Ника Кошар.

Где живет счастье



скачать книгу бесплатно

Иллюстратор Анна Павич

Корректор Елизавета Богдан


© Ника Кошар, 2017

© Анна Павич, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4483-1502-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Эта книга – моя жизнь и мой опыт. Мое мировоззрение и восприятие. И такой же мой ребенок, как и прекрасная девочка Лизавета, которую я родила 17 лет назад. Роман «Где живет счастье» я писала ровно девять месяцев – символично, правда? А ведь это получилось совершенно случайно. Впрочем, как и многое другое в жизни, которую я так люблю.


Я очень благодарна своим родителям, дочери, сестре, друзьям, учителям и всем тем, кто поддерживал и был рядом со мной на этом, таком непростом и таком удивительно интересном пути. Тем, кто вдохновлял и подставлял плечо в нужный момент, и тем, кто мог просто выслушать, когда это было необходимо.


Кто-то, наверное, узнает в этом романе себя, а кто-то, возможно, будет искать и не найдет. В этом месте я хотела было оправдаться заранее, а потом передумала. Потому что, всякая история пишет и рассказывает себя сама, а я всего лишь проводник, умеющий складывать слова в предложения. Сказочник, если вам будет угодно.


А теперь пришло время рассказать историю…

Пролог. В котором мы знакомимся с тем, «кто вечно хочет зла»

– Вы правда думаете, что быть клоуном так просто? Веселить, развлекать всех этих идиотов, постоянно дурачится и прятать плохое настроение? Вы правда так думаете? Что же, вы чертовски правы. Это действительно просто. Особенно если у тебя постоянно хорошее настроение.

Наркотики? Ха! Нет, я не употребляю наркотики. Признаться, в юности баловался, но нет, не мое. Слишком много тумана в голове. Алкоголь? Ну как же много у вас вопросов! И такие все каверзные, надо же! Было дело, употреблял. Даже любил. Все эти посиделки с друзьями, разговоры, бесконечные признания в любви и уважении друг другу. В какой-то момент все это мне сильно наскучило. Поэтому бокал вина за ужином – да, возможно. Белого, пожалуйста. Но этого достаточно.

Слушай, ты откуда взялась, такая вся любопытная? Конечно, я не всегда был клоуном. Когда-то, как и все нормальные люди, я был самым обычным клерком. Ой, ну ладно, приврал. Не был я никогда клерком. Точнее, как-то был, но недолго. Окей, я снова немного слукавил. Работал. Когда-то давным-давно я даже о карьере мечтал. Как все, не побоюсь этого слова, нормальные люди.

Черт побери, да кто ты такая? Смотришь, не отрываясь, слушаешь, открыв рот, жадно глотаешь каждое слово… Ты вообще в курсе, что это заводит? Кто вы, о прекрасная незнакомка?

– Напрасно ты паясничаешь, Трикстер. Пропал человек и случилось это после вашей встречи. О чем вы говорили с Корой? Ты несколько появлялся у нее в Элизиуме, возвращался туда снова и снова – это ты помог ей сбежать? – аккуратно обрезанные красные коготки нетерпеливо забарабанили по столу.

Черные глаза пронзительно впились в лицо собеседника, словно намеревались, во что бы это не стало, узнать его самую «страшную» тайну. Тщетно.

– Гера, моя дорогая, ну снова ты о своем, – вытянув перед собой ноги, Трикс «растекся» по неудобному стулу, служившему ему прибежищем в течение трех последних часов. – Я рассказал тебе о своей жизни, теперь ты единственный человек в мире, кто мог бы написать мою биографию, но тебе и этого мало, да, куколка? Тебе подавай много больше, сладкая… А ведь этот источник когда-нибудь иссякнет, не боишься? Да и Зевс может все узнать, ненасытная моя… И ему это вряд ли понравится…

– Размурлыкался, кот, посмотрите-ка на него, – жена верховного бога улыбнулась своей самой обворожительной улыбкой, зло сверкнув глазами, при этом, и тут же зашипела. – Где Кора, мерзавец? И куда, интересно, подевалась эта ваша ненаглядная Ева?

Глава первая. О том, что случилось шесть или семь лет назад

Мир Богов


Афина, Афродита и Артемида валялись под забором где-то на окраине Олимпа. Ночка выдалась та еще – тихие домашние посиделки в Мире Людей, о которых так давно мечтали богини, каким-то странным образом трансформировались в ночной клуб с танцами и мужчинами, наперебой угощающими алкоголем и соревнующимися за право воспользоваться состоянием опьянения, завладевшим барышнями. Шансов у бедолаг, правда, не было никаких. Эти три фурии никем посторонним особо не интересовались, поэтому заканчивалось их веселье всегда одинаково. Нет, девицы не просыпались в чужих постелях, хотя вполне могли себе позволить такую шалость. Они предпочитали отсыпаться на свежем воздухе.

Мимо авторитетно продефилировали Деметра и Гера. Мать Коры ухмыльнулась, покачала головой и обняла дочь, идущую рядом. Что до Геры, та своих эмоций скрывать не стала.

– Вот дряни! – громко возмутилась Зевсова жена. – Нажрались как свиньи, а еще барышни. Как не стыдно!

– Да ладно тебе, – Деметра попыталась быть понимающей. – устали девчонки. Одна в путешествиях и на охоте все время пропадает, вторая в военное дело погрузилась, третья… Вот ты бы попробовала столько любовников иметь одновременно, я бы на тебя посмотрела! – Деметра подмигнула Коре, и та радостно захихикала.

«Чирик-чирик», – звонко поздоровался приземлившийся на плечо Коры пересмешник. Начирикав что-то ужасно секретное на ухо юной богине, он упорхнул по своим птичьим делам дальше.

– Мамуль, тетя Гера, простите, мне надо отлучиться на часок, – отчего-то смутившись, сказала Кора. – Я скоро вернусь. «Опять кого-то спасать надумала, пока эти трое спят», – вздохнула Деметра, с любовью глядя вслед дочери…


В это же время в Мире Людей


Нахмуренная не по погоде Белка сидела на окне, курила и пронзительно горевала. Ева стояла рядом, смотрела, как к Большой Никитской приближается рассвет, и пыталась не обращать внимания на головную боль.

– А вот возьму и выброшусь! – решительно заявила подруга. – Р-раз – и нет больше Белки!

– Ну-ну. Валяй. И мозги по асфальту. Красота и эстетика. Впрочем, ненадолго. Полпятого, поливалки проснулись, сейчас начнут Москву умывать. И следа от мозгов не останется, – философствовала Ева, сдерживая порыв самой сбросить подругу вниз и закончить свои мучения.

– Зачем же он так? Ну зачем? Я же его так… Люблю! А он! Ну как так? Ну что я сделала не так? – слезы струились по ее красивому лицу, а голос все больше усиливался, отражаясь тысячами противных вибраций в голове у Евы.

– Ну. Потому что он… музыкант. Творческий человек. Они все такие. Хотя нет. Мужики вообще все такие. Ну посмотри на моего. Такой же мудак – не звонит, не пишет, но я же выбрасываться не собираюсь, – продемонстрировала Ева свое превосходство.

«Еваааа, Ева, мы ждиом толко вас!» – с другой части зала зазывал какой-то с немецким акцентом, указывая на стакан с виски.

– Блин. И этот туда же, надоели, все, не могу. Белка, хорош херней страдать, пойдем выпьем, а?

Белка отчаянно замотала головой, размахивая слезы в разные стороны.

– Ну, как знаешь.

Нетвердой, но вполне себе, походкой Ева зашагала к столику с виски и бесполыми существами, как вдруг заметила одиноко выпивающего мужчину.

– Ээээ, простите пожалуйста, что я так беспардонно, но, кажется, я вас знаю. Вы, случайно, не Семен? Семен Рублев, да? Нас представляли друг другу, помните? В Юрмале пару лет назад. На какой-то ужасно пафосной вечеринке. У вас еще барышня была. Такая… блондинка с губами.

Похоже, выпив Ева осмелела и потому решила вытараторить всю информацию разом, чтобы не дать собеседнику опомниться.

– Конечно помню, ты – Ева, – грустно улыбнулся Семен. – Такие… формы… Тебя разве забудешь?

– Ой, кааак это мило, – смутившись, раскокетничалась нетрезвая Ева. – А почему вы один? А можно на «ты»? А ты запиваешь этим виски какое-то горе? А у меня вон Белка на окне рыдает, собирается сигануть вниз, ее музыкант бросил. Какое-то странное утро – все грустят. А у меня голова болит, умираю просто. Ну хочешь, я попробую тебя рассмешить?

– Виски выпей и голова пройдет, – Семен протянул Еве свой стакан и тут же подал знак официанту принести еще. – Грущу, да. Меня барышня сегодня бросила. Та самая. С губами. Сказала, что уходит от меня к другой… телке.

– О! Пфффффф.. Ну ни фига себе! Извините, – Ева сделала большой глоток. Для храбрости. Потом кинула в стакан пару кубиков льда – и еще глоток. Снова для храбрости. – Ой, Семен. А я даже не знаю, что вам, в смысле, тебе, сказать. И вообще, что в таких случаях говорят. У меня ни у кого из знакомых еще ни разу девочка к девочке не уходила. Вот ведь…

– А пойдем завтракать? Что-то здесь тоскливо совсем стало, – взял себя в руки Семен

– Я что, повод дала? – оскалилась Ева.

– Нет, Ева, ты не поняла. Пойдем завтракать. В ресторан. Просто завтракать.

– Просто завтракать и ничего такого? – недоверчиво переспросила девушка.

– Вообще ничего. Не то настроение. Ну, хочешь, возьми подругу для смелости, пока она не выбросилась из окна, – засмеялся Семен и добавил что-то еще, но Ева его уже не слушала – пришло время срочно спасать Белку.

– Белка, а Белка, завтракать пойдем?

– Куда? – грустно и надменно спросила подруга.

– В ресторан какой-то, – Ева старалась быть многозначительной. – Сеня зовет!

– Сеня? А кто это?

– Ну, сползай с окна и приходи, я вас познакомлю.

Белка мигом спрыгнула с широкого подоконника, поправила юбку, улыбнулась, словно слез вовсе и не было (так умеют только всамделишние девочки) и подошла к внезапно случившейся паре.

– Я Белка, – протянула руку, выражая дружелюбие.

– Семен, – неожиданно официально отчеканил «Евкин», ответив на рукопожатие. – Ну, что? Поехали, водитель ждет. И наша троица весело шагнула в летнее московское утро.


Мир Богов. За несколько дней до описанных событий


– Кора! Коооора! Доченька, где ты? Куда же запропастилась эта несносная девчонка?! – Деметра нервничала, на сердце у нее было неспокойно, а в горле застрял какой-то странный комок. «Надо отвлечься, – пульсировало в голове. – Ну что с ней может случиться? Она же как… пустодомок какой-то. Дома почти не бывает, все на улице, с подружками никак не нагуляется».

Богиня Плодородия посмотрела в окно и увидела приближающихся к дому закадычных подруг Афину, Артемиду и Афродиту. «Ох, с недобрыми вестями троица пожаловала», – подумала Деметра, а вслух громко сказала:

– Девочки, что происходит, где Кора? Почему она не с вами?

– Мы были на лугу, разговаривали о всяком. Коре, как всегда, стало скучно, она пошла погулять и пропала, – начала было Артемида.

– Афродита все видела, пусть она рассказывает, – перебила Афина.

– Допустим, видела, – Богиня Любви улыбалась, словно ничего не произошло. – Рассказывать нечего. Гадес уже давно засматривался на Кору и мечтал ее… Ты же понимаешь, о чем я, Деметрушка.

– Ктооооо? Гадес? Это чудовище? – Деметра схватилась за сердце. – Но… Если ты все видела, почему ничего не сделала, не остановила, не позвала на помощь?

– Ну, милая моя, а как же любовь, разве я могу ей препятствовать? Разве могу противиться счастью? Возможно, пришло время Коре избавиться от невинности. С мужчиной. Мало тебе этих двоих… Оберегающих непонятно от кого непонятно чью честь. Она мотнула головой в сторону подруг.

У Деметры подкосились ноги. Ком, который с самого утра подкатывал к горлу, казалось, превратился там в булыжник.

– Как же так, девочки? Вы же старше, опытнее, вы же ее подруги! Афина, ты должна была научить ее мудрости, Артемида, ты – уметь постоять за себя, а ты, – Деметра пристально посмотрела на Афродиту, – ты должна была научить ее искусству любви, а вместо этого что сделала? Бросила в пасть к чудовищу и посмеялась?

– Любовь не выбирает, – парировала Афродита. Никогда не выбирала и никогда не станет этого делать. Тебе ли этого не знать?

Слова Богини Любви отозвались болью у самого сердца, но одновременно заставили взять себя в руки.

– Не представляю, что я буду делать, но в самое ближайшее время Кора окажется дома. А вы… только попробуйте после этого отнестись к своим обязанностям безответственно! Обещаю, мало не покажется.


Мир Людей


– Ева, подъем, – Семен коснулся плеча девушки.

– Сеня, я не хочу подъем, я хочу с тобой. Ты снова пропадешь, и сколько я тебя не увижу? Неделю? Две? Месяц?

– Дорогая, у меня через три часа самолет в Пекин. Ну, хочешь, полетели вместе.

– У меня нет визы. Когда ты вернешься?

– Я позвоню. Тебе понравился вчера ресторан?

– Понравился, но это не то, что меня сейчас волнует.

– А что тебя волнует, дорогая?

– Меня волнуют мои чувства к тебе. Я влюблена, я тебя жду, а ты пропадаешь месяцами.

– Ева. Я женат, ты же знаешь. У меня бизнес. И вообще, я тебя предупреждал – не влюбляйся.


Мир Богов


– Зевс, я не шучу. Либо ты что-нибудь предпримешь, либо я за себя не ручаюсь. Все, что я смогу сжечь, будет сожжено. Я использую не только свои силы, но и возможности этих… троих… – Деметра махнула головой в сторону Афины, Артемиды и Афродиты. Она все еще злилась.

– Хорошо, – главный, как всегда, был немногословен. – Я поговорю с Гадесом. Обещаю, я решу этот вопрос.

Через три дня Кора вернулась. Другая. Измененная. Как будто она узнала какую-то тайну. Зевс с Гадесом договорились, что девять месяцев Кора будет жить с Деметрой, а оставшееся время – у своего, теперь уже законного, мужа. Богиня-мать смирилась, а Кора и вовсе не сопротивлялась – в Царстве Мертвых было что-то такое, что слишком сильно ее влекло туда.

Что до Мира Людей, там Кору, когда пришло время, назначили ангелом-хранителем девочки по имени Ева. Взбалмошная и внезапная, среди друзей Ева слыла немного странной, впечатлительной, тонкой, чувственной, романтичной и чересчур наивной. Однако же Кора, поскольку Ева была ее «первым заданием», вместо того, чтобы оберегать подопечную, как могла, помогала Еве преуспеть в ее заблуждениях.

«Ты никто, пока кто-то не полюбит тебя», – нашептывала она на ухо юному созданию, не задумываясь о последствиях. Ведь богами ей было поручено сделать Еву счастливой, а это возможно лишь тогда, была уверена Кора, когда у тебя в жизни есть любовь.

«Ты слишком часто влюбляешься, Евка», – сам того не ведая, пытался противостоять Коре с ее богическими замашками закадычный друг Евы – Егор, в очередной раз помогая «зализать» очередную сердечную рану подруги.

«Ну Егор, но ведь без любви тааак скучно», – щебетала в ответ Ева, а затем, снова и снова расправляла свои чуть обожженные крылья, чтобы полететь навстречу новой любви и броситься в новую зависимость, как в омут с головой.


Мир Людей


В тот вечер Ева приехала домой зареванная. Еще по дороге, в такси, она стерла из памяти телефона номер Сени и твердо решила никогда и никому больше не позволять так обращаться с ее чувствами.

– Ну что, Кора, ты довольна, звезда моя? Нравится, когда о тебя ноги вытирают в очередной раз? Круто? Миром правит любовь, говоришь? Только она делает людей счастливыми? Интересно, как?

Кора притихла, ответить ей было нечего. Ева же продолжала неистовствовать. На полке с кухонной утварью она обнаружила сигару, раскурила ее и металась по квартире, как по клетке, извергая страшные проклятия в адрес Сени. Она снова и снова затягиваясь чудодейственным дымом в надежде, что он навсегда изменит ее сознание и заставит забыть о боли.

Взгляд на Кору упал с последней затяжкой.

– Пошла вон, – сказала Ева с ледяной ноткой в голосе. – Ты мне больше не нужна. Вместе со своей любовью. Вон отсюда. Вон из моей жизни.

– Куда же мне? Как же? – Кора оторопела. За какие-то несколько минут она вся осунулась и как будто постарела. Но сопротивляться сил не нашлось – ей было слишком больно. Любимая подруга и слышать о ней не хочет, не верит в целительную силу любви.

Много позже, став законной владелицей всех богатств Гадеса, повидав многое и познав мудрость, Кора сообразит, что должна была остаться, несмотря ни на что. Должна была попытаться спасти, заставить почувствовать вопреки, снова и снова научить доверять и любить. Но это случится позже, а в тот вечер Кора сделала так, как велела «хозяйка» – самоустранилась.

А Ева, через несколько дней, помирилась с Семеном, смирившись с ролью его любовницы. И больше о любви они никогда не говорили.

Глава вторая. Которая объясняет, почему «разговоры по душам» чреваты последствиями

Мир Людей. Три года спустя


– Впервые я с ним встретился где-то в конце 70-х, – предавался воспоминаниям Трикс. – Иду однажды по улице и встречаю Сеню. Слово за слово, разговорились, ну я ему зачем-то сообщил, что у меня есть пять рублей. А тот, постарше и посообразительнее, возьми, да и предложи: «Слушай, Трикс, а поехали со мной на Соловки. У моей жены связи – она поможет попасть на военный корабль. Только выпить надо по стопочке перед этим делом».

Я, дерзкий и любознательный, согласился моментом, даже не подумав о том, что из одежды на мне только рубашка и брюки, в кармане всего пять рублей, а документов и вовсе нет. Сначала мы выпили в каком-то кабаке, а потом пошли на корабль, там еще с моряками добавили. Да так приложились, что память у меня в какой-то момент отшибло, и я заснул крепким сном. Просыпаюсь в трюме, голова раскалывается, откуда-то сверху на меня благим матом орет капитан. Мол, что я, штатский, здесь делаю. И, конечно же, гонит прочь. Денег – ноль, на острове – холод и промозглый ветер, а Семен затеявший всю эту авантюру, испарился. Ну я и решил, раз такая оказия случилась, пойду хоть, на монастырь их знаменитый посмотрю.

Ближе к вечеру добрел до монастыря, оголодавший и продрогший. Обошел вокруг, увидел рядом какую-то халупу. Заглянул в окно, а там тьма бомжей спят прямо на полу. «Зайду-ка я туда, может согреюсь и прикорну», – подумал. Вошел, осмотрелся, все дрыхнут, никто и ухом не повел. «И тут, смотрю, а у одного мужика 25-рублевая из кармана торчит. Ну я ее и украл. Впервые в жизни.

Ева подняла на Трикса глаза. «Бог ты мой, я знала Сеню столько лет, а ничегошеньки о нем толком и не поняла. В отличие от этого… урода», – подумала зло.

Меж тем, «урод» продолжил свое повествование. О том, как наутро он встретил человека, который пожалев отчаянного парня, предложил ему работу. «Что тебе делать там, на материке? – спросил, смакуя купленную Триксом водку. – Оставайся, я тебя куда надо пристрою». И слово свое сдержал. Пристроил без документов и лишних расспросов. Тогда на Соловках промышляли водорослями. Выходили в море, собирали и сдавали на завод. Так Трикс остался в Белом море на полгода.

– С тех пор, как только менялся ветер и начинало пахнуть весной, я непременно должен был куда-то ехать. Словно меня кто-то ждал. Всю страну объездил», – продолжал рассказчик.

– А потом? – вдруг спросила Ева.

– А потом… Не важно… Я встретил… одного человека… И понял, что ветер больше никогда не изменится. Потому что я нашел то, что искал.

– А Сеня?

– А он так и испарился тогда.

– А кого ты встретил? Женщину? Расскажи мне о ней.

– Как-нибудь в другой раз. Когда придет время.


Трикс и Ева познакомились на похоронах Семена. В тот день, ранней весной, моросил дождь, а город окутал туман, превративший урбанистический пейзаж в апокалиптический. Ева приехала на кладбище через пять минут после того, как здесь прошла похоронная процессия. Тайная любовница, Ева, естественно, не была приглашена ни на отпевание, ни на прощание с ныне покойным Семеном Рублевым. Хотя «прожила» с ним несколько лет. До того самого момента, когда однажды Сеня вдруг не перестал с ней общаться.

«Как он мог? Каак?» – выла Ева, жалуясь на судьбу Белке. Подруга понимающе кивала, все бормотала какие-то подбадривающие слова, но легче не становилось. Позвонила коллеге по работе – Офелии. Мол, ты представляешь, подруга, Рублев перестал за квартиру платить, на связь не выходит. А та и выдала: «А ты что же думала, красавица моя? Что он до пенсии тебя содержать будет? Он все-таки женат».

В своем стиле Офелиюшка. Разумная, слов нет. От остальных подруг Евы, она отличалась, пожалуй, самым острым умом и сообразительностью. Это, правда, не мешало ей быть ядовитой, желчной и часто чересчур резкой по отношению к людям. Пышная женщина с большой грудью и пухлыми губами, своей клокочущей энергией она умудрялась иной раз буквально снести все вокруг. Как тайфун или ураган. Особенно когда садилась на своего любимого конька – нравоучительного, и рассуждала на темы «а я тебе говорила», «пора повзрослеть и остепениться», «ответственность – вот что главное в этой жизни» и «зато у меня есть квартира в Мытищах».

Афина – ее покровительница из Мира Богов – пыталась передать подопечной ту мудрость, которой обладала сама, и, кажется, иной раз у нее это даже получалось. Загвоздка была в том, что Офелия искренне верила, что счастливым человек может стать только при наличии стабильной (пусть и нелюбимой) работы и успешной карьеры. Она наивно полагала, что желчь, приправленная интеллектом, – основное ее достоинство и при каждом удобном случае об этом заявляла.

Офелия служила ведущим юристом в крупном издательском доме, выиграла массу дел и больше всего любила рассказы о том, как много от нее в этой жизни зависит. Комплекс всеобщей благодетельности, правда, порой играл с ней злые шутки – Офелия вдруг начинала вести себя так, как будто на сама деле она и есть Афина. Последняя же, хоть и покровительствовала, но подобной наглости не терпела и периодически «хозяйку» наказывала, лишая то стабильной работы и заработка, то привлекательности, которой у Офелии итак было «в обрез», а то и вовсе возможности мыслить здраво. Сложные у барышень отношения были, надрывные.

Тогда, после отповеди на тему «а ты думала он будет содержать тебя до пенсии?» Ева на Офелию обиделась. Все думала: «Ну как же так, ты ведь подруга мне, а не черт с горы? А как же сострадание и участие?» Дамы на какое-то время даже прекратили общаться, пока однажды Офелия позвонила подруге посреди ночи, и, захлебываясь слезами, не рассказала, что ее собственный отец пытается отсудить у нее какую-то там квартиру в городе, где она родилась и выросла, любовник непонятно почему променял ее на «тупую малолетку» и вообще жизнь – говно. Лепетала что-то невнятное, злилась, кричала, рыдала в трубку, шумно запивая свое горе виски.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4