евгений ушёл, Коля обратился к другу: «Почему ты так радовался, когда подумал, что нашёл труп? У тебя всё в порядке с головой?»

– Прости, я не честно не радовался, просто азарт какой-то нашёл на меня. Со мной такое иногда ведь бывает, ты и сам знаешь. Когда мне скучно.

И Костя не соврал…


11 сентября 2011 года.


Этот день выдался довольно скучным и незапоминающимся. Кроме одного момента, но об этом чуть позже.

На работе всё было спокойно. Дегтярёв один раз вызвал к себе Колю и сказал: «Николай, у меня есть некоторые надежды в отношении вас. Вы замечательно проработали два года на старом месте, но и здесь не сбавляете обороты. Похвально… что за дурацкое слово?… прекрасно. Вы идёте у меня на повышение в должности. Помимо этого я сейчас ищу человека, который бы сопровождал и консультировал меня в сфере продаж во время моего визита японских коллег в Иокогаме. Если вы в ближайшее время не подведёте меня, то я продолжу склоняться к мысли взять именно вас».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное