Ника Соболева.

Сердце Арронтара. Две судьбы



скачать книгу бесплатно

– Будь осторожна, Ари, – и сказал он это, глядя по-прежнему на меня. Пристально, изучающе… но почему-то без прежней ненависти.

– Буду. Не переживай. Пошли, волчица. А волчонок, что, спит?

Я улыбнулась и посмотрела на Эдди.

– Спит…


***


Лианор уже был во власти ночи, когда мы с Араилис и Эдвином возвращались домой. Мальчик дремал, уткнувшись тёплым носом мне в шею, а мы… мы почти не разговаривали.

В окно кареты дул прохладный ветерок, он пах приближающейся осенью, и я наслаждалась этим запахом, прикрыв глаза. Я всё ещё не могла прочувствовать и осознать до конца, что теперь действительно могу называться оборотнем.

Радовало это меня или огорчало? Не знаю. Ничего не знаю…

– Ронни… – тихий голос Араилис ворвался в мои ленивые мысли. Я отвернулась от окна и посмотрела на девушку. – Когда мы приедем… идите с Эдди сразу наверх, я всё расскажу Грэю сама.

Грэй… Он ведь мог потерять сегодня сына.

Как хорошо, что этого не случилось.

Я кивнула и вновь отвернулась к окну, но Ари не собиралась пока прекращать разговор.

– Ты не сердишься на меня?

– Сержусь?.. – то ли вопрос, то ли утверждение… я сама не поняла.

Белые волосы Араилис сейчас казались мне продолжением лунного света. Красиво. Я в шестнадцать лет была совсем другой… впрочем, я и сейчас не слишком отличаюсь от себя прежней. Нос и волосы только стали иными.

– Да. Ты не сердишься? И не обижаешься? Ронни, пожалуйста, скажи.

Я улыбнулась.

– Кто из нас прорицательница, Ари? Ты же сама должна знать, сержусь я или нет.

– Я знаю не всё… И не всегда… Ронни, ну пожалуйста!..

Мне очень хотелось протянуть руку и прикоснуться к ней, чтобы утешить и поддержать. Араилис было очень трудно. Наверное, труднее, чем всем остальным, ведь она знала всё-таки немного больше других. Знала, но не говорила.

Но я не могла толком пошевелиться – боялась потревожить Эдвина.

– Я не сержусь и не обижаюсь, Ари. Честное слово.

Она так обрадовалась, будто я сказала что-то совершенно замечательное. А потом вдруг подалась вперёд и сжала мою руку.

В ту секунду глаза Араилис, вобравшие в себя лунный свет, казались мне не голубыми, а серебряными.

– Я хочу, чтобы ты знала, – произнесла она мягко. – Я уже давно никому и ничего не говорила, но тебе я хочу сказать. С Эдди в любом случае всё будет в порядке. Ты понимаешь? В любом случае.

У меня перехватило дыхание, а сердце на миг будто остановилось. А потом забилось вновь – с удвоенной силой, когда я осознала, что именно поведала мне Араилис.

В любом случае… Это значит, что Эдвин останется жив во всех вариантах развития будущего! О Дарида, спасибо!

Я хотела выразить Ари свою благодарность, но никак не могла найти правильных слов, и просто хлопала ртом и глазами. Но она, кажется, и так всё поняла, потому что тихо рассмеялась и сказала:

– Только не говори об этом больше никому, как бы ни хотелось.

И береги… своего волчонка.

Я кивнула и, закрыв глаза, прижалась щекой к тёплому лбу Эдди.


***


Как странно – я не прожила здесь и месяца, а уже в мыслях называю мастерскую Дарта и Тора домом.

Именно об этом я думала, когда карета остановилась возле деревянного здания, и я в сопровождении Араилис вынесла Эдди наружу. Вокруг нас замерцал воздух – это Ари прощупывала пространство на предмет незваных гостей. Но их не было, и мы спокойно вошли в дом.

– Ронни? Ари? Что случилось, вы должны были прийти уже давно… И где Дрейк? – раздался прямо передо мной вдруг голос Грэя. – И почему на тебе его плащ?..

Я никак не могла сосредоточить на мужчине взгляд. Черты отца Эдди расплывались, размывались, словно отражение на водной глади.

– Я объясню тебе всё сама, Грэй. Ронни, иди наверх!

– Но…

– Оставь её, потом поговорите.

Эдвин забормотал что-то во сне, и я, кивнув, поспешила на второй этаж. Действительно – потом поговорим…

Быстро уложив мальчика, я направилась в свою комнату, на пороге которой меня встретил громким лаем взволнованный Элфи. Я села рядом с хати прямо на пол и обняла его лохматую шею.

– Привет, дружок.

Он обнюхивал меня, и я почти физически чувствовала удивление Элфи.

– Да, всё верно. Сегодня я впервые превратилась в волчицу.

– Р-гав, – ответил хати.

– Почему так получилось?.. Я очень сильно испугалась за Эдди. Очень сильно. И… вот.

Взгляд умных голубых глаз напомнил мне о Дэйне, и я, встав с пола, направилась к кровати, на ходу сбрасывая плащ Дрейка.

Постель была такой холодной, что я поёжилась и непроизвольно поджала пальцы ног, укрываясь одеялом с головой и по своему обыкновению сворачиваясь калачиком. И вспомнила дартхари. Интересно, он был бы рад, если бы узнал, что я всё-таки стала оборотнем?..

Я думала, что усну очень быстро, но этого не случилось. Потому что в тот момент, когда моя голова коснулась подушки, я вдруг осознала невероятный факт…

Они приходили за мной.


***


«Где девчонка?».

Именно так сказал один из эльфов, когда Карвим открыл дверь. Значит, им была нужна именно я. Ни Эдди, ни учитель – я.

Почему? Кому я помешала? Зачем я была нужна этим эльфам? Или тому, кто их послал.

Я сжала кулаки. Теперь я не боялась. Как сказала Араилис, с Эдди в любом случае всё будет в порядке – а с остальным я разберусь.

Но всё-таки… как я умудрилась расшвырять их так быстро и просто? Они ведь тоже маги, а я победила их, будто они были обычными людьми. Я закусила губу, вспоминая…

И вспомнила, но не сразу, что в тот момент, когда я обратилась в волчицу, из меня вырвалась магия Разума, сковав моих противников по рукам и ногам – так, как я и хотела сделать в самом начале, но не смогла. Почему-то обращение помогло мне сосредоточиться…


***


…В этот раз сон пришёл внезапно, будто кто-то ударил сзади чем-то тяжёлым по голове, вызвав не сон, но обморок.

Я сразу же узнала место, в котором оказалась – Великая Поляна. И вздрогнула от ужаса, осознав, что попала не просто на Поляну – я вернулась в прошлое, очутившись здесь в ту ночь, когда должно было свершиться моё первое обращение. Всё было точно так же, как тогда – я шла в центр Поляны, чувствуя, как подкашиваются и дрожат ноги (да и руки тоже), как темнеет в глазах.

В горле пересохло. Я попыталась сглотнуть, но не смогла.

Холодными и немеющими пальцами я принялась раздеваться, постепенно скидывая на землю одежду, чуть не плача, потому что они смеялись – по-прежнему смеялись, как и тогда…

Что же это такое?! Прошло почти десять лет! Очнись, Рональда, та ночь давно ушла, растворилась в небытие, исчезла!..

Смех. Ехидный, злой, презрительный и беспощадный. И так хочется втянуть живот и прикрыться руками… но я не смела.

– ТИХО!

Этот голос… он пронзил меня насквозь, как молния пронзает небо во время грозы. И я обернулась – как в ту ночь, сразу же обернулась, потому что больше жизни хотела увидеть обладателя этого голоса.

Дартхари смотрел на меня, а я смотрела на него, вновь переживая то удивительное чувство, когда впервые увидела его. Только теперь у меня почему-то сильнее сдавило грудь, в глазах защипало, а сердце забилось так, словно хотело выпрыгнуть из горла.

– Продолжай. Обряд ещё не закончен.

Да, именно так дартхари сказал тогда. И после его слов я вдруг осознала по-настоящему – это сон. Сон, в котором не имеет значения, что я сейчас сделаю – потому что на самом деле всё это происходит лишь в моей голове.

И я просто пошла вперёд. Не обращая внимания на собственную наготу, не слыша удивлённых вздохов и возмущённых шепотков, ничего не слыша… Я смотрела на дартхари Нарро.

Смотрела так, как никогда не смела смотреть – прямо и открыто.

В его присутствии мне всегда хотелось опустить глаза, но только не сейчас. Я шла вперёд, не отрывая взгляда от Вожака, и остановилась лишь тогда, когда подошла к нему так близко, что вполне могла бы дотронуться.

– Сегодня я впервые обратилась, – сказала я тихо.

Лёгкая улыбка появилась на губах дартхари.

– Я знаю.

– Знаете? Откуда?

– Просто знаю. Чувствую.

И тогда я сделала то, что всегда хотела сделать – шагнув вперёд, я подошла к Нарро вплотную и положила обе ладони ему на грудь, вмиг ощутив биение его сильного сердца.

– Это сон, – прошептала я, обвивая руками его шею. – Просто сон, в котором я могу делать всё, что захочу…

– Я и не спорю, – ласковая улыбка, а потом… а потом я ощутила его ладони на своей талии и спине… обнажённой спине.

Пальцы пробежались вдоль позвоночника и остановились где-то в районе лопаток.

– Какой хороший сон, – рассмеялась я, прижимаясь щекой к груди дартхари. – Даже слишком хороший.

– Почему «слишком»? – голос Нарро вибрировал, словно от сдерживаемого смеха.

Я подняла голову и призналась:

– Потому что я ложилась спать с мыслью о том, как было бы замечательно сказать вам, что я всё-таки стала волчицей. Видимо, поэтому вы мне приснились. А ещё… а ещё я так рада вас видеть. И сейчас я гораздо счастливее, чем наяву.

Я не поверила своим ушам, когда Нарро вдруг наклонился и, целуя меня, прошептал:

– Я тоже, Рональда. Я тоже.

Мир вокруг закружился – быстрее-быстрее-быстрее… А наш поцелуй, наоборот, стал медленным и нежным. И неважно, что на самом деле этого поцелуя не было, никогда не было, он мне просто приснился…

А потом всё исчезло – Великая Поляна, оборотни, дартхари. И я погрузилась в сон без сновидений, в котором меня почему-то будто обнимали чьи-то сильные и крепкие руки.


***


Утро разбудило меня запахом потрясающе вкусного завтрака.

Я ещё какое-то время лежала в постели и глупо улыбалась, ощущая на подушке запах коры ирвиса и осенних листьев. Вспоминала свой сон и лениво жмурилась. Но потом всё-таки встала, оделась и… заглянула в зеркало.

Нет, я сделала это просто для того, чтобы причесаться. Но я никак не ожидала, что застыну немым изваянием перед собственным отражением.

Каждый раз, когда с моим внутренним волком что-либо случилось, я менялась. В этот раз глупо было не ждать изменений, но я действительно совсем их не ждала. И сейчас, резко выдохнув, подняла руку, прикасаясь пальцами к губам.

Куда делся мой большой жабий рот? Нет, он по-прежнему был большим, но теперь не казался огромным. Просто губы. Большеватые, но вовсе не безобразные.

Это преображение изменило моё лицо, сделав его… почти привлекательным. Но если бы это было единственным изменением!

Я приблизилась к зеркалу почти вплотную, разглядывая собственные глаза. Они остались нежно-голубыми, как небо в ясный день, но если присмотреться, можно было заметить крошечные ярко-жёлтые искорки, вспыхивавшие на свету вокруг зрачка. И это было действительно очень красиво. Я никогда не видела ничего подобного.

Я повернула голову вправо, любуясь, как искорки, словно снежинки во время снегопада, кружатся в моих глазах. Затем влево – они вспыхнули совершенно иначе, но не менее красиво.

Интересно, почему мои глаза не стали жёлтыми, как у остальных оборотней после первого обращения? Ответ на этот вопрос я не знала, но радовалась, что всё осталось почти как прежде. Я любила свои глаза. Они напоминали мне о Дэйне.

Дэйн… Я вздохнула. Как жаль, что друг так и не пришёл ночью в мой сон. Но ничего, сегодня я непременно расскажу ему о случившемся, и всё будет хорошо.

В дверь тихо и осторожно постучали.

– Ронни?..

Я отпрыгнула от зеркала и ответила почти сразу, не думая:

– Да, Грэй!

Видимо, он решил, что я одета, потому что моментально вошёл, закрыл за собой дверь и только потом посмотрел на меня. Лицо мужчины окаменело.

Я почувствовала, что мои щёки начинают гореть, будто я целый час стояла на открытом солнце.

– Прости, – пробормотала я, непроизвольно поджимая пальцы босых ног. – Я совсем забыла, что не одета… Отвернись, пожалуйста.

Несколько секунд Грэй продолжал стоять, как приклеенный, но потом всё-таки отвернулся. Только тогда я смогла выдохнуть, чувствуя, как краска сползает с щёк.

Ерунда, ночнушка почти до пола, из плотной ткани… Почему же я так смутилась?.. Тем более, что подобная ситуация однажды уже была…

Я решительно подошла к шкафу, распахнула створки, скинула ночнушку и принялась одеваться. Простое серенькое платье на сегодня вполне пойдёт.

Пару минут, пока я натягивала на себя одежду, Грэй молча стоял, и я каким-то шестым чувством ощущала его напряжение. Неужели я настолько плохо выгляжу?..

– Всё, можешь оборачиваться, – я наконец застегнула все пуговицы на платье и вновь шагнула к зеркалу – волосы продолжали струиться по плечам и спине пушистой золотой волной, их следовало хорошенько расчесать.

Я взяла в руки расчёску и прежде, чем начать расчёсывание, метнула быстрый взгляд на Грэя.

Наверное, я зря это сделала, потому что выражение его лица меня изрядно напугало. Напугало так, что расчёска выпала из рук и с оглушительным стуком повалилась на пол.

– Что случилось? – я резко развернулась… и удивительным образом оказалась стоящей почти вплотную к Грэю. Видимо, когда я оборачивалась, он сделал несколько шагов вперёд.

– Ничего. Теперь уже ничего.

Подняв руку, мужчина легко дотронулся до моих волос.

– Спасибо, Ронни.

– За что? – почему-то от этого прикосновения перехватило дыхание.

– За Эдвина. Если бы не ты… – тёплые пальцы переместились с волос на щёку, от чего мне резко захотелось закрыть глаза и заурчать. – Спасибо.

То выражение лица Грэя, которое так испугало меня, теперь постепенно исчезало, сменяясь такой удивительной нежностью, что хотелось… хотелось…

И я сделала то, чего мне так хотелось – подняв руки, обняла его крепко-крепко, прижалась, и почувствовала, как он легко касается губами моих распущенных волос… почему-то улыбаясь.

– Тебе не за что меня благодарить. Я очень люблю Эдди.

Как же уютно… Так не хочется, чтобы Грэй разжимал руки. Сейчас его ладони лежали на моей спине, и казалось, что пока я так стою, не может случиться ничего плохого. В детстве Джерард, когда хотел спрятаться, говорил: «Я в домике». Вот и я в объятиях Грэя чувствовала себя… в домике.

– Пожалуйста, пойдём сегодня со мной в императорский дворец, – прошептал мужчина, запуская пальцы одной руки мне в волосы в районе затылка, чтобы затем медленно провести по всей их длине, заставляя закрыть глаза и тихо выдохнуть от удовольствия. – Прошу тебя, Ронни. Я очень боюсь оставлять теперь вас с Эдди вдали от себя.

– Знаешь, я бы сейчас согласилась на всё, что угодно, – прошептала я, поднимая голову и встречаясь с Грэем взглядом. – Абсолютно на всё. Поэтому – да.

Он улыбнулся и спросил:

– Почему?

Я ответила абсолютно серьёзно:

– Потому что об этом просишь ты, Грэй. Я сделаю всё ради тебя. И ради Эдди.

Странное тепло разливалось в груди, будто я прижимала к ней чашку с горячим чаем. А Грэй… он тоже смотрел на меня очень серьёзно, и в его глазах я видела своё отражение.

Впервые в жизни это отражение показалось мне удивительно прекрасным.

А потом он посмотрел на мои губы. И я почему-то замерла. Почему, я не понимала, путаясь в собственных ощущениях, но непроизвольно подняла голову выше, чтобы ему было удобнее…

Губы Грэя почти касались моих, когда с первого этажа раздался оглушительный грохот и чей-то вопль:

– Ари!!!

Мы непроизвольно отпрянули друг от друга, я схватилась за бешено скачущее сердце, тяжело дыша… да и Грэй выглядел не лучше.

Несколько секунд мы молчали, прислушиваясь к крикам с первого этажа, а потом я предложила:

– Пошли вниз?

Он кивнул и, развернувшись, первым вышел из моей комнаты.


***


Вообще-то Ари не сделала ничего необычного, просто расколотила горшок с кашей. Но Гал этим фактом был очень недоволен – ведь получалось, что теперь нам с Грэем нечем позавтракать. Все остальные, даже Эдди, уже поели.

– Да их во дворце покормят, – огрызалась девушка в ответ на упрёки тролля. – Там сразу притащат к столу любимое блюдо его высочества, ты же знаешь…

– А какое у его высочества любимое блюдо? – спросила я ещё с верхних ступенек лестницы, широко улыбаясь: раскрасневшиеся в пылу ссоры Араилис с Бугалоном выглядели действительно очень забавно.

Кажется, я спросила что-то не то, потому что Гал резко побледнел, и даже Ари смутилась.

Ответил Грэй.

– Яичница с гренками. Принц Интамар на завтрак больше всего любит яичницу с гренками.

– Фи, как неромантично, – я рассмеялась. – Он же принц! И тут вдруг – яичница с гренками!

Мужчина улыбнулся, но как-то натянуто.

– Принцы тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо, – буркнул он, а потом обратился к Галу: – Где Эдвин?

– В мастерской вместе с Элфи.

С лица Грэя сразу схлынули все краски.

– Я же просил следить за ним, Ари!! – зарычал он так громко, что я пошатнулась и чуть не упала с лестницы. Араилис же только чуть поморщилась.

– Да не волнуйся ты. Там… ну, в общем, в мастерской мама.

На щеках Грэя появились два красных пятна.

– Эллейн? Что она здесь делает?

– Собирается сама проводить тебя, Ронни и Эдвина во дворец, – Араилис нахмурилась. – И если ты против, говори ей об этом сам! Я не собираюсь лезть под горячую руку.

Только я собиралась спросить, отчего рука у Элли сегодня горячая, как дверь, ведущая в мастерскую Дарта и Тора, распахнулась, и на пороге появились Эдди и сама Эллейн.

– Доброе утро, – сказала она доброжелательно и вполне спокойно, но отчего-то вдоль моего позвоночника сразу же побежали мурашки.

– Доброе! – радостно закричал Эдди, побежал вперёд и вмиг оказался рядом со мной. Я подхватила мальчика на руки и прошептала ему на ушко:

– Доброе, мой волчонок. Помни о своём обещании не называть меня мамой при папе.

Эдвин серьёзно кивнул и чмокнул меня в щёку.

– Мы можем добраться и сами, герцогиня, – услышала я вдруг напряжённый голос Грэя. – Совершенно не обязательно нас провожать.

Я опустила Эдди на пол и посмотрела на Эллейн. Она спокойно улыбалась, глядя на мужчину, вот только глаза её светились жутковатым зелёным светом.

– Я прошу позволить мне проводить вас… герцог, – Элли улыбнулась чуть шире, склонила голову и слегка присела в почтительном поклоне.

Лицо Грэя в тот миг исказилось от ярости и бешенства.

– Да как ты смеешь… – он сжал кулаки, быстро посмотрел на удивлённо-испуганного Эдвина и усилием воли заставил себя улыбнуться. – Хорошо. Провожай. Пойдёмте, Ронни, Эдди.

Ботинки Грэя зло скрипели, когда он выходил из дома на улицу. Я взяла ладошку его сына в свою руку и поспешила следом.


***


В карете, что доставляла нас в императорский дворец, несколько минут висело напряжённое молчание. Ровно до тех самых пор, как Эдди воскликнул:

– Элли, покажи фокус!

Улыбка осветила лицо Эллейн, совершенно преобразив его, сделав ещё более волшебным, чем обычно. Герцогиня подняла руки, свела их вместе, сжала в единый кулак, а потом, подмигнув Эдди, убрала одну из рук.

На второй ладони плясал огонёк. Небольшой, с полпальца высотой, он удивительным образом осветил каждый уголок кареты, отразился в наших глазах…

– Хочешь – дотронься, – сказала она Эдвину. – Этот огонь не обжигает, только греет.

Мальчика не пришлось долго упрашивать – он наклонился и моментально попытался схватить пламя своими пальчиками. Не получилось. Ладошка только погрузилась в огонёк, он вспыхнул и выпустил вверх несколько искр.

– Ух! Совсем не обжигает, Элли! Греет немножко. Папа, попробуй! – и Эдди, не спрашивая разрешения, схватил руку Грэя и поднёс её к огненному цветку на ладони Эллейн.

Я ожидала, что мужчина отодвинется, но Грэй застыл, будто громом поражённый, и смотрел он при этом герцогине в лицо. А она смотрела на него.

– Знаешь, как будет «пламя» на древнем наречии оборотней, Элли? – сказала я тихо, стараясь не потревожить ту удивительную гармонию, что воцарилась в тот миг между главным дворцовым лекарем и воспитанником императорской четы.

– Как? – прошептала она, и я заметила, что огонёк на её ладони чуть вырос и будто пощекотал руку Грэя.

– «Эллайна». Правда, красиво? И похоже на твоё имя.

Карету качнуло, наваждение схлынуло, Грэй отодвинулся, Элли выпрямилась и, чуть наклонив голову, взглянула на меня.

– Да, очень красиво. Жалко, что меня зовут не так. Ведь имя Эллейн ничего не значит, в отличие, например, от твоего, Рональда. Мои родители были простыми людьми и не вложили в него никакого смысла.

– Имя не имеет значения, – я улыбнулась ей. – Главное, что они тебя любили.

Она вздрогнула и отвела взгляд, слегка побледнев.

А я, удивлённая этой странной реакцией, неожиданно подумала – а может, Элли тоже не повезло с родителями, как и мне? Нет, это глупо, её-то за что ненавидеть? Она такая красивая, умная, сильный маг…

Карету вновь качнуло – приехали.

Грэй с Эдди на руках выбрался на улицу первым. Затем вышла я, последней ступила на землю Эллейн.

Ветер пошевелил выбившиеся из косы прядки волос, будто играя. Странное ощущение в области сердца… ощущение чьего-то присутствия. Здесь, совсем рядом.

Я огляделась. Воздуха почему-то не хватало, хотелось открыть рот как можно шире, и дышать, дышать, дышать… Что со мной?

Мы уже стояли возле дворца, неподалеку раскинуло свои гибкие ветви араэу, а на лестнице, ведущей ко входу в замок, стояли двое стражников и дворцовый управляющий.

Все трое склонили головы, завидев нас. Интересно, это они Элли кланяются или… кому? Наверное, всё же ей, она всё-таки герцогиня.

– Ронни, – окликнул меня Грэй, – я пойду… император ждёт. Пожалуйста, не уходи домой до того, как я освобожусь… и приглядывай за Эдди…

Вот о последнем можно было вообще не напоминать.

– Конечно, Грэй.

Мужчина передал мне мальчика и, напоследок чмокнув сына в щёку, поспешил вверх по лестнице. Двое стражников и дворцовый управляющий, к моему удивлению, последовали за ним.

А я осталась с Элли, которая, дотронувшись до моей руки, улыбнулась и тихо сказала:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9