Нидейла Нэльте.

Слепая надежда



скачать книгу бесплатно

– Пени, не хотите стать референтом госпожи? – вносит вдруг предложение Белла. – Я уже стара для этого, а у вас наверняка получится.

– Это как? – удивление, непонимание и, похоже, радость. Девочке хочется получить место при дворе.

– Вы должны будете составлять расписание для императрицы, сопровождать ее на выездах, особенно если без императора. Должность не обязательная, но, на мой взгляд, необходимая. С вами будут все согласовывать… она же не может везде успеть сама.

– А я справлюсь? Ну я бы попробовала, конечно…

– Замечательно! – радуется Ноэлия. – Конечно, справишься! И почему вот Валтия ничего такого мне не рассказывала?!

– Полагаю, она учила вас тому, что более первостепенно, – улыбается Белла. Похоже, Ноэлия полагает иначе. Но не спорит.

– Я еще хотела узнать о школе, – вспоминает. – Вроде бы Ливия какой-то школе для девочек помогала?

Аура Беллы почему-то мутнеет, Ноэлия замечает что-то – темно-синяя настороженность.

– Да, она поначалу пыталась, но… выдержать такое непросто.

– Какое?

– Это школа для детей с отклонениями в развитии. В итоге ограничилась материальной помощью.

– Тоже, наверное, неплохо. Никогда не помешает. Пени, первый пункт в расписании, обязательно туда съездим.

– Только, мой вам совет, не пытайтесь заинтересовать школой вашего мужа, – что-то в ауре Беллы мне не нравится. Умалчивает, скрывает.

– Почему? – недоумение. По-моему, императрица и не планировала этого делать, но предостережение озадачило.

– Просто… так будет лучше.

– Ему же все равно доложат?

– Разумеется. Но это лишь доклад. Вот через месяц он уедет… тогда езжайте и вы.

– Уедет? Куда? Надолго?

– На месяц, моя эрлара. Через месяц после свадьбы император всегда на месяц уезжает. Через ментальщиков он на связи, конечно, но… не лично. Вот у вас и будет время освоиться.

– Но куда? Зачем?

– Лучше вам не знать, эрлара. Думаю, все, что необходимо, он вам сам расскажет.

– Но вы же знаете?

– Доживете до моих лет, дорогая, и вы будете знать очень многое. Пожалуйста, не спрашивайте того, чего я не могу рассказать. Все, что в моих силах – сделаю. Я ведь стараюсь как лучше.

Действительно, старается. Четкий вопросительный взгляд Ноэлии. Не избежать мне расспросов. Да я и сам без понятия. Хотя… догадки мелькают. Но мне они совсем не нравятся. У кого бы выяснить? Ивен не скажет. А остальные… едва ли в курсе. По-видимому, осведомлены только те, кто непосредственно сопровождают. И вот родня. Все всматриваюсь в шри Беллу, все пытаюсь что-то найти. Но там лишь более плотные деструктивные пятна и явные затяжки умалчиваний.

Ноэлия

Так много всего хочется спросить, но неумолимо приближается вечер, а с ним и состязания. Следующие пару часов проходят в терроризировании портнихи. Поначалу она, бедная, усердно пытается подсунуть мне «правильные» наряды, но все-таки творческий человек – всегда творческий человек!

Нам с Пени удается увлечь ее моделированием, даже на ходу переделываем костюм для верховой езды, который не знаю для чего мне приготовили и повесили в шкаф.

Может, когда-нибудь я и верхом, конечно, поскачу… но сейчас заставляю портниху отрезать под брюки верх одного из платьев, а еще подбираю короткое меховое манто. По-моему, вполне мило. Пени тоже перепадает из нашей «инновационной серии» – то, что удалось перешить на ходу, а портниха уходит вполне довольная множеством заказов, включая несколько не таких радикальных платьев для шри Беллы.

Герцогиня все-таки оставляет нас прихорашиваться и просит дозволения вернуться к себе, отдохнуть. Странно, не такая уж она и старая… Даже мадам Джанс, и то на добрый десяток лет постарше, а бегает будь здоров!

– Столько тайн у них тут, – передергивает плечами Пени, косясь на Дарсаля. Киваю. Как бы во всех разобраться.

– Ты с Хельтой не общалась? – спрашиваю. Может, нужно было и с ней подружиться… Хотя сомневаюсь, что она стала бы ради меня у мужа тайны выпытывать. Но вдруг атмосфера расположила бы… Мечты, конечно.

– Ой, она такая вся надменная, подойти страшно, – фыркает Пени.

– Просто нам бы вместе держаться, – вздыхаю. Скоро у них свадьба, пожалуй, нужно будет попробовать.

– Служанки, госпожа, – предупреждает Дарсаль. После ухода портнихи хоть удалось усадить его поесть, а теперь снова на ногах. Киваю.

Кэти с Ирмой, пришедшие, видимо, приводить меня в порядок и узрев при таком странном параде, еще и с короной на голове, растерянно останавливаются у стола. После вдруг начинают цокать языками и убеждать одеться как подобает эрларе, мол, все ведь графья с баронами смотреть будут!

Приходится пресечь их бурные трели холодным жестом и сухо поинтересоваться, чем же это мой наряд «не подобает». Девушкам ничего не остается, как извиниться и признать, что я прекрасна. Хмыкаю, Пени неожиданно подмигивает. Не знаю, правильно ли поступаю, но идти на поводу больше совсем не хочется. В конце концов, я уже официальная императрица. Избавляться от меня императору, надо полагать, не выгодно. А прочие преимущества буду искать, когда он уедет по своим секретным делам.

Глава вторая

Ноэлия

Иллариандра жду не без внутреннего волнения. Что делать, если заставит переодеваться? Настаивать на своем или показать, будто считаюсь с его мнением? Но император смотрит одним из тех странных взглядов, по которому ничего невозможно определить, улыбается очаровательными ямочками и лишь подает руку. Ощущаю себя лабораторной мышкой, реакции которой изучают. Ну или не лабораторной – самой что ни есть обычной, которую кот давно уже поймал, просто все еще играется. Отгоняю неприятные ассоциации, вспоминаю Тересию. Пытаюсь себя поставить, а уж получится ли… там видно будет.

Да, признаться, где-то глубоко в подсознании я надеялась, что хоть кто-нибудь из видевших меня утром поддержит нетрадиционный наряд. Разум, конечно, осознаёт, что этого не будет. Не так сразу, не так просто. И верно: лишь мы с Пени, под прицелом целого набора всевозможных взглядов, от заинтригованных до откровенно осуждающих, дефилируем в брюках. Испытываю острую к ней благодарность, наверное, одной совсем тяжело было бы. Но мужу, по-моему, происходящее даже чем-то нравится. Понять бы еще чем.

До большой арены-амфитеатра доезжаем в карете. Прошу разрешения, чтобы Пени ехала с нами, Иллариандр соглашается. В нашу ложу проникаем через какое-то рядом стоящее здание. Ложа не личная, что, с одной стороны, позволяет мне опять же замолвить словечко за Пени, а с другой – заставляет терпеть присутствие некоторых особо приближенных вельмож.

Сидения мягкие и удобные, для нас с императором вообще троноподобные кресла. Эр Базир усаживает Пени рядом со мной, сам занимает место возле нее. Только Дарсаль с Ивеном сзади стоят. Замечаю Хельту с Хармасом, еще нескольких советников и надоевшую уже до самых печенок шри Шарассу. И сидит же неподалеку сзади. Хм, а не с ней ли муженек планирует отдыхать?! Как бы это выяснить? Начинаю злиться.

Кто-то толкает пламенную речь по поводу счастливого императора и радующейся вместе с ним империи. Едва не пропускаю момент, когда нужно подняться и помахать рукой в ответ на бурные овации заполненного стадиона.

С удивлением обнаруживаю микрофон и даже рискую поинтересоваться у мужа, каким образом он здесь. Оказывается, на особо важные мероприятия доставляют из Йована, вместе со специальными генераторами, правда хватает техники в лучшем случае на два-три раза.

– А как их через туман провозят? – не понимаю.

– Как и все, – с недоумением отвечает муж.

– Ну… робота вот не удалось, – ощущаю, как горячеют щеки, так и хочется обернуться к Дарсалю.

– Ноэлия, то, что произошло – нонсенс, и я надеюсь, мы все же выясним, что случилось с твоим роботом. Но туман здесь не при чем, уверяю.

Да? А я как вспомню эту огромную непроглядную гору мглы, так сразу холод по позвоночнику. Мне казалось, именно из-за тумана все и произошло. Хотя… так, еще одна заметочка – поискать о приграничных туманах. Императрице ведь уже можно тайны ее государства узнать?

Задумавшись, разглядываю разворачивающееся красочное зрелище. Полуспортивное выступление, очень даже здорово организованное. Яркие одежды, отработанные движения, песня во славу императора. Наконец, раздается сигнал, и на арену вылетают разъяренные бурвали. Так и жду, когда начнут сталкиваться рогами, высекая искры. Будоражаще.

Дарсаль

Соревнование разделено на два отделения. В первом традиционно сражаются ментальщики, а во втором оставшиеся бурвали уже обретают наездников, и проходит обычный турнир.

– Ими кто-то управляет? – шепотом интересуется Ноэлия.

Раздражение в сторону Шарассы, снова волны ревности… или чего-то близкого. Все эмоции четкие, ясные, скрыть не пытается, даже Ивен доволен. Когда уже я заставлю себя смириться с ее чувствами к императору? Не любовью, но ревностью и симпатией. Все надеюсь, что проблески, которые ловлю на себе, что-то значат. Осознавая, насколько это было бы опасно для нее самой. Только и остается сжимать зубы вместе с омаа, и внимательно осматривать окружающих. Обязанности никто не отменял, безопасность императрицы по-прежнему на мне.

– Ты разве не расспросила шри Беллу? – улыбается Иллариандр. Легкое смущение, Ноэлия беззаботно смеется:

– Не до того было, мы наряды выбирали.

– Ясно, – хмыкает Иллариандр.

Не верю, что Ивен не доложил, о чем шел разговор.

– Да, сейчас бурвалями управляют ментальщики. Видишь те две будки? – яркое движение в два противоположных конца стадиона. – Вот оттуда. Шри Тера – наша бессменная победительница всех последних игр.

– Она сильная?

Очень. Сколько лет прошло, а до сих пор в голове все стискивается от воспоминаний о ее ледяных, шершавых, муторных проникновениях.

– Одна из самых, – соглашается Иллариандр.

Ноэлия хочет бросить взгляд в сторону Сэма, вижу только порыв, без движения. Сэм никогда не участвует в скачках. Он личный ментальщик императора, у него особые привилегии.

Ноэлия

Зрелище, конечно, красочное – хоть и на любителя. Мощные, в какой-то мере грациозные животные в изукрашенных попонах, полощущиеся на ветру цветные ткани, флаги и украшения, особый бой гулких барабанов. Если бы еще при этом бурвали не сталкивались, не ломали друг другу рога и крупы! Трибуны возбужденно жаждут крови, а у меня нет желания смотреть. И как этим можно управлять? Выглядит очень безжалостно.

Разглядываю резные башенки, выступающие с трибун над стадионом. Почему-то хочется заглянуть в одну из них. Приближения перерыва жду с нетерпением. Жаль, нельзя уйти. Или можно? Решаю не спрашивать, чтобы сразу не нарушать слишком много традиций.

Перерыв тут долгий, на целых полчаса. Видимо, животных в норму приводят, седлают, подлечивают. Вельможи куда-то расходятся, император тоже сообщает, что оставит меня ненадолго. Непроизвольно оглядываюсь в поисках Шарассы и тут же натыкаюсь на ее взгляд. Ну хоть муж без нее ушел, и то радует!

Поднимаюсь, выйти, что ли, и мне пройтись, осмотреться. Шарасса тоже встает – не пойму, то ли так быстро среагировала, то ли и сама собиралась. Пени, болтающая о чем-то с Базиром, посылает вопросительный взгляд. Останавливаю ее своим, пускай развлекается.

Шарасса чуть притормаживает у выхода, пропуская меня в светлый холл, по периметру которого стоят несколько Стражей.

– Как вам, эрлара? – неопределенно интересуется с улыбкой.

Хм, это она со мной дружеские связи решила установить? Или добивается чего? Словно невзначай смотрит на Дарсаля.

– Замечательно, – отвечаю.

– Начало вашего правления выходит очень… революционным.

Так и тянет тоже оглянуться на личного Стража. Интересно, он объяснит, что она имеет в виду? Пытается похвалить? Или наоборот, предупредить?

Может быть, и надо устанавливать как можно больше дипломатических отношений, в том числе и с бывшими любовницами мужа, но все-таки меня дипломаткой не воспитывали! Не могу я общаться с ней как ни в чем не бывало. Если бы она еще с Валтией не обсуждала меня с самого первого дня! Для императора она все-таки прошлое. Надеюсь.

– Я всего лишь надела то, в чем привыкла ходить дома, – пожимаю плечами. – Муж не возражает.

Ага, кажется, ее такое обращение по отношению к Иллариандру злит.

– Я вас чем-то обидела, эрлара? – спрашивает вдруг. Теряюсь прямо. Чего это она?

– Что вы, – улыбаюсь. – Конечно, я не слишком люблю сплетни за своей спиной… но обсудить новую императрицу – это святое, понимаю и не стану посягать.

Решительно направляюсь в галерею, проходящую вдоль всех трибун.

– Зря вы не любите сплетни, в них можно узнать много полезного, – долетает вслед. – Правда, Дарсаль?

Смотрю на своего Стража, по-моему, он еще помрачнел, хотя куда уж больше. Кажется, я скучаю по омаа…

– Госпожа предпочитает проверенную информацию, – откликается тот. Улыбаюсь. Спасибо, Дарсаль.

Шарасса за нами не идет, направляется к одной из арок. Какое-то время двигаемся молча, так и хочется спросить, что она имела в виду, что ей вообще от меня нужно? Пытается показать, будто смирилась с отставкой? Только здесь едва ли хоть какая-то изоляция, люди кругом – правда, лишь знатные, для остальных другие галереи ниже ярусами. Но все же не место для разговоров по душам, еще и Слепых полно.

Дарсаль тоже молчит, вот вернемся домой, и я обязательно обо всем разузнаю. Может, император сегодня пропустит вечерний визит? Не каждый же день ему ко мне ходить?

Вздыхаю. Будущее представляется каким-то туманным и непонятным. Не могу поверить, что всю жизнь так и проживу. Поэтому в который раз отгоняю мысли, стараюсь просто не думать. Не предполагать.

Спохватываюсь, когда ноги подсказывают, что мы уже идем довольно долго. Останавливаюсь, оглядываюсь. Тут безлюдно, выходов на ложи не видно. А в стене лесенка. О, вдруг меня озаряет!

– Дарсаль, это выход в башню ментальщиков? – спрашиваю.

– Да, моя госпожа.

– А кто здесь?

– Шри Тера и эр Пран, госпожа.

– А с кем они сражались? С эром Крамом?

– Нет, сегодня он не участвует, там два других эра.

– Женщины-ментальщицы встречаются реже мужчин?

– И реже попадают на службу к императору.

– Ясно, – что-то они здесь нами не очень дорожат. – А зайти туда можно?

– Вам, думаю, можно, госпожа.

Дарсаль

Не хочу видеться с Терой лишний раз. Терпеть не могу. Но меня традиционно не спрашивают – Ноэлия решительно направляется к лестнице. Я тут раньше не бывал, однако ступени едва уловимо отражаются в омаа, позволяя ориентироваться.

– Шри Тера одна, напарник куда-то вышел, – предупреждаю. Отпечаток благодарного кивка, но останавливаться не собирается.

– Дарсаль, – спрашивает. – А у нее там… все открыто? Или…

– Изоляция есть, – отвечаю. – Снаружи.

– Это как? – удивляется.

– Управление бурвалями – сложный ментальный процесс, особенно в схватке. Чтобы никого не зацепило. Оставлен лишь один проем, через который все уходит исключительно на арену.

– Ясно, – отзывается. – Значит… нас никто не подслушает?

– Не думаю, что кто-нибудь станет.

Похоже, Ноэлии эта мысль нравится.

Едва подходим – дверь отворяется. Шри нас заметила и ждет. Ноэлия побаивается, но по-прежнему не отступает. Захожу следом за ней.

Легкое прохладное прикосновение – машинальное, скорее, вряд ли Тера планирует меня сканировать. Ментальщики так же полагаются на свою силу, как и мы. Смотрю в глаза – вижу их четкий след, глаза ментальщиков всегда ярко отпечатываются в омаа. Они особенные. Сильные. И, как учили наставники – хорошая мишень.

Сужаю свои, подбавляю огня. Тера отводит взгляд в легком извинении, больше не чувствую неприятных прикосновений. Эмоции ментальщиков сложно определить. Разве что при разделении ауры слой за слоем. Блокируя мысли, они блокируют и многие чувства. Впрочем, это забота эров Рамара и Мирия. Моя забота – эмоции по отношению к императрице, их и высматриваю. Плохие намерения скрыть практически невозможно, а все остальное – мало меня волнует.

Шри Тера спокойна. Ну да она всегда спокойна – так же спокойно прочесывала мою голову, прекрасно зная, что я к ней испытываю.

– Хотите взглянуть? – приглашает Ноэлию, отходя от смотрового окна, в котором весь стадион как на ладони. Видит, что императрицу привело по большей части любопытство. Беглая улыбка. Ноэлия приближается к окну, выглядывает, в эмоциях восторг.

Продолжаю присматриваться к ментальщице. Аура ровная, сверху легкий зеркальный слой. Аккуратно проникаю, шри ощущает – но не закрывается, впускает. Знает, что это мой долг. Ищу. Эмоции ровняе, как и во время поездки, не сказать, чтобы бурная симпатия, но и категорической неприязни нет. Однако, кажется мне, присутствует что-то еще. Чувствую, да нащупать не могу. Не опасное, скорее… неожиданное. Снова ощущаю взгляд. По-моему, как-то связано со мной и с нашим общением в прошлом. Одно время я ходил к ней на обязательные проверки, как на службу. Точнее, как на каторгу.

Тера едва уловимо качает головой, словно обещает, что не будет ничего предпринимать. Движение четкое, специально для меня – не знаю, видимо ли императрице. Так, придется переговорить с ней где-нибудь в более подходящих условиях. Впрочем, не первостепенно. Надеюсь.

Ноэлия

Тера невысокая, худенькая, коротко стриженная. Где-нибудь на улице даже не обратила бы внимания. А надо же, одна из самых сильных ментальщиц империи. А еще она в брюках! Если быть точнее, в специальном костюме, хотя непонятно для чего, их же не видно. Может, потом поклониться выйдут. Или просто так удобнее.

С интересом разглядываю амфитеатр, из окошка чудесно просматривается наша императорская ложа. И муж уже там. Ну, думаю, Дарсаль передал бы, если бы император меня искал. С кем-то разговаривает, отсюда не разглядеть.

Оборачиваюсь. На шри падает свет, замечаю, что у нее волосы вдоль лба мокрые и, кажется, костюм тоже. Неужели от напряжения?

– Я вам не мешаю? – спохватываюсь. Может, человек отдохнуть хочет.

– Что вы, эрлара.

И как вот понять? Как поступить?

– Ваше выступление закончено? – уточняю.

– Практически. До конца состязаний все равно необходимо контролировать бурвалей. Техника безопасности.

– И помогать выиграть нужным людям? – усмехаюсь. Вообще-то, я пошутила, но шри почему-то не то обиделась, не то просто решила разубедить:

– Что вы, эрлара. Соревнования проходят честно. И за этим мы тоже следим.

Тера бросает взгляд на Дарсаля. Между прочим, уже не первый!

– Ментальщикам сам Раум велел следить за честностью, – улыбаюсь. А вот кто следит за ними? Слепые? Как же тут все запутано!

– Император для того нас и держит, – странная, почти скупая улыбка, но скорее искренняя, чем дань уважения императрице.

Прочему-то снова не по себе. Вспоминаю рассказ Дарсаля о катке в голове. Зачем я сюда пришла? Налаживать контакты и выстраивать отношения, вот зачем! И буду этим заниматься!

Кажется, действует. Значит, так. Первое, что я хотела узнать – это о Дарсале. И, может быть, нужно было бы спросить у него… вот сегодня вечером и спрошу. Сравню результаты.

– Вы так смотрите на моего Стража, – улыбаюсь. – Неужели успели побывать у него в голове?

– Ваш личный Страж замечательный, эрлара.

М-да. Называется, понимай как хочешь. Шри Тера отвечает своей странной, почти незаметной улыбкой. Не похоже, чтобы Дарсалю слова ментальщицы понравились – наоборот, выглядит еще более собранным и внимательным. Да уж, комплиментами его не купить. Тоже улыбаюсь.

– Скажите, шри… а я могу попросить вас кого-нибудь проверить? – с волнением жду ответа.

– Я-то не смогу не выполнить вашего поручения, госпожа. Но и утаить от императора тоже не смогу.

Ну что ж, неплохая информация к размышлению.

Дверь отворяется, пропуская напарника ментальщицы. Вот он – да! Рост огромный, взгляд веский, значительный, сразу видно, лучше не подходить. Приходится снова напоминать себе, что я теперь императрица и все тут – мои подчиненные!

Девушка представляет мне его, получаю заверения в преданности и спешу покинуть ставшую вдруг тесной башню. Кажется, здесь сделалось еще сложнее находиться. Какая-то их энергия… тяжелая. Правда, каток.

Дарсаль

«Скажи, Дарсаль, это на некоторых осознание собственного положения так влияет?» – врывается в голову голос Повелителя, как обычно резкий и громкий, словно усилен чем. Уж кто бы говорил.

«О чем вы, господин?» – отвечаю. Хотя сразу ясно, конечно. Девочка осмелела и на месте сидеть не собирается. Не могу понять, нравится это императору, или наоборот.

«Я о том, что еще вчера она тряслась, как банный лист, а сегодня уже на ментальщиков планы строит да на состязания опаздывает».

«Учится быть императрицей, повелитель».

«Может, и в постели чему путному научится? Да осмелеет», – хмыкает Иллариандр, снова выбивая кровавый омаа. О чем-то догадался? Или просто я вошел в круг «доверенных лиц»?

«Не могу знать, господин», – отвечаю ровно, всеми силами стягивая омаа. При одной мысли, что он и другим приближенным говорит нечто подобное про жену, хочется… Бесов Раум, будь он обычным мужчиной… Одергиваю себя, о чем это я! Совсем сдурел. Стараюсь не думать об их разговорах с Ивеном, если даже ко мне такое долетает.

«А что ты знаешь? – не то ворчливо, не то насмешливо. – Поторопи, без императрицы начинать неприлично».

Ноэлия

Не думала, что без меня не начнут. Впрочем, праздник-то в мою честь. Спешу занять место, пытаюсь понять реакцию жениха… мужа, твою бестию! Но тот лишь любезно улыбается, сверкая ямочками, и ничего не показывает. Кто-то, видимо, подает знак, снова барабанная дробь, наездники в одеждах разных цветов – кажется, представляют графов с баронами. Нахожу нашего, императорского то есть, разодетого в черное с золотом и со странным таким оружием в руке. Неужели меч омаа?!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9