Ник Одинцов.

Мустанкеры



скачать книгу бесплатно

– Он ушел, отец, дом прогнал его, – сказал Тихон и нежно прикоснулся к холодному влажному лбу старика.

– Хорошо, – ответил Дежнев-старший, открывая глаза. – Помнишь, что лежит в индийской шкатулке?

– Твой жетон, ключ от лаборатории в корпорации.

– Ключ, но не только от лаборатории. Используй его, твоя кровь снимет блокировку… Инструкции… Я кое-что взял у них… Найди, спрячь…

– Отец… Отец, во что ты ввязался?

Тихон, избравший рискованный путь красного танкиста, не раз и не два представлял, как отец стоит над ним, искалеченным, изломанным в лихом поединке, или несет цветы на свежую могилу, а вместо надгробия – корпус танка Охотник и надпись «Лак не вечен». За спиной отца всегда рисовались бывшие возлюбленные в соблазнительных траурных бикини и рыдающие кореша из клана, а еще почему-то Марта Васильевна, наставница по географии и причина многочисленных двоек.

Глупая эта картинка настолько часто возникала перед глазами, что Дежнев практически поверил в придуманное будущее. Но все оказалось иначе: отец лежал перед ним бледный, маленький, невесомый…

Ученый пристально смотрел на сына.

– Извини, Тиша, я не мог иначе. Все вокруг… весь мир – не то, чем кажется.

Глава 1
Три танкиста и кошка

Ветер нес запах сухой травы и пепла. На дамбе горели высокие костры, но их едкий дым сносило на север, к руинам электрогородка, а здесь, у бетонного парапета, дышалось привольно. Тихон оглянулся. В отблесках живого огня силуэты людей и громады боевых машин казались осажденными армией рыжих светляков.

– Эй, Дежнев! Хватит степь смотреть! Сюда ходи давай!

Старый киргиз Карабек подошел, похлопал по плечу. Он уже десять лет проводил бои на дамбе. Уважаемый человек и неожиданно простой. Не то что напыщенные торговцы бронетехникой. Вот они стоят, владыки жизни, маленькие короли большой пустоши. Каждый одет на свой вкус, но неизменно дорого. Только натуральные материалы индивидуального пошива. Никакой тебе синткани или, не дай бог, акватина.

Долговязый, худой, как смерть, Федор Сатнюк одет в раритетный комбез времен войны за Дарданеллы. На голове берет с символикой легендарной Стальной бригады Петрова, раздавившей под Константинополем Железных орлов Ходжсона. Одна серебряная кокарда чего стоит!

А вот в походном кресле расселся толстый хитрец Изатбай, любитель сладких утех. Густая борода окрашена в багряный цвет, в левом ухе тяжелая золотая серьга. За широкий кушак заткнуты украшенные драгоценностями кинжалы в богатых ножнах. Рядом мальчик лет тринадцати, редкий плод любви бледнокожей кореянки и черного нубийца. Смесь азиатской утонченности и животного очарования африканских равнин. Он едва прикрыт отрезком ткани, обернутым вокруг чресел. От плеча через грудь и живот к паху тянется цепочка иероглифов. Вживленный в кожу и слегка мерцающий перечень достоинств и умений – визитная карточка куртизанки. Купец лениво гладит мальчика по бедру, другой рукой подносит к губам мундштук кальяна.

В резкие сильные запахи дамбы вплетается пряная нотка гашиша.

А вот этот из заезжих. Модные триопластовые галифе с высокими ботинками на вакуумных зажимах, строгий френч с закосом под милитари. Умная ткань транслирует на грудь и спину скриншоты танковых поединков. Тихон заметил, что картинки одни и те же, и улыбнулся в усы. Спутник сюда не достает, и глобалнета нет. Иначе бы одежда гастролера менялась куда оригинальнее, а так приходится крутить скучный базовый скринсейвер.

– Это что за павлин? – спросил Тихон, тронув киргиза за плечо.

– Большой батыр из Киева. Дан Бог, восходящая звезда Всемирных Танковых Боев, или сокращенно ВТБ.

Всемирные Танковые Бои, где вместо людей сражаются аватары. Участники Красных Танковых Боев недолюбливают вэтэбэшников, считают чистюлями. Однако гибель аватара иногда влечет и гибель оператора. Сознание может заблудиться, а в результате вместо человека получится безвольная кукла.

– Бог, говоришь? – протянул Тихон и присмотрелся к танкисту. Да, несомненно, киевлянин. В Москве так не одеваются. Хотя кто знает, как теперь в Москве?

– Что ему здесь нужно?

– Коллекционер. Старый танки покупает, большой деньги дает.

Карабек достал из кармана серебряную табакерку с тактиолом, открыл, окунул пальцы в красный порошок, зажмурился от мгновенного, как вспышка, и столь же кратковременного наркотического кайфа.

– Изатбай ему три пыльник уже впарил.

Тихон улыбнулся. Пыльниками назывались танки Серых десятилетий. Сегодня на арене ему и его друзьям предстоит встреча с несколькими такими машинами.

Изощренная научная мысль, отточенная практикой многолетних наземных конфликтов, подчас поражала необычными плодами, но куда им тягаться с современными Вожаками и Варягами, Охотниками и Шершнями. Даже танкист-новичок, таких называют «новь», на простейшем танке Славянин нулевого уровня усиления, даст фору любой навороченной машине прошлого. Правда, это только если в пыльнике сидит такой же необстрелянный новичок. Опытного умелого противника недооценивать опасно. У каждого своя непредсказуемая тактика. Старые бойцы говорят: «Одну броню сносил – усы, две брони – борода, три брони – жену в дом веди!»

Тихон смерил взглядом заезжего позера. Озорное, мальчишеское выражение промелькнуло в темных глазах бывалого танкиста. Стремительным, легким шагом он обошел киевлянина с фланга. Походя сорвал со стеллажа кусок брезента, накинул на голову и пригнулся, скрывая рост. Ковыляя и притворно припадая на одну ногу, Тихон приблизился к коллекционеру и потянул того за край френча.

Дан Бог с удивлением опустил глаза:

– Чего тебе?

– Могу предложить говоруна, – заговорщически проскрипел Тихон.

– Кого? – удивился молодой человек.

– Говоруна. Настоящего. Времен войны за газ.

Для полноты эффекта Дежнев воровато оглянулся.

– Хм, это какая-то техника? Я интересуюсь только старой техникой, – задрал нос киевлянин.

– Техника, техника. Автономный самоходный гранатомет-пулемет. Внушительный боезапас, впечатляющая огневая мощь. В режиме «шейд» практически сливается с местностью.

– А почему говорун? – заинтересовался столичный франт.

– Вот! Вижу специалиста! – восхищенно просипел Тихон. – Говорун умеет имитировать голос. Записывает, а потом транслирует. Подманивает на дистанцию огня. А потом – бах! Коварство, хитрость, беспринципность! Сейчас так не умеют. Берите, господин, не пожалеете.

– Сколько? – видно было, что Дана Бога заинтересовала военная диковина.

– Всего ничего. Вы же собираетесь ставить на сегодняшних боях?

– Разумеется! Мне говорили, что Тихие очень сильны, – кивнул коллекционер.

– О да! Они хороши. Поставьте на них, сколько захотите, а выигрыш поделим пополам.

– Хм, а если они проиграют? – засомневался Дан Бог.

– Тогда я отдам говоруна бесплатно.

– Договорились!

Рукопожатие у киевского танкиста оказалось неожиданно крепким.

Когда Тихон собрался уходить, дело чуть не испортила Алиса. Подошла, принялась тереться о сапог.

– Ваша кошка? – улыбнулся Дан Бог.

– Приблудная, господин. Ходит, где захочет. Желаете приобрести?

– Нет-нет. Кошки меня не интересуют, – засмеялся коллекционер. – Только танки!

Тихон подобострастно захихикал в ответ, глядя в спину уходящему танкисту, а про себя подумал: «Эх ты, Дан Бог, новик некоцанный. Знал бы, что это за кошка – с руками бы оторвал».

* * *

Когда-то давно, в незапамятные времена, люди решили делать в степи ГЭС, возвели дамбу, запрудили реку, поставили турбины. Для обслуживания машин и сооружений построили целый город. Но что-то не срослось. Вода ушла, строительство заморозили, а потом и вовсе закрыли. Дамбу разобрать не успели, началась война. Теперь грандиозное сооружение стало прибежищем отверженных, беглецов и преступников. Здесь торговали старой техникой, наркотиками и людьми, заключали пари и забивали стрелки. И, конечно, проводили танковые поединки. Не Всемирные и не Красные, как в Москве. Некоторые в шутку называли их Танки-Оффлайн, но большая часть здешней публики обходилась вовсе без имен.

Арена, по-танковому «карта», располагалась в руинах электрогородка. Здесь были остовы многоэтажек, скелеты ангаров и поверженный кран, застывший треугольной сетчатой аркой перед выщербленным обелиском недостроенной гостиницы. Была даже истерзанная давней войной мечеть с ввалившимся куполом и остатками стройного минарета.

Парящие трибуны в степи могли позволить себе немногие, поэтому большинство зрителей размещалось на акватиновых и металлических площадках, уступчатым шанхаем охвативших впадину арены.

Покуда не стемнело, в руинах и над ними горели только небольшие светильники и факелы, но во время сражения поле битвы зальет свет мощнейших прожекторов.

Прошли операторы, катя за собой контейнеры со следящими устройствами. Остановились у стойки трибуны, сверились с планом. Один работник открыл контейнер, из которого выбрались несколько паукообразных камер и принялись карабкаться вверх по стойке. Тихон знал, что есть еще целый рой летающих «глаз». Так что при наличии хорошей техники наблюдатель мог незримо присутствовать в самом центре схватки или парить над ней. Гони монету, подключайся и смотри.

– Тих! Бисов сын! Где тебя носит? Наряжаться пора!

Сэмэн Журибеда подошел, хлопнул по плечу. Здоровенный, шумный, он мог заполнить собой любое помещение. В быту с ним бывало неловко, но в бою казак не подводил ни разу.

– Благородный муж никогда не опаздывает, ибо сказано, когда Владыка вселенной создавал время, то создал его достаточно, – вмешался Том, уже облаченный в защитный скаф. Он предпочитал винно-красный цвет. На нагруднике красовался иероглиф «?», символизирующий безмятежность.

– Хорошо.

Тихон дотронулся до затылка, нащупал охватившее волосы кольцо с рельефным узором. Он не видел, но знал рисунок наизусть: два волка, сцепившиеся в поединке. Эта старинная вещица, привезенная отцом из разоренного Квебека, скрывала один из синхронов-эмиттеров, взятых Дежневым-старшим в лаборатории Эбис. По жизни вместе с охотником бегут два волка, черный и белый, говорили индейцы. А какой же из них побеждает? Тот, которого больше кормишь! Дежнев надавил на скрытую кнопку, медленно повернул кольцо, ожидая ответа прибора. И ответ пришел.

Мир расширился, обогатился новыми цветами и красками. Это активировались устройства Тома, Сэмэна и Алисы. Три танкиста и кошка превратились в единое, многорукое, многоногое существо. Тихон ощущал нетерпение Сэмэна, спокойную уверенность Тома и возбуждение Алисы. Он взял кошку на руки и пошел к своему танку. Синхрон Алисы, спрятанный в янтарном шарике, украшавшем ошейник, поблескивал в лучах фонарей.

У защитного периметра, как обычно, толпилось много народа. Торговцы пряностями и вирт-утехами, работники ангаров в потрепанных комбезах, стихоманты в сверкающих огнями накидках, проститутки всех оттенков и просто залетные бродяги пустошей – все хотели посмотреть на чемпионов.

У команды Тихих пока не было проигранных поединков. Это позволяло поддерживать танки в надлежащем состоянии, заказывать новые покрытия, оружие и запчасти.

Рядом с барьером Тихона ожидал изатбаевский мальчик-эскортер.

– Уважаемый господин, – начал компаньон и поклонился.

– Что хочет от меня почтенный Изатбай?

Тихон не любил торговца. Как и все жители пустошей, тот жил добычей военных трофеев. Однако краснобородый был не прочь ограбить собрата-искателя.

– Почтенный Изатбай шлет вам подарок и скромную просьбу, – улыбнулся мальчик.

– Что за подарок?

– Меня.

Тихон был готов поклясться, что компаньон не сдвинулся с места, но в его фигуре, осанке, взгляде появилось что-то призывное, соблазнительное. Алиса тоже это почуяла, выгнула спину, сладострастно замурлыкала.

Дежнев поежился под броней скафа. Он многое слышал про эскортеров. Говорили, что их выращивают где-то на Окинаве, используя запретные довоенные технологии. Еще судачили о необоримом притяжении, которое умеют генерировать компаньоны вне зависимости от пола. Были случаи, что человек сходил с ума или накладывал на себя руки, неспособный более оплачивать услуги необычной куртизанки.

– Щедрое предложение, – осторожно ответил Тихон и постарался дышать ровно, отключить свое восприятие, ограничившись ощущениями Тома и Сэмэна. Кажется, получилось. Мысли перестали путаться. – Что же за просьбу передает мне почтенный Изатбай?

– О, ничего особенного. Вам следует проиграть один из пяти флагов в этом поединке. Господин Изатбай выставляет сегодня на бой несколько отборных машин. Они должны показать себя.

Конечно, должны. Тихон представлял, как взлетит цена на изатбаевские пыльники, если они смогут что-то противопоставить современным танкам.

– Как тебя зовут?

– Нтохо, господин, – шепнул и еще раз поклонился компаньон.

– И давно ты работаешь с краснобородым, Нтохо?

– Больше полугода, господин.

Что-то промелькнуло в раскосых глазах куртизана. Сожаление? Страх?

– Но ведь эскортеры могут сами выбирать себе клиента. Их нельзя дарить. Разве нет?

Этот вопрос вызвал у мальчика волнение. Он вдруг перестал излучать сексуальность и превратился в обычного подростка.

– Да… это так, но дело в том, что почтенный Изатбай заключил со мной контракт не совсем… обычным способом.

– Иными словами, просто украл тебя и пользует как раба. Скажи, Нтохо, он бьет тебя?

– Нет, но… грозится избить до крови, если я ослушаюсь, – пролепетал эскортер.

– Ясно.

Тихон разозлился, и это было хорошо перед поединком.

– Передай почтенному Изатбаю, что я ценю его щедрость, но не могу принять дар, а победа Тихих или их поражение – за пределами торга.

– Это его вряд ли устроит, – сказал компаньон и поник головой.

Тихон шагнул вперед, наклонился к самому уху куртизана.

– Пойми, Нтохо, ты правда того стоишь, но я не могу поступиться своим именем. Продав раз, продаешь и дальше. Но это не значит, что мне на тебя плевать. Я постараюсь помочь, обещаю.

С этими словами Тихон прошел за периметр, легко взобрался на трак Шершня и отсалютовал собравшейся толпе. Люди у ангара приветствовали его громкими криками. Алиса, не любившая пристального внимания к своей персоне, вспрыгнула на броню и скрылась в отверстии люка.

Тихон спустился вслед за кошкой, активировал боевую машину. Задал курс, сам оставаясь на виду. Такова был традиция перед поединком. Рядом ожили машины друзей.

Под звуки имперского марша из стародавнего фантастического кино танки двинулись к большим воротам – въезду на арену. Вот и портал, украшенный фрагментами танковой брони, закопченными пушками и траками. Створки медленно открылись. Теперь можно скрыться в кабине и включить интерком.

На сгустившихся в воздухе экранах показались лица Тома и Сэмэна.

– Все готовы? – мягко, даже ласково спросил Тихон.

Его негромкие слова прозвучали в тишине кабины решительно и со значением.

Том прикрыл раскосые глаза. Затем открыл их и произнес:

– Ни небо, ни земля не обладают человеколюбием, а только лишь предоставляют всем существам возможность жить своей собственной жизнью.

Произнес буднично, как бы между делом и непонятно для кого. Может быть, для самого себя, может быть, для своих друзей-соратников, а может быть, и вообще просто так. Кто же его поймет? На то он и Том.

– А потому що не трэба було пугать вожжика голым задом, – вроде бы невпопад брякнул Сэмэн. А потом добавил, как будто решил внести ясность в сказанное: – Вожжик, вин того – вин иголки мает!

Том надел на голову шлем, поверх старинного хипповского хайратника. Украшение это скрывало в себе синхрон доктора Дежнева. Вскоре глянцевая поверхность просветлела и явилось лицо танкиста, подсвеченное огоньками датчиков.

Сэмэн повторил действия друга. Но если все жесты Тома были скупы и четки, словно у мечника перед сечей, то Сэмэн совершал множество лишних движений. При этом он все время кряхтел, бормотал что-то себе под нос, из чего можно было разобрать только:

– От же ж бисова сила…

Тихон и Китаец терпеливо ждали Сэмэна. В конце концов тот косовато приладил шлем на голову. Дежнев прекрасно знал, что все действия казака чистой воды спектакль. Журибеда, как и все жители южной России, имел тягу к мистификациям.

– Ну, ось… От цэ вже гарно… – удовлетворенно сказал Сэмэн и, довольно улыбаясь, оглядел соратников. Синхрон, скрытый в золотой серьге, придавал Журибеде отдаленное сходство с немирными сечевыми предками.

– Ну, стало быть, с богом, – так же мягко подвел итог беседы-переклички Тихон и отдал команду компьютеру.

Мотор взвыл, сталь запела, и боевая машина сорвалась с места. Ошметки грязи прыснули из-под гусениц, словно плюхи из жерла гейзера.

Танки вошли на карту.

Глава 2
Небесный огонь

Тихон резко развернул машину. Из-под траков взметнулось бетонное крошево. Зашипели насосы системы охлаждения и силовой гидравлики, компенсируя нагрузку. Пронизанная датчиками ткань ложемента, в которой, точно в гамаке, завис танкист, уплотнилась, сохраняя оператора боевой машины в полном покое, так, словно он и правда отдыхал в любимом кресле. Только руки бойца пребывали в непрестанном движении, превращая танк и человека в единое целое.

После резкого поворота танк Дежнева, Шершень-два, рванулся вперед, скрываясь в узком ущелье между решетчатыми конструкциями парковки и стеной мечети.

В тот же миг асфальт позади вспух чудовищным грибом и прорвался тысячью раскаленных ошметков. Противник из засады-кемпера вел миноментый огонь, сокрушая все кругом. Второй залп накрыл проход между домами.

Тихон успел увидеть вспышку и тут же передал информацию команде, он чувствовал, как Алиса напружинилась, словно ловила мышь. На нее можно положиться, кошка в их связке стержень, именно она делает из них, простых людей, некогда в древности утративших первобытное чутье, настоящих хищников с молниеносной реакцией.

Тут же в шлемофоне послышался короткий вой, потом зловещая пауза, и мир содрогнулся от страшного взрыва.

* * *

Том получил сигнал от Тихона, и его неторопливый тяжелый Варяг медленно двинулся на позицию. Чтобы разогнать машину, Том включил «джет-допинг». Современные танки могли распределять часть энергоресурса, потратив его на активные щиты или залповое ускорение. Бывало, что на последний победный рывок уходила вся энергия. Такой прием отчего-то назывался «марафон».

Том заметил засадный пыльник, снабженный пушкой-минометом Тор. Тонкие пальцы китайца пробежались по образам клавиш в дополненной реальности шлемофона, и тяжелое кинетическое орудие Рельсотрон навелось на цель. Эта пушка самая убойная, но подготовка каждого выстрела требует времени. Немного, всего несколько секунд, но этого иногда достаточно, чтобы более быстрая пушка врага разнесла вашу защиту. На сей раз все получилось удачно, и снаряд, способный пробить танк насквозь, с чудовищной скоростью устремился к цели.

Пыльник взорвался. Изразцы минарета поймали отблески победного пламени.

* * *

Тихон старался не думать про операторов Изатбая. Стальные монстры, в которых краснобородый превратил свои пыльники, могли управляться дистанционно. Однако Дежнев знал торговца достаточно, чтобы быть уверенным: в развороченном, точно перезрелый гранат, корпусе вражеского флагмана находится мертвый танкист. Защитный костюм оператора и умная броня турнирных танков еще могли спасти от прямого попадания. Но пыльник, даже прокачанный, оставлял человеку мало шансов.

Впереди была знакомая развилка и статуя на пьедестале. Танкисты, знакомые с площадкой, называли его Хан-паша, или попросту Павлик. Участок был сложным, и памятник постоянно оказывался под обстрелом. Некоторые даже делали ставки, оторвет Павлику ногу или руку или вовсе разнесет в клочки. После сражения площадку обновляли, и Павлик воскресал. Хохмачи-картоделы как-то приладили статуе вторую голову, правда ненадолго.

На сей раз флаг разместили около статуи. Он пульсировал красным и красиво развевался на ветру. Вообще флаг – это световая проекция, которая реагирует на специальный датчик на танке, но отчего бы не вписать в программу пару лишних строчек. Чтобы взять флаг, нужно просто в него въехать, и добыча окажется у вас на броне. Дальше – ноги в руки и на базу. Если флагоносца подстрелят, флаг останется на месте гибели и засветится ярче, чтобы игроки видели его издалека. Чужой флаг снова нужно «осалить», а тем, кто в обороне, достаточно проехать через проекцию флага, и тот снова окажется на прежнем месте.

Дежнев въехал на базу противника. Она, как правило, хорошо охраняется, так что самое время было «продопиться». Тихон включил временную дополнительную защиту, усилил огневую мощь и увеличил мощность мотора. Расходники действовали временно: минута, на которую танк становился сильнее вдвое. Вполне достаточно, чтобы выполнить задачу, а иногда и победить.

Алиса предвосхитила опасность: выгнула спину дугой. Тут же из-под обломков жилого дома показалась Химера, один из самых зловещих танков Серых десятилетий. Напалм, главное оружие приземистой машины, мог преодолеть защиту Шершня и перегреть систему, а потом – взрыв… По мощности напалм можно было сопоставить с «жигой», турнирным огнеметом, правда, с гораздо меньшим баллоном, да и перезаряжалась пушка намного медленнее. Однако Тихон был уверен, что в своем новом покрытии «Глина» с дополнительной прокачкой от огня некоторое время он точно продержится. Куда больше беспокоило движение на мониторах: противник был рядом.

Нужно было выхватить вражеский флаг и сразу спрыгнуть в овраг. Только бы не перевернуться…

* * *

Том вернулся на свою базу. С мощным Рельсотроном и бронированным Варягом он мог издалека расстреливать врагов, не подпуская их к флагу. Так мудрее, чем пытаться привезти флаг противника на медленном танке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6