Нидейла Нэльте.

Слепая совесть



скачать книгу бесплатно

Заставляю себя проглотить несколько кусочков, совсем аппетита нет. Жаль, экран у нас только один, в холле на стене. Хотя мадам Джанс лично включила для меня, поставила запись прощальной церемонии предыдущей императрицы, а все равно сразу море любопытных, всем тоже резко понадобилось. Девочки перешептываются, что обо мне и нашем пансионе уже тоже в новостях рассказали.

Сажусь на стул, Дарсаль за спиной – не могу понять, успокаивает или раздражает. Рассматриваю мать Иллариандра – молодая, красивая, с теми же ямочками. Похоже, искренне радуется, почему она с сыном не приехала, интересно? Пытаюсь вспомнить, что знаю: отец недавно умер, а вот мать…

Повелитель на записи несколько старше невесты, уже за тридцать, выглядит тоже вполне довольным, переговариваются вежливо, на «вы». Обычный облегченный придворный этикет, безо всяких там выкрутасов и сложностей. И повсюду Слепые Стражи.

Внимательно просматриваю до конца, едва не вышибает слезы при виде отъезжающей процессии. Ведь скоро и мне придется… Задумываюсь, смотреть ли следующую или еще успею. Очень уж не терпится вопросы позадавать. Не лезть же к императору, а вдруг что не то спрошу. В голове зарождается безумная мысль разыскать родственников его матери. Внук все же, ну или там племянник.

Бросаю взгляд на охранника – по-прежнему непроницаем, молчит, не шелохнется. Вижу снизу, как мерно вздымается грудь, снова ловлю себя на мысли, что никогда так близко мужчин не разглядывала. Смущаюсь почему-то, встаю решительно:

– Дарсаль… я пройтись, глаза устали.

Кажется, легкое недоумение во взгляде. Ну да, я не должна отчитываться, его дело – реагировать. Идет следом, выходим из дома, углубляемся в парк по дорожкам. Сердце снова кровью обливается, неужели в последний раз гуляю здесь, в последний раз экран смотрю, с девочками, какими бы ни были, общаюсь…

Сердито отгоняю депрессивный настрой, оглядываюсь. Никого вроде.

– Мы одни? – на всякий случай уточняю.

– Практически.

– Это как? – хмурюсь.

– Есть еще охрана.

Ничего себе. Впрочем, логично.

– Она нас слышит? Я хочу спросить.

– Стражи слышат. Могу наложить слепое пятно, но тогда император наверняка заинтересуется разговором.

Бросаю любопытный взгляд. Ко мне самого надежного приставили, что ли? Наверное, доносить о каждом шаге будет.

– Слепое пятно, значит. Это не под ним вы прятались тогда, на озере?

– Император должен был сделать выбор, моя госпожа.

– И никто не увидит, не услышит?

– Более сильный Страж может взломать, но для этого у него должны быть веские основания.

– Ладно, – соглашаюсь я. – Тогда просто скажите, если я задаю вопросы, которые не положено задавать. Я же не знаю ничего про Айо.

– Конечно, моя повелительница.

– Дарсаль, а что с прежней императрицей? С матерью Иллариандра?

– Скончалась несколько лет назад от болезни.

– Я не знала, – вздыхаю. Впрочем, и не интересовалась никогда. – А есть у него другие родственники? Братья, сестры?

– Наследник всегда один, моя госпожа.

Традиционно, чтобы не допускать борьбы за власть.

А вдруг с ним что-нибудь случится? Вовремя прикусываю язык, не тот вопрос, который должна задавать будущая императрица. Пока, во всяком случае.

– А девочки?

– У императора Иллариандра сестер нет, однако у его отца была. Девочки, даже рожденные женщинами Йована, не могут зачать ребенка, поэтому соперничества за власть не будет. Герцогиня… родственница императора живет в отдельном поместье и к управлению государством отношения не имеет.

Задумываюсь. Вообще не в состоянии или от местных мужчин? Возможно, какие-то проблемы с совместимостью? А женщины в принципе к управлению допускаются?

Снова прикусываю язык, вздыхаю тоскливо. И ведь не обсудить теперь ни с кем, пошла бы к Тересии, да без Стража никак. Пытаюсь удержаться от раздраженного взгляда, все же Дарсаль отвечает на вопросы и вообще доброжелателен. Пока.

– А… мм… местные родственники? Император с ними как-то контактирует?

– Нет, моя госпожа, они официально не считаются родственниками с того момента, как жених отдает выкуп за невесту.

– Странно это, – бормочу я. – Разве не логичнее укреплять связи и иметь союзников?

– Такова традиция, моя госпожа.

Традиции ведь не на ровном месте возникают. Впрочем, у нас дети, рожденные согласно очереди от чужих мужей, тоже их родственниками не считаются.

– А запретов на этот счет никаких нет? Если я захочу их разыскать?

– Лучше спросите у повелителя, моя госпожа.

Снова не могу смотреть в горящие глаза, перевожу взгляд на многолетние высокие сосны.

– Только скорее всего придется объяснить, для чего вам это понадобилось, – добавляет Дарсаль.

Знать бы самой, для чего…

Глава пятая

Ноэлия

Гуляем какое-то время по парку – здесь всегда прохладно, умиротворяющий запах деревьев и трав. Страшно хочется увидеть, где же она, моя охрана, сколько ее, все ли Стражи или кто еще… Однако пусто, может, Дарсаль обманул? Идет чуть сзади, ступает бесшумно, уже и ограда виднеется. Ощущаю себя заключенной в клетку, не сбежать. Стараюсь не расстраиваться.

– Там женщина, моя госпожа, – вдруг сообщает Дарсаль. – По-моему, вас ждет.

– Какая женщина? – оборачиваюсь. Тересия, что ли? Обещала ведь зайти. – Где?

– Не знаю, незнакомая. У ограды, – отвечает. Какая это незнакомая может меня ждать? Кошусь на него, добавляет: – Не опасна.

– Так что же она не зайдет? – спрашиваю я.

Вроде пансион мадам Джанс никогда не был закрыт для посетителей, изредка девочек даже в семьи забирали. Хотя у богатых обычно свои дети, им чужие не нужны, а бедным содержать не на что, не всякому и отдадут. Наша мадам, насколько я понимаю, какие-то дотации от государства получает.

– Боится, моя госпожа.

Действительно, впереди у ворот стоит женщина – немолодая уже, в темном длинном платье и небольшой, завязанной под подбородком шляпе. Поднимает взгляд на меня, на Стража, на мгновение такая надежда в глазах, руки мнет перед собой и, кажется, что-то держит в них.

– Госпожа Ноэлия? – зовет она.

Киваю, приближаюсь с любопытством, никогда ее не видела. Выцветшие темно-серые глаза, худая, чуть сгорбленная фигура.

– Да, – отвечаю. – Вы что-то хотели?

Женщина кидает опасливый взгляд на Дарсаля, делает робкий шаг в ворота, тоже кошусь на Стража, но он, как обычно, молчалив и непроницаем.

– Да, – шепчет она, протягивает руки.

Быстрее, чем успеваю сообразить, беру их в свои. В ладонь тычется какой-то листок бумаги, женщина снова бросает взгляд на Дарсаля и выдыхает едва слышно:

– Помогите!

Забирает руки, оставляя послание в моих, уходит поспешно, нервно оглядывается. Смотрю какое-то время ей вслед, размышляю о том, что делать с листком, где его прочитать. Наверняка ведь ненужное внимание привлекла! Уж лучше бы поговорила о чем-нибудь.

Идем, молчим, пытаюсь сообразить – он просто предположил, что она боится, или может это видеть? И насколько далеко слышат Стражи? Незаметно прячу бумагу в карман. Спешу к себе.

– Подождите тут, – прошу возле комнаты, однако охранник не слушается, заходит следом. Закрывает дверь.

– Что она вам дала, моя госпожа? – спрашивает вдруг.

– Ничего.

Это же кошмар, неужели я теперь постоянно на виду буду? Каждый шаг под контролем!

– Обман вам не идет, моя госпожа. – Дарсаль слегка хмурится, почти незаметно.

– Я просила подождать за дверью!

– Пожалуйста, отдайте письмо, госпожа.

– Зачем? – возмущаюсь.

– Император должен его увидеть.

– А если не отдам? Будешь отбирать силой?

– Мне придется доложить повелителю. Простите.

– И что, он раздумает на мне жениться? – злюсь.

– Надеюсь, нет, – отвечает Дарсаль таким тоном, мурашки по спине.

Я еще даже не знаю, что там! Почему вдруг завелась? Да потому что задыхаюсь, хочется хоть какой-то свободы! Не могу я, когда за мной по пятам ходят, следят!

– Это не письмо! – сообщаю мстительно.

На мгновение кажется, будто в глазах Стража что-то мелькает – не могу разобрать. Растерянность, сожаление. Страшно, наверное, не видеть – или видеть совсем не так.

Раскрываю записку, читаю.

«Моя дочь, Малария Эдвайс, пропала после приезда прошлого императора. Ее похитили Слепые. Пожалуйста, помогите!»

Вот же… С ужасом смотрю на Стража. И что мне за это будет? Может, нужно было отдать, не читая? Стоит, ждет, осознаю: одно слово императора – и я даже пикнуть не успею. Охранник-тюремщик.

– На, читай, – вручаю ему записку, кусаю губы, чтобы не расплакаться от страха и снова прихлынувшего отчаяния.


Дарсаль

Слова режут по живому, убеждаю себя, что она же не знает. Хотя кого я обманываю, специально она это говорит.

– Я не могу читать, моя госпожа, – отвечаю как можно ровнее.

Не заметила бы этой неутихающей тоски. Беру в руки бумагу, провожу пальцами, слегка приотпускаю омаа, пытаюсь понять хоть общий смысл. Просьба найти какую-то пропавшую девушку, имя выделить не могу – незнакомо. Но как-то связано со Стражами. Убираю в карман, Иллариандру все равно придется передать.

Ноэлия сердится, колючие серебристые льдинки, надеюсь, мы не поторопились с выбором. Для меня это был бы конец.

Нет, аура быстро восстанавливается, такая же ровная, синяя. Успокаивающая. Свою тоже пытаюсь стабилизировать. Удается. Выхожу за дверь, как просила.

Ноэлия нервничает, ходит по комнате, собирает остатки вещей. Появляется вчерашняя гостья – Тересия, приходится снова зайти. Ноэлия молчит, холодная отчужденность. Тоже молчу.

Гостья курит, едкий запах дыма, фиолетовые жгуты нервного расстройства, переживает. Разговаривают ни о чем, боятся.

– Я Алму пригласила, – сообщает Ноэлия. – Если император не будет возражать.

– Да что б ему возражать, женщины в Айо никогда не лишние. – Шорох одежды от пожатия плечами. – Тебе-то родное лицо рядом, я понимаю. Но помощи от нее не жди, себе на уме твоя Алма. Я люблю тебя, ты же знаешь, но никому не пожелала бы ехать в Айо. – Опасливая волна в мою сторону.

Чем их так Айо пугает? Не понимаю. Ноэлия все хочет что-то спросить – о записке, наверное, – да не решается. Тересия тоже полна сомнений, снова острый взгляд на меня, глубокий вздох.

– Мне нужно уехать, девочка моя, – говорит наконец.

– Куда?! – Сиреневая печаль, фиолетовая тоска. – Надолго?

– Постараюсь к твоей церемонии успеть, моя хорошая.

По ауре ползет, передвигается серое пятно: обманывает, умалчивает, интересно, император установил за ней слежку?

Впрочем, для Ноэлии непосредственной опасности нет, остальное – заботы Лийта и прочих ответственных за службу охраны.

– Ну не расстраивайся. – в словах мягкость, почти нежность.

– Все в порядке. – Голос Ноэлии дрожит, невыплаканные слезы. Быстро берет себя в руки, молодец девочка. Все-таки хорошей императрицей будет. – Когда уезжаешь?

– Да вот сегодня, пришла тебя повидать.

– Мы… увидимся еще?

– Конечно! – Голос бодрый, убежденный, а сама не верит.

Может, отправить кого-нибудь следом? Не нравится мне это. Связываюсь на всякий случай с Лийтом, обращаю внимание на гостью Ноэлии.

«Следим», – сообщает. Значит, правильно сделал, не то решат, будто невнимателен или не справляюсь. Тут же ощущаю легкий контакт, узнаю Ивена.

«Через два часа будем, готовь невесту», – хмыкает. Иногда мне кажется, император слишком много вольностей ему позволяет. Впрочем, очевидно, не просто так.

«Передам», – отвечаю.

– Простите, моя госпожа, через два часа за нами приедут, – прерываю разговор.

Вздрагивают обе, оборачиваются ко мне.


Ноэлия

– Спасибо, – киваю.

– Ну… я пойду, пожалуй…

– Уже? – пугаюсь я.

Неужели могу больше не увидеть? Обидно так, дела у нее какие-то, не могла подождать? Ничего толком не знаю о ее жизни, но уезжала она не так уж часто! Мы постоянно созванивались, бывало, когда грустно и тоскливо, наберу ее – и полегчает.

Тересия садится на кровать, поднимает куклу, которая так и лежит на покрывале. Начинает расправлять волосы, теребить складки платьица. Вздыхает:

– Так вышло, моя хорошая, я этого не хотела. Не серчай на старуху.

Присаживаюсь рядом, обнимаю, вдыхаю любимый с детства горчащий запах. Не расплакаться бы. Поглаживает по волосам, что же я буду делать там, за сотни километров, без ее голоса, рук? У меня ведь никого. Ну почему она не захотела поехать, что ей здесь?

– Я бы тебе все отдала, что смогла бы, – не выдерживаю. – Императрица ведь имеет право на свои прихоти и желания, никто не стал бы возражать?

Тересия молчит, убивая последнюю надежду.

– Все будет хорошо, девочка, – утешает она.

Поднимаюсь резко. Пусть так. Тересия тоже встает, оглядывает комнату, сумку:

– Помочь тебе?

Качаю головой:

– Я уже все сложила.

– Я не прощаюсь, – говорит Тересия, надевая шляпу.

Довожу до двери, Дарсаль выпускает. Я тоже прощаться не хочу. Дожидаюсь, пока уйдет, иду в душ умыться, привожу себя в порядок, накладываю подходящий случаю макияж. Этому нас обучили в полной мере. Подбираю пристойное платье из моих скудных запасов, снова все проверяю, не забыла ли чего. Напоминаю себе – ведь я еще в городе, даже если забуду, всегда смогу зайти забрать. От этого совсем тошно.

Наконец шум у выхода, машины, охрана, зеваки собираются. Опускаюсь без сил на кровать. Не могу. Не хочу!

– Пора, моя госпожа, – тихо напоминает Дарсаль.

Почти ненавижу его за это.

Стук в дверь разбивает последние мгновения тишины. На пороге появляется молодой парень, кланяется почтительно, представляется. В ушах стучит, ничего не соображаю. Дарсаль указывает на сумку, ага, значит, какой-нибудь слуга. Ну да, все правильно. Страж придерживает створку, выходим, парень пристраивается сзади.

Мадам Джанс бросается ко мне, обнимает как родную:

– Ноэлия! Спасибо вам!

– За что? – недоумеваю я.

– Император за вас такой выкуп дал! Мы теперь сможем и ремонт сделать, и достроиться, и еще нескольких детей взять!

Снова ставшая привычной за последний день горечь. Выжимаю из себя улыбку, хоть что-то хорошее во всем этом безумии. Только как отделаться от ощущения, что меня просто-напросто продали?

Ищу взглядом, так надеюсь увидеть Тересию, однако ее нет. Она же попрощалась, недавно ушла. Но ведь могла бы и проводить!

Зато жених собственной персоной в холле, выглядит счастливым и радостным, выходит навстречу, руку подает, помогает сойти с последних ступеней.

– Как же я соскучился! – улыбается он, целует кисть.

Невольно улыбаюсь ему, даже расслабляюсь. Убеждаю себя: все будет хорошо, жених у меня милый, а жестким ему по статусу быть положено.

– Я тоже! – отвечаю.

– Вы очаровательны, моя дорогая! – чуть понизив голос, почти интимно.

Едва не вырывается: «Вы тоже!», нервно хихикаю.

Иллариандр так и ведет меня за руку, машет зевакам – приходится улыбаться и изображать счастливую невесту. Ну не показывать же всем, как тошно. Ненормальная я, видать, они же на самом деле завидуют, считают, что мне нереально повезло.

Проходим с императором сквозь коридор Слепых Стражей – никогда еще так много их сразу не видела! Рассматриваю лица. Огонь – у каждого чуть иной, особенный, почти у всех белый, серый или бежевый, у одного только светло-коричневый. Еле удерживаюсь, чтобы не кинуть взгляд на Дарсаля. Нужно будет у него поспрашивать. Или книги поискать.

Издалека съемки ведут, репортажи, но к нам никого не подпускают. Да и смысла нет, все равно большинство кадров засветятся. Радуюсь, не хотела бы я сейчас еще и интервью из себя выдавливать.

В последний раз оглядываюсь, машу высыпавшим провожать девочкам, думала ведь обнять их на прощанье, а как-то все так скомканно, внезапно…

Алма улыбается, смотрит ожидающе, киваю – не забуду.

Снова тот же безумный гравикар, все-таки не могу сдержать восторга. Как же иногда сбываются наши мечты, какими дикими, неожиданными выворотами!

Дарсаль открывает дверь, Иллариандр помогает войти внутрь, притормаживаю: там еще один Слепой. Взгляд бежевого свечения пугает, но император настойчиво подталкивает сзади, сам залезает следом, Дарсаль тоже. Куда дели мою сумку, не знаю, надеюсь, обыскивать не будут. Правда, что-то мне подсказывает, что не стоит надеяться… Ну, может, хоть не выбросят ничего.

– Это Ивен, мой личный Страж, – знакомит император.

Рассматриваю второго. Личный – такой же, как у меня Дарсаль? Он один или их несколько? Боже, какая масса вопросов, и где на них ответы получить?

Ивен страшит – не так, как Дарсаль. Тогда я испугалась больше от неожиданности, вообще напугала ситуация. Этот же Страж настораживает; несмотря на улыбчивые губы, черты лица скорее жесткие, слегка высокомерные. Куда я попала! Как среди них всех выживать? Что там Тересия говорила? Поставить себя. Выдыхаю неслышно, собираюсь с мыслями.

Хм, а когда Дарсаль планирует мою записку сдавать?


Дарсаль

С интересом наблюдаю за аурой Ивена: дрогнула, пошла легкой рябью. Наверное, моя в первый раз дрогнула точно так же. На этот чистый синий свет невозможно смотреть равнодушно. Слепому Стражу, во всяком случае.

Быстро берет себя в руки, выравнивает омаа, разве что тон становится едва уловимо темнее, и то ненадолго. Ноэлия опасливо косится то на него, то на меня – нащупываю взгляд, эмоции. Вспоминаю, как держала мою руку, почему-то жду, что и до него дотронется.

«Ух ты!» – слышу мысль Ивена, не сдержал.

Передаю ему улыбку омаа: «Нравится?»

«Еще бы! А Иллариандр говорил, страшная… Разве может девушка с такой аурой быть страшной?»

Хочу ответить, что не может, но вовремя пресекаю порыв. А то потом передадут императору, что ставлю под сомнение его слова. Бывали прецеденты.

«Не знаю. Насколько я понял, не похожа на местных женщин».

И вкус – слишком личное понятие. Надеюсь, он не стал бы жениться, если бы она была ему совсем неприятна. Ноэлия заслуживает хотя бы симпатии.

– Как прошел прощальный ужин? – интересуется император.

– Ужин? – недоумевает невеста.

– Ну тебе же наверняка вчера устроили. – Иллариандр сама растерянность, хотя я докладывал, что не было никаких вечеринок. Император всегда рассчитывает ходы.

Ноэлия расстроена, хоть и пытается не показать. Но, возможно, так ей легче будет уехать.

– Не успели, слишком все неожиданно, – отвечает.

– Не беда! – подбадривает повелитель.

Наступает неловкая пауза.

– Какие у нас планы на сегодня? – спрашивает невеста.

От императора исходит одобрение.

– Сначала освоишься в апартаментах, познакомишься с Валтией – она будет учить тебя всему, что положено знать императрице. Потом платье подберешь, вечером прием – представим тебя высшим.

Девушка нервничает, сжимает пальцы, но заставляет себя расслабиться.

– Я могу выходить куда-нибудь? Приглашать к себе кого-нибудь?

– Конечно, моя дорогая. Викерий передаст Дарсалю особую карточку, с которой ты сможешь делать любые покупки. Только, пожалуйста, имей в виду, что тебя везде будет сопровождать охрана. Не то чтобы я думал, будто кто-то рискнет навредить моей невесте, однако статус обязывает, сама понимаешь.

Отпечаток кивка.

– Подруг в гости тоже можешь приглашать, но также помни о статусе и, будь добра, сверяй расписание. У нас впереди несколько официальных выходов. И церемония, конечно.

– А почему так получается, что императора можно заснять только на церемонии? – спрашивает вдруг Ноэлия.

– Это не твои заботы, красавица. – Смазанное движение поднятой к ее щеке руки. – Ты останешься в истории, не переживай.

– Я просто хотела посмотреть побольше, чтобы знать, но нашла только записи церемоний. И то не все успела.

– В доме есть экран, посмотришь все, что пожелаешь. Обращайся к Валтии, она непременно поможет.

Снижаемся, влетаем в ворота. Здесь пусто, лишь охрана на стратегических точках. Торжественную встречу не устроили, хорошо. Скорей бы хоть ненадолго к себе в комнату.


Ноэлия

Ух, вот это «дом» – да это домище, особнячище! Дух захватывает!

Император снова подает руку, здесь никто не встречает, тишина и покой. Проходим под деревьями, склонившимися над подъездной аллеей, поднимаемся по широкой мраморной лестнице, да тут в одном холле половина пансиона мадам Джанс поместится! Нет, кажется, я все-таки в восторге. По магазинам… всегда мечтала вот так пройтись, купить что захочу! Нам на личные расходы почти ничего не давали, разве только по праздникам иногда.

И свожу Тересию в наше кафе на прощанье. Ну хоть раз я ее, а не она! И куплю что-нибудь девочкам… Ну, может, это нехорошо – считать чужие деньги, но ведь они уже не чужие, уже мои, да?

Вцепилась в руку жениха, однако он доволен, улыбается, поглаживает второй. Тоже смущенно улыбаюсь, оглядываюсь с восторгом по сторонам.

– Там малый зал, там библиотека, здесь крыло охраны, – рассказывает император.

Поднимаемся на специальном открытом подъемнике, через высокое стекло видна запруда, кувшинки на темной поверхности. Красиво. Подъемник останавливается в небольшом холле, сзади двойная лестница, впереди две шикарные, обитые шелком двери с резными наличниками, у каждой по Слепому Стражу. Император машет на левую:

– Это мои покои, если вдруг что – приходи. – Так он это говорит, смущаюсь сразу. Подводит к правой: – А тебе сюда.

Опасливо смотрю на Стража.

– Марис, – представляет Иллариандр.

Марис кланяется-кивает, сверкает белыми глазами, так и хочется проскочить побыстрее. Заставляю себя тоже кивнуть, поздороваться. Мне ведь теперь постоянно придется с ними взаимодействовать. Ужас.

– Отдыхай, дорогая. – Император целует в щеку, тонкий мужской аромат, опять смущаюсь. Марис открывает дверь. – Дарсаль, как госпожа Ноэлия тебя отпустит – зайдешь ко мне.

– Конечно, мой повелитель.

Пытаюсь сообразить, это мне его уже сейчас отпускать или он еще должен что-то показать-рассказать-проверить? Захожу в апартаменты, сразу же обо всем забываю – никогда такого богатства не видела! Все изящно, красиво, изысканно – слов не подобрать. Десяток комнат, зачем мне столько? Опознаю только гостиную – она самая первая от двери, – спальню да кабинет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8