Нидейла Нэльте.

Слепая надежда



скачать книгу бесплатно

– Приказ повелителя. Сделаешь метки для самых близких – отряда императора и отряда императрицы.

– Сам делай.

– Твоя обязанность.

– У императрицы нет отряда. Еще.

– Тогда император назначит.

Смотрю на него и словно впервые вижу. Всегда казалось, личный Страж императора – какая-то невероятная высота, вызывающая едва ли не трепет с поклонением. Но сейчас… его как будто все это забавляет, доставляет странное, почти садистское удовольствие. Не могу понять. И, наверное, простить тоже. Хотя мне и не положены такие эмоции.

Молчим. Держу свой щит и ауру Ноэлии. Ивен пытается пробраться, не пускаю. Но он не оставляет попыток – скорее развлекаясь, чем действительно собираясь смотреть. Захотел бы – пришлось бы мне снимать защиту. В этих вопросах приоритет у него.

А у меня приоритет все видеть. Не верится, что раньше я воспринимал его за везение.

«Сюда!» – никогда еще внутренний голос императора не казался таким… неприятным. Едва не переспрашиваю, и мне? Конечно, и мне. Приказ повелителя однозначен. Не хочу. Не могу. Но иду, куда же денусь.

Лия сжалась на кровати сбившимся комком смятой ауры. Темные потеки. Убил бы любого, кто к ней прикоснется. Но не повелителя. Конечно.

Обнять бы и успокоить. Да снова выгонит. А после слов мужа о шлюхах, еще и с отвращением.

Он продолжает говорить – метко, безжалостно, достигая цели. Уверенность в силе императора впервые предстает совсем иной стороной. Может. И советников созвать, и… да что угодно. Только гордости за повелителя совсем не возникает. Даже если он просто «воспитывает» жену, намереваясь указать ей место. Самое отвратительное, что мне ее и обнадежить нечем.

– Когда от тебя ждать метки, Дарсаль? – Иллариандр недоволен.

– Сколько у меня времени?

– Нисколько.

«Эр Мирий! – обращаюсь, решившись. Может, и зря. Но надо хотя бы попытаться. – Сколько у меня времени?»

«По закону – три дня, – почти сразу откликается старик. Надеюсь, я его не разбудил. – Или доказать свою правоту, или исполнить волю императора. Или предложить альтернативу. Если не случится ничего, что заставило бы ускорить решение».

– У меня есть три дня, – отвечаю.

Долетает гнев Иллариандра – но то ли понял, с кем я советовался, то ли Мирий транслировал сразу всем. Несколько минут тишины, точнее, ментальных переговоров. Без меня. Ни слова не произнеся, повелитель разворачивается и уходит вместе со своим приспешником.

Не знаю, что делать, сгораю в омаа. Стою как истукан. Пусть уже прогоняет, что ли. Сам я уйти не смогу. И приблизиться не смогу.

Ноэлия подхватывается, надевает, похоже, теплый пеньюар – резкое, разлетающееся движение. Ощущаю ее слезы – но внутренние. Не знаю, видно ли их зрячим.

– Дарсаль… – произносит срывающимся, хриплым голосом, который полночи читал мне что-то яркое и… нежное.

– Да, моя госпожа, – отзываюсь. Сжимаю кулаки. Ноэлия делает несколько шагов, явно желая уйти, но вдруг бросается ко мне.

Не успев сообразить прижимаю к себе, прикасаюсь губами к волосам, остервенело срываю черную мерзость с синей ауры. Выжечь до капли! Ноэлия плачет – хотя нет, это ее аура захлебывается рыданиями, а сама она стоит, просто уткнувшись в мою грудь. И молчит.

Глава шестая

Ноэлия

– Вы готовы? Император идет.

Едва не вздрагиваю, задумалась, не заметила, как Дарсаль появился. Готова. Наверное. Часа полтора решала, что надеть: после слов Иллариандра о брюках уже была согласна на платье. Чтобы не думал, будто я специально тут для него… соблазнительно выряжаюсь. Да и свадьба все-таки. А с другой стороны, не хочется, чтобы он таким способом заставил меня отказаться от любимой одежды!

Несколько раз переодевалась. Мадам Джанс всегда внушала, что ходить в брюках на светские мероприятия – моветон. Да и платье мне сшили красивое… А в другое время буду носить, что захочу!

Эр Базир заходил днем, сказал, для представления Пени все готово, осталось только согласие императора получить. Мол, он пока не ответил. А у меня при мыслях о том, чтобы идти к мужу с просьбами, все внутри протестует. Так и не рискнула. Лучше на свадьбе скажу. Ведь был бы против, наверняка уже передали бы?

– Готова, любимая? – как ни в чем не бывало спрашивает император, появляясь в дверях, снова улыбается своими ямочками. Будто и не было этого жуткого утра, будто совсем другой человек ко мне приходил. Смотрю на него с недоумением, поднимает глаза – а ведь глаза-то не обманывают. Стальные. Это он меня проучить, что ли, пытался? За что?! Или действительно был не в себе?

Улыбаюсь в ответ. Не хочу, чтобы и на людях начал мне место указывать. Лучше уж притвориться… и не думать о том, сколько Слепых знает, что между нами произошло в спальне.

Выходим, в фойе у моих апартаментов добрая треть свиты собралась. Непроизвольно ищу глазами Шарассу, но ее нет. Зато приближается Пени, делает почтительный реверанс.

– Ничего не хочешь мне сказать, любимая? – уточняет император.

– Хочу, – отзываюсь. – Спросить, не возражаешь ли против того, чтобы Пенелия стала моим референтом.

– Жаль, что не посоветовалась со мной перед принятием такого важного решения.

– Не думала, что решение настолько важно, чтобы отвлекать тебя от государственных забот. Она просто будет мне помогать. Хочется, чтобы рядом был человек из Йована.

Иллариандр молчит, снова не могу разобраться. Наверное, нужно было сказать, что в следующий раз непременно посоветуюсь. Но так хочется, чтобы он понял!

– Твои вопросы всегда важны, любимая. Надеюсь, впредь будешь обращаться с ними лично, а не через посредников.

– Хорошо. Так ты не станешь возражать, если я ее представлю? – на всякий случай спрашиваю напрямик. Нет желания нарваться на прилюдную отповедь.

– Зачем мне тебе возражать? Надеюсь, не пожалеешь о решении, – произносит таким тоном, мол, не приходи потом ко мне жаловаться.

– Спасибо, – улыбаюсь. Я лучше Дарсалю пожалуюсь. Если вдруг что.

Император ведет меня все в тот же зал, где проходила и наша церемония. Воспоминания захлестывают, причем по большей части о самой первой, еще в Йоване, где наш союз скреплял мой Страж. Почему-то вдруг становится так обидно… не могу понять.

Большая часть гостей уже в сборе, глашатай объявляет императора Айо с супругой и следующих за нами советников.

Направляемся к специально выставленным троноподобным креслам на возвышении, Драсалю с Ивеном, похоже, положено стоять. С нами наиболее приближенная свита. Для других гостей отведены места вдоль стен.

Иллариандр движется медленно, слегка кивая склоняющимся в поклонах придворным. Я тоже улыбаюсь и здороваюсь.

Ловлю женский восторг от присутствия императора, в котором муж прямо-таки купается, считает, надо полагать, заслуженным. Представляю, что видно Слепым! Даже немного жалею, что мой то ли склад ума, то ли характер, не позволяют вот так же восхищаться тем, что на поверхности, не замечая всей его неприятной сути.

– Глава судейской гильдии, эр Вильгельм Брон с дочерью, – объявляет глашатай.

Замираю. Наверное, это особое придворное умение, так эффектно появляться! Шри Брон заявилась в брюках, да еще каких! Полностью по фигуре – и ничего у нее не кривые ноги, очень даже стройные. И талия хороша. Все расшиты драгоценными камнями, сверкают. Сверху корсет с настолько откровенным декольте, что и в прогрессивном Йоване не каждая решится надеть. Прическа как обычно поднята вверх, открывая изящную шею и оголенные плечи.

Ах ты с… судейская дочь! Император улыбается, даже останавливается дождаться, когда они к нам подойдут поздороваться. Надо же, какой знак внимания!

В душе поднимается злость, обида. Пока я сомневалась и волновалась, она взяла да оделась так, что все взгляды и внимание снова на ней! И Иллариандр вон улыбается довольно, даже руку паршивке целовать вздумал! Комплиментами сыплет!

А самое противное, что теперь даже если все решат переодеться в брюки, это будет введенная бронированной мода, а не мной!

Ощущаю прикосновение к ладони, оглядываюсь. Пени. Неужели по мне так заметно? Расправляю плечи, вспоминаю о Слепых. Нужно успокоиться. Потом что-нибудь придумаю. Но этого так не оставлю!

Дарсаль

Пытаюсь понять, в чем проблема, не вижу. Кажется, в одежде. По ауре Шарассы змеится довольство и удовлетворение. Несколько напрягаю омаа, картинка немного проясняется. Не понять мне войн за наряды, но, похоже, именно это шри Брон и замышляла. Всеми силами пытается сохранить позиции. Чувствую на себе ее взгляды, почти жалею, что не предпринимает ничего недопустимого по отношению к императрице. С удовольствием вывел бы из зала, а то и вовсе рекомендовал бы отстранить.

Лия быстро успокаивается, повелитель подводит ее к креслу, мы с Ивеном становимся позади. Шарасса направляется к кому-то из судейской гильдии, заводит разговор с толикой легкого кокетства. Даже не имея возможности видеть императора, ощущаю исходящее от него недовольство. Но появляется эр Рамар, звучит торжественная музыка, жених и невеста выступают навстречу друг другу, и все вокруг стихает в ожидании.

Внимательно слежу за церемонией, никогда не придавал этому значения, а сейчас хочется разобраться, понять, что произошло, что я сделал не так? Нащупываю свадебную метку, кусочек моего омаа реагирует, Лия машинально проводит рукой по шее, пытается умоститься удобнее. Спешу усмирить энергию. Сосредотачиваюсь на эре Рамаре.

Но ничего особенного не замечаю. Он легко перемешивает ауры Хармаса и Хельты после их согласия сделаться мужем и женой. Именно так, как это происходит обычно – без лишних усилий и сопротивления, по велению верховного, энергия переплетается и отправляется в основания шеи супругов. Хотя выглядит, честно признаться, не очень гармонично. Мутные фрагменты ауры советника, чуть более светлые его избранницы. Но это видно только нам, Слепым.

Первый танец жениха и невесты, затем присоединяются придворные, Иллариандр выводит Ноэлию. Снова любуюсь ясно отражающимися в омаа движениями, и, кажется, даже жалею, что не могу поучаствовать.

Проведя императрицу до кресла, повелитель направляется через весь зал к своей бывшей фаворитке. По ауре Ноэлии колючие иголки, нужно бы как-то успокоить, только не представляю, как. Пока пытаюсь сообразить, к ней подходит Пенелия. Слегка сжимает руку.

– Не наглость ли? – шепчет Лия.

– Он же позволяет тебе танцевать, с кем хочешь, – так же шепотом отзывается Пени. – Не показывай ничего.

Лия кивает согласно, делает глубокий вдох.

– Не думала, что у них тут такое шьют, – удивленно тянет Пени.

– Интересно, кто, – бормочет Ли.

– Портниха, кто же еще.

– Какая?

Девушки понимающе переглядываются.

– Постараюсь выяснить, – обещает Пени.

– Они ведь все под начальством Жайны, если ничего не путаю?

Ответить Пенелия не успевает: приближается эр Базир. Несколько секунд медлит. По-моему, Пени подает какой-то знак глазами. Эр с легкой улыбкой почтительно просит императрицу оказать ему честь. Похоже, настроение Лии поднимается.

Ноэлия

Действительно, что это я. Муж не запрещает танцевать ни с кем, а мне уж и вовсе не к лицу сцены ревности изображать. Да и вообще безразлично, с кем бы он ни танцевал, но эту шри почему-то хочется в клочья извести!

И раз уж вся женская половина дворца в моем распоряжении, я найду способ ее нейтрализовать! Может, она ловко откручивает коробочки и хорошо разнообразит то, что желает разнообразить император, но посмотрим, как запоет, когда дворцовые портнихи откажутся ее обслуживать!

– Муж сказал, не будет возражать против назначения Пени, – обращаюсь к эру Базиру. – Можно ли представить ее сейчас?

– Вполне, – соглашается эр. – Вот будет перерыв в танцах, и представим.

Все-таки без нее мне было бы сложнее. Она не жила в закрытом пансионе, больше повидала и знает. Может, подскажет в том, в чем я разбираюсь плохо. По крайней мере, хоть пытается меня поддержать!

Следующие несколько танцев император проходится по окрестным дамам, изъявляя благоволение оказать им любезность, даже Пени не пропускает. Шри Шарасса тоже на месте не стоит, пользуется успехом. Кажется, начинаю понимать наставниц: обтягивающие брюки – вовсе не то, что красивые кружащиеся платья! Хотя, сверкающая драгоценностями пятая точка шри, без сомнения, внимание привлекает сверх меры.

Приближенные не забывают и про меня, только все это мне уже не в радость. Вспоминаю первый бал, захлестывающее волнение, восторг. А сейчас с удовольствием променяла бы на еще одну книжную ночь с Дарсалем.

Но приходится исполнять обязанности императрицы, поддерживать беседы, интересоваться делами и выслушивать сетования, что в южном графстве нашествие клеща попортило добрую треть урожая, и граф Белер очень рассчитывает на ссуду, а в восточном баронстве дикие кошки обнаглели настолько, что начали нападать прямо на улицах, и барон Чарес, не располагающей должной военной силой, надеется на помощь императорской. И мне все это рассказывается якобы между делом, но, наверное, в надежде, что смогу повлиять на решение повелителя.

Приходится слушать, подавать надежду, не давая обещаний, и думать о том, каким образом и на что я смогла бы повлиять в действительности.

За всеми этими околополитическими ухаживаниями едва не пропускаю перерыв, но эр Базир не дремлет, подводит Пени и мы вместе направляемся к императору, сверкающему ямочками в кругу придворных вельмож и разодетых дам.

Муж так смотрит на бывшую любовницу… Захлестывает странное ощущение, будто я что-то упустила. Сказал же, ему нравятся брюки – нужно было, наверное, воспользоваться, как это сделала Шарасса. Ощущаю себя внезапно маленькой и совершенно беспомощной в огромном, чужом мире. Хочется снова спрятаться на широкой груди моего Стража. Ему без разницы, в брюках я или платьях, он этого не видит. А то, что видит… Вспоминаю картину, солнечный берег, слова Тересии. Видит суть. И моя суть ему нравится! Безо всякой чертовой шелухи.

Приближаюсь, стараюсь держаться по-королевски. Хочу начать с «любимый», но язык не поворачивается, ни в какую. Несколько секунд борюсь с собой, приходится ограничиться «дорогим». Ну, да, мы с ним друг другу дорого обошлись.

– Дорогой, хочу представить почтенному обществу свою компаньонку и референта, Пенелию Варис. Эр Базир любезно согласился взять на себя официальное оформление, и, если твое мнение с начала церемонии не переменилось, согласишься ли засвидетельствовать ее назначение?

Чуть не смущаясь от собственной наглости, смотрю прямо Иллариандру в глаза. Пусть скажет, что мнение изменилось, едва ли это будет плюсом для императора! Хм, взгляд мужа неожиданно заинтересованный. Кажется, ему нравится мой отпор. Только вот никак не пойму – нравятся сильные женщины, или возможность их подчинить?

– Конечно, любимая, – соглашается император с такой улыбкой, будто нет для него ничего приятнее, чем доставить удовольствие мне. – Господа, прошу любить и жаловать нового референта императрицы.

Раздаются хлопки, киваю благодарно, Пени делает положенный реверанс.

– Мне казалось, – с обворожительной улыбкой заявляет Шарасса, – референта выбирают из придворных дам? Тех, кто может подсказать и взять на себя нюансы, незнакомые молодой императрице?

Хочу ответить, что назначила свою землячку, чтобы меньше скучать по дому, но неожиданно наталкиваюсь на взгляд Хельты, стоящей неподалеку от шри Брон. Даже без омаа вижу и обиду, и зависть, и недовольство. И защита Лексия слегка вибрирует, реагируя. Я же пыталась, и подружиться, и сблизиться! А она вон к Шарассе переметнулась и еще чем-то недовольна!

– Да я и сама не так давно была обычной, как изволила выразиться Валтия, простолюдинкой, – отвечаю. – Уверена, Пенелия быстро разберется в нюансах, а мне хочется, чтобы рядом был прежде всего друг. У императрицы всегда найдется, чем отблагодарить за преданность. Это не единственная должность и возможность.

Шарасса приподнимает брови, смотрит сузившимися глазами. Хельта ретируется к собственному мужу, якобы обсуждает что-то важное. Боже, как меня сюда занесло?!

Дарсаль

«А девочка-то зубки учится показывать», – звучит в голове насмешливый голос Ивена, разом портя все впечатление от разговора.

Приятно, что Ноэлия старается давать отпор, хотя в какой-то момент показалось, готова расплакаться и сбежать. Но интерес Ивена заставляет насторожиться.

«Я-то думал, после сегодняшнего побоится», – добавляет, вызывая стойкое желание проехаться по нему еще разок кулаком, и не только. Огненным шаром омаа в самый раз.

«Давно ты на тренировке не был, – говорю. – Не желаешь отточить мастерство?»

«В любое удобное время, в любом удобном месте», – ухмыляется, не то шутя, не то всерьез.

«Завтра вечером, – передергиваю плечами. – Если других распоряжений не поступит».

Змея приподнимает голову, быстрой молнией мелькает раздвоенный язык. Ивен хочет что-то добавить, но замолкает, прислушивается. Тоже пытаюсь определить, что цепляет, окидываю омаа зал, отпускаю дальше по дворцу. Бесов Раум, в наших с Ноэлией покоях…

«Что там у тебя?» – недовольно интересуется Ивен, тоже нащупав.

«Я здесь, – отвечаю, – если не заметил».

И обращаюсь уже к оставшемуся у наших дверей Альберу:

«Что там?»

«Кошка, эр, – отвечает тот, непривычно слышать такое обращение от своих же собратьев, большинство из которых всегда были выше меня по положению. – Похоже, Анга не закрыла дверь, и кошка выскочила. Ищем».

Картина проясняется – и оживление слуг, и несколько Стражей, присоединившихся к охране. Ищут, значит. Пытаюсь настроиться, запала ауры у нашей Пуси на целого человека хватит, а то и больше. Вдруг вспоминается, как неожиданно она на крыше фертона оказалась…

«Почему ее не видно?» – уточняю.

«Исчезает из восприятия», – с легким недоумением отзывается Альбер.

«Найдите!» – отвечаю резко, сам удивляюсь звучащему в голосе приказу. Но как подумаю, что придется Ноэлии сказать… уж лучше пусть весь дворец перевернут, пока придворные здесь развлекаются.

Исходящие от Шарассы волны бессильной злобы и негодования заставляют пристальнее прислушаться к происходящему.

– … рада, что вам пришлась по душе мода Йована, – продолжает Ноэлия, – я и сама ее очень люблю. Хотя, признаться, нас всегда учили, что светские приличия подразумевают пребывание на высоких мероприятиях в соответствующих случаю нарядах.

– Вы считаете мой наряд неуместным? – напрямую наступает Шарасса. Делает жест – не вижу, какой, но взгляды зрячих мужчин сосредотачиваются на ее декольте. Окрестные ауры бурлят в предвкушении, зрителей все больше, подтягиваются. Любят же местные шри подобного рода пикировки!

– Что вы! – откуда у Ноэлии такой любезный, пленительный голос? Непривычно. – Бриллианты всегда уместны, на любых стратегически важных позициях.

Лия отходит, добрая половина дам – за ней. Снова жалею, что не вижу эмоций императора, не могу понять, сделала ли лучше, или хуже. Но уж бронированная явно раздражена.

Направляюсь следом, свита расступается, пропуская меня вперед, ловлю заинтересованные эмоции. Кажется, некоторые сочли мою свободную персону одной из возможностей императрицы поблагодарить за преданность. Подбавляю омаа во взгляд, едва уловимо воздействую на женские ауры, вызывая безотчетный страх. Мне и других проблем хватает. Хотя, император же отдал распоряжение…

– … Дарсаль? – за размышлениями и попытками отследить Пусю не заметил, что Ноэлия обращается ко мне. Неожиданно для приема. Смотрю на нее, пытаюсь сообразить, о чем речь.

– Да, моя госпожа? – уточняю на всякий случай.

– Графиня Вейлис благодарит за то, что на состязаниях мы присудили победу воину, выставленному от ее графства, – повторяется Ноэлия. Похоже, я часть разговора пропустил. – А я передала, что Гвера Тинга отметили Стражи. Что-нибудь случилось?

– Все в порядке, моя госпожа. Гвер Тинг отлично сражался, …

– Дарсаль? – взгляд настороженный, похоже, она тоже научилась меня читать. Странно, обычно это никому не удавалось. Ну разве кроме командира и наставников. Иногда.

Мимолетно задумываюсь, в ауре нарастает паника, решаю, что лучше сказать. А то сочинит себе ужасов. А так к концу свадьбы кошку наверняка найдут.

– Простите, госпожа, меня отвлекли сообщением, что Пуся выбежала из ваших апартаментов. Как только ее вернут, сразу же дам знать. Из дворца ей не выбраться.

– Как выбежала? – недоумевает Ноэлия. – Кто-то выпустил?

– Наверное, случайно.

«Почему найти не могут? Вы же… должны видеть?» – молодец, что спрашивает мысленно. Лучше не привлекать внимание такими вопросами, и без того кошкой могут заинтересоваться.

Ноэлия

«Пытаюсь выяснить, моя госпожа», – отвечает.

Что-то не нравится мне это, не хочется думать, будто специально могли Пусю выгнать, но в голову лезет всякое. Оглядываюсь на мужа, он уже в окружении графов да графинь, каждый жаждет урвать минутку монаршего внимания.

– Пойдем, посмотрим, что там, – произношу тихо.

Глаза совсем рядом, омаа вспыхивает едва голубоватым, срывается с губ, словно Дарсаль собирается отговаривать.

– Как скажете, моя госпожа, – отвечает. Улыбаюсь.

– Спасибо, – шепчу. Направляюсь к выходу, похоже, графини с баронессами слегка разочарованы. Уверяю, что сейчас вернусь.

– Я с тобой, – догоняет Пени.

Наверное, нужно сказать, чтобы пока осталась вместо меня, не то нахальная шри снова все внимание отвоюет. Но так приятно, когда подруга понимает, что для тебя важно.

Спешим к двери, пока никто не заинтересовался нашей скромной процессией. Дарсаль вглядывается куда-то вовне, как умеют только Слепые, почти сразу указывает направление.

«Ноэлия, – впервые слышу мысленную речь Иллариандра, и она внезапно пугает до дрожи. Совершенно иной голос, густой, вязкий, тяжелый, может быть, искажен ментальщиками, а может, еще чем, не знаю – врывается в мозг, вышибая дух. Даже останавливаюсь, Дарсаль поддерживает – кажется, я пошатнулась. – Ты нас оставляешь?»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9