Ника Вереск.

В тени украденного света



скачать книгу бесплатно

Стены просторного холла госпиталя и высокие сводчатые потолки состояли из гладких видеопанелей. Чаще всего они оставались белыми, но когда в помещении появлялся посетитель, на них мгновенно возникали различные панорамы. Это могли быть горы с чернеющими у их подножия лесами, бескрайние поля под безоблачным голубым небом или плавно набегающие на берег волны океана. Такие панели и впечатляющие изображения на Титаниуме не были редкостью, но именно здесь, в полном уединении Лоре иногда начинало казаться, что она и в самом деле попала на Землю, – слышала шум прибоя и шелест листвы, чувствовала солнечное тепло, ощущала под ногами теплый песок.

– Лора Мерион?

Девушка услышала свое имя и ее мысли, так быстро достигшие Земли, вновь вернулись к реальности.

– Да.

– Я доктор Борщевский, – представился пожилой седовласый мужчина. – Вы ждете новостей о пациенте номер шестьдесят четыре?

– Да… Шестьдесят четыре? Я думала, палаты пусты…

– Десять часов назад мы подобрали беженцев с Тарии. Шестьдесят два тарийца и один дипломат с Титаниума. Они поправятся. Пережили сильный стресс и небольшое кислородное голодание из-за неисправности систем жизнеобеспечения доставившего их корабля.

– Но что случилось? Почему они бежали?

– Простите, мисс Мерион, я был слишком занят их физиологическим состоянием, чтобы интересоваться деталями произошедшего на Тарии, – устало ответил доктор. – Большая часть врачей сейчас на выездном семинаре, и у нас нехватка персонала.

– Я понимаю, – кивнула Лора. – Могу я чем-то помочь?

Мужчина покачал головой:

– Через пятнадцать минут прибудут специалисты, экстренно отозванные с семинара, и все придет в норму. А что касается пациента номер шестьдесят четыре, мы обезвредили консервант без введения антидота. На изучение химсостава и разработку методики ушло больше трех часов, поэтому мы так долго не могли сказать вам ничего определенного. До проведения манипуляции общее сканирование показывало нарушение питания в некоторых отделах мозга, уточню, именно нарушение, а не прекращение. Так что есть вероятность более семидесяти процентов, что при соответствующем лечении нам удастся восстановить все функции его центральной нервной системы.

– Как много времени уйдет на реабилитацию?

– За такой короткий период трудно оценить динамику, но, несмотря на сверхпродолжительную кому, у него на редкость сильная иммунная система. Повезло, что капсулы были хорошо защищены от радиации. Ах да, еще одно… В крови обнаружены антитела к неизвестному нам вирусу. Я переслал полный отчет Совету. Никакой биологической угрозы для обитателей Титаниума этот человек не представляет. Сейчас мои коллеги приступят к вскрытию второго тела.

– Спасибо, – девушка приложила ладонь к центру груди в знак искренней признательности и благодарности.

– Всегда рад помочь вам, – доктор ответил таким же жестом и улыбкой.

Лора покинула холл и торопливым шагом направилась к телепорту. Теперь ее целью было здание «Единства», где располагался Совет.


Глава вторая


– Лора, ты сегодня рано! – поприветствовал девушку Жан Преко, один из семи членов Совета «Солнечной флотилии».

Та соединила две ладони перед собой и с легким поклоном улыбнулась:

– Как прошла вчерашняя встреча? Мой отчет по лактианцам оказался полезен?

– Хорошо, очень хорошо! И отчет был на высоте! Уверен, мы подпишем с этой расой несколько соглашений и установим на двух спутниках их столичной планеты три мощных телескопа.

– Это просто здорово, – кивнула девушка, присаживаясь за стол напротив советника.

Его круглый кабинет, расположенный в здании «Единства» был погружен в небольшой полумрак, а на стенах беззвучно бушевала гроза, рассекающая молниями небо и заливающая проливным дождем бесконечный луг. – А что случилось на Тарии? Я была в госпитале, там шестьдесят три пострадавших, включая одного нашего дипломата…

– Печальная история, – на лице Жана отразилась искренняя скорбь. – На планете назревает гражданская война. Авторитет и способность управлять планетарной системой нынешнего лидера Тарии стоит под вопросом. У него есть сильный оппонент, враждебный, настроенный на милитаризацию Дохта. Ему везде мерещатся враги, и Титаниум с «Солнечной флотилией» не являются исключением.

– Что же мы будем делать?

– Лора, мы, как и всегда, придерживаемся политики невмешательства. У нас нет права перекраивать по своему усмотрению другие цивилизации. У них свой путь, избранный только ими и никем более. В их мире мы странники, способные оказать помощь в развитии науки и благоустройстве их мира, но когда речь заходит о войне, о принятии чьей-либо стороны и сражении за чужие идеалы, мы устраняемся.

Девушка нахмурилась:

– Но ведь погибнут живые существа, невинные, те, кто вовсе не хотел этой войны!

Жан тяжело вздохнул, провел рукой по уже изрядно поседевшим густым волосам и, встав со своего места, подошел к голографическому интерфейсу в центре кабинета.

– Посмотри сюда, – он жестом предложил Лоре последовать за ним. Изображение отразило обширную звездную карту. – Наши астрономы и центральный компьютер рассчитали новую траекторию движения. Двигатели кораблей усовершенствованы, и теперь нам не придется часто сходить с прямой траектории между жизнепригодными планетами. Наши поиски ускорятся.

Она кивнула.

– В связи со сложившейся на Тарии ситуацией, у Совета есть для тебя одно поручение.

– Какое именно?

– Тебе надлежит отправиться на Мисгран – ближайшую к нам населенную планету, входящую в состав Лактианской империи. Туда же прибудет дипломатический посредник лактианцев, с которым ты обсудишь все условия нашего пребывания на их территории и дальнейшего сотрудничества в рамках мирного соглашения.

– Но я не рассчитывала покидать Титаниум… – нахмурилась Лора.

– Я так и подумал, когда получил отчет о находке с Земли. Но ты больше всех знаешь о лактианцах и неоднократно встречалась с ними прежде.

Девушка кивнула. Ее собеседник был прав.

– Это займет всего пару недель. Насколько я понял, спасенный человек находится в очень тяжелом состоянии, и на его реабилитацию уйдет немало времени. Думаю, ты ничего не пропустишь, если отправишься прямо сейчас. К тому же, я порекомендую Совету доверить тебе этот проект. Уверен, ты готова по возвращении возглавить небольшую группу специалистов, которая детально разберется в том, что же произошло с земным транспортом.

– Спасибо, – Лора кивнула в знак согласия. – Именно об этом я хотела попросить.

Советник улыбнулся, довольный достигнутым соглашением.

– Давай сейчас посмотрим результаты промежуточного отчета.

– Да, конечно, – Лора тряхнула головой, отгоняя грустные мысли о нежданном отъезде. – Доктор сказал мне о неизвестном вирусе…

– Советник Преко, вызов из Лаборатории изучения Вселенной, – сообщил спокойный голос секретаря.

– Спасибо, Келли. Переведите изображение на голографический интерфейс.

– Советник, Лора, добрый день! – Джейн Форест, чей трехмерный образ тут же возник над проектором, сложила руки в приветственном жесте. – У нас готов небольшой отчет по объекту, доставленному на Титаниум десять часов назад.

– Мы как раз читаем отчет медиков.

– Что ж, пожалуй, их отчет наиболее детальный. Отделу программирования потребуется намного больше времени для восстановления данных, чем мы предполагали. Пока что определена точная дата старта корабля с планеты Земля, 13 января 2077 года по земному летоисчислению. Космический корабль, на котором изначально размещалась спасательная капсула, продолжительное время двигался со сверхсветовой скоростью, и траектория его движения незначительно отличается от нашей. Мы можем предполагать, что этот транспорт намеренно двигался следом за «Солнечной флотилией», но по каким-то причинам вышел из гиперпространства, не достигнув своей цели. Причина последующего отделения спасательной капсулы тоже пока не ясна.

– Интересный предварительный анализ… – протянул советник.

– К сожалению, ответом на большинство наших вопросов становятся предположения, а не факты. И основная сложность заключается в том, что в нашем распоряжении нет корабля-носителя этой капсулы.

– Спасибо, мисс Форест. Я бы хотел получить все данные в электронном виде.

– Конечно, мой отчет готов к отправке.

Жан задумчиво потер подбородок и повернулся к Лоре:

– Как состояние нашего гостя?

– Тяжелое. Система, которая все эти годы сохраняла ему жизнь, довольно несовершенна и вызвала нарушение питания головного мозга. Доктор Борщевский меня обнадежил, хотя и не дал точных прогнозов о продолжительности терапии.

– Ясно. Значит, нам остается только ждать. Ты что-то говорила про вирус?

– Да, доктор сказал, что обнаружил в крови этого человека антитела. Можно посмотреть в отчете…

– Конечно, – советник провел рукой по сенсорной панели и на голографическом интерфейсе отразились несколько страниц.

– Похоже, он приобрел этот иммунитет в полете… – девушка внимательно изучала записи.

– Нам заболевание неизвестно. Его не было на Земле до нашего отлета, и мы не сталкивались с ним на других планетах. Конечно, возбудитель мог появиться позже…

– Происхождение вируса пока неизвестно, – добавила Лора.

– У нас по-прежнему слишком мало информации. Мы можем только гадать, была ли инфекция на корабле с самого начала, а может, именно ее появление в полете вызвало отделение спасательных капсул…

Девушка задумчиво покачала головой:

– А может, это была попытка попросить нашей помощи? Может, на людей обрушилась неизвестная эпидемия, которая грозила им полным уничтожением, и это последние выжившие?

Жан удивленно вскинул брови:

– Твои предположения впечатляют своим фатализмом.

– Это вы точно заметили. Сама не понимаю, что со мной происходит…

– Ты просто придаешь очень большое значение произошедшему…

Теперь во взгляде Лоры отразилось недоумение:

– Но как можно поступать иначе?!

– Что ты имеешь ввиду? Как можно не думать так много и не предполагать худшего? – спокойно переспросил советник.

– Дело не в моих предположениях, хотя у меня из головы и в самом деле не выходит наша находка. Просто это ведь касается Земли! Нашего дома! – Девушка поняла, что почти прокричала последние слова.

– Успокойся, пожалуйста, – Жан по-отечески положил руку ей на плечо. – Мы во всем разберемся. В конце концов человек, нуждавшийся в помощи, теперь в безопасности, и здесь есть твоя заслуга, это ведь ты поторопила доктора Блэйка, – он сделал паузу, собеседница кивнула. – И, прошу тебя, прояви немного терпения. Хотя это с детства не было твоей сильной стороной, – улыбнулся мужчина.

Лора присела за письменный стол в своем небольшом рабочем кабинете в здании «Единства» и устало уронила голову на руки. Она только вернулась с Мисграна, проведя почти три недели за нескончаемыми переговорами, и тут же с головой погрузилась в поспешные сборы. На Титаниуме и кораблях «Солнечной флотилии» началась подготовка к старту с орбиты Тарии. Беспорядки на планете набирали обороты. Агрессия со стороны нового лидера не оставляла странникам шанса на примирение. Больше одного тарийского года они провели на орбите этой планеты, активно сотрудничая с прежним правительством, но новая власть не желала продолжения контактов с инопланетянами. Девушка глубоко вздохнула – на ее памяти они впервые столь срочно покидали орбиту населенной планеты. Чаще их корабли сами оставляли освоенные иными расами территории. Ведь обмен опытом, технологиями и ресурсами с другими цивилизациями не длился вечно и жители «Солнечной флотилии» никогда не забывали, что они в гостях. В поисках нового дома они облетали одну планетарную систему за другой, но каждый раз находили разумную жизнь там, где могли бы остаться.

– Эй! Ты чего тоскуешь? – Двери кабинета из матового стекла раздвинулись, и на пороге появился Пол.

– Не тоскую. Просто устала. Новое правительство Тарии отказалось выполнить ряд условий по соглашению…

– И немудрено! Им бы поскорее от нас избавиться!

– В этом я с тобой согласна.

Тихий сигнал – и на УКУ, закрепленном на виске Лоры, загорелся зеленый сигнал вызова.

– Это доктор Борщевский, – пояснила она Полу и ответила на вызов: – Да, доктор, я вас слушаю.

– Мисс Мерион! Приветствую вас! У меня хорошая новость! Наш пациент, теперь уже единственный в госпитале, пришел в себя! Если…

– Я уже иду! – Девушка подскочила со своего места – усталость как рукой сняло.

– Жду вас, – отозвался доктор, и зеленый сигнал погас.

– Что он сказал? – поинтересовался капитан, поскольку коммуникационное устройство преобразовывало получаемое голосовое сообщение в ряд электрических импульсов и передавало их непосредственно на слуховой нерв вызываемого.

– Спасенный человек пришел в себя!

– Я с тобой, – тут же заявил Пол, и они быстро покинули кабинет.

– С тех пор как мы узнали о начале гражданской войны на Тарии, прошло три недели, – заметил молодой человек по пути к ближайшему телепорту. – И все это время ты работаешь с утра до ночи. Тебе нужен отдых.

– Ну да, – Лора не сбавляла торопливого шага, с трудом усмиряя возникшее внутри возбуждение и ловко огибая менее шустрых прохожих.

–Ты, кажется, не слышишь, что я тебе говорю?

Они вошли в стеклянные двери телепорта.

– Что?

– Здравствуйте, сообщите, пожалуйста, пункт назначения, – неизменно вежливо попросила программа локального телепортирования.

– Центральный госпиталь, – быстро ответил Пол, не отводя взгляда от замешкавшейся девушки.

– Спасибо, – отозвался электронный голос и двери сомкнулись.

До Лоры сквозь непрекращающуюся круговерть собственных мыслей наконец-то дошел смысл его слов:

– Я не настолько устала, чтобы нуждаться в срочном отдыхе. Эвакуация проходит небывалыми темпами, и я хочу принимать в ней активное участие.

– Добро пожаловать в Центральный госпиталь! – сообщила программа, и бесшумно отъехавшая в сторону дверь открыла взору посетителей просторный светлый холл.

– А как же эта история с Землей? Она тоже требует твоего внимания и сил, которых ты рискуешь лишиться, если будешь продолжать работать в таком ритме.

Девушка глубоко вздохнула – беспокойство Пола было предсказуемо, ведь подружившись еще в раннем детстве, они всегда заботились друг о друге, как будто были родными братом и сестрой.

– Ладно, давай для начала выясним, как там наш пациент, – примирительно кивнул молодой человек.

Спутники миновали холл, сразу после их появления озарившийся впечатляющим рассветом, и вскоре оказались в кабинете доктора.

– О, вы так быстро! – приветливо улыбнулся тот.

– Спасибо, что сразу сообщили, – благодарно кивнула Лора.

– Итак, должен вас предупредить, что пациент все еще очень слаб. К тому же его память в плачевном состоянии. По моим прогнозам, мы сможем ее восстановить, но процесс не будет быстрым.

– Понятно.

– Он хоть что-то помнит? – уточнил Пол, когда они остановились перед дверью в палату и сквозь стекло увидели неподвижно лежащую на кровати фигуру.

– Помнит свое имя – Дэрек… Я в первую очередь провел биологические тесты, чтобы определить физическое состояние. Психолог уже в пути.

– Мы можем войти? – уточнила Лора, неотрывно наблюдая за пациентом.

– Конечно. Он успешно прошел карантин. Только будьте осторожны с информацией. У него сильный посттравматический стресс.

– Спасибо, доктор.

– После вас, – он вежливо улыбнулся.

Лора медленно вошла в палату и приблизилась к кровати. Свет внутри был приглушен, но это не помешало ей более детально рассмотреть спасенного ими землянина. Все еще бледный он лежал, откинувшись на подушку и закрыв глаза. Худое лицо, резкие черты лица, едва заметное дыхание. Если бы не темные волосы, он бы слился с окружающей его белизной, погруженной в полумрак палаты.

– Он спит? – шепотом спросила девушка.

В ответ на ее слова, обращенные к доктору, пациент пошевелился, и Лора испуганно замолчала.

– Не спит, а слишком слаб. Каждое движение дается ему с большим трудом. Звуки и свет кажутся чересчур резкими. Но он молод, и я не сомневаюсь в том, что его организм справится с этим.

Тихий голос прорезал повисшую в палате тишину:

– Кто вы?

Девушка подошла вплотную к кровати и обернулась к доктору. Тот лишь согласно кивнул в ответ.

– Меня зовут Лора, – тихо произнесла она и, увидев, как молодой человек повернулся на звук ее голоса, осторожно дотронулась до его руки.

– Где я?

– Вы в госпитале. Здесь еще доктор Борщевский и Капитан шаттла Пол Стоунс.

– Шаттла? Я на шаттле?

– Нет, вы на… – она замешкалась, не уверенная, уместно ли говорить об искусственной планете. – Вы на космическом корабле. Что-нибудь помните? Помните, что происходило с вами до этого момента?

Молодой человек поморщился:

– Здесь очень яркий свет.

– Убавить свет на тридцать процентов, – произнес доктор в пространство перед собой, и освещение стало совсем тусклым. – Так лучше?

– Да… немного…

– Я бы предложил вам защитные линзы, – добавил Борщевский.

– Тогда я смогу открыть глаза?

– Во всяком случае, попробуете.

Едва заметный кивок, и доктор осторожно надел на пациента что-то вроде солнечных очков.

– Все плывет…

– Это временное явление, – успокоил его Борщевский.

– Если вам тяжело говорить, мы можем оставить вас на какое-то время…

– Нет! – Молодой человек пошевелил пальцами и коснулся руки девушки. – Не уходите. Тишина оглушает меня хуже звуков.

– Хорошо. Только не волнуйтесь, – успокоила его Лора. – Вас зовут Дэрек?

– Думаю, да. Это первое, что пришло мне на ум, когда меня спросили. Но что за корабль? Как я сюда попал? – Пациент попробовал повернуть голову, сморщился от боли и прекратил попытки пошевелиться.

– Не так давно мы нашли ваш спасательный модуль в открытом космосе. Вы находились в стазисе. Еще нам известно, что ваш корабль летел с планеты Земля.

Миллионы вопросов, одолевавших Лору, прямо-таки рвались наружу, но осознание, что этот человек слишком слаб и скорее всего не знает ответов и на десятую их долю, заставили девушку сдержать эту лавину.

– Я помню Землю… Но все так нечетко. Какие-то отрывки, несвязные картинки…

– Постарайтесь расслабиться, – попросил доктор. – Вы все вспомните, только дайте себе время.

– Еще я помню, что у меня очень мало времени… – тихо добавил Дэрек.

На следующий день на Тарии было объявлено перемирие, что позволило «Солнечной флотилии» снизить темпы подготовки к эвакуации и дать передышку тем людям, что были задействованы в ее организации.


Глава третья


– Стены госпиталя не лучшее место для человека в подобном состоянии, – уверенно заявил доктор Борщевский, когда ранним утром следующего дня Лора оказалась в его кабинете.

– Ему нужны какие-то особенные условия, чтобы поправиться?

– Пациенту нужен социум, – уточнил доктор. – Под влиянием наших методов, его физическое состояние улучшается невероятно быстро. Динамика последних суток просто поражает. Однако восстановление памяти и некоторых функций мозга – более сложный процесс. Медицина играет большую роль, но, на мой взгляд, еще значимее для выздоровления будет интеграция его в среду. К несчастью, у нас нет возможности вернуть пациента к его обычной жизни, что было бы классическим приемом… Но поселить его в апартаменты, показать ему Титаниум, рассказать о жизни «Солнечной флотилии» – в наших силах.

– То, что мы покажем, может его шокировать.

– Это весьма вероятно. Но держать его в неведении будет намного сложнее. Мое мнение – лучше аккуратно сказать ему правду.

– Ясно. Я должна обсудить этот вопрос с Советом.

– Безусловно. Но не думаю, что они будут против.


На самом последнем этаже здания «Единства», под высоким куполом ясно-голубого, чуть подернутого медленно проплывающими облаками неба, находился просторный зал Совета «Солнечной флотилии». Год за годом именно здесь собирались семь советников – людей, принимающих решения от лица всех жителей Титаниума. С одной стороны, они осуществляли взаимодействие между несколькими основными департаментами: «Изучения Вселенной», «Медицинских технологий», «Инженерии и инновационных решений», «Хронологии и образования», а также «Корабельной службой». Те, в свою очередь, включали в себя множество более мелких лабораторий и структур, вместе обеспечивающих все потребности «Солнечной флотилии», возникающие во время путешествия. С другой – эти семеро принимали решения относительно внешней политики с инопланетными расами и их союзами.

– Значит, доктор предлагает адаптировать нашего гостя к жизни на Титаниуме, – спокойно уточнила советник Белла Гростер, когда Лора закончила свой небольшой доклад о результатах работы над новым проектом.

Все семь членов совета сидели на своих местах за большим круглым столом, расположенным в центре светлого, опоясанного колоннами зала.

– Именно. Дэрек успешно прошел карантин и не представляет никакой биологической угрозы, – заметила девушка.

– Ну, а что касается других видов угроз? – спросил Джон Симпс. Его спокойный умудренный опытом взгляд неотрывно следил за девушкой.

– Какую еще угрозу может представлять лишенный памяти и сил безоружный молодой человек, переживший столь длительное и опасное путешествие? – непонимающе помотала головой Лора. – Конечно, пока мы не можем точно знать причин, которые побудили людей с Земли отправить этот корабль. Но и запирать пострадавшего человека в карантине до выяснения этих обстоятельств, мне кажется, не слишком гуманно.

– Согласен, – кивнул Андрей Волхонцев. Самый молодой член Совета, выходец из Департамента Изучения Вселенной, он всегда проявлял огромный интерес к дипломатическим контактам с другими расами, делая акцент на необходимости такого сотрудничества. – Этот человек – гость, наши люди приложили немало усилий, чтобы спасти его жизнь и явно не для того, чтобы потом лишить свободы и сделать «заключенным» Центрального госпиталя. Рано или поздно мы все узнаем или от него или от инженеров, занимающихся анализом данных с бортового компьютера, а до тех пор мне кажется логичным поддержать рекомендации доктора Борщевского.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7