Неонилла Вересова.

Лавка Волшебства



скачать книгу бесплатно

Покупать подарки, – самый лучший способ поднять себе настроение! Ира всегда так поступала, когда что-то случалось в ее жизни. Многие заедают горе или просто неудачный день чем-нибудь вкусненьким, кто-то тут же летит открывать бутылочку вина, кто-то, как ее подруга, Лерка, тут же отправляется в кабак и устраивает себе бурное празднество с танцами и песнями в караоке, а она всегда отправлялась по магазинам. Ира заходила в торговый центр так, как многие открывают новую книгу, – чуть задержав дыхание, она осторожно переступала порог двери в новый мир, предвкушая чудо. И – сразу же за порогом начиналась ее сказка. Лампы дневного света, неизменно горящие в торговом центре, казались ей магическим свечением, которое непременно изменит ее жизнь. А каждая новая вещь будто предвещала какую-нибудь новую, – возможно, грустную, возможно, радостную, или загадочную, но непременно захватывающую историю ее жизни, с которой потом неизменно будет связана в памяти.

Самое смешное, что у Иры всегда получалось. Да-да, серьезно, каждая новая вещь обязательно привносила и новую историю в ее жизнь. Поэтому Ира и не выбрасывала ни одной из них, – даже надщербленных чашек и совсем уже до дыр протертых свитеров, – каждая вещь непременно напоминала ей о чем-то, стоило только взять ее в руки. А Ира была сентиментальна. И ни о чем не хотела забывать.

« Все это память, все это – моя жизнь» – говорила она в ответ на бесконечные призывы выбросить весь этот хлам. И никак не понимала подруг, пачками выбрасывающих все, что напоминало про отношения после очередного разрыва.

– Но он же все равно был частью твоей жизни! – говорила она. – И не всегда вам было плохо вместе! Как тебе не жаль?

В квартире Иры уже некуда было помещать новые вещи. Старые, упакованные в кульки, грудами лежали повсюду, – в креслах, под стульями, сверху на шкафах. Но ее это пока не напрягало.

Да, в этом Ира была странной. Но у каждого свои тараканы, в конце концов. Во временем уже никто не удивлялся этой ее особенности, тем более, что в остальном она была нормальной и очень даже компанейской.

« У тебя секод-хэнд давно можно открывать» – смеялись подруги, даже уже и не пытаясь хоть как-то повлиять на нее.

Сегодняшний день просто идеально подходил для похода за подарками. Во-первых, она рассталась с Лешкой. Собственно, ей даже было и не жаль, если уж совсем честно, – они оба давно уже чувствовали, что остаются в этих отношениях просто по инерции. Впрочем, привычка, – тоже большое дело. А она уже привыкла к Лешке, ей было с ним спокойно и уютно, только невыносимо скучно. Его же вполне устраивало то, что можно ни о чем не говорить, валяться на диване, жевать что-нибудь вкусное и просто смотреть вместе какое-нибудь кино. Когда кино заканчивалось, они засыпали. А утром, наскоро позавтракав, просто расходились в разные стороны. Никаких споров, никаких конфликтов и никаких напрягов. Лешка считал, что это были идеальные отношения.

Ира видела в этом совершенно другое, – никаких общих интересов, никакого интереса друг к другу и никакого будущего.

– Хватит, – устало сказала она и просто ушла.

Вещи она заберет потом, как-нибудь со временем, постепенно. Не потому, что расставание причиняет ей страдания, а просто не хочется напрягаться, – да и нужно еще подумать, куда их, эти вещи, втиснуть в ее квартирке.

Леша, похоже, даже и не понял, в чем причина.

– У нас же все так замечательно! – кричал он ей вслед, недоуменно качая головой. – Душа в душу просто! Ну, хочешь, я найду другую работу? Будет больше денег, и станет еще лучше!

« О, да. Купим новый диван, подороже, и побольше еды» – думала Ира, но так ничего и не сказала, – а какой в этом смысл, если он не понимал?

– Какая собака тебя укусила? – надо же, он, оказывается, иногда способен даже подняться с этого самого дивана и даже совершить подвиг, прервав просмотр очередного фильма. – Ира, ну как ты не понимаешь, – все равно лучше, чем получилось у нас, ни с кем другим не получиться!

Между прочим, это мысль и удерживала ее с Лешей несколько лет, – но, правда, не настолько, чтобы узаконить эти отношения, к чему Алексей, как ни странно, искренне стремился почти с самого их начала.

У Иры была когда-то большая светлая любовь. Но красивый и утонченный предмет этой любви попросту уселся ей на шею. Все, на что он был способен, – заваливать ее цветами, читать стихи под звездами и придумывать идеи, которых никогда, похоже, и не собирался воплощать в жизнь. Ему нравились все начинания, но только, увы, на словах. Да, и еще – дорогие костюмы и хорошая парфюмерия. Он него у Иры остался томик Бродского и экзотическая статуэтка со странными символами. Когда она, всю ночь прорыдав в подушку, уходила от него, разрывая себе сердце, в ней все же теплилась надежда, что он образумиться. Но этого не произошло. Увы.

Следующий ее мужчина был проблемным. Нет, он не был моральным уродом, просто постоянно вляпывался в неприятности, из которых Ире постоянно приходилось его вытаскивать. В конце концов, ей это надоело, – она поняла, что он и не собирается делать каких-нибудь выводов, а от ее жизни уже почти ничего и не осталось, – вся она увязла в этих вечных проблемах, которых бы не было, включай он, хоть иногда, мозги. Он смотрел на нее обиженным взглядом побитой собаки, когда она уходила. « Как же так можно, бросить человека одного, когда у него такие трудности!» – с упреком заявил он, а в глазах появились слезы. Но Ира это уже прошла. И без того последнее время оставалась с ним только из жалости. От этого остались шарфы. Множество длинных узких шарфов, – она даже и не замечала, что у него их было так много.

Потом был хам. Нет, вот к Ире-то он относился, как к королеве. Никогда не забывал подать пальто или открыть перед ней двери, подать руку и поблагодарить, – подругам даже было завидно, что она отхватила такого галантного кавалера. Но он невыносимо хамил всем остальным. Стоило кому-то спросить, нельзя ли подсесть к ним за столик, как он тут же начинал орать: « не видишь, люди разговаривают, вали отсюда, быдло!». Если кто-то спрашивал дорогу, то получал ответ типа « понаехали, козлы». С официантами и продавцами он разговаривал так, что Ире хотелось отойти подальше. Никак не могла она понять, как в одном человеке могут уживаться такие разные проявления. И, несмотря на то, что к тем, кого считал своими, ее очередной поклонник относился со всей душой, она решила от него сбежать. Как ни странно, он адекватно отреагировал на все, что она высказала. И даже обнял ее на прощание, поблагодарив за все, что было. Но как-то при случайной встрече, увидев ее с новым кавалером, нахамил, даже не постеснявшись, – общий смысл его тирады сводился к тому, что она – гулящая женщина. От этого осталась старая гитара, – он очень неплохо пел, очаровывая всех ее подруг.

Потом был псих. Ну, не то, чтобы совсем псих, в классическом смысле слова. Ире достался ревнивец. Она шагу не могла ступить без его истерик. Он названивал ей каждые пятнадцать минут, чтобы проверить, чем она занята и где находится. Ира в душ не могла пойти спокойно, – стоило ей не ответить на звонок, как он тут же мчался к ней домой и трезвонил в двери, не отрывая пальца от кнопки звонка. Все это поначалу казалось забавным, но быстро вымотало ей все нервы, и Ира, особенно не церемонясь, просто послала его, – благо, чему-то от хама она все-таки научилась. Во всяком случае, поняла, что иногда даже и нельзя иначе. От этого остались билеты, напоминавшие про их незабываемую поездку на море, – все-таки, его страстность проявлялась не только в ревности, и эти две недели были действительно обалденными, правда, они тоже не вылазили почти из кровати, но совсем уже не из-за телевизора, как с этим, последним,– и коллекция красивых ракушек.

Еще у Ирины был бизнесмен. Лощеный, щедрый и даже неглупый. Он осыпал ее роскошными подарками и оплачивал любые расходы. Только вот здесь было два недостатка, – у него совершенно не оставалось на нее времени , и он был ужасен в постели. Ну, – как ужасен, тут, скорее, больше подошло бы определение «незаметен». Те короткие минуты, которых ему было достаточно, чтобы удовлетвориться, только распаляли ее желание. Он мгновенно засыпал, нежно поцеловав ее, а она так и лежала рядом, разгоряченная, думая о том, что лучше бы ничего и вовсе не начиналось. Видимо, этот потенциал у него тоже ушел в коммерцию. Короткие и редкие встречи, цветы и подарки, получаемые через курьеров, и полное отсутствие внимания с его стороны тоже вскоре начали утомлять Иру. Она даже не была уверена, помнил ли он ее фамилию и кем она работает, не говоря уже обо всем остальном, что было для нее важно, а все, что она получала, скорее всего, было отправлено секретарем. Одним словом, Ира, осознав, что ничего не изменится, и она всегда будет для него чем-то вроде кошки, которую можно приласкать, когда есть настроение, но никто не воспринимает ее как равного партнера, попрощалась с ним. Похоже, его это не слишком взволновало, – во всяком случае, гораздо меньше, чем контракт, который он в это время внимательно изучал. От этого осталось нечто повесомее, – золотое кольцо с бриллиантом, целая тумбочка хороших духов и шарфик от Армани.

Что и говорить, – на фоне всех предыдущих, последние отношения были самыми вменяемыми.

Поначалу она вообще была рада, что ей достался простой, надежный, верный и,– самое главное, – спокойный мужчина.

Он не преследовал ее, и даже не задавал вопросов, когда она оставалась на ночь у подруги, только спрашивал, нужно ли за ней заехать.

Он мог и нахамить, но только не ей и по делу.

Он научился готовить ее любимые блюда.

И без возмущений ждал, когда она вернется с работы, если Ира задерживалась.

Он работал, – правда, не то, чтоб очень зарабатывал, но на жизнь хватало. На все, что было сверх уровня реальной необходимости, приходилось тратиться Ире, – все это он считал лишним.

Он почти не выходил из дома. Работа – магазин – диван.

Не одобрял ее встреч в кафе с подругами, – но и особо не препятствовал.

Считал, что лучший отдых, – это проваляться в постели весь отпуск или выходные. А всю красоту мира можно посмотреть и в интернете. Но при этом не возражал, чтобы сама она куда-нибудь поехала развеяться, – Ира даже однажды без него съездила на море.

В общем, он не создавал проблем, но его будто бы и не было.

Он никогда не спрашивал ее о работе, – все это казалось ему неинтересным и не важным.

« Не нравится, – уходи» – это был его неизменный ответ, когда Ира пыталась поделиться какими-то своими проблемами. « Найдешь другую».

Ему было все равно, как она выглядела. Действительно, все равно, – можно было и не напрягаться. Тот, первый, был перфекционистом. Его повергало в шок, если шарфик не подходил к туфлям, – Ира ни разу не могла с ним по-настоящему расслабиться из-за этого, все боялась что-нибудь не так сделать, сказать, или сочетать в одежде. Этому же было реально плевать. Он смотрел на нее одинаково, – будь она растрепанной и с размазанной вчерашней тушью с утра, или в вечернем платье после салона красоты.

После диванных валяний Ира набрала килограмм с десять. Потом год ходила в спортзал, чтобы вернуть фигуру. Он даже не заметил. « В человеке важен человек, – глубокомысленно заявлял он. – Если я тебя люблю, значит, люблю любую».

О, да, такое отношение – мечта всех женщин. Поначалу Ира прямо-таки млела от этого. Но со временем это уже начинало напрягать.

– Дура ты, – наперебой убеждали ее подруги, которые понемногу обосновались в его квартире, как, собственно, и она сама. Все их посиделки теперь стали устраиваться только здесь. Он помогал накрыть на стол, покупал вино, – о, вина девочкам для посиделок нужно много, это он понимал и даже и спорил, а после, посидев для приличия минут десять – пятнадцать, просто уходил в другую комнату, – к своему вожделенному дивану и очередному фильму или компьютерной игрушке. Но отзывался, если что-то было нужно, без возражений отправлялся в магазин что-то докупить и разводил девчонок по домам в конце вечера, – ну, как вечера, скорее, уже под утро. Бывало и так, что кто-то оставался, – и тогда он до рассвета мог слушать девичьи излияния души, даже, когда Ира, не выдержав, укладывалась спать. – Это ж – мечта всех женщин! Даже не понимаешь, как тебе с ним повезло! Вроде, и сама себе хозяйка, и мужчина есть! И, – главное, – ни тебе скандалов, ни истерик, ни других баб!

Да, все, вроде бы, было и правильно. Но скучно. Ужасно, невыносимо скучно.

А Ире хотелось другого. Любви, – такой, чтоб захватила дух. Только – счастливой, не такой, как та, первая. И адекватной.

– Мой все по бабам бегает, – шипела на нее Лерка. – И делать нечего, я закрываю на все глаза. Боюсь только, что однажды насовсем уйдет. А так, пока все это мимолетно, то и ладно, я уже привыкла. Но постоянно на нервах!

– А мой? Стирай ему, гладь, готовь, – все, как в гостинице должно быть. – И наплевать, что я тоже, в общем-то, работаю, – поддерживала ее Людмила. Скандал утроит, если что-то будет не в порядке.

– А я – вообще одна, – кисло добавила Галка. – Знаешь, как одной несладко?

Вообще, подруги поражались этому вечному Галкиному одиночеству, – высокая, почти два метра ростом, блондинка, ноги от ушей, шикарная фигура, – ей всегда оборачивались вслед. Но почему-то знакомились с другими. Видимо, боялись, что такая красавица на них не обратит внимания. Так она и оставалась всегда одна, пока остальные меняли женихов и выходили замуж.

Ира понимала, что не все так просто с мужчинами. И решила оставаться, пока не встретит кого-нибудь получше, – все-таки, одной быть действительно несладко, уж она это прекрасно знала. Она даже покупала новое белье с мыслью, что вот, с его появлением, начнется в ее жизни новая любовная история, такая же красивая, воздушная и идеально подходящая, – но уже привычное ей волшебство новых вещей почему-то не действовало.

Но оставаться вместе только из страха, что с другим, возможно, будет хуже, или из страха вообще остаться одной ей надоело. Так что она наконец решилась и произнесла те самые слова.

Но сегодня повод для поднятия настроения был посерьезнее, чем просто расставание. Она, наконец, дала по морде хозяину кафе, в котором работала администратором, – его вечные приставания перешли на сей раз все границы. Конечно, она не сомневалась в том, что выходить завтра на работу уже нет смысла. Вообще, хозяин был порядочной свиньей, – он приставал ко всем, без разбора. Ира просто смеялась над молоденькими официантками, видя, как очередная, выйдя в зал явно прямо из его кабинета, – а кабинет он обставил роскошно, и главное место там занимал огромный диван, – и ванная комната даже имелась, – уже представляла себе сладкую и богатую жизнь с хозяином.

Как сразу же они менялись! Лицо – гордое, подбородок – задран кверху, а поведение такое, будто она тут сразу же стала хозяйкой! «Эх, дура, – думала каждый раз Ира, – да он же даже имени твоего и не запомнит! »

Но молодые дурочки этого не знали. Как и того, что достичь чего-то в жизни таким способом получается не у многих. И важничали, прямо распираясь от гордости.

Хозяин давно уже приставал к Ире. Но, каждый раз, получая отказ, переключался на кого-то из новеньких, – а персонал официанток дольше трех месяцев еще никогда не задерживался на памяти Ирины. Впрочем, ее отказы задевали хозяина, – это было видно. Он, похоже, совершенно искренне считал, что ему принадлежит не только кафе, но и все, кто в нем работает. Но пока все обходилось.

Ее прежний Отелло давно бы принял меры. И не просто бы дал в морду, а долго бы и со страстью лупил бы головой о барную стойку. Но ответ Леши был один для всех ее рабочих проблем : « не нравиться – уходи». Иногда она даже жалела, что бросила ревнивца. Правда, только в первые несколько минут после этих омерзительных подкатов.

Сегодня же он заявился совсем пьяный, вот просто в хлам. Даже не поздоровавшись, бросился к Ире. Схватил за шею, потянул к себе. А после того, как облизал все щеки, несмотря на активное сопротивление, просто поднял на руки и поволок в кабинет. Он не понимал слова «нет». Ему почему-то казалось, что это только способ позаигрывать.

Вот Ире и пришлось это самое « нет» выразить в гораздо более весомой форме. Изо всех сил он заехала ему кулаком в глаз. Ну, а потом еще в челюсть, – для верности. Рука до сих пор болела. Эх, не женское это дело, морды быть. Но все-таки осталось чувство морального удовлетворения.

Ира не беспокоилась о работе. Она уже несколько месяцев подумывала о том, чтобы сменить кафе на более пристойное, активно присматриваясь к небольшому ресторанчику, славящемуся своими необыкновенными десертами. Здесь был совсем другой контингент, – те, которые приходили действительно ради изысканного вкуса блюд, а к заказу добавляли не больше нескольких бокалов легкого вина, ну, коньячку рюмочку, в крайнем случае, под кофе. И не засиживались до часа ночи, – в одиннадцать ресторан закрывался. Здесь было чисто, уютно, вкусно, без пьяных дебошей и разборок, и владела рестораном женщина.

Но, несмотря на то, что она и так собиралась уходить, все это было крайне неприятно. От трехлетней работы в этом кафе остался гадкий осадок.

Так что – день был самым подходящим для того, чтобы устроить себе поднятие настроения по максимуму. Особенно с учетом, что она осталась одна и без работы накануне восьмого марта. Срочно нужно было отправляться за подарками. И не только подругам, но и себе, любимой, конечно же.

Вещь нужно почувствовать. Не просто так купить, даже если она очень понравилась. Нужно осторожно прикоснуться к ней, погладить, легонько проведя подушечками пальцев. Только потом взять в руки. Почувствовать, какая она, – тут нужно просто замереть. Поднести к лицу, ощутить ее запах, – да, да, именно так, ведь к каждой вещи Ирина относилась, как к живому существу. И только после этого становится понятно, подходит вещь тебе, или, может, она создана для кого-нибудь другого. Это целый ритуал. Но сначала вещь сама должна броситься в глаза.

Ира присматривалась к окружающим ее вещам, стараясь не отвлекаться на навязчивых продавцов, – они только мешали своим заученным « что вам подобрать, вы себе, или кому-нибудь в подарок, на какую сумму вы рассчитываете». Ну, как они не понимают, что только все портят этим? Да, их так учат, это понятно. Но нельзя же настолько не чувствовать дела, которым занимаешься!

А, впрочем, так сейчас живет большинство, – не задумываясь, не ощущая. Вот, как ее Лешка, – главное, – просто заработать денег, а все остальное, – ерунда. Нет, уже не ее, – вспомнила Ира. Может, зря она так? Посидели бы еще завтра с девчонками…

« Нет», – решительно прервала эти раздумья Ирина. « Посидели бы, выпили, я бы расчувствовалась, а после бы еще на несколько лет застряла в этой спячке. Все я правильно сделала, и думать нечего! Все! Больше не вспоминаю!»

И она снова направила все внимание на то, что окружало ее в торговом центре.

Каждый раз с легким трепетом она подходила к новому предмету. Подносила к глазам, рассматривала, но… Все оказывалось не тем. Продавцы и менеджеры, поначалу было оживившиеся, решив, что раз она так тщательно перебирает вещи, значит, непременно что-то купит, вскоре отстали от Ирины, отнеся ее к той безнадежной категории, которые сразу приходят с намерением только посмотреть. Ну, как им объяснишь, что просто красивая и неплохая вещь никак не подходит?

Торговый центр добавил легкое разочарование к ее и без того не очень-то приподнятому настроению и отнял полтора часа жизни. Вздохнув, Ирина снова осмотрелась вокруг. Нет, ничего, действительно ничего подходящего, – такое, наверное, случилось с ней в первый раз в жизни.

– Ладно, – еще раз вздохнула она. – Еще – не вечер!

Быстрыми шагами она направилась на вещевой рынок. Конечно, вариант не лучший, но иногда и здесь что-нибудь можно найти. Увы. И здесь мимо. Ничего. Правда, здесь хоть не понадобилось столько времени на то, чтобы это выяснить.

Ира решила любыми средствами не дать себе сегодня раскиснуть. В крайнем случае, она прибегнет к какому-нибудь из средств подруг, но все равно поднимет себе настроение. Но свой, конечно, был ей гораздо ближе. Что остается? Блошиный рынок! Там иногда действительно попадается что-то особенное, хоть Ира не любила вещи, которые уже кому-то принадлежали.

Вазочки, статуэтки, кучи посуды, – нет, все не то. Действительно, чужое. Будто обувь с чужой ноги, к тому же – не твоего размера. Все это не годится. Даже как-то неприятно.

– И что? – сама себе сказала Ира, – я так сегодня и останусь без всего? Без работы, мужчины, настроения и подарков? Э, нет!

Она окинула взглядом площадь за рынком. Что у нас там? Несколько маленьких магазинчиков, только недавно открылись. Тааак… Светильники, – это точно мимо, обувной, – хм… возможно, но с натяжкой, и… – она сощурилась, присматриваясь получше, – ага, сувенирный и, – что?– « Старая Лавка».

Название « Старая Лавка» ее совсем не вдохновило. Скорее всего, тот же блошиный рынок, только под гордой маркой « антиквариат» и с соответствующей наценкой. Сувенирный был самым подходящим из всего.

Сейчас Ирине было жаль, что возле ее дома так мало мест, где можно что-то купить, – спальный район, все-таки, в центре ей нужно было скупаться, но ехать сейчас кто знает куда она точно не собиралась, – это бы уж никак не подняло ей настроения, а, наоборот, снизило его остатки до нуля.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5