Нидейла Нэльте.

Моя воля



скачать книгу бесплатно

Пролог

– …ари… Ты не слышишь?

– А? Извини, отвык уже. Последние три года меня называли Лунаром.

– По матери? Интересно… Задание?

Лунар кивнул. Да, задание.

– Тебя там начальство ищет, – добавила запыхавшаяся Тайса.

– Пусть ищет, – Лунар оглянулся, задержался на миг на лице.

Никогда не замечал, что у неё тоже синие глаза. Хотя ведь было что-то когда-то. Давно. Даже нравилась.

– Я ещё не закончил работу. Отчёт скинул.

– Так ты снова уходишь? Когда?

– Как только выход рассчитаем.

– Куда?

– Туда же.

– Босс не будет доволен. Да и все… ждут рассказа.

– Мне нечем хвастаться.

– За столько времени никуда не продвинулся?

– Продвинулся.

Он остановился у двери своих апартаментов в институте. Тайса замялась, прислонилась плечом к створке.

– Зайдёшь? – зачем-то предложил.

Явно ведь хочет. Да и ему не помешало бы сбросить этот груз, каким-то образом скопившийся на плечах после Рогов. Забыть обо всём. А главное…

Главное – осознать, что связь оборвана, поставить точку. Вернуть себе собственные мысли и желания.

– Ты там не бездельничал… – промурлыкала Тайса, проводя пальчиками по плечам.

Да уж, после его феерического возвращения, да ещё и в доспехах того мира, девушки просто дуреют. Хотя зеркало ничего особенного не показывает: ну загорел, ну в форме. Всегда ведь занимался. Пообветрился, может, немного. Опыта набрался. Не самого приятного. Но чувствуют что-то.

А вот для предводительницы воинские тела никогда не были чем-то особенным, предметом воздыхания. Её привлекало другое…

«Я со своими воинами сама разберусь».

Казалось бы, пусть разбирается. Почему же слова так царапают по сердцу?

Лунар тряхнул головой. Отвык уже от волос, да и раньше всегда носил короткие стрижки.

Этот поблёскивающий тяжёлый золотой поток до пояса – незавидное развлечение. Мой, чеши, ухаживай. Где-то в глубине души таилась надежда, что всё вернётся: тёмный цвет, сила, собранная внутри, а не снаружи. Вместе с осознанием, что тогда снова пришлось бы проходить через Зеркальное Хранилище, вычленять из души фитарель.

Может, девчонок привлекают сверкающие волосы?

– Да уж не до того было, – хмыкнул, чуть не потеряв нить разговора.

Пропустил Тайсу, вошёл следом и запер изнутри дверь.

Музыка… До чего же хорошо дома. Нужно будет взять плеер. Теперь-то он знает, как заряжать. Благодаря предводительнице лиаров.

Как она там? За несколько дней ничего не должно случиться, мараг, опять же, остался защищать.

Такой защитит, конечно. Больше нервов девочке истреплет. Китилью просил присмотреть, да особой дружбы у них не складывается.

Надо же, отпустила.

А ведь на какой-то миг подумал, что прикажет остаться.

– Тебе не кажется мелодия не очень подходящей? – проворковала Тайса.

– Соскучился.

– А по мне? Вспоминал?

– Конечно. Всех вспоминал.

Руки, обнажённые плечи, губы. Так близко. Как же избавиться от шрама?

Лунар скинул рубашку, уложил податливую Тайсу на кровать.

Ты не будешь больше чувствовать спиной каждый камень, корень, ветку, уколы соломы, порезы травы. Взбудораженных схваткой марагов. Посмотри, как это бывает…

– О ком ты думаешь? – совсем чужой, непривычный голос.

Прикосновения чужие. Поцелуи… не те. Неужели связь не прервалась? Но он же не ощущает её. Почти. Сейчас он в силах противостоять любому приказу.

– О Китилье? Вы снова вместе?

– Нет.

Связь! Дэм побери, что она там говорила? «Даже если почувствую…» Что она может чувствовать?

Не всё ли равно?

Лунар рывком поднял голову, глянул в зеркало.

Оттуда смотрели синие глаза, тонкое лицо, которому совершенно не шло это хмурое выражение. Зато замечательно шла мягкая, чуть смущённая улыбка.

Когда он успел соскучиться по этим губам? По этому телу, которое давно уже исцелилось, так откликалось на прикосновения!

Сильная, стойкая, смелая девочка. Упрямая, трогательная, искренняя. Чистая.

Да, именно.

– Сафира? – удивился Лунар, снова тряхнул головой.

Что за наваждение? И шрама почему-то нет.

В зеркале никого не было. Привидится же.

«Похоже, связь отразилась на моих мозгах», – саркастически хмыкнул про себя.

Бросил взгляд в тёмное окно с вечерними огнями вдали. Ведь глубоко в душе надеялся, что после проведённой вместе ночи сможет избавиться от этого выметающего мысли желания. Сможет думать, наконец, логически. Понять себя.

А похоже, всё только усугубилось.

– Что? – обиженное.

Лунар посмотрел вниз, на извивавшуюся под ним женщину.

Это было неправильно. И не порядочно.

«Взаимовыгодно: Сафира избавится от воспоминаний о Кадиме, ты от вожделения. Да?»

В кого я превращаюсь.

– Извини, – поднялся, выравнивая дыхание. Отвернулся к зеркалу. Поправил брюки, которые так и не успел скинуть.

Привидится же. Что там Китилья говорила про глубинные проявления? Не может ведь этого быть.

– Что случилось? – умелые руки легли на плечи, разминая, поглаживая грудь. Возбуждая.

– Много дел.

– Что там с тобой случилось? Давай, я помогу… или совсем плохо?

– Всё у меня хорошо! – непривычные рычащие нотки удивили его самого.

Что за предположения! Напустит сплетен! И что, доказывать ей теперь?

Лунар хмыкнул. Никогда никому ничего не доказывал. И Сафира не доказывает. Просто делает, что должна и как считает правильным.

– Ты больше ни на что не способен? – сочувственно.

– Уходи, – глухо.

– Почему?

– Не люблю, когда мной пытаются манипулировать.

В голову снова и снова слетались непрошенные мысли: а ведь Сафира не манипулирует. Выживает, как может, использует преимущество, которое у неё есть по праву рождения в этом ужасном законсервированном мирке. И поступает по совести.

Странно, возвращение домой оказалось совсем не таким, как он представлял.

Глава 1

Эти сны…

Сафира снова проснулась в слезах. Опять приснился Лунар, на сей раз с какой-то Тайсой.

И снова не понять, сон ли это, или она что-то видит на самом деле. Но даже если понять, легче всё равно не стало бы: чужие прикосновения, чужие объятия, поцелуи…

Она прекрасно знала, чем всё это окончится. Теперь уже точно знала.

Сафира положила руку на живот. Какая жалость, что она вряд ли забеременеет. Знака не было.

Но может, силы распорядятся по-своему? Предводительница должна почувствовать, однако пока ничего не ощущает. Нет внутри новой жизни. И надежда всё меньше.

А отчаянье и тоска всё больше. Куда он планирует вернуться? К ней? Или в Рог?

Каскад золотых волос терзал воображение. И воспоминания…

Зато теперь она, кажется, излечилась. Насколько же это прекрасно. Ощутить, как физическая близость может доставлять наслаждение, быть не просто безболезненной – приятной.

То есть, конечно, Сафира знала, о чём шепчутся женщины Рубинового Рога, но никогда не думала, что всё это сможет относиться и к ней. Полагала, отвращение и воспоминания навсегда перечеркнули любой интерес даже к этой теме.

Она не хотела о ней говорить, не хотела слушать. А оказалось…

И теперь не верилось, что кто-то, кроме синеглазого воина, способен доставить такое же удовольствие. Но, возможно, рано или поздно ей удастся найти достойного отца ребёнку. Зажить нормальной жизнью.

Сафира подошла к зеркалу, желая ещё хоть на миг увидеть странную светлую комнату с огромным окном во всю стену, за которым виднелись высокие дома, летающие машины. Синеглазого воина с золотыми искрами в волосах.

Нестерпимо хотелось узнать, чем всё закончилось. Точнее, убедиться, что ничего не было.

Предводительница отогнала от себя напрасные надежды. Отвернулась. Прикоснулась к месту шрама, который исчез вместе с Лунаром.

Разве не это вернейшее доказательство того, что связь разорвана, что он сумел освободиться?

В который раз попыталась нащупать фитарель.

Привычного отклика не было, а приказы отсылать она боялась. Ведь проверить всё равно не сможет, так зачем? А приказывать вернуться… Сафира гордо расправила плечи. Нет, она сама найдёт выход.

В первый день после его ухода она долго плакала, закрывшись в комнате. Китилья предлагала поговорить, но предводительнице не хотелось разговаривать. Мирпа пыталась принести еду, но есть тоже не хотелось.

И лишь случайный взгляд в зеркало, туда, где ещё утром не было иллюзии, отвлёк внимание.

Она долго рассматривала себя, ощупывала щёку, не могла поверить. Страх и радость сплелись в душе, вызывая бурю всевозможных эмоций.

Наверное, полночи просидела на крыше, всё вглядываясь в тёмные улицы, всё надеясь. Вдруг вернётся, исполнит обещание…

А на следующий день обнаружила, что не может выйти из дома: путь преградили охранники и сообщили, что госпожа Китилья не велела выпускать.

Можно было, конечно, позвать Кадима, попытаться вырываться силой, но предводительнице не показалось это разумным. Слова о защищённых тылах, кажется, достигли цели. И Лунара нет, чтобы прийти на помощь.

Поэтому Сафира буквально заставила себя пойти к Китилье, спросить сперва объяснений у неё. А ещё… ужасно хотелось узнать, что же Лунар сказал на прощание.

Однако и здесь предводительницу постигло разочарование. Любби, личная служанка Лунаровой подружки сообщила: у госпожи ведьмы посетители.

Сафира попросила передать, что будет ждать у себя, когда госпожа ведьма освободится. Однако так и не дождалась, усталость сморила ещё засветло.

И всё время эти сны. Коридоры, музыка. Красотки в таких коротких платьях, какие предводительница ни за что на себя не надела бы. Ведь это же все будут разглядывать.

Разговоры, которых она не помнила проснувшись – в памяти оставались лишь яркие, слишком реалистичные картины, лица, которые, кажется, она уже видела в мыслях у воина. Незнакомые механизмы, каких сама не смогла бы придумать.

А наутро в волосах скользили золотые искры, словно продолжение сна – мелькая, исчезая, оставляя тоску по разноцветной энергии.

Сафира решительно тряхнула головой, раскидав по стенам рубиновые блики.

Талим учил откидывать эмоции и пытаться анализировать все составляющие, а не только те, которые больше всего нравятся или больше всего задевают.

Она не будет вспоминать о Лунаре. Даже если он появится – то лишь для того, чтобы выполнить обещание.

Зато и вопрос, как быть дальше, решился сам собой: она не перейдёт второй раз эту черту, потому что не хочет оказаться одной из многих, кто теряет от него голову. Потому что она никогда не станет главным в его жизни, а третьи роли предводительницу гордых лиаров не устраивают.

Значит, нужно каким-то образом перешагнуть трудный рубеж и идти дальше. Искать путь домой.

И для начала она найдёт Китилью и всё-таки поговорит.

– Госпожа! – в дверях возникла Мирпа – глаза возбуждённые, щёки горят. – Там к вам господин приехал, – Сафира слегка нахмурилась, – тот самый, что вас подвозил! А красавчик-то какой! Выйдете к нему?

– Выйду, – предводительница пожала плечами: мало ли, что ему нужно.

Кинула взгляд в зеркало, оправила корсет, брюки – всё нормально. Благодаря домашним туфелькам с небольшим каблуком видна цепочка на щиколотке.

Сафира замерла, вспоминая прикосновение, слова о том, что всё сложнее сдерживаться. Вот и не сдержался, разозлилась. Решительно подняла подбородок.

– Где принято… принимать? – уточнила.

Не в спальне же, в самом деле.

– Так в гостиной… – озадачилась Мирпа. – В приёмной госпожи Алтеи навряд ли можно.

– В гостиной так в гостиной.

– Тогда я позову…

– Зови.

Мирпа побежала вперёд, Сафира ещё раз глянула в зеркало, вспоминая сон. Повернулась, не спеша отправилась в гостевую часть дома.

Тоб действительно выглядел великолепно – принарядился, сверкая новым мечом и белозубой улыбкой.

В Роге тоже существовали специальные церемонные одежды, правда, воины редко облачались в них, предпочитая всегда оставаться в боевой готовности. А оружие для красоты и вовсе никто не носил.

Сафира промолчала, напоминая себе, что она ничего не знает об этом мире.

Впрочем, её наряд для Тоба тоже оказался неожиданным: парень удивлённо замер, разглядывая. Сафире срочно захотелось проверить, всё ли в порядке, нигде ли ничего не замялось и не задралось.

Однако уроки Талима и, честно признаться, одёргивания Китильи всё же приносили свои плоды. Предводительница даже остановила руку, готовую пощупать, не вернулся ли на место уродливый шрам.

– Вы… эээ… я оторвал вас от урока военного мастерства? – нашёлся гость.

– Я воин, – качнула Сафира головой.

– Женщины-воины очень… ммм… необычны, – проворковал Тоб.

– Подать вам что-нибудь? – пришла на помощь Мирпа. – Чаю?

– Подай, – согласилась Сафира. Вспомнила, что рассказывали Китилья с Лунаром о здешнем этикете, предложила Тобу сесть, пока служанка бросилась на кухню. – Слушаю вас.

Бровь Тоба с лёгким недоумением скользнула вверх, но тут же вернулась на место.

Сафира попыталась припомнить, что не так, не спутала ли она приём предводительницы с обычным визитом. В Роге не были приняты официальные визиты, лиары и без того постоянно везде пересекались, а если друг хотел зайти в гости, то просто заходил. Они с Тобом не друзья, конечно, но возможно, он зашёл потому, что захотелось, а не по делу.

Сафира ощутила, что окончательно запуталась и не знает, как быть дальше.

– Заехал спросить, всё ли у вас в порядке, леди Альяра. Вы несколько дней нигде не появлялись, а обстоятельства нашего отъезда… И прошёл слух, что ваш жених…

«Хорошо отомстил, – фыркнула про себя Сафира. – Ушёл в другой мир от невесты, которая удрала от него с приёма. Чудесно.»

– Я не намерена обсуждать свою личную жизнь, – произнесла, снова непроизвольно выбрав тон предводительницы.

Поднялась, прошла до окна. Захотелось сбежать, зачем она вообще согласилась на эту встречу? Каждое слово постоянно сводится к Лунару, а осознавать себя посмешищем в местном обществе, оказывается, слишком неприятно. Хотя, казалось бы, ей до него никакого дела нет.

– Уверяю вас, вы недолго останетесь одна, – голос Тоба раздался совсем рядом, и в нём предводительнице послышались фальшивые нотки, каких никогда не звучало в бархатистых переливах синеглазого воина.

– Уверяю вас, я вообще не собираюсь здесь оставаться.

Сафира ощутила прикосновение к пальцам, почти вздрогнула по привычке, заставила себя не дёргаться. Вот и возможность проверить, насколько она исцелилась.

– Вы уезжаете? – шепнул парень, приближаясь.

Сафире почему-то не верилось, что его интересует её судьба, намерения, желания. Во всяком случае, те, которые не касаются его самого.

– Планирую, – кивнула в ответ.

Кажется, дело было не только в мужчинах и не только в прикосновениях.

Волосы начинали гореть, предводительница пыталась успокоиться. Всё сложнее поддавался контролю чужой язык.

Тоб поднял взгляд, похоже, не совсем поняв слово, но ощутив интонацию.

– Ты красивая, – снова шепнул он.

И вновь захотелось недоверчиво хмыкнуть. Но, в конце концов, если кто-то желает называть её красивой, зачем сопротивляться?

Сафира улыбнулась этим мыслям, но парень истолковал по-своему. Приблизился ещё, дохнул парфюмом, осторожно, словно вопросительно прикоснулся губами к губам.

Поцелуи с Лунаром всегда выбрасывали куда-то за грань контроля разума, вызывали взрывную смесь эмоций и ощущений, и в теле, и в душе. Сейчас же предводительница осознавала каждый шаг, каждый жест.

Вот его губы осмелели, руки поднялись на спину, прижали. Сафира с некоторым смущением поняла: она не знает, что делать. С Лунаром всё выходило само собой – то ли он лучше умел подтолкнуть к верным действиям, то ли благодаря воле сил.

Сейчас же в голове постоянно присутствовал какой-то отстранённый наблюдатель, который пытался обдумывать шаги и последствия. Хотелось понять, насколько изменилось отношение к мужчинам, да и вообще как это бывает, когда не вмешиваются силы, связь.

«Хранова связь, постоянно все мысли о ней. Нет уже связи, не должно быть!»

Сафира непроизвольно поискала взглядом зеркало, словно испугавшись – или понадеявшись? – что увидит там отражение синих глаз. Не своих.

На какой-то миг показалось, будто промелькнул силуэт незнакомого города в технологичном мире. Сафира зажмурилась, не желая идти на поводу у наваждения.

В следующий миг костяшки пальцев взорвались болью, она вздрогнула, отстранилась, осмотрела правый кулак.

Когда-то уже было такое, но сейчас… Память тела, слишком сильное желание? Чтобы вернулся, передумал… ревновал?

– Что, Альяра? – хрипло и немного фамильярно прошептал Тоб.

Предводительница словно очнулась, вдруг вспомнив о нём.

– Ничего, – качнула головой. – Просто хотела понять…

– Не успел жених за порог, ты уже других водишь? – раздался от двери голос Китильи.

– Подсматриваешь? – не удержалась Сафира. И тут же добавила, не желая выяснять отношения при свидетелях: – Тоб уже уходит.

Парень бросил на неё взгляд, однако перечить не стал. Поздоровался с вошедшей, попрощался с обеими и вышел. Кажется, вполне довольный достижениями.

– Идём в кабинет, – проговорила Китилья.

Сафире не понравился тон, однако она предпочла промолчать. Поговорить-то всё равно нужно.

– Я вчера хотела, – отозвалась. – Но мне сказали, ты занята.

– Видишь ли, мне иногда нужно зарабатывать деньги и положение, чтобы продержаться в этом мире. Приходится устраивать приёмные дни, а меня давно не было в столице, много желающих скопилось.

– И кого ты принимаешь? – полюбопытствовала Сафира, не представляя себе, кто и для чего может ходить к Китилье.

– Иногда лечу, но препаратов мало, поэтому, увы, редко. Твоего дара у меня нет. А так, узнать, кто кого любит – не любит, кто кому изменяет, кто из давно ушедших ещё жив, а кого уже не ждать – это в пределах моей силы.

В коридоре обнаружилась Мирпа с подносом, на котором стоял заварник, чашки и большое блюдо с выпечкой. Служанка, обескураженно смотревшая вслед ушедшему гостю, бросила взгляд на «ведьм» и разумно решила вопросов не задавать.

Девушки прошли в комнату здесь же, на первом этаже, с отдельным выходом на улицу.

Сафира огляделась. Зеркала не было, что вызвало неожиданное облегчение: рука всё ещё ныла, а сердце почему-то колотилось сильнее обычного.

Зато стояли диваны, столики, кресла, горел огонь и вообще обстановка выглядела уютной, располагающей. Предводительница избрала кресло поближе к камину, устроилась в нём и остановила взгляд на пламени.

– Вина? – Китилья подошла, протянула бокал.

Сафира машинально взяла, пригубила. В Роге делали вино из ягод, которые выращивали на площадках у подножий. Более тёмное и терпкое, а также, как показалось Сафире, более крепкое.

– Решила отомстить? – снова подала голос Китилья.

– Кому?

– Не прикидывайся дурочкой. И не забывай, что я вижу больше, чем тебе хотелось бы.

– Я тоже, – пробормотала Сафира, вспомнив сны.

– Ты о чём? – не поняла Китилья, опускаясь с бокалом в соседнее кресло.

На столике стояла изящная, оплетённая тонкими прутьями бутыль.

– Ни о чём. Почему я не могу выйти из дома?

– Потому что гонять за тобой и вытаскивать из неприятностей у меня желания нет. Лучше уж делай глупости здесь.

– Хочешь сказать, я только их и делаю?

– Частенько. Тоб, например, – большая глупость, как бы ты ни злилась на Лунара.

– Злилась? Он ушёл, ничего не сказав, даже не попытавшись. И я ничего ему не должна.

– Просто не успел. Порталы – моя единственная связь с домом, но отсюда я их открывать не могу, нет достаточного количества энергии. Стихийные попробуй вылови да выясни, куда ведут и что несут. Из дома раз в месяц или около того мне их проводят, передают необходимое, я стараюсь переправить информацию. Но, к сожалению, сложно спрогнозировать, когда и как откроется портал, практически невозможно, зависит от многих факторов. Обычно в радиусе нескольких кварталов и в течение трёх-четырёх дней около условленной даты. Местные уже привыкли, что это мои колдовские штучки. Лунар точно знал, куда портал его выведет и какие задействованы параметры. А за тобой попросил присмотреть.

– И что… он сказал последнее?

– Полагаю, «спасибо», – Китилья почему-то отвела глаза.

– Ты не слышала?

– Если тебя интересует, вернётся ли он, то непременно вернётся. Что не оставит нас в этой дыре, даже не сомневайся. Но вот когда… возможно, через месяц. Возможно, раньше или позже. Не знаю, что ещё может задержать его в институте.

– Или кто, – хмыкнула Сафира.

– Я тебя предупреждала, – прохладно отозвалась Китилья. – Впрочем, не знаю, что он там тебе наобещал…

– Ничего он мне не обещал, – Сафира ощутила, как щёки погорячели.

Похоже, действительно весь дом осведомлён. Ещё и от Кадима наверняка наслушается. Машинально отправила марагу посыл молчать, видимо, удивив неожиданным приказом.

– Я имею в виду, не знаю, как Лунар для себя позиционирует ваши отношения. По крайней мере, пока мы были вместе, он мне не изменял.

– Зато ты ему изменяла, – огрызнулась Сафира, осознавая, что не нужно этого говорить.

Зря, конечно. Но очень уж хотелось сбить поучительный тон «специалистки по Лунару».

– Он рассказывал? – спросила та с некоторым удивлением и, как показалось Сафире, с надеждой.

– Случайно узнала. Сказал, ему давно уже всё равно.

– Не представляешь, сколько раз я об этом жалела, – вздохнула Китилья, и Сафире стало совестно за жестокие слова. – Так надеялась, что сможет простить. Но Лунар… иногда мне казалось, для него это был просто хороший повод расстаться, не наступив на горло своему благородству. Зато потом пошёл в загул.

– Ну, со мной он расстался не так благородно, – хмыкнула Сафира, делая глоток. Обнаружила, что Китилья уже допивает второй бокал – может, это и вызвало грустные мысли вместе с извечным женским желанием поделиться своей печалью? – Но сама говоришь, оправдание у него есть, значит, может в загул идти так же свободно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

сообщить о нарушении