Никита Чередников.

Если бы я был чародеем



скачать книгу бесплатно

– Хорошо, тогда я пошёл? – спросил было я, попытавшись свалить, пока есть возможность. Однако было поздно.

Реальность вокруг пошла трещинами. Из-под земли показался каменный круг, в центре которого были мы. Губы Стиффа двигались без звука, а руки совершали странные движения. Наверное, так выглядят магические пассы, описываемые в книгах. А затем трещины расширились, и, на первый взгляд, за ними скрывалась тьма. Но нет, это были чёрные стены, окружавшие нас теперь.

Во многом это всё ещё был перекрёсток. Вот только вокруг царила тьма, разгоняемая лишь четырьмя факелами, расставленными по краям круга, в центре которого мы стояли. Под ногами шелестел песок насыщенного желтого цвета, будто из серы. Собственно, запах подтверждал это – запах дыма и серы.

– Я прям чувствую, что кто-то пропустил вопрос из разряда «хотите ли вы попасть в ад?», – заметил я максимально ядовито. Попытка оглядеться ничего не дала – обсидиановые стены, четыре факела, четыре коридора, песок.

– Извини. Забыл, как эти штуки работают, – сказал Стифф, оглядываясь, как и я. Затем принюхался и уверенно показал во тьму одного из коридоров, – Нам туда.

– В смысле? Ты же хотел сюда попасть? И мы уже на месте, – недоумевал я. – Отправь меня обратно.

– Ты что, не читал Данте? – удивился он. – Это был вход, а не Дверь. Выйти отсюда можно лишь из тронного зала на дне Ада.

– Вообще-то читал. И что, мне потом ещё через Чистилище и Рай возвращаться? – возмутился я.

– Нет, оттуда я тебя верну куда хочешь, – успокоил Стифф.

– Погоди… Ты что, нарочно меня сюда затащил?!!

– Ну да, – признался он, – Видишь ли, Ад тоже страдает без магии. По сути, я не мог вернуться сюда не столько из-за нехватки сил, сколько по причине спячки, в которую этот мир впал. Поэтому я притащил тебя сюда. Чтобы малость оживить здесь всё.

– Но ты же меня выпустишь потом? – спросил я.

– Да, не волнуйся так, ты же здесь гость, – успокоил меня он. И двинулся во мрак одного из коридоров. Ругаясь себе под нос, я поспешил за ним, прихватив один из факелов. В теории, я мог бы вместо этого создать магический огонёк… Но у меня не было такой уверенности в своих силах.

Коридор, казавшийся бесконечным из-за темноты, оказался очень коротким, и заканчивался поворотом. За ним открывался вид на равнину, уходящую в даль. Сказал бы, что ей не было конца и края, но всего в нескольких сотнях метров слева и справа её подпирали горы. А впереди виднелся мрачный город, без сомнения, Дит. Его освещали багровые огни лавы, придавая зловещий вид. Туда мы и держали путь.

– Слушай, так а чем я такой особенный? Почему вокруг меня… Как ты там сказал, витает магия?

– Да. Ты чародей, такие, как вы, излучают магию, фонят ею, словно уран обогащенный. Что делает тебя источником манны небесной для таких, как я.

– Угу, – не смог обрадоваться я открытию. – И что, такие как я, настолько редко появляются, что ты пару сотен лет не был здесь?

– Именно.

Такие, как ты, появляются очень редко, а после охоты за ведьмами вы вообще будто вымерли. Кстати, а что случилось с тобой? Достиг совершеннолетия? К тебе приходили боги? Инопланетяне?

– Можно сказать и так, – сказал я, не уточняя, что именно случилось. – Слушай, но раз есть Ад, значит, и Рай реален? Я могу туда попасть? А то есть пара вопросов Богу.

– Это маловероятно, – сказал Стифф. – Небеса всегда были вне досягаемости, спроси хоть у Икара. Да и Бога там давно уже нет. Иногда мне вообще думается, что всё это было создано усилиями человеческой фантазии, а вовсе не наоборот. Поэтому я и спросил тебя – что сделало тебя чародеем?

Тем временем мы подошли к огромным воротам, что позволило мне не отвечать на вопрос. Они не были закрыты, вокруг не было забора, но над воротами горела такая знакомая надпись, заканчивающаяся на «оставь надежды, всяк сюда входящий.»

– Да я смотрю, тут всё на местах прямо действительно со времён Средневековья. А надпись разве не должна быть на итальянском, или она написана так, что её поймёт «всяк сюда входящий»?

– Именно так. Но ты знаешь, я думаю, что надо обновить надпись, а пока сделаем вот что, – и он прямо из воздуха выхватил небольшую деревянную табличку, которую и воткнул перед входом. На ней была надпись «Ад на реставрации. Могут попадаться многорукие твари и гигантские змеи.»

– А откуда здесь гигантские змеи и что за многоруки? – удивился я.

– Ты что, не слышал про Нидхёгга и гекатонхейров? Безграмотность твоя достойна порицания. Видишь ли, Ад – сложное место. У нас тут есть куски самых разных адских мест. Так что не удивляйся, если встретишь по пути, что-то, не укладывающееся в описание христианского ада.

– Ладно, – всё, на что меня хватило. – Может, пойдём быстрее? Не подумай, я рад экскурсии по аду, но домой тоже охота, а нам, небось, все 9 кругов ада топать?

– Нет, у нас есть ещё служебный круг, там мы храним вилы, – пошутил Стифф и первым рассмеялся. – Быстро не выйдет. Но не волнуйся, мы быстро управимся. В Лимбо делать нечего, во втором лишь впустую воет ветер, в третьем дрыхнет Цербер, и так далее, и так далее…

– А куда все делись-то? Куда делись все мертвецы, обреченные на муки по тем или иным причинам? И откуда ты знаешь, что всё так плохо?

– Потому что там, где мы с тобой появились, должна была стоять бесконечная очередь ждущих переправы через Стикс, по дну которого мы с тобой идём, – объяснил Стифф. Это было странно, потому что хоть мы и шли под уклон, водой здесь и не пахло. Отвечая на моё немое изумление, чёрт сказал:

– Вот-вот. Отсутствие магии. Что же до душ, то они куда-то дальше двинулись. Умерли окончательно или отправились на реинкарнацию, по самому лёгкому пути – это уже не важно.

– Как это вообще возможно? Разве вас не должна поддерживать вера всех тех грешников, надеющихся избежать наказания?

– А ты в церкви давно был? И даже из тех, кто туда ходит, верующих искренне слишком мало, чтобы поддерживать не только Рай, но и Ад. А в первую очередь все ресурсы на них идут, – посетовал он. Я просто мысленно махнул рукой. Попытка всё это понять и принять к сведению давила на мозги. Тем временем, Стифф перешёл от объяснений к планам.

– Ничего, теперь заживём. Старые методы уже не актуальны, а потому мы придумаем новые.

– А что не так со старыми добрыми пытками?

– Для некоторых оставим. Но большинство быстро привыкают и начинают получать удовольствие. А вот психологические муки, издевательство над сознанием…

– Издевательство над сознанием? Это как?

– Увидишь. По мере приближения к последнему кругу всё начнёт преображаться, – сказал Стифф.

– А тебе не нужно это с начальством обсудить? Тебя не распнут вместе с новоприбывшими? Или Стифф – это просто новая кличка, а на самом деле тебя зовут Люцифер?

– Нет, что ты. Будь я самим Сатаной, стал бы я прикидываться мелкой шушерой? – удивился он. – Нет, я Стифф. Просто если нас никто не встречает, значит, я явно получил повышение. Так что пошли, посмотрим мой новый стол.

– Погоди-погоди. Так что, ты прямо сейчас перестраиваешь ад, используя мою… радиацию?

– Ага. И если ты не собираешься рассказывать, где ты так облучился, то я не буду рассказывать, как это работает.

– Ладно, пошли. Я так понимаю, эта пустыня и есть первый круг, в котором отсутствуют праведные нехристиане?

– Ну да. Впрочем, это место долго не будет пустовать. Людей наверху так много, что по несколько штук в секунду умирают. О, видишь – вон и первые посетители! – указал он на горизонт. Там к земле устремились огненные кометы.

– И кто их встретит, если Ад в спячке и на реконструкции?

– Без понятия. Но если что, они и так подождут. Бессмысленное ожидание ведь тоже является пыткой своего рода, – с некоей мрачной торжественностью произнёс Стифф, подняв указательный палец.

Получив ответ на вопрос, я замолчал, и мы пошли дальше. Мимо первого и второго круга, через пересохшее русло Стикса мы устремились туда, где находился девятый круг ада и его Князь и прежний архитектор. По пути нас овевал порывистый ветер второго круга, смешанный с дождём третьего круга. Пока я шёл, постепенно промокая и содрогаясь от этого, меня начало терзать смутное беспокойство. Я бы не стал на него обращать внимание, однако оно росло. Начало казаться, что я что-то забыл, что-то важное, что осталось позади, в мире живых. А может, и кого-то.

– Я вижу ты почувствовал первые отголоски нового Ада, – отметил Стифф. – Видишь ли, в этом кругу должны обитать страстные любовники, чья привязанность друг к другу была выше рамок закона, веры в бога или уз брака. За это они будут вечно переживать чувство разлуки, снова и снова.

– А что, разве к этому нельзя привыкнуть?

– Если это и случится, мы их воссоединим и снова разлучим, – сказал чёрт и ухмыльнулся.

– А почему я не чувствую ничего такого сильного, как ты описываешь. Мне просто чего-то не хватает, будто я забыл свою любимую шапку или ботинки.

– Это потому, что ты одинок. Будь у тебя девушка или жена, этот круг был бы для тебя мучителен. Плюс, перемены только начались. Дай нам только время!

– В любом случае, давай поспешим, – хмуро произнес я. Чувство было гнетущим, незаметно для себя я сгорбился и шёл, глядя под ноги.

– Конечно-конечно, – поспешно согласился Стифф и ускорил шаг. Я припустил за ним, хотя рост чёрта позволял мне успевать, не особо напрягаясь. – Ничего, ещё взбодришься – впереди нас ждут разные развлечения. Геенна огненная, лес самоубийц… Эх, давно ж я не был дома!

– А мне это чем-нибудь грозит? Меня будет пытать до слёз и криков? – осторожно спросил я.

– Я ж сказал, ты здесь по приглашению, – ответил Стифф. – Поэтому, кроме вот таких мелочей, ничего тебя здесь не ждёт. Уж точно не сейчас, пока ты жив.

– М-да, мелочь, – хмуро заметил я. Впрочем, становилось легче. Когда мы полностью вышли из-под действия круга, я остановился и потянулся, сбрасывая с себя напряжение. Отдельно размял шею руками. После чего мы двинулись дальше.

Какое-то время мы огибали вырастающие из земли черные скалы и валуны. Стифф, проходя мимо одного из них, сказал лишь два слова: «Четвёртый круг». Пейзаж постепенно сменялся. Нет, из ниоткуда не выпрыгнули горы и солнце. Впереди показалось огненное зарево. Оказалось, впереди был обрыв над огненным озером. Глядя на него, я не смог сдержать вздоха изумления:

– Вот это вид!

Ощущение было такое, словно смотришь на солнце, или в огромный костёр. Озеро бурлило горящей субстанцией. Наверное, это была лава. Или смола. Рыжее пламя пыталось выесть мои глаза, несмотря на отделявшее меня от него расстояние. Вид захватывал всё внимание. Языки пламени над озером плясали и извивались. Свиваясь и переплетаясь, они плясали, создавая полузнакомые фигуры. В какой-то момент огонь чуть успокоился и принял форму красивейшего дворца – его стены и колонны светились разными оттенками красного и оранжевого, словно рубины и топазы. Моё любование было прервано самым грубым способом – Стифф со всей дури всадил мне ногой в живот. Я отлетел назад и скрутился от боли.

– Ау! Какого чёрта, тьфу ты, ангела? – просипел я. Судя по его выражению лица, ему было не до того. Пока я пытался впустить воздух в лёгкие, он объяснил:

– Извини, Кипр, не хотел тебя прерывать, но ты серьёзно намеревался сделать шаг вперёд, а мы, если не заметил, стоим над обрывом.

Я кое-как поднялся с земли, держась за живот. Обрыв действительно был угрожающе близок, даже теперь. Никакого дворца над лавой уже не было видно, зато жар стал куда заметнее.

– Что это вообще было?

– Огненное озеро для всех тех, кто обманывал. Их кара – испытывать на себе пытку иллюзиями и последствиями следования за ними. Кто ж знал, что ты так податлив.

– То есть здесь обманывают обманувших? Если бы не погружение в лаву в финале, это было бы не так уж и плохо, – заметил я, отвернувшись от огня. Всегда подозревал, что именно я из тех, кто поддаётся гипнозу. – Спасибо, что вовремя вмешался.

– Мне это выгодно, сам понимаешь, – с улыбкой развёл руками Стифф. – Пошли уже дальше, большая часть пути уже проделана. Впереди ещё предстоит пройти лес насильников – там нас ждёт особое наслаждение, вот увидишь!

– А может мы его всё же обогнём? – спросил я. – Как-то мне хватило этой геенны огненной. И почему насильников? Я вроде слышал, он самоубийц.

– Нет, нам никак не миновать его. Ничего, это недалеко, да и сам лес вряд ли не сильно велик, мы его быстро проскочим. И да, там и самоубийцы тоже.

Вдоль обрыва над озером огня мы потихоньку шли к лесу, который находился неподалёку. Озеро изгибалось дугой и упиралось в стены города Дит. Старательно отворачиваясь от озера, я увидел на горизонте фронт огненного дождя, тучи которого были похожи на магму – чёрные с оранжево-рубиновыми просветами. Даже молнии в этих тучах приобретали зловеще-красный оттенок. К счастью, туда нам не нужно было. Вскоре обрыв сошёл на нет, и мы пошли вдоль берега. Меня так и тянуло посмотреть ещё раз на озеро, но это чувство было легко побороть.

Раньше я часто пытался представить себе Ад, но ни в одном из тех представлений он не был таким пустым и безжизненным. Первый и единственный чёрт по дороге к лесу самоубийц спал беспробудно. Возможно, это была его первая и единственная возможность поспать со времён сотворения, а может, это была кома, в которую он впал без магии. Иногда мимо нас проносились бесплотные тени, но они были молчаливы и быстро скрывались из виду. Все вокруг внушало скорее тоску и уныние, нежели парализующий ужас.

Наконец, мы дошли до леса насильников, как его назвал Стифф. Внешне он никак не отличался от обычного, хотя у деревьев не было листвы и росли они странно. Перевитые, спутанные, извращенные подобия привычных городских деревьев, берёз и тополей.

Как и с остальными кругами, почувствовать начало воздействия было невозможно. Лишь когда началась легкая паранойя и слуховые галлюцинации, стало ясно, что происходит. Там и тут мне начал слышаться зловещий скрип деревьев. Внезапно поднявшийся ветер встряхнул ветви, заставив их трещать. Меня аж подбросило от этого звука. Да и откуда в аду ветер? Чем дальше мы продвигались, тем большая паника меня охватывала.

– Началось, да? – спросил я.

– Да, именно здесь будут скоро страдать насильники, азартные игроки, богохульники и, как ни удивлялись бы современные СМИ, геи.

– Сообщество ЛГБТ в шоке. Лесбиянок и трансов тоже сюда запихнут? – задал я ответный вопрос, лишь бы не заорать от накатившего ужаса. Мне казалось, что где-то на границе поля зрения что-то мелькнуло. И ещё раз. И ещё. Ещё. Что-то темное, неразличимое.

Я обернулся, попытавшись поймать это нечто взглядом. Затем ещё раз. Ничего. Тем временем Стифф продолжил экскурсию, отвечая на мой вопрос:

– Трансвеститов – да, если не в этот круг, так к обманщикам. Нечего пытаться выдать себя за другой пол. А вот лесбиянки, увы, их Господь отправил в чистилище, как «заблудших овец». А поскольку оно, скорее всего, в том же состоянии, что и Ад, то сладкие грешницы попадают в рай, – произнес Стифф и закатил глаза. – Жаль. Уж мы бы их наказали, как надо.

– Да, общественность была бы в шоке. А мне как-то плевать, – сказал я, надеясь, что беседа сохранит мой разум от паники. Скрип превращался в неразборчивый шепот, угрожающий и пугающий одновременно. Мельтешения на границе зрения пропали, но было уже поздно – в каждом дереве я начал видеть что-то, а от каждой тени шарахаться. Я не знал, что высматриваю, но разум упорно шептал – «там кто-то есть».

– Ты это, держись, – поддержал меня Стифф. – Нам немного осталось, а ты не из тех, кто принадлежит этому кругу. Не сходи с ума.

Забавно, потому что именно это, на мой взгляд, и происходило. Самое ужасное в моём состоянии было то, что ситуация никак не разрешалась – наоборот, шёпот нарастал, а скрежет деревьев перерос в звуки дьявольской скрипки, раздирающей мне сознание. В корнях следующего дерева показались кости. Над ухом внезапно прокаркала ворона, заставив меня подпрыгнуть на месте. В едва сдерживаемой панике я закричал:

– Аааа, бежим! – и рванул было. Мою попытку прервала железная хватка руки Стиффа. Откуда у негл такая силища?

– Так, стой. Дыши, – сказал он так властно, что поневоле я последовал его словам. – Не суетись. Побежишь – попрощаешься с умом. Мы не покинем лес, если ты будешь в таком состоянии. Будем ходить по кругу до второго пришествия, в буквальном смысле. Сосредоточься – всё, что тебя пугает, всего лишь иллюзия.

Это помогло. Скрип утих, шепот – прекратился. А потом мы вышли на поляну, и на поляне той было особо темно, так что факел, всё это время горевший в руке, показался мне спичкой. На другом конце поляны, прислонившись спиной к дереву, сидел скелет. Никогда не боялся скелетов, даже более того – у меня дома лежала черепушка безымянного немца. Отец как-то привёз из командировки. Так что я подошёл посмотреть на этот экземпляр. Но подойдя, я задел ногой скелет, и череп спрыгнул с шеи и грохнулся о землю, разлетевшись на осколки. Посреди полной тишины этот звук был подобен звону колокола. А затем череп собрался, осколок за осколком, став вновь целым. И снова разлетелся. В этот момент мой мозг решил, что с него хватит, и отключился на какое-то время.

В себя я пришёл за пределами поляны, крича и визжа нечто нечленораздельное в руках у Стиффа, крепко державшего меня обеими руками. Осознав свои действия, первым делом я удивился. Потом заткнулся. Потом вернулся на поляну, и некоторое время смотрел на череп – он продолжал разбиваться и собираться. Развернувшись, я пошёл прочь, сказав чёрту:

– Ни слова.

– Даже не собирался. Знаешь, я привык к такому, каждый…

– Нет, я прошу тишины на следующие пять минут, – взмолился я, пытаясь восстановить свою нервную систему.

Конечно, это была ошибка – через две минуты страх начал потихоньку снова отвоёвывать позиции у разума. К тому же факел так и продолжил светить хуже спички. А темноты я с не то, чтобы боялся, но опасался. В детстве таких проблем не было, и я очень любил игру в прятки. Но однажды мои добрые и опекающие родственники решили, что я должен бояться темноты, и рассказали мне чудные байки о разной нечисти во тьме. Конечно, это были лишь слова, но прятаться в темноте я после этого перестал.

Впрочем, все эти нервы сыграли свою роль – перестав бояться неудачи, я сотворил маленький шар света. Когда понял, что сделал, собрался было удивиться, но передумал.

– Скажи, а почему именно череп? – не выдержал я молчания. Скрипы на фоне вновь появились. – Неужели это универсальный страх? Или другой человек на моём месте увидел бы нечто другое?

– Прав оба раза. Кому-то этот череп попадётся, кому-то нет. Череп сам по себе мученик – он принадлежал одному архинехорошему человеку. Хоть кто-то сохранился из старых друзей, – улыбнулся Стифф, потирая руки. Глядя на его ухмылку, я не мог не посочувствовать несчастному ублюдку.

– Умеют у вас гостей развлекать. Если бы мне не было так страшно, я бы даже посмеялся. Но мне всё равно кажется, что все эти пытки мозгов не особо сложные. Какой смысл пугать убийц и садистов?

– Для начала – тебя никто нарочно мучил – ты гость, – объяснил Стифф. – А во-вторых – ты даже не знаешь, как люди умеют бояться и страдать. Я до сих пор вспоминаю, как мы на протяжении 70 лет пытали человека, просто заставляя его сидеть на электрическом стуле. Ожидание боли, и ты бы знал, как сладок был его страх!

На последнем слове Стифф облизнулся, от чего меня аж передёрнуло. И мы продолжили путь. Страх не отпускал меня, но мне удавалось держать себя в руках, сосредоточившись на дыхании. Вскоре деревья разошлись, выпуская нас к дороге. Вдоль неё тоже росли деревья, но отличие от леса самоубийц было разительным. На них не росла листва, но их заменой выступал огонь. Пламя окутало ветви, но не сжигало чёрные стволы деревьев.

Здесь нам впервые встретился чёрт в сознании. Он стоял во вратах города Дит. Стены из уже опостылевшего чёрного камня возвышались над нами. И вновь – тишина. Чёрт тоже молчал, стоял статуей, пока мы не подошли к нему. И даже после того он лишь задал несколько вопросов Стиффу. «Это он? – Да. -Вы к Нему? – Да. – Потом..? – Конечно.» После чего мы двинулись дальше, а оставшийся безымянным чёрт вновь застыл статуей. Только потом я сообразил, что в отличие от Стиффа этот чёрт был моего роста. Рога у него были длинные и закрученные. И я собрался было спросить у моего проводника, в чём тут дело, но тут мы прошли ворота, и у меня вырвался крик удивления.

– А где город? Что за?..

За стенами не скрывалось… В общем, ничего. Даже под ногами у нас всё ещё была земля и сера, а не мостовая или вообще что угодно. Где-то вдалеке была видна другая сторона стены, кольцом опоясывающая пустое пространство. Однако всё пространство внутри стен было почти пустое. Местами виднелись всё те же пламенеющие деревья. Ещё в некоторых местах поблескивали обсидиановые скалы. Было какое-то движение, но дальше, чем я мог разглядеть.

– Я же сказал – реконструкция, – развёл руками Стифф. – Седьмой и восьмой круг по сути существуют лишь как наказание. Без людей для пыток остаётся… пустыня. Лишь девятый круг как-то отличается. Пошли, нам спускаться в тот провал.

В центре «города» был обрыв. Чёрный провал, по краю которого шла спиралью лестница, по которой мы и начали спускаться в темноту. Температура резко упала, и по коже побежали мурашки. Чтобы отвлечься от них, я продолжил беседу:

– А ты не особо разговорчив был с тем чёртом. Это из-за меня или вы действительно такие угрюмые?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8