Ника Соболева.

Сердце Арронтара. Две судьбы



скачать книгу бесплатно

– Не против немного прогуляться по закрытой части императорского парка? Ты что скажешь, Эдди?

Мы с моим волчонком были солидарны, ответив:

– Да.


***


Чем глубже мы уходили в парк, тем тревожнее становилось у меня на сердце. Не понимая, в чём причина подобного состояния, я нервно оглядывалась по сторонам, но не замечала решительно ничего необычного.

А в воздухе всё сильнее пахло осенью. И даже листья уже начали немного желтеть. С самого края, и совсем чуть-чуть, но всё же.

Осень в Арронтаре я всегда любила, интересно, полюблю ли здесь?

Впрочем, главное, чтобы рядом были Грэй и Эдди…

– Ронни…

Я обернулась. Задумавшись, я не заметила, как ушла чуть вперёд, и теперь Эдвин и Эллейн остались позади. Они играли в огненный мяч, на поверхности которого герцогиня то и дела выращивала волшебные цветы, отчего ребёнок поминутно радостно взвизгивал.

– Кое-кто хочет с тобой поговорить. Иди по этой дорожке вперёд, а мы подождём тебя здесь.

– Кто? – я удивилась.

– Иди, – Элли улыбнулась. – Сама увидишь. Не бойся, с Эдди всё будет хорошо.

Я кивнула – причин не доверять ей у меня не было – отвернулась и поспешила вперёд, ощущая, как мелкая галька чуть поскрипывает у меня под ногами…

Дорожка привела меня к удивительному месту. Это был пруд. Наверное, искусственный или созданный с помощью магии, потому что таких идеально круглых водоёмов просто не может быть. А он был именно таким – идеально круглым, с выложенными вокруг берега темно-серыми камнями, спокойной водой, отражавшей голубое и безмятежное небо, и россыпью кувшинок на поверхности. Такие кувшинки назывались «путеводной звездой» – днём они были просто белыми и распространяли вокруг себя дивный сладкий аромат, а вот ночью светились, указывая путь заблудившимся. И росли эти цветы только в идеально чистой воде.

На моем любимом озере в Арронтаре «путеводная звезда» тоже всегда появлялась в это время года…

Я медленно подошла к краю пруда и, присев на корточки, погрузила в воду одну руку по самый локоть.

Прохладные иголочки пробежались по коже, пощекотав её…

Звук чьих-то тихих, осторожных шагов заставил меня приподнять голову, оторвавшись от созерцания плавающих на поверхности пруда ало-золотых рыбок. И я тут же застыла, не веря своим глазам… отказываясь верить… не понимая, как такое возможно…

Ко мне с другой стороны водоёма медленно шёл дартхари Нарро.

Я вскочила на ноги, сжимая руки в кулаки, чувствуя, как с одной ладони на траву капает вода. Вокруг стояла такая тишина, что я почти слышала стук капель, ударяющихся о землю.

Это сон?

Хотелось закрыть глаза, развернуться и убежать. Потому что на самом деле я прекрасно осознавала – это не сон!

Ох, Элли… «Кое-кто хочет с тобой поговорить»… Ну зачем ты так со мной?

Я пыталась смотреть на Нарро так, как я это делала во сне – прямо и открыто – но не получалось. И я, поняв всю бесполезность собственных попыток, всё-таки опустила голову и уставилась в землю.

– Здравствуй, Рональда.

Он остановился в шаге, всего в одном шаге от меня… И по всему телу вмиг пробежала дрожь, когда я услышала этот голос.

Услышала по-настоящему, а не во сне.

– Здравствуйте, дартхари.

Молчание.

И впервые в жизни мне почудилось, что я могу пощупать это молчание руками, ощутить его вязкость и тягучесть…

Почему молчала я, я осознавала прекрасно, но вот почему молчал он?..

– Я… очень рада вас видеть.

Он тихо рассмеялся, и я закрыла глаза, чувствуя, что ещё немного, и я просто не выдержу…

– Ты даже не смотришь на меня. Разве это радость?

Я опустила голову ниже.

– Радость… она в сердце… Простите, дартхари, я не могу…

Я дёрнулась, попытавшись уйти, но поняла тщетность своей попытки, как только почувствовала его руку на своем локте… вторая рука мягко прикоснулась к подбородку и заставила меня приподнять голову.

Дартхари улыбался. Нежно и чарующе.

И глаза… какие ласковые…

Но ведь они и раньше были такими… всегда были! Почему мне понадобилось уехать, чтобы это осознать?..

– Ты счастлива здесь, Рональда?

Сердце колотилось в груди, как бешеное. Я вспомнила, как дартхари спросил меня, хочу ли я уехать из Арронтара… Вспомнила, как он отпустил меня, и как я прибежала вечером, чтобы проститься… Вспомнила своё письмо.

Наверное, он прочитал. Простите, но мне так хотелось хотя бы раз назвать вас просто по имени…

Глупая, глупая Рональда.

– Да. Я счастлива здесь, дартхари.

Я сказала правду. Я никогда не могла лгать ему. Кому угодно, только не ему.

В тёплых глазах Нарро вспыхнули и закружились ярко-голубые искорки… Совсем как у меня, только мои – ярко-жёлтые…

– Что ты нашла здесь? Расскажи.

Знакомые пальцы погладили подбородок, прикоснулись к нижней губе… Одно мгновение мне хотелось сделать глупость и лизнуть их. Ох, уймись, волчица!..

– Здесь приняли меня такой, какая я есть, не презирая и не ища оправданий моему уродству. Поддержали и полюбили… и я полюбила их тоже, дартхари. Полюбила, как…

– Семью?

Я вздрогнула, потому что он каким-то удивительным образом сказал то единственное слово, которое я носила глубоко внутри себя, но боялась произносить. Словно опасаясь спугнуть давно родившееся чувство.

– Да, дартхари.

Нарро вздохнул и погладил меня по щеке. Ласково, почти невесомо…

– Я очень рад за тебя, Рональда.

Мне тоже хотелось поднять руки и дотронуться до него. Ощутить ещё раз силу этих плеч, прижаться к груди, услышать биение сердца… Как тогда, во сне. Но я не смела.

– Вы… не снимаете мой амулет?

– Не снимаю, – он улыбнулся. – И не сниму, не волнуйся. Спасибо тебе за него.

Большая тёплая рука скользнула на талию… точнее, на то место, где у обычных девушек находится талия. У меня она тоже была, но в гораздо большем объёме.

Дыхание на миг перехватило.

– Рональда… Я хотел спросить тебя… Ты могла бы вернуться в Арронтар? Как ты думаешь?

Я ужасно удивилась, но Нарро спрашивал серьёзно, без улыбки, и в глазах его было что-то непонятное…

– Зачем, дартхари? Там меня никто не ждёт.

– И всё-таки?

Я покачала головой.

– Нет. Арронтар остался… в прошлом.

Почему его глаза кажутся мне такими горькими? Как тогда, когда я сказала, что хочу уехать…

– А если я попрошу тебя вернуться? – сказал он, и рука на талии чуть сжалась. – Рональда, ты могла бы вернуться… ради меня?

Вот тут я задохнулась по-настоящему.

Я не понимала…

Зачем Вожаку просить об этом?

И даже если он попросит… разве это что-то изменит? Разве это изменит моё прошлое, тысячи брошенных камней, предательство брата, презрение окружающих, отречение… Родителей, которые меня никогда не любили, жестокие слова, сказанные мне в совершенной уверенности в собственной правоте?

Я больше не хотела быть жабой. Никогда. Ни единой секунды…

И Нарро прочёл ответ на свой вопрос в моих глазах до того, как я его озвучила.

– Нет. Я… не могла бы. Нет, дартхари.

Впервые в жизни он опустил голову. Он, не я.

– Дартхари?..

Он вдруг, вздохнув, крепко прижал меня к себе. Как в тот вечер, перед моим отъездом.

И со слезами, вскипающими в глазах, я поняла – прощается.

Нарро прощался со мной.

Теперь уже – навсегда.

Большая рука пробежалась по спине, погладила волосы, задержавшись на затылке.

– Прости меня, Рональда. Прости меня, девочка. Прости за то, что так и не дал тебе того, чего ты всегда заслуживала. Прости за каждую секунду причинённой боли. Во всём этом виноват только я. Я один.

– Нет, нет, что вы…

Он приподнял мою голову, как всегда делал, мягко обхватив подбородок, а потом стёр слёзы с моих щёк и, грустно улыбнувшись, тихо сказал:

– Ты ничего не знаешь, Рональда. Я глупец, слепец и трус. И…

– Нет-нет! – закричала я, обнимая его изо всех сел. – Не говорите так! Вы самый лучший, вы… Если бы не вы, я бы не смогла… Я бы умерла, понимаете? Только вы давали мне силы всегда… Одно ваше присутствие!

Я говорила правду. Тогда, после Ночи Первого Обращения, меня поддерживали только мысли о дартхари.

И Дэйн.

– Не вините себя ни в чём! Я…

Я задохнулась. Почему я не могу сказать?.. Ведь он знает, всегда знал… Но почему я не могу сказать это вслух?..

Мне никогда не хватит смелости, даже если пройдёт пятьдесят лет.

Так я подумала однажды, так подумала и сейчас.

– Спасибо тебе, Рональда. Будь счастлива, – сказал Нарро негромко, и я чуть не умерла, когда он прижался горячими губами к моему виску. Потом к щеке, потом… к уголку рта. Всего на мгновение.

– Буду, обещаю, – почему-то сказала я.

Дартхари кивнул.

Развернулся и… ушёл, не оборачиваясь.

А я упала на траву и, чувствуя, как прорвавшиеся когти на руках впиваются в бёдра и на землю капает тёплая кровь, тихонько, но горько заплакала.


***


Я вернулась к Эллейн и Эдди ещё спустя пятнадцать минут, когда мне удалось унять слёзы и, умывшись прохладной водой из пруда, привести в порядок лицо.

Она что-то рассказывала ему, сидя на лавочке. Я не слышала ни слова, но её тихий и серьёзный голос успокаивал и убаюкивал. Вот и Эдди притих на коленках герцогини, смотря на неё своими блестящими карими глазёнками.

Я выдавила улыбку на губы и подошла ближе.

Эллейн заметила меня первой. Она подняла голову, и я вздрогнула, вдруг поняв: ей было стыдно.

– Мама! – воскликнул Эдди, соскакивая с колен главного дворцового лекаря, и бросился ко мне. – Ты долго! Пошли в замок?

Я погладила своего волчонка по голове и ответила:

– Конечно, пойдём, Эдди.

Но смотрела я в этот момент на виноватую улыбку Эллейн и в её тревожные ярко-зелёные глаза. Герцогиня встала с лавочки, сделала шаг и положила свою руку мне на плечо.

– Да, нам лучше вернуться в замок. К тому же, ты не завтракала, Рональда.

– Тогда вперёд! – закричал Эдвин и побежал по направлению к дворцу. Я только успела крикнуть, чтобы он не убегал слишком далеко, как Элли вдруг убрала свою руку с моего плеча и дотронулась кончиками пальцев до моей ладони.

– Прости, – прошептала она едва слышно.

Я усмехнулась и опустила голову, чтобы скрыть мгновенно повлажневшие глаза.

– Не делай так больше, – попросила я. – Если бы ты сказала, я бы по крайней мере не чувствовала себя преданной.

– Я боялась, что ты не захочешь говорить с ним.

Я рассмеялась и всё-таки подняла голову, чтобы посмотреть Эллейн в глаза.

– Я никогда не смогла бы отказать дартхари Нарро. Никогда…

Она грустно улыбнулась и вздохнула.

– Но ведь сегодня ты ему отказала, Ронни.

Я отвела взгляд.

– Да. Я… а откуда ты знаешь?

Почему-то тот факт, что Эллейн в курсе содержания нашего с дартхари диалога, меня не удивил, но любопытно всё равно было.

– Я просто догадалась, – она пожала плечами. – Это несложно. Пойдём скорее за Эдди, а то он уже далековато убежал.

Через пару минут, когда мы нагнали мальчика, я вдруг заметила в небе серую птицу Эллейн. Она летела к нам со стороны замка, стремительно снижаясь, и, увидев её, герцогиня улыбнулась и прошептала:

– Вовремя, Линн. Как же ты вовремя.

К моему удивлению, спустя пару секунд птица развернулась прямо в воздухе и полетела обратно к замку.

– Ты с ней разговариваешь? – вырвалось у меня. Эллейн лукаво улыбнулась.

– Почему ты так думаешь?

– Она летела сюда, а потом повернула. Наверное, ты что-то сказала ей… мысленно?

Герцогиня кивнула.

– А кто она, эта птица? У меня почему-то не получается её почувствовать. Совсем не получается, и я не понимаю, как такое может быть. Ведь магия Разума…

– На неё не действует никакая магия, в том числе и Разума. Но не вникай в это, Ронни. Может быть, потом я расскажу тебе эту замечательную историю.

Удаляющаяся к замку птица издала какой-то странный звук, напоминающий человеческий смех, и Элли почему-то тоже рассмеялась и кивнула каким-то своим мыслям. А я… я решила ничего не спрашивать. Потому что вспомнила о другом:

– Как учитель Карвим? Он?..

– С ним всё будет в порядке. Не волнуйся. Утром он пришёл в сознание и даже начал ругаться, что из-за этих эльфов ему придётся неделю провести в постели.

– А они чего-нибудь сказали? Кто их нанял?

Улыбка исчезла с лица герцогини.

– Там всё очень плохо, – ответила она негромко, но по моей спине почему-то побежали мурашки. – Мы залезли к ним в голову, чтобы выудить абсолютно все воспоминания, но без толку. Наниматель сделал всё, чтобы скрыть свою личность. Но за заказ было очень щедро заплачено, поэтому они и взялись, не сомневаясь. Да и что там сомневаться – в доме были только Карвим, ты и Эдди. Как глупо с моей стороны!

– С твоей? – я удивилась. – При чём здесь ты?

Эллейн уже открыла рот, чтобы ответить, но вдруг закашлялась, словно боясь проговориться о какой-то тайне, и виновато покосилась на меня.

– В тот день, когда Грэй ушёл из дворца, забрав с собой новорождённого Эдвина, и заявил, что больше не хочет иметь ничего общего с императорской семьёй, его величество попросил меня следить за… безопасностью обоих. Именно поэтому я приставила к Грэю Араилис – так я всегда могла быть в курсе всего, тогда как меня саму он и близко к себе не подпускал, – Элли вздохнула. – Да и до сих пор… Грэй был против того, чтобы я даже просто общалась с его сыном, и очень злился на Араилис, когда она нас познакомила. И вчера я была обязана подумать о возможности нападения… но не подумала.

Я покачала головой.

– Невозможно так жить, всё время думать о возможности нападения…

– Эдигор всю жизнь так живёт, – она рассмеялась, но смех получился каким-то горьким. – И не только он. Все приближённые к императору.

Мы в тот момент уже подходили к замку. Эдди стоял на ступеньках лестницы и что-то увлечённо рассказывал улыбающемуся стражнику, который вмиг прекратил улыбаться, когда парадные двери вдруг отворились и на пороге появились его величество с птицей Элли на плече, Аравейн и Грэй.

Мне захотелось развернуться и убежать. Куда угодно, только бы ни с кем не общаться. Я была просто не в состоянии делать над собой усилие и изображать светскую даму… После разговора с Нарро мне хотелось спрятаться от всех.

– Дедушка! – закричал Эдди, кинулся вперёд и немедленно повис на руках императора.

– Ронни! – Грэй сбежал по лестнице, встал передо мной, положил руки на плечи и заглянул в глаза. – Что-то случилось?

Кажется, у меня задрожали губы.

Я только не понимала – откуда он знает?..

Но ответить не могла – не находила слов. Почему-то когда я разговаривала с одной Эллейн, было легче, чем сейчас, когда вокруг столько людей…

– Грэй! – послышался голос императора. – Я думаю, тебе сейчас стоит пойти вместе с Эдвином к Дориане, она будет рада вас видеть. Оставишь там мальчика и вернёшься в малый рабочий кабинет.

– Но…

– Без «но», – отрезал Эдигор. – Аравейн, Элли, проводите Грэя и Эдвина в покои императрицы.

Я даже не обратила внимания, что его величество не назвал моего имени, пока вдруг не прозвучало:

– Рональда, подойди.

Я вздрогнула и подняла голову, внезапно осознав, что рядом действительно никого не осталось – все поспешили исполнить указание императора. Даже Грэй ушёл, забрав с собой и Эдди.

И, как ни странно, я почувствовала облегчение. Если бы ещё Эдигор соблаговолил отпустить меня на все четыре стороны… Но он не соблаговолил – стоял на верхней ступеньке и ждал, пока я подойду.

Я вздохнула и подчинилась.

Император сегодня был во всём чёрном – чёрная рубашка, брюки, ботинки… И походил на мрачную предгрозовую тучу. Но этот его облик не вязался с ласковой улыбкой, которой он наградил меня, когда я подошла вплотную.

– Ты ведь не завтракала?

Я покачала головой.

– Пойдём.

Эдигор взял меня под руку, развернулся и повёл за собой во дворец. Я бы хотела сказать: «Не нужно, оставьте меня» – но не могла. Сил сопротивляться не было.

Император шёл быстро, не выпуская моего локтя из своей железной хватки. Один этаж, второй, третий… Рядом мелькали разноцветные ковры, красивые вазы, каменные полы и стены, изысканные картины, свежие цветы повсюду… Я ни на чём не могла сосредоточиться, кроме собственного дыхания. А ещё моргала почаще, чтобы не разреветься.

Неприметная деревянная дверь привела нас на неширокую винтовую лестницу, по которой мы поднимались всё выше, и выше, и выше… Пока наконец не очутились возле ещё одного дверного проёма, за которым оказался проход на крышу дворца.

Я задрожала от восторга, делая вперёд шаг за шагом, чувствуя, как Эдигор отпускает мой локоть, позволяя отойти от него подальше.

Здесь было удивительно. Вокруг раскинулся лес – эта башня находилась на такой высоте, что город можно было увидеть, только если подойти к самому краю крыши, а пока стоишь так, как я, впереди лишь лес… и небо. Синее, с белыми разводами облаков. И воздух, какой воздух!

Слёзы всё-таки брызнули из глаз, потому что на одно мгновение мне показалось, что я вновь в Арронтаре. Только там я чувствовала себя такой свободной, только там я могла дышать полной грудью… несмотря на то, что была несчастна и одинока.

Но эти слёзы принесли мне облегчение.

– Я приходил сюда с самого детства, в те дни, когда был чем-то расстроен или просто не хотел никого видеть, – донёсся до меня тихий голос императора. – Здесь хорошо в любую погоду, даже в дождь. Это место всегда меня успокаивало.

Я вспомнила наше с Дэйном озеро… Да, наверное, у всех есть подобные места, где можно отрешиться от мира и просто посидеть в тишине.

– Возьми, – Эдигор встал сзади, совсем рядом, и протянул мне спелый ямол на открытой ладони. Я взяла плод, не колеблясь ни секунды.

Он был тёплым и таким аппетитным, что я тут же откусила кусочек, чувствуя, как по подбородку и пальцам побежал ароматный сок.

Пока я ела, император молчал. И лишь тогда, когда я разделалась с фруктом и застыла, не зная, куда деть косточку, забрал её у меня и тихо сказал:

– Понимаю, это не полноценный завтрак, но лучше, чем ничего. Если хочешь, мы спустимся и…

– Нет, – поспешила ответить я, – мне тут очень хорошо. Вы можете оставить меня, а сами возвращайтесь к делам.

– Если не возражаешь, я пока побуду с тобой.

Хлопанье крыльев. Птица Эллейн покинула наконец плечо Эдигора и полетела куда-то вниз. Наверное, ей наскучил наш разговор.

– Разве я могу возражать? Это ведь ваше место.

Император сделал ещё один шаг, я уже почти чувствовала спиной его грудь, и произнёс:

– Если тебе здесь нравится, это место станет и твоим тоже.

Лёгкое прикосновение к плечам… И несмотря на то, что никто и никогда не прикасался ко мне так, я вдруг поняла, что, наверное, калихари бы непременно делал это, если бы я не родилась жабой.

Я не знала, что такое родительская ласка, но почему-то распознала её совершенно безошибочно, когда император вдруг положил свои руки мне на плечи.

– Он обнимал тебя, Рональда? Хоть раз в жизни?

Я сразу поняла, о ком спрашивает Эдигор.

– Нет.

Вздох.

А потом я впервые в жизни оказалась в крепких отцовских объятиях. Обернулась, спрятала лицо у него на груди, как много раз хотела сделать в детстве, сжала в кулаки ткань рубашки и закрыла глаза.

Крошечная слезинка выкатилась из уголка глаза и упала на одежду его величества.

– Я не думала, что вы такой… – прошептала я, уткнувшись носом в грудь Эдигора. – Когда я представляла себе императора, то всегда думала о ком-то важном и чванливом, уверенном в собственном превосходстве… А вы такой… замечательный.

Он негромко рассмеялся.

– Спасибо, Рональда.

– Зачем вы это делаете? – я подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза. – Почему вы так относитесь ко мне?

Когда Эдигор отвечал на мой вопрос, глаза его были серьёзными.

– Потому что я очень хорошо знаю, что это такое – жить без родительской любви. Рональда… конечно, я не смогу заменить тебе отца в полном смысле этого слова, ведь ты уже взрослая девушка, но если тебе будет нужна моя помощь и поддержка – приходи не колеблясь.

Как странно. Я, жаба-Рональда, стою на крыше рядом с императором, и он предлагает мне свою поддержку. Он готов принять меня такой, какая я есть, в отличие от…

Ох, калихари… Отец… Мама, Сильви, Джерард… Почему же вы не смогли этого сделать?

– Приду, – прошептала я, вновь утыкаясь носом в рубашку Эдигора и закрывая глаза.

– Расскажи мне всё, – сказал он тихо, гладя меня по волосам. – Если хочешь. С самого начала.

И я рассказала. Впервые в жизни. Абсолютно всё.

Про родителей и брата, про любовь к Нарро, про встречу с Грэем… Даже про Дэйна.

Я не знаю, сколько мы пробыли там, на крыше императорского дворца. Устав стоять, Эдигор сел и пристроил меня рядом с собой, а я, по-прежнему прижимаясь к его груди, всё говорила, говорила, говорила…

Сам император почти всё время молчал, просто слушал. Но мне иного и не было нужно… Главное – он держал меня за руку.

А когда я закончила, обнял и дал выплакаться.


***


– Ты очень сильная, Рональда.

– Нет-нет… Видите, как я плачу? Разве так бывает с сильными?

– Всё бывает. А ты просто не веришь в собственную силу. Именно поэтому ты так долго не могла превратиться в волчицу – не верила в себя.

– Потому что меня не любили.

– Возможно. А может, ты просто не замечала. В любом случае, я говорю о твоей любви к самой себе. Ты презирала саму себя, хотя на самом деле ничто не мешало тебе себя полюбить.

– Полюбить?.. Такую страшную, толстую жабу?..

Он прижал палец к моим губам и покачал головой.

– Это неважно. Какая бы ты ни была, ты – это ты. И пока ты не научишься любить себя, счастливой не станешь.

– Но в Арронтаре…

– Теперь ты не в Арронтаре. И на самом деле от него не слишком много зависит. Всё зависит только от тебя самой, Рональда. Просто поверь.

Я рассмеялась.

– Просто?..

– Да. На самом деле это действительно просто. Ведь вера не требует никаких доказательств. Либо ты веришь, либо нет – вот и всё.

Ветер пошевелил мои волосы, прошептал что-то на ухо… Но что, я не смогла расслышать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9