Ника Соболева.

Сердце Арронтара. Две судьбы



скачать книгу бесплатно

Он не умел прощать.

Он не простил насильников Фрэн, когда они спустя несколько лет по очереди приходили в дом и винились, просили, умоляли. Она – простила, он – нет.

Что-то не давало Нарро покоя, сжимая сердце, как птицу в клетке, когда он думал о возможности простить. Он не понимал, что для этого нужно делать.

Как отпустить обиду и боль? Как сказать только одно слово – «да» – и знать, что это действительно правда, без лишних слов?

Как?!

«Ты выбрал не того оборотня, Арронтар. Не того…»

…Если бы волшебный лес, находящийся в ту секунду далеко от дартхари, умел улыбаться, он бы улыбнулся. И непременно ответил бы, что Нарро не прав.

И на самом деле он уже прошёл больше половины пути.


***


С того дня, как Эллейн рассказала Нарро о своей жизни, их отношения изменились, да и само путешествие тоже стало другим. Теперь они больше разговаривали, делились мыслями и подробностями из прошлого, играли с Вимом и учили его – вместе.

Ещё примерно через одну неделю Элли вдруг заинтересовалась необычным видом мха, на который они наткнулись однажды вечером, останавливаясь на ночлег.

Она долго рассматривала растение, нюхала и щупала его, пока Нарро рассказывал о том, что этот мох называется кудрявым и из него получается необыкновенный укрепляющий волосы шампунь.

– А ещё его добавляют в противорвотную настойку для беременных как основной компонент. И вообще при отравлениях, если нет настойки, можно просто пожевать кусочек мха – сразу легче станет. При пищевых отравлениях, конечно, на яды это свойство не распространяется.

Тогда Эллейн промолчала, но после стала спрашивать про то или иное растение всё больше и больше. Нарро рассказывал. Они даже купили в одной деревне большой альбом для рисования, где Элли начала конспектировать его «лекции» и схематично зарисовывать растения.

А потом и не только растения… Грибы, ягоды, даже животных.

– Откуда ты столько знаешь?

– Я потратил на это всю жизнь, – отвечал дартхари, улыбаясь. – Я изучал природу, повадки животных, свойства растений. Мне нравилось. Потом придумывал зелья и лекарства. Я ведь лекарь, Элли. В первую очередь именно лекарь… а потом уж всё остальное.

Она вновь промолчала, лишь закусила губу.

А Нарро не задавал вопросов. Он замечал, как Эллейн пряталась от собственных мыслей за альбомом для рисования, рисуя и слушая его. Замечал, как при этом разгорались, словно от страсти, её глаза, видел румянец на щеках… И старался рассказать как никогда интересно, вспоминая всё, о чём когда-то слышал или читал.

В этом их блуждании по разным лесам и полям не было никакого смысла, Нарро понимал. Но понимал он и кое-что другое.

Иногда нужно просто сбежать.

Вот они и сбежали…


***


Однажды вечером ветер принёс с собой запах кислого молока.

Он был настолько сильным, что Нарро на несколько секунд застыл, раздувая ноздри и пытаясь вдохнуть как можно глубже…

Молоко… да.

И кровь.

– Что с тобой? – обеспокоенно спросила Эллейн, когда её спутник, игравший с Вимом, вдруг застыл и уставился пустым взглядом в никуда.

– Женщина, – прохрипел дартхари. – Рожает. Тяжело… Очень тяжело. Я чувствую. Я должен идти.

Эллейн оторопела.

– Идти?.. Куда?..

– Деревня. Недалеко… Идёшь со мной. – Не вопрос – утверждение. – Вим, ты тоже.

Она не успела ответить – Нарро схватил девушку за руку и потащил за собой, прочь от поляны, где они даже не успели разжечь костёр, куда-то в чащу леса. Правда, через несколько минут быстрой ходьбы действительно показалась маленькая деревенька, окруженная покосившимся частоколом. В самой крайней избе кто-то громко кричал, что-то билось, лаяли собаки… Они замолчали, как только Нарро быстро перепрыгнул через частокол, взяв Эллейн на руки. Просочившийся сквозь колья Вим деловито огляделся, отряхнулся, будто от воды, и важно зашагал за хозяином.

В дверь стучать не понадобилось – она была распахнута настежь, а выбежавшая из дома молоденькая девушка, в панике мявшая фартук, с размаху налетела на Нарро и, громко ойкнув, непременно свалилась бы на землю, если бы мужчина не подхватил её под локоть.

– Здравствуйте. У вас переночевать можно? Мы с сестрой очень устали, – вежливо сказал дартхари.

– Что вы! – девушка всплеснула руками. – Мама моя… рожает она у нас! Уже столько часов, так мучается, мочи нет слушать! А лекарь-то наш помер третьего дня, послали в город за новым, да не поспели… – и она, всхлипнув, разрыдалась. – Вот говорила я бате – куда ты, старый дурак, обрюхатил мамку, как она рожать-то будет, ей годков-то уже… А он – сдюжим да смогём! Смогли! Ох…

Эллейн даже сама всхлипнула – почему-то ей было ужасно жаль и эту девушку, и её маму, и даже незадачливого «батю».

– Вам повезло, мы с сестрой как раз лекари. Может, позволите пройти в дом и осмотреть вашу маму?

Впрочем, позволения Нарро решил не дожидаться – попросту переставил немного обалдевшую девицу в сторону и вошёл в избу.

Запах крови ударил в нос, почти вытеснив из воздуха аромат кислого молока.

Эллейн немного испуганно оглядывалась по сторонам, не очень понимая, зачем она здесь нужна и что ей теперь делать. Но тем не менее пошла за Нарро вглубь комнаты, по направлению к ещё одной двери, успев заметить на столе таз с окровавленной водой и какие-то спутанные тряпки.

Мужичок, метнувшийся им навстречу, пытался что-то сказать, но дартхари просто отодвинул его в сторону, а девушка пискнула из-за спины Эллейн:

– Батя, это лекари! Лекари…

Последним, что видела Элли перед тем, как Нарро затащил её вслед за собой во вторую комнату, был мужчина, резко выдохнувший от облегчения и прижавший к груди свою дочь.

– Здравствуйте, – сказал Нарро, заходя в помещение, пропитавшееся запахом крови и пота. – Не бойтесь, мы лекари. Мы можем вам помочь.

Эллейн прищурилась, пытаясь рассмотреть лежавшую на кровати женщину в задранной до груди рубашке, и еле удержалась от испуганного вздоха – такой измученной она выглядела. Бледное лицо, только на щеках яркие пятна, лихорадочно блестевшие глаза, руки, судорожно вцепившееся в одеяло, и запах… теперь и она его чувствовала.

– Ребёнок. Спасите, – прошептала роженица еле слышно. Нарро улыбнулся, сел на стул рядом с кроватью и положил свои руки на живот женщины. Прикрыл глаза и сосредоточился…

В комнате вдруг наступила тишина. Эллейн с удивлением покосилась на роженицу, как-то разом начавшую правильно дышать и прекратившую нервничать, а потом поняла: Нарро просто использовал магию Разума.

– Элли, иди сюда.

– Зачем?..

– Ты нужна мне.

Она неуверенно приблизилась к дартхари, и тот, взяв Эллейн за руки, посадил её на кровать. Затем Нарро перехватил обе её ладони, переплёл её пальцы со своими и вновь прижал свои руки – вместе с руками Эллейн – к животу роженицы.

Мягко поглаживая одновременно и живот, и дрожащие пальцы, дартхари тихо сказал:

– Просто почувствуй, Элли. Там, внутри, есть жизнь. Маленький человечек с бьющимся сердцем. Закрой глаза… и почувствуй. Смотри сквозь свои руки… представь, что у них есть глаза, которые знают и видят эту жизнь. Ты сможешь, я верю. Ты видела смерть, сможешь увидеть и жизнь.

Она почувствовала, как потеплели пальцы, закрыла глаза и задрожала, потому что действительно увидела. Да и разве можно было не увидеть?..

– У него синие глаза…

– Да.

– И волосики… рыженькие…

– Да.

Эллейн всхлипнула.

– Он задыхается… Нарро, я вижу, он задыхается!

– Ты ведь хочешь ему помочь?

Она кивнула.

– Тогда следуй за мной.

Элли не успела спросить, что это значит – почувствовала, как из их с Нарро рук будто что-то тянется, какая-то ниточка, которая становилась всё шире и крепче. И она обвивала ребёнка, обхватывала его со всех сторон, словно создавала кокон.

Эллейн подалась вперёд, прижимая свои ладони к ладоням Нарро, стремясь помочь и не зная, что делать.

– Элли… Мне нужна Вода, совсем немного. Ты сможешь дать её мне? Туда, в кокон. Ты ведь владеешь этой стихией.

Она кивнула, по-прежнему не открывая глаз.

– Тогда давай. Совсем немного.

И наблюдала, как Нарро распределяет капельки воды по всему кокону, увлажняя и постепенно расширяя пространство, чтобы ребёнок мог выйти наружу.

И он действительно начал выходить – медленно, но верно…

– Элли, когда я скажу «давай», ты отпустишь мои руки, опустишься вниз и примешь малыша, хорошо?

– Да…

Несколько ударов сердца, кокон, который Нарро постепенно отпускал, короткий и резкий вздох роженицы…

– Давай!

Эллейн распахнула глаза, упала на колени перед кроватью и протянула руки туда, где уже показалась головка новорожденного.

Осторожно обхватив её ладонями, девушка помогла малышу выйти наружу и, распрямляясь, не успела даже ничего сказать – Нарро, наклонившись к ребёнку, шлепнул того по попке, отчего он начал громко вопить.

Последующие события смешались в голове Эллейн – она помнила, как Вим с важным видом сидел на коврике перед дверью, а Нарро говорил что-то матери новорожденного, мягко и спокойно улыбаясь, но не помнила, как он перерезал пуповину и мыл руки; помнила, как пылко и страстно благодарили их «батя» и старшая дочь, но не помнила, что она им отвечала и отвечала ли вообще; помнила, как Нарро бережно обнимал её и целовал в лоб, сидя на кровати в какой-то комнате, но не помнила, как они очутились в этой самой комнате…

Эллейн очнулась, когда Нарро уложил её в постель и накрыл одеялом.

– Не уходи…

– Элли, я сегодня не буду обращаться – замка на двери нет, не хочу пугать хозяев.

– Всё равно… Я ведь знаю, какой ты, и это неважно, в каком ты при этом обличье, человек или волк. Не уходи.

– Элли…

Она приподнялась и, схватив Нарро за ворот рубашки, утащила за собой на кровать. Он рассмеялся, когда девушка почти сразу застыла, уткнувшись носом в его грудь и обвив руками шею.

– Элли, пусти. Мне нужно хотя бы снять сапоги.

Нарро перестал смеяться, когда она подняла голову и посмотрела на него глазами, полными слёз.

А потом вдруг прошептала:

– Я хочу жить. Я хочу жить, Нарро…

Он моментально забыл про сапоги.

– Что?..

– Я хочу жить! – сказала Эллейн чуть громче и, подняв руку, стерла слёзы с глаз. – Я не знаю, как и почему, но сегодня, когда мы помогли этому ребёнку и его матери, я поняла, что хочу жить и что я при этом хочу делать. Нарро… я родилась заново… сегодня. Благодаря тебе.

Она вновь обняла его за шею и прижалась щекой к щеке.

– Я люблю тебя. Я никому не говорила этого, даже Эдигору… Но тебе я хочу сказать… Я очень тебя люблю.

Нарро улыбнулся.

Ему было тепло.

Впервые после смерти Фрэн.

– Элли, я тоже тебя люблю. И никому не дам в обиду. И если ты хочешь стать лекарем, то я научу тебя всему, что знаю…

– Да, очень хочу! – она рассмеялась. – Я так и думала, что ты догадаешься!

– Я догадливый.

Нарро поднял руку, погладил девушку по голове и запустил пальцы в алые волосы Эллейн, удивляясь, насколько изменился её запах после этого разговора, став более лёгким и совершенно утратив горький привкус.

– Ты возьмёшь меня с собой в Арронтар?

– Возьму.

Он немного помолчал, а затем спросил:

– А как ты поняла, что я хочу вернуться?

Она улыбнулась.

– Я ведь тоже догадливая.


***


Эллейн провела в Арронтаре почти пять лет.

Она иногда уезжала в Нерейск или куда-либо ещё – изучала растения, советовалась с лучшими лекарями или просто ездила в гости к Форсу, которого очень полюбила и которому полюбилась сама. Нарро тоже составлял ей компанию в таких поездках, навещая не только наставника, но и сына.

Жила Эллейн в усадьбе дартхари, причём проводила с Нарро так много времени, что все оборотни в стае считали её «женой» Вожака. Он не знал только, что по этому поводу думала Лирин, да и не желал знать.

Нарро никогда не обладал Эллейн, как женщиной. Он обладал ею совершенно в другом смысле этого слова. Нарро был тем, благодаря кому она захотела жить. Он был тем, кто подарил ей смысл жизни, научив тому, чего Эллейн по-настоящему желала.

Он был её первым настоящим другом.

А сам Нарро…

Рядом с Элли ему становилось легче, он не терзался и почти не вспоминал, не злился на Лирин и всегда пребывал в хорошем настроении. И был благодарен ей за то, что она никогда не говорила с ним о прошлом – ни о своём, ни о его. Они оставили прошлое позади и жили настоящим.

Нарро действительно очень любил Эллейн. Быть может, потому, что она олицетворяла всё то, чего он пока никак не мог достичь. А быть может, просто так, безо всякой причины.

И именно поэтому однажды утром он её отпустил.


***


Она не взяла с собой никаких вещей, кроме тетрадей с конспектами. И стояла посреди его кабинета в простом белом платье – живя в Арронтаре, Элли очень полюбила белые платья – и с заплечным мешком в руках, неуверенно переминаясь с ноги на ногу.

– Так странно.

– Что именно?

– Я хочу и не хочу уезжать. Одновременно… И даже не знаю, чего больше…

Нарро подошёл ближе, забрал у неё заплечный мешок, отложил в сторону и ласково сжал руку Эллейн.

– Неважно, чего ты хочешь больше. Просто это тебе нужно.

– Уехать от тебя?

– Нет, глупенькая. Вернуться к ним. Твоё место там, так же, как моё – здесь. Это был только вопрос времени.

Нарро поднял её руку и поцеловал ладонь.

– Но прежде, чем ты уедешь, я хочу кое-что тебе подарить, – он достал из кармана тонкий и витой серебряный браслет, похожий на веточку какого-то растения, и застегнул его на запястье девушки. Эллейн смотрела округлившимися глазами то на браслет, то на дартхари.

– Что это?..

– Я бился над формулой два года, Элли. И наверное, никогда бы не закончил, если бы не ты. Я так хотел, чтобы ты могла навещать меня чаще, чем раз в полгода… Это артефакт перемещений. Не амулет, а артефакт. Я назвал его «Эллайнейро» – «прожигающий пространство».

Эллейн продолжала ошеломленно молчать, и Нарро рассмеялся.

– Ну хватит, закрой ротик, а то муха залетит. Посмотри на браслет. Видишь, эти звенья – на самом деле не просто кусочки серебра, а силовые руны. Соединяясь в цепочку, они образуют формулу пространственного перемещения.

– Но откуда они возьмут энергию для подобного перемещения? – Эллейн, наконец, отмерла. – Из Лианора в Арронтар или наоборот! Нарро, это слишком далеко!

– Верно. И эту загадку я решал ещё целый год. Но, как ты любишь говорить – ничего невозможного. Дай-ка палец.

– Что?..

– Дай палец, говорю.

Элли протянула ему сразу всю ладонь и только слегка вздрогнула, когда мужчина, поднеся безымянный палец к губам, осторожно прикусил его, затем выдавил каплю крови и размазал её по всей поверхности браслета.

Тот на секунду из серебряного будто бы стал бронзовым, но потом вновь вернулся к прежнему цвету.

– И что это было?

– Связь. Ты-я-браслет. Моя кровь в нём уже была, осталась твоя. Теперь он всегда будет знать, к кому перемещаться.

– Ты не ответил на вопрос. Откуда браслет возьмёт энергию для перемещения?

– Из тебя, Элли, – заметив её удивлённое лицо, Нарро расхохотался. – Нет, ты при этом останешься жива и даже ничего не почувствуешь. Этот артефакт относится к накопительным, он накапливает силу, и берёт её отовсюду. Если кто-то рядом творит заклинание, часть силы попадёт в артефакт. А так как ты у нас маг, то сама постоянно будешь его подпитывать, при этом даже ничего не чувствуя.

Эллейн посмотрела на Нарро с восхищением.

– Ты гений!

– Я просто хотел, чтобы ты почаще приезжала, – ответил он тихо, а потом сделал шаг вперёд и осторожно обнял девушку.

Она всхлипнула, чувствуя, как защипало в глазах.

– Пожелай мне удачи.

Нарро улыбнулся, пропуская сквозь пальцы мягкие алые волосы.

– Ты сама – чистая удача, моя Эллайна.


***


Когда она вернулась, во дворе императорского замка было пусто. А потом навстречу из кустов выскочил маленький мальчик. У него были тёмные волосы и глаза, как у Эдигора.

Увидев Элли, мальчик остановился, как вкопанный. Серьёзно посмотрел на неё и нахмурился.

«Сколько ему сейчас? – подумала девушка, тщетно пытаясь прикинуть, сколько именно времени она отсутствовала. – Должно быть, пять?.. Или четыре?..»

– Ты кто? – спросил мальчик, по-прежнему хмурясь. – Я тебя не помню.

– Ты и не можешь меня помнить. Я раньше жила здесь, но уехала до твоего рождения.

Он молчал несколько секунд, разглядывая её. А потом серьёзно сказал:

– Давно.

Эллейн изо всех сил старалась не засмеяться. Мальчик между тем продолжил:

– Меня зовут Интамар. А тебя?

– Элли.

Он шмыгнул носом.

– Хорошее имя. А я своё не люблю.

– Почему?

– Важное такое. Почти как «ваше высочество».

– А ты тогда придумай себе другое имя.

Интамар посмотрел на неё с интересом.

– Это как?

– Очень просто. Хочешь, научу?

– Хочу!

– А что ты вообще делаешь здесь один?

– Я не один, – он удивился. – Я просто прячусь.

– От кого?

– От Лил. Она водит.

Интамар вдруг заозирался.

– Мы слишком громко разговаривали! Она может услышать! Надо бежать в кусты!

Элли всё-таки не выдержала и тихо рассмеялась.

– Совсем и не нужно. Я маг и накрыла нас куполом, так что теперь никто тебя не видит и не слышит.

– Здорово! – восхитился Интамар. – А Аравейн так никогда не делает, говорит, что магия – это детям не игрушки.

«Да уж, это вполне в духе Вейна…»

– А хочешь, я расскажу тебе одну историю? Давай на лавочку сядем?

Мальчик кивнул.

– Только недолго, а то Лил будет беспокоиться. Она ведь всё равно должна будет меня найти, иначе нечестно!

– Ну разумеется, не волнуйся.

Эллейн опустилась на лавочку и, взяв Интамара на руки – он с удовольствием сел к ней на колени – начала рассказывать:

– Жила-была одна маленькая девочка. Жила она в одном небольшом приморском городке, и был у неё только папа, мама умерла так давно, что девочка её и не помнила. Звали эту девочку Ассоль.

Интамар слушал очень внимательно и серьёзно.

– …А после сказал волшебник, что однажды, когда Ассоль станет совсем-совсем взрослой, за ней приплывёт корабль с алыми парусами.

– Что значит – с алыми?

– Ну, как мои волосы.

– А-а-а!

– Приплывёт корабль, и на нём будет принц, который скажет Ассоль, что он увидел её во сне очень далеко отсюда, и приплыл сюда, чтобы увести навсегда с собой. И там они будут жить весело и счастливо, как никогда прежде…

Эллейн всё говорила и говорила, радуясь и печалясь вместе с Интамаром, а тот, слушая сказку, совершенно забыл обо всём…

– …И тогда купил Грэй много-премного алой ткани, сделал из неё паруса, нашёл оркестр, чтобы они играли весёлую музыку, и поплыл к берегу того города, где жила Ассоль…

А когда Эллейн закончила, Интамар вздохнул и сказал:

– Да… Это хорошо и правильно… Чудеса должны случаться с теми, кто их заслуживает.

Она рассмеялась и погладила мальчика по голове.

– А хочешь, я буду называть тебя Грэем? Хорошее имя?

На несколько секунд он застыл, словно задумался.

А потом вдруг улыбнулся и кивнул.

– Да! Мне нравится!

– Вот и прекрасно. Ну что, пошли к Лил, да, Грэй?

Грэй вскочил с коленей Эллейн и, возбужденно подпрыгнув, закричал:

– Да! Пошли! Нет, побежали! – развернулся и побежал прочь по дорожке по направлению к тем самым кустам, откуда вылез некоторое время назад.

А Элли, рассмеявшись, последовала за ним.

«Как же ты прав, Нарро. Моё место действительно здесь».


Часть вторая

Рональда


Они приходили за мной.

Я осознала это не сразу. Тогда, сидя у подножия лестницы, прижимая к себе Эдди, я думала только о том, как хорошо, что с мальчиком ничего не случилось. Мне казалось, если я хоть на миг выпущу Эдвина из объятий, произойдёт что-нибудь непоправимое.

В таком состоянии меня и нашли Араилис с Дрейком. Именно они пришли в дом Карвима, чтобы проводить нас с Эдди до дома.

Я помню – они оба что-то кричали. Дрейк, накрыв моё обнажённое тело своим плащом, пытался забрать Эдди, но мальчик только головой мотал и цеплялся за мою шею изо всех сил. Потом Ари вызвала Эллейн, Аравейна и ещё одного мужчину, который, как я позже узнала, оказался главой Тайной службы императора. Герцог Кросс, именно так его звали, ушёл почти сразу вместе с Аравейном, захватив с собой напавших на нас тёмных эльфов. Элли и Араилис хлопотали возле Карвима, а Дрейк…

Дрейк сидел рядом со мной и молчал. Он уже не пытался отнять Эдди.

А я… я смотрела ему прямо в глаза и думала: зачем это тебе? Ведь это ты, ты, больше некому… Тёмные эльфы, магия Крови… Но не слишком ли это просто?

Все стрелки указывали на Дрейка, будто специально расставленные…

– Как ты?

Какие чёрные глаза. Даже зрачков не видно.

Я промолчала, и тогда он вновь спросил:

– Тебе не холодно?

Я помотала головой.

– Ронни… Пожалуйста, встань. Нужно возвращаться домой. Элли попросила меня проводить тебя.

Я вздрогнула.

– Я не хочу идти с тобой.

Наверное, это прозвучало очень грубо, но в тот момент я действительно испугалась. Не за себя – за Эдди.

На губах Дрейка заиграла насмешливая улыбка, но в глазах я почему-то заметила что-то, напоминающее обиду и горечь.

– Боишься? Что ж, я понимаю тебя, всё-таки я тоже эльф и маг Крови. Ари!

Девушка оторвалась от ощупывания моего учителя и недовольно буркнула:

– Ну?

– Можешь проводить Ронни до мастерской? Она не хочет идти со мной.

Несколько секунд Араилис молчала. А потом протянула:

– Ма-ам?..

Эллейн отмахнулась.

– Да, идите. Дрейк, тогда ты давай сюда, поможешь. Ари, а ты после того, как доставишь Рональду домой, возвращайся сразу во дворец. Никуда не ходи больше, поняла?

Араилис кивнула, подошла ко мне и положила свою руку на моё плечо.

– Вставай, Ронни.

Я встала… а плащ Дрейка упал.

И раньше бы я непременно начала стесняться и переживать по этому поводу. Но теперь мне было абсолютно всё равно.

Я только вздрогнула от прикосновения эльфа к своей спине, когда он накинул плащ обратно на моё тело, и, подняв глаза, наткнулась на какой-то напряжённый взгляд Дрейка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9