Никита Истомин.

Записки шамана



скачать книгу бесплатно

Из этических соображений все события в этой книге несколько изменены, а имена героев полностью выдуманы. Но все методики сохранения здоровья – абсолютно подлинные.

Черная дыра Андрея

Список потенциальных жертв

Андрей сидел на диване, не замечая, что уже минут пять рассматривает рисунок его обивки в шотландскую клетку. Цветные полосы отмеряли аккуратные квадраты с идеально прямыми углами. Взгляд уперся в пуговицу: она мешала. Чужеродный предмет вдавливал линии в глубину диванной подушки, напоминая черную дыру. Приблизительно так могла бы выглядеть диаграмма его жизни, где ровное самоощущение сменялось депрессивными провалами. Их настойчиво повторяющийся ритм и особенно масштабность последнего кризиса навели его на мысль раз и навсегда разобраться с внешними досадными причинами. Как если бы он сейчас, выравнивая бег линий на ткани, одну за другой отрезал бы все пуговицы с поверхности. В своей голове он мог отчетливо слышать звук лопающейся нити на остром лезвии ножа. Улыбнувшись своим мыслям, Андрей поднял глаза на шамана.

– Я много наслышан о вас, Арамаан. Слух о том, как ловко вы решаете людские проблемы, дошел и до столицы, – Андрей говорил медленно, вдумчиво подбирая слова. – Думаю, вы именно тот, кто мне нужен.

Шаман не спешил отвечать, пропустив мимо ушей умелую лесть. Арамаан мог позволить себе быть свободным от оценочных суждений о людях, постоянно поглощенных исключительно самими собой. И он один из них, но с развитым чувством осознанности и глубоким пониманием причинно-следственных связей, не более, но и не менее. Нейтральное отношение позволяло ему увидеть за напряженной позой собеседника привычно подавляемую эмоцию гнева. Холод в печени и селезенке ослаблял их ресурс и грозил стремительным развитием болезни. Коррекция мыслительной и эмоциональной реакции могла бы преобразовать холод в тепло и излечить больные органы. Шаман смотрел на Андрея, его взгляд проникал внутрь, словно сканируя: – Какой у вас запрос?

– Я привык сам решать свои проблемы и в целом неплохо с этим справляюсь. Однако мне кажется, пришло время воспользоваться вашими магическими средствами, чтобы глобально расставить все по своим местам. У меня есть список людей, с которыми я хочу разобраться. Финансово я подготовился, думаю, вы будете удовлетворены, – мужчина открыл рюкзак, доверху набитый пачками банкнот.

– То есть вы проделали весь этот путь до Якутска, чтобы попросить помощи, потому что сами не видите решения, и предлагаете мне за услуги деньги? Пока все звучит крайне обыденно. Вы себя считаете незаурядным человеком?

– Безусловно, – процедил Андрей. Ему показалось, что шаман над ним насмехается. По спине сползла струйка холодного пота, что-то сдавило грудную клетку и не давало свободно вдохнуть.

Память услужливо подсовывала картинку из детства, ту, что преследовала его в ночных кошмарах из года в год.

Школьный двор города Подольска. Обычная спортивная коробка, где всю долгую зиму дети играли в футбол. В тот день Андрей, как всегда после уроков, бродил во дворе и с завистью смотрел на мальчишек, с разгоряченными лицами гоняющих мяч.

– Эй ты, малявка, хочешь с нами? Нам не хватает еще одного для ровного счета.

– Конечно! – Он не верил своему счастью: его позвали в игру, да еще и старшие ребята!

Мяч к нему попадал редко, но когда удавалось им завладеть, он весьма ловко передавал пас. Разыгрывали решающее очко, прилетевший мяч он в азарте решил забить сам, несмотря на настойчивые сигналы делать передачу. Андрей поспешил замахнуться, и удар получился слабым. Игра была проиграна. Виновато улыбаясь, он стоял поодаль от стайки матерящихся мальчишек, когда один из них направился в его сторону. Верзила схватил его за шиворот и поволок из коробки, так что тот едва касался ногами земли. Андрей до сих пор мог чувствовать режущую боль на лице от ледяной коросты сугроба, в который его методично впечатывали цепкие руки. В ушах зазвенели смех и улюлюканье мальчишек, подначивающих обидчика быть жестче:

– Мазила, слабак! Так тебе и надо! Вмажь ему покрепче!

В полубессознательном состоянии Андрею казалось, что сбежалась поглазеть вся школа. Никто не собирался за него заступаться, ему пришлось дождаться, когда верзиле надоест его «наказывать». Дома отец не проявил никакого интереса к происшествию, его в целом мало занимало происходящее вокруг, мать привычно переключилась на упреки мужу за его безразличие к воспитанию сына… Андрей остался одинок и сам переваривал унижение и горе, как мог. Ничего в тот день у него внутри не сломалось, даже наоборот, выросла особая броня, нечувствительная к последовавшим в школе издевкам.

Он стал профессиональным изгоем, тихо копившим в себе недоверие к миру. Одиночество стало его безопасной территорией. С годами обида переродилась в навязчивую потребность постоянного самоутверждения, за сорок с небольшим лет она составляла его суть. Любой человек, оказавшийся выше статусом или хотя бы ростом, вызывал в нем едкую зависть и чувство собственной неполноценности.

– Как вы спите, вас не преследуют кошмары? – шаман озвучил мысли Андрея, заставив его вздрогнуть. – Я вижу обиженного, обозленного, одинокого мальчика. Я не откажу ему в помощи.

От этих слов Андрей напрягся, он начинал сожалеть о своем приезде на окраину Якутска. По дороге он представлял, как будет выкладывать имена и даты рождений своих врагов, тщательно подбирать проклятья, которые шаман с рвением жадного исполнителя будет на них насылать. Сдержанный прием и выстроенная Арамааном дистанция разочаровали его, но он все же решил предпринять еще одну попытку выстроить разговор в нужном ему ключе.

– Давайте оставим мальчика в покое, я уже давно не мальчик, – Андрей улыбнулся одними губами, глаза холодно и сосредоточенно изучали собеседника, меньше всего ему нужна была жалость. – И проблемы у меня далеко не детские…

– Как посмотреть… – шаман не отрываясь следил за выпущенным из трубки облаком дыма, казалось, ему совершенно не было дела до посетителя. – Мы видим то, что хотим видеть. И верим в то, во что хотим верить. Вы ходите по замкнутому кругу, и хотите верить в то, что мир с вами несправедлив, и людям не верите ни на грош. Мне тоже не верите… Истоки подорванного доверия лежат в вашем детстве, как у большинства. Но вы, по счастью, уже выросли и располагаете навыками логического мышления. На них и будем уповать. – Арамаан лукаво улыбнулся и продолжил: – Хотите, скажу, кто там в вашем списке под первым номером идет?

Пошарив в кармане, Андрей убедился, что листок все еще там. Первым именем в списке значилась Татьяна, та самая, которую еще полгода назад он полноправно считал своей. Возможно, тогда впервые в жизни Андрей разрешил себе довериться и допустить душевную близость в отношениях с женщиной.

Непроизвольное напряжение скул на лице собеседника шаман расценил как согласие и безучастно произнес: – Она.

Отрешенным взглядом Андрей зацепился за лпцо старика, погружаясь в едва уцелевший в памяти осенний день. Вот она со смехом тянет его за рукав:

– Андрей, давай взорвем этот пирамидальный порядок! Смотри! – кричит она, врезаясь с разбегу в кучу пожелтевшей листвы. Как ребенок, уверенный в своей безнаказанности, она излучает свободу и счастье. Ему это незнакомо, с жадностью наблюдая за ней, он улыбается вновь обретенной живой улыбкой. Ее не смущают листья, застрявшие в волосах, она доверчиво прижимается и говорит что-то. Ничего не слышно. В ушах застучало, и горло снова сжал спазм.

– Вы побледнели, я, по всей видимости, оказался прав, – Арамаан с неожиданной для старика ловкостью поднялся из глубины кресла и исчез в соседней комнате. Андрей был рад предоставленной возможности остаться одному, нужно было время совладать с приступом предательской слабости.

– Тварь неблагодарная! – прошелестел Андрей, мысленно обращаясь к ней, но уже из другой памятной точки. Новогодняя вечеринка в офисе, красное облегающее платье, бокал в ее руке; стоя рядом, она окидывает взглядом пространство и на какое-то мгновение останавливается на мужчине у импровизированной барной стойки. Это был Вадим – его визави н партнер, они повязаны многолетним азартом соперничества в рамках одной строительной компании.

Когда вы сможете осознать, что причина всего происходящего – только вы сами, когда вы найдете в себе силы искренне раскаяться за содеянное и примирите гордыню, вот тогда вы получите прощение внешнего мира, и он начнет меняться вокруг вас.

Очевидно, сегодня аккуратно сохраняемый режим вынужденного симбиоза исчерпал свой ресурс. Время замерло. Словно в замедленной съемке, Андрей видит, как Вадим расплывается в самодовольной улыбке победителя, приподнимает бокал в немом тосте, в его глазах смех и вызов. Она оборачивается к Андрею предательски резко, локоны игриво пружинят у озабоченного лица и замирают в тот момент, когда она отводит глаза в пол. Невербальный двойной удар за пару секунд и нокаут. Жизнь посыпалась, как карточный домик, любимый успешный бизнес оказался погребен под его руинами. Несмотря на свои истошные попытки найти ответ, он так и не понял: зачем? Зачем она ему изменила именно с Вадимом, самым очевидным конкурентом в его жизненном пространстве?

Арамаан медленно вошел, в руках у него был затейливый чайник, из длинного носика которого струился пар. Андрей отвлекся от своих мыслей:

– Снадобье?

– Нет, чай, не откажетесь ведь?

– А покрепче ничего нет? – хотелось заглушить нахлынувшие знакомые мысли.

– Реакция внешнего мира, людей – это отражение вашего внутреннего состояния, ваших мыслей и чувств, – шаман закашлялся, разливая напиток по чашкам, – если вы ожидаете предательства, то именно с ним и будете сталкиваться.

Шаман словно продолжил молчаливый монолог, который Андрей вел сам собой последние несколько минут.

– Зачем? Зачем она это сделала?! Я был к ней открыт, я был искренен, я был готов дать ей все… Если верить вам, то я не должен был получить в ответ предательства!

– Мы же не знаем, что двигало ею, какая у нее история. Тем более к женщине «зачем» в целом слабо применимо. Тут движет иная логика, если это можно назвать логикой. Низачем. Вопреки. К тому же отношения людей – это не продай-купи, случается, что за свои прошлые нечестные истории мы получаем расплату в самый неподходящий момент. Полагаю, в вашей жизни были отношения, в которых вы были нечестны?

– Опять вы за свое… – устало протянул Андрей.

– Вам следует поверить, что не столь важно событие, сколько наше отношение к этому событию…

– Послушайте, я пришел не разговоры философские вести про жизнь амурную, мне нужны гарантии на ваши шаманские манипуляции! Я хочу простую вещь – навести порчу на своих врагов. И она вошла в их круг. Точка, давайте к делу!

– Вы удивитесь, насколько мир настойчив, рационален и логичен в своем отражении и умножении сущностей, – Арамаан говорил тихо и вкрадчиво, – он проецирует на вас именно то, что вы сами производите. Размышляете вы о мести или злоумышляете обман, ждите, что вас самих обманут. Первичной всегда будет ваша мысль, эмоция – дальнейшее не больше, чем реакция мира на вас. Вспомните, как вы обычно обращаетесь с людьми?

– Так, как они того заслуживают, – отрезал Андрей. – Неблагодарные, мелочные, ленивые и требующие постоянного контроля. Но я справедлив и требователен к ним не меньше, чем к себе.

– Почему вы так уверены, что люди ничтожны? Каждый человек – вселенная.

– Отлично. Вы мне поможете расправиться с этими вселенными или нет?

– Нет. Я могу лишь научить вас справляться со своим космосом, – улыбнулся шаман, – но мне нужна ваша готовность к этому и разрешение. Я могу снять некоторые ущербные установки в вашем сознании, могу подсказать, как работать с собой дальше.

– Но вы не можете сделать того, зачем я приехал? – Андрей был одновременно зол и апатичен, его утомили высокие речи о смысле жизни.

Обстановка вокруг вдруг показалась излишне бутафорской – приглушенный свет, высеченные на непонятных языках знаки на стенах, запах сушеного разнотравья. В воздухе повисло напряжение, Андрей привык создавать его вокруг себя и не чувствовал дискомфорта.

– Вот что я вам скажу… – после небольшой паузы шаман спокойным голосом продолжил, – в вашем списке двенадцать фамилий людей, которые по тем или иным причинам кажутся вам достойными возмездия. Полагаю, что список вы тщательно подготовили и уверены в нем, так же как и в том, что за деньги можно получить чувство удовлетворения. Я вас разочарую. Вы ищите причины вовне, не понимаете, что все, что с вами происходит, – результат вашего образа жизни и действий. Вы не способны еще взять за это ответственность, прячетесь за своей обидой и местью. Я не в силах прервать этот порочный круг. Вы по-прежнему будете испытывать неприятие, предательство, насмешки. Я могу предложить вам выход, но совсем не там, где вы его ищете.

Андрей устало вздохнул, заранее предполагая очередную порцию нравственной проповеди. «Бездарно потраченное время, – устало подумал он. – Моралист чертов, ему бы книги писать о спасении душ, шарлатан бездарный!» Он уже хотел открыть рот, чтобы отказаться от продолжения напутствия, но неожиданно жесткий взгляд шамана остановил его.

– Когда вы сможете осознать, что причина всего происходящего – только вы сами, когда вы найдете в себе силы искренне раскаяться за содеянное и примирите гордыню, вот тогда вы получите прощение внешнего мира, и он начнет меняться вокруг вас. А те, кто заслуживают наказания, неминуемо его получат, и без какого-либо вашего участия, потому что избыточное действие всегда будет направлено против хода событий.

Шаман спокойно смотрел в насмехающееся лицо: человек перед ним не был готов меняться. Его тело вскоре напомнит ему о том, что изменения жизненно необходимы.

– Приходите ко мне по весне, когда станет совсем невмоготу. У вас скоро откажет печень, и думать вы будете только о своей боли, не о других людях, и, вероятно, уже о спасении своей души.

– Запугивать меня решил… – все еще ухмыляясь, Андрей встал и направился к выходу. Он вышел не оборачиваясь, излишне аккуратно прикрыв за собой дверь.

На обратном пути он успокаивал себя, что найдет правильного шамана, который за деньги сделает то, о чем его просят. И он наконец отомстит всем, кто посмел его предать!

Весна пришла

Наступила весна, новый цикл, обнуление. Шаман стоял неподалеку от своего уединенного жилища, здесь он никого не принимал. И тем не менее он бы не отказал Андрею, если бы тот показался сейчас на тропе.

Арамаан задумчиво всматривался вдаль, сейчас на вид ему нельзя было дать больше шестидесяти, каждый год он молодел к летнему солнцестоянию и увядал к концу календарного года. При желании он мог мысленно увидеть Андрея, корчащегося от боли на больничной койке, с пересохшими от обезвоживания губами. Печень его предала, как и предрекал шаман. Раскаяние к Андрею не пришло, в промежутках между приступами он продолжал проклинать и ненавидеть всех тех, кто был, по его мнению, повинен в его так рано угасающей жизни…

Андрей умер мучительной смертью, так и не сумев понять, что все проблемы, которые он переживал, лежат внутри него. И единственный, кто был причиной появления этих проблем, – он сам. Жизнь давала ему шанс в виде шамана Арамаана, но Андрей посчитал его шарлатаном, лохотронщиком и не смог преодолеть свое эго, свой страх и заглянуть внутрь себя. Печень Андрея сгнила заживо, не сумев переварить всю гордыню, всю ненависть к внешнему миру, которые Андрей продуцировал с самого раннего детства. Печень не смогла переварить тот объем ненависти, ту душевную боль и страдания, которые он хранил в себе, накапливая из года в год и производя все больше, больше и больше все того же саморазрушительного гнева.

В тот день, когда Андрей умер, никто об этом еще не знал, но все, кто так или иначе были с ним связаны, испытали какое-то неописуемое облегчение. Даже не зная о том, что он долго болел и умер в больнице, все те, кого он держал в памяти, продуцируя гнев, испытали иррациональное, необъяснимое чувство облегчения и радости, потому что то, что держало, связывало их, ушло вместе с его смертью.

Что же убило Андрея?

Каждый раз, когда мы продуцируем ненависть, мы производим избыточную энергию и… формируем привязки. Всех людей, которых мы ненавидим, мы так или иначе с собой связываем. И если они не питают к нам таких же эмоции, если они к нам нейтральны, то мы своим гневом начинаем запитывать их, не получая обратной связи, и постоянно теряем жизненную силу. Таким образом, энергия от нас уходит, а обратно мы никакой подпитки не получаем: этим людям нет до нас дела. А те, кто к нам не нейтральны, тоже направляют нам свой негатив, который резонирует с нашим гневом. То есть мы себя же тратим и отравляем по факту. Получаем обратно свою же черноту, но не находим удовлетворения в виде другой, чистой живой энергии.

Спасите свою печень

Печень, являясь органом детоксикации (очистки) организма, имеет свои резерв и ресурс. В нашем мире все конечно. И если жизнь дает нам какую-то болезнь – это симптом того, что наш путь отклонился от правильного вектора. И задача шамана, лечащего болезнь, давать человеку изменение самого вектора и направлять его на путь, который приведет к избеганию болезней. Причины абсолютно всех болезней человека лежат в его поведении и в его психике.

Печень служит верой и правдой ровно до тех пор, пока мы не начинаем ее насиловать, насиловать избыточным гневом и избыточной гордостью. Когда печень переполняется, она перестает выполнять свои функции очистки, и все токсины начинают поступать в кровь, отравляя весь организм. Вторично от этого страдает и сама печень. Происходит жировой гипотез, цирроз печени, который планомерно переходит в рак печени, и человек умирает медленно и мучительно. И на этой стадии все уже становится необратимым. Желчные пути закрываются, происходит обратный заброс желчи в печень, человек желтеет, корчится от боли, и дни его сочтены.

Для того чтобы избежать таких состояний, всегда надо анализировать все, что ты делаешь, и понимать: что неправильно? Как только ты хочешь обвинить мир в чем-то, что он «делает» против тебя, надо задать вопрос себе: что сделал ты, чтобы получить от мира это? И что можешь поменять?

Печень человека нуждается в отдыхе. Она не может работать на пределе ежедневно в течение многих лет. Для того чтобы печень получила отдых и смогла себя очистить, человеку нужна радость. Каждый раз, когда человека что-то гложет: душевная боль, страдание, гнев, злоба, чувство мести – печень начинает работать на пределе, пытаясь очистить кровь от этих токсичных эмоций.

Единственный путь помощи печени и предотвращения всех болезней – переключить свое угнетенное состояние в состояние радости, увидеть что-то, что затмит эту боль, посмотреть по-другому на внешний мир.

Не просто выйти и дойти до метро или сесть в машину, а выйти и ощутить все краски голубого неба, насколько красивы снежинки, увидеть это абсолютно по-другому, не так, как мы это видим каждый день. Не просто равнодушно посмотреть на снег, а замечать, что каждая снежинка имеет свою форму, оттенок цвета, размеры. Она падает как-то причудливо. Поймать ее, рассмотреть и ощутить бесконечную радость от того, что ты можешь это сделать именно так. Порадовать себя тем, что ты способен видеть не одну грань происходящего, а все грани. Что небо имеет не один голубой цвет, а на нем много оттенков синего, и ты в состоянии это увидеть, потому что ты не слеп. Ты можешь почувствовать радость просто от того, что ты видишь, в то время как другие не могут сделать даже этого. Ты можешь ощутить цвет и холод снежинки, ее форму, ее размер, а многим даже этого не дано. Ты можешь испытать радость от того, что ты идешь, а снег хрустит, и ты слышишь этот хруст! Ты можешь дойти до метро, продуцируя все новые и новые оттенки боли, тревоги, гнева… А можешь идти и наслаждаться радостью просто от того, что снег хрустит. И тогда волей-неволей чувство гнева будет замещено, и оно будет потеряно.

Потому что все негативные эмоции живут ровно до тех пор, пока мы их кормим своей энергией. Изначально они очень слабы, но причиной их долгой жизни в нашем теле является то, что мы сами подкидываем· новые и новые дрова, а то и уголь в едва тлеющий огонек этих эмоций, которые нас же потом и сжигают.

В то время как эмоции радости абсолютно нейтральны, они, заполняя тело целиком, начинают его питать. Тело получает силы на борьбу с болезнями п проблемами. Эмоция радости может вылечить абсолютно все. Именно чувство радости от увиденного, пережитого и ощущаемого направляется телом на нейтрализацию – гашение тех искр гнева, которые еще где-нибудь тлеют. Если мы с вамп не подбрасываем топливо в слабый гневящий огонек, эта эмоция бесследно уходит в никуда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3