Нелли Видина.

Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Чёрный рейдер



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Под рукой было нечто, на ощупь напоминающее битое стекло. Я ухватила один из осколков и поднесла его к глазам. Чёрный трехгранный обломок ни с чем не ассоциировался, и я отшвырнула бесполезную вещь прочь. В голове было легко и пусто, собственное сознание напоминало накачанный гелием воздушный шарик. Странное состояние. Я приподнялась на локте, огляделась, и ругательства примёрзли к губам. Вокруг было черным-черно. Этакое гигантское пожарище, только сажи нет, вместо неё – поле угольно-чёрной травы.

Я сглотнула, чувствуя, как живот сводит от страха. Не узнать мёртвую зону невозможно. И я в самом её центре. Проклятие! Как я здесь оказалась? Я не хочу умирать! Я быстро поднялась на ноги, машинально отряхнулась от осколков. Стоп. А кто, собственно, я? Ответа не было. Я не могла вспомнить ни причины, по которой я оказалась в мёртвой зоне, ни своего имени, ни то, кем я являюсь и почему отношу себя к женскому полу.

В голове всплыло слово «амнезия»: гадость, при которой о мире помнишь, а о себе – нет. У меня амнезия, похоже, приняла какие-то чудовищные формы. Я раздражённо шикнула, но тотчас же успокоилась. Могло быть хуже. Могло быть гораздо хуже. Я всё ещё жива и не деградировала до уровня колясочной ляльки. Самое ценное – способность мыслить и знание об окружающей среде – при мне. Значит, справлюсь. И вообще, незачем валить всё в кучу! Разбираться с проблемами надо поэтапно.

Во-первых, ресурсы. Я огляделась в поисках оброненных вещей и любых других полезных штук, но ничего не обнаружила. Обидно, но было бы наивно рассчитывать на удачу. Куда бы я ни посмотрела, везде чернела стеклянная трава. Она, конечно, на самом деле не из стекла, но такая же хрупкая и бьющаяся. Мутант, одним словом.

Я посмотрела вниз, похлопала себя по телу, но тоже ничего не нашла – ни ножа, ни гранаты. Почему я подумала об оружии? Впрочем, не к спеху. Раз подумала, значит, в прошлом часто им пользовалась. Главное, что одежда на мне. Я искренне порадовалась наличию армейских сапог, штанов и водолазки, мельком пожалела, что нет никакой заколки: волосы рассыпались по плечам, а в драке такое неудобно; но не в моей нынешней ситуации думать о таком.

Выяснив, что внешне я – человек, я переключилась на проблему номер два – моё местонахождение. В мёртвых зонах люди беспричинно мрут. Вроде бы, это непреложная истина, но кто знает… Чувствую я себя пока неплохо, какое-то время в запасе есть, но лучше убраться с чёрной земли побыстрее. Не исключено, что она убивает медленно и обморок с последующим беспамятством – лишь часть процесса.

Осталось решить, куда именно я пойду. Глаза мне помочь не могли, поскольку, куда ни глянь, пейзаж один и тот же. Пожалуй, доверюсь себе прошлой. Борозда растоптанной в мелкое крошево растительности, словно стрелка-указатель, подсказывала направление. Сунув руки в карманы, я бодро зашагала вперёд.

Под ногами хрустели раздавливаемые сапогами растения. Звук, сопровождавший каждый шаг, поначалу раздражал, но потом я перестала обращать на него внимание.

Пару раз попадались такие же, как трава, чёрные стеклянные деревья. К одному из них я подошла и отломила ветку. За неимением ножа и топора… Ветка треснула и рассыпалась. Не оружие, увы. Я попыталась вспомнить, можно ли хоть как-то использовать мёртвую траву, но в голову ничего не пришло, и я не рискнула рассовывать по карманам опасную пакость. Монотонное движение навевало скуку. Пейзаж не меняется. До горизонта – ни друзей, ни врагов.

По ощущениям, топать пришлось больше часа. Я не сразу осознала, что у бесконечной черноты появилась зелёная кромка. Осознав, подобралась. Впереди водится невесть что, расслабляться не время, но и напрягаться рано. Чёткая линия отделяла мёртвый сектор от живого. Сверху, наверное, красиво смотрится, как лоскутное одеяло или панно, созданное сумасшедшим: нарезал неведомый творец кусочки из самых разных картинок и подогнал по размерам, абсолютно проигнорировав содержимое. Густой ельник треугольным клином перечеркнул цветущий луг. Лес резко обрывался и сменялся запущенным яблоневым садом. Плохо дело! Кажется, в забытой жизни я предпочитала, чтобы фрагменты «адской мозаики» были покрупнее. Ну, да ладно, выбирать-то не из чего.

Я ступила на нормальную траву, мягко спружинившую под ногой, и передёрнула плечами. Немного постояла, прислушиваясь к ощущениям. То, что я неплохо чувствовала себя в мёртвой зоне, аномально, не исключено, что в живой мне станет дурно. Обошлось. Я качнулась с пятки на носок и уверенно двинулась дальше.

За садом извивалась тонкая речушка, чуть в стороне высилась полуразрушенная водонапорная башня, и с нею соседствовал новенький двухэтажный коттедж дачного типа. Прикинув, что в доме можно будет отдохнуть, переночевать и найти что-нибудь полезное, я повернула к зданию. Окна целые, вид нетронутый. Кажется, я наткнулась на пещеру Али-Бабы, да ещё и первая в очереди на сокровища. А жизнь-то налаживается!

Калитка была закрыта и украшена вывеской «Осторожно: сторожевые псы!». Тоже мне, преграда! Мысленно фыркнув, я просунула руку в щель, нащупала щеколду, отодвинула её и беспрепятственно вошла. Собак не наблюдалось. Не исключено, что их держали в вольере, и собачкам повезло: дом переместился сюда без них. Я прислушалась и, стараясь не шуметь, приблизилась к крыльцу.

Оп-па! Не повезло, причём мне. Дверь поломана, висит на одной петле, сверху вниз тянутся вертикальные борозды от внушительных когтей, а на ступеньках лежат тщательно обглоданные человеческие кости. Невезучий ты, дачник-собаковод, не вовремя в коттедж явился! Я ещё раз прислушалась. Тот, кто съел человека, позарится и на меня. Хорошо, если тварь уже убежала, но надеяться на такую удачу не стоит. Я осторожно переступила через останки и вошла на террасу.

Знания из позабытой жизни подсказывали, что твари предпочитают открытые пространства и не будут сидеть в четырёх стенах, но, если почуют еду, вломятся только так. Надо поискать топор, а лучше – лом. Из террасы я попала в помещение, служившее гостиной. Справа – дверь в коридор, ведущий в глубину дома. Что тут у нас? Лестница на второй этаж, столовая, ещё одна комната отдыха, на сей раз – с домашним кинотеатром, угловым диваном, винтажным книжным шкафом и увитым бронзовой лозой торшером. Я прошла дальше и попала в кухню. Холодильник лучше не открывать: запашок тот ещё вырвется!

Проверила ящики и полки. Ни одного ножа, который можно было бы использовать как боевой, не нашла, зато обнаружила несколько суповых пакетиков, три пачки лапши быстрого приготовления, коробку с чайными пакетиками и кулёк относительно свежих сухарей. Знатное пиршество наклёвывается! Если, конечно, смогу вскипятить воду. Электричества-то нет: на участке валялись оборванные провода, и вряд ли я могу рассчитывать на то, что в подвале припрятан автономный генератор. Проверю, само собой. Я поднялась на второй этаж, где располагались хозяйская и гостевые спальни, несколько комнат общего назначения, кладовка, кабинет, художественная студия. Незадолго до смерти хозяин дома пытался написать натюрморт, и сейчас лежащее перед кувшином яблоко загнило.

Округа отлично просматривалась по всем четырём сторонам из окон второго этажа. Я заприметила обшарпанные человеческие постройки. Издали степень разрушений не определить, зато понятно, что зданий много – минимум, целая улица. К ним и двинусь. Я вернулась на первый этаж.

Какой-то шорох. Показалось? Я застыла, стараясь лишний раз даже не дышать. Твари реагируют на звук. На запах – тоже, органы чувств у них развиты не меньше, чем у нас, но всё же в первую очередь твари обнаруживают еду по издаваемому ею шуму. Шорох повторился, развеивая напрасные сомнения. Съевшая человека тварь здесь. По ламинату чиркнули когти, грохнулся зацепленный монстром вазон с засохшим цветком.

Я продолжала стоять. Вдруг тварь успокоится и уйдёт? Встретить мне её нечем, и что предпринять, я представляю слабо. В гостиной влажно чмокнули, будто кто-то попробовал воздух на вкус. Учуянное твари понравилось, она утробно заурчала. Мне конец! Урчание – признак того, что тварь нацелилась на конкретную добычу. Больше не скрываясь, я попятилась в сторону кухни, и почти сразу же монстр появился в дверном проёме.

Ротвейлер. Можно принять за простую собаку, но зубы уже ненормально крупные, когти тоже увеличились. Словом, мутация идёт полным ходом. Хорошо, хоть скелет пока ещё собачий и новые мышцы не успели нарасти. Остальных собак подъел?

Я смотрела на ротвейлера и прикидывала, на каком он этапе трансформации. Ещё прыгун или уже бегун? С первым справиться легче. Тварь приготовилась к броску, я рванула в боковую дверь, оказалась в той самой комнате отдыха. Подсознание, спасибо! Я дёрнула на себя торшер. Плафон слетел, лампочка раскололась. Я поудобней перехватила бронзовый остов и, когда монстр добежал до комнаты, была наготове продать свою жизнь подороже.

Всё-таки бегун – этап прыгуна, способного совершать лишь короткие рывки, пройден. Ротвейлер на миг застыл, прицелился, затем мощно оттолкнулся задними лапами, взвился вверх, ощерил пасть, метя мне в горло.

Я поймала его в прыжке. Со всей мочи ткнула ножками торшера точно в грудину монстра. Используя инерцию ротвейлера, подправила траекторию его полёта, и тварь грохнулась в плазменный экран, занимавший половину стены. Я рванула вперёд и, не позволяя ротвейлеру очухаться, принялась часто и с силой лупить его по голове.

Во все стороны полетели кровавые ошметки. Не обращая на них внимания, я продолжала своё грязное дело. Нормальная собака давно бы сдохла, но ротвейлер дёргался и хрипел. На мягкой бронзе появились вмятины. У, каменная башка! Я перехватила торшер, как копьё, позволила твари приподнять голову и вогнала металл точно в глазницу ротвейлера, провернула, чувствуя, как упираюсь в заднюю стенку черепа. Всё, мозгам конец, и твари – тоже! Монстр конвульсивно дёрнул лапами и, наконец, издох.

Вымученно выдохнув, я отступила, прижалась спиной к стене и замерла, одновременно отдыхая и прислушиваясь. Нельзя быть уверенной, что ротвейлер, до того как нарвался на меня, сожрал всех остальных. На грохот схватки могут ещё гости пожаловать. Сколько ни прислушивалась, слышала лишь тишину и грохот собственного сердца, в разгромленную комнату никто не спешил. Выждав ещё немного, я позволила себе слегка расслабиться. Утёрлась рукавом – вероятно, просто размазала кровь твари по лицу. Эх, а ещё пару минут назад была прилично выглядящая барышня, а не мясник без опыта работы! Мясники со стажем – ребята аккуратные, лишнего не пачкают.

Ещё раз вздохнув, я вытерла руки о светло-бежевую обивку дивана, оставив отвратительные багровые следы, прихватила торшер (в течение ближайшего времени я не намерена с ним расставаться) и вышла в коридор. Пожалуй, пир временно отменяется. Сначала приведу себя в порядок – свежую кровь смыть легче, чем застывшую. Но перед этим – ещё одно грязное дело. Вытерла руки ещё несколько раз, сходила на кухню и принесла нож, показавшийся мне наиболее прочным.

Как и у всякой начавшей развиваться твари, у собаки сформировался затылочный мешок – кожистый плотный нарост, ещё не прикрытый костяными пластинами. Чтобы пропороть его, пришлось попотеть, но в итоге я справилась, толстая ороговевшая оболочка лопнула, и взрезать её дальше не составило труда. Покромсала на лоскуты, откинула.

Обнажилось непрезентабельное нутро – плотная масса, похожая на обрывки грязных ниток, скатанные вместе. Зачерпнула содержимое мешка в ладонь, слегка помяла и нащупала внутри твёрдый шарик. Есть! Порвать нити было даже легче, чем марлевый бинт. Вытащив шарик, я придирчиво осмотрела его на свет. Обычная виноградина, или, как их ещё называют, споран – серая, небольшая, по краю чуть просвечивает. Словом, приятная мелочь, потому что ротвейлер вполне мог оказаться пустышкой, то есть тварью, у которой спораны ещё не сформировались, а ведь «виноград» – это и местная валюта, и главный лекарственный ингредиент, без которого людям не жить. Короче, приятно знать, что я слегка разбогатела.

Закончив с тварью и припрятав находку в лоскут ткани, я заново обошла первый этаж дома, прислушивалась, посматривала в окна. Новых монстров не было. Да и откуда им взяться? Конечно, кто-то случайный заявиться может, но в целом соседние кластеры – это голодный край для мутантов: им живое мясо подавай, а тут одни леса, поля, сады и мёртвые зоны. К тому же, если бы мутанты всё-таки водились в округе, они бы пришли раньше. Раз ротвейлера никто не тронул, то и мне бояться нечего. Достаточно просто быть настороже. Убедившись, что в доме стало даже безопаснее, чем раньше (единственную местную тварь я убила), я переключилась на свои дела.

Я обыскала спальни в поисках сменной одежды. Подобрала себе носки, камуфляжные штаны (видать, владелец дома уважал вылазки на природу), мужскую футболку и безрукавку с множеством кармашков. Бельё придётся оставить своё, но оно как раз почти не пострадало от летевших в меня ошметков. Сгрузив обнову на стиральную машину и пристроив у душевой спасший мне жизнь торшер, я проверила кран на наличие воды. Водопровод, ясное дело, не работал, но резервный бак был полон чуть больше, чем на две трети. Мне хватит. Жаль только, что мыться придётся холодной водой.

После гигиенических процедур настроение улучшилось. Я с удовольствием посмотрела на себя в зеркало, дёрнула за прядь волос. Оказывается, я брюнетка. Дом по-прежнему радовал тишиной. Я вернулась на первый этаж и перво-наперво переложила виноградину в носовой платок, который спрятала во внутренний карман. В случае если придётся спешно уходить, ценность останется при мне. И занялась хозяйственными делами.

Я ещё раз пересмотрела ассортимент на кухне. Суповые пакетики возьму с собой. Кипяток – роскошь, но вдруг удастся где-то им разжиться. Лапша на ужин и на завтрак, как и чай. Сухари – с собой, а тульский пряник – сейчас. Упаковка целая, вид свежий. Не отравлюсь.

В гостиной имелся камин, и я решилась рискнуть его разжечь. Да, запах может привлечь нежелательных гостей, но, как я успела убедиться, риск незначительный. К тому же, топить буду по-чёрному, трубу оставлю закрытой, основное осядет в доме.

Чиркнула спичкой, ливанула жидкость для розжига, и дрова вспыхнули. Гостиная наполнилась весёлым потрескиванием. Я даже улыбнулась. В помещении сразу как-то уютнее стало. Главное – не обольщаться и не обманываться. Я пристроила на решётку кастрюльку с водой, пододвинула к камину кресло так, чтобы идущий из камина дым мне не докучал. Пока он заполнит помещение, вода сто раз вскипит. Я села в кресло и расслабилась. Если отрешиться от всего, то можно вообразить, что я коротаю вечер в забытом родном доме. Интересно, у меня была дача с камином? Эх, какая, к демонам, разница! Я в Улье, и от этого не сбежать. Камин, уют… это всё мираж. В соседней комнате лежит труп мутанта, на крыльце – останки человека, а под рукой у меня торшер без плафона и лампочки, зато с ножками, покрытыми бордовой коркой засохшей крови.

Глава 2

Вода весело забулькала, и я поспешила вынырнуть из размышлений. Рефлекторно прислушалась, и только потом, убедившись, что посторонних звуков по-прежнему нет, сняла кастрюльку с решётки, затушила пламя. За окнами уже начало темнеть, и лишний свет ни к чему, да и надымило уже прилично.

После сытного ужина заняться было особо нечем. Прихватив торшер, я перебралась наверх и улеглась под пушистое одеяло в мягкую кровать, сладко потянулась. Что ещё нужно для счастья? И медленно уплыла в страну грёз.

Утром я не могла вспомнить, что именно мне снилось, но точно знаю, что что-то очень приятное. Я всё ещё была одна, и это не могло не радовать. Спустившись вниз, я снова вскипятила воду, позавтракала. Что ж, домик, спасибо за приют! Пора мне и честь знать. Прежде чем уйти, я позаимствовала у погибшего дачника рюкзак и набила его мелочами первой необходимости: еда, литровая бутылка воды, сменная одежда (да, я чистюля). Ещё я прихватила топор из хозблока на заднем дворе, бинты, жгуты и спирт из аптечки в машине, стоявшей в гараже. Складной нож отправился в карман, кепка – на голову. Поразмыслив, я добавила в рюкзак пару мелочей, в том числе и довольно бесполезную книгу по истории итальянской живописи эпохи Возрождения. Авось, выдастся случай почитать. Мозгам тоже пища требуется, а то я всё одна и одна. Так и человеческую речь забыть недолго. К тому же скинуть лишнюю тяжесть всегда успею. Я ещё раз перепроверила дом, но ни намёка на огнестрельное оружие не нашла. Вышла на приусадебный участок. Вот теперь – всё, в путь к запримеченным вчера зданиям.

Идти предстояло снова по пустырям: поля, луга, фрагменты леса. Один раз попалась новенькая баскетбольная площадка. Открытые пространства раздражали, но в целом, благодаря тому, что изначально территории были безлюдные, твари не встретились. Вчерашние предположения оказались верны.

Слева тянулась ещё одна мёртвая зона. Противоположный край виден, так что по сравнению с зоной, где я очнулась, небольшая, но и маленькой не назвать. Деревья-то есть. Придумать, что ли, для этих чёрных стеклянных уродцев отдельное название? Всё же не растения в полном смысле слова… Я не стала приближаться к мёртвому сектору. С одной стороны, любопытно, подействует ли он на меня, и если да, то как. С другой стороны, ставить на себе эксперименты совсем не хочется. Жизнь и здоровье дороже.

Окружающий мир всё ещё оставался безмятежным и условно безопасным. До меня долетел совсем не характерный для природы звук. Всё-таки не зря твари в первую очередь на слух ориентируются. Я прислушалась. Звук шёл издалека, сразу невозможно было понять, что его производит. Что– то из области промышленности. Мотор? Нет, звук идёт с неба. Вертолёт.

Дальше действовала на рефлексах. Развернулась к мёртвой зоне и помчалась со всех ног. В памяти всплывали обрывочные знания. С неба приходит опасность и смерть. Среди тех, кто позволяет себе авиацию, мало дружелюбных и отзывчивых. Чёрный сектор – моё спасение. Любые летающие штуки сходят над ним с ума и неизбежно падают. Пилот обогнёт сектор по широкой дуге.

Расстреляют, чтоб землю зря не топтала? Могут, даже не удивлюсь, но, чтобы стрелять, им меня ещё увидеть надо. Вертолёт пока достаточно далеко. Вовремя я его услышала. Я добежала до ближайшего чёрного дерева и принялась остервенело рубить его топором под корень. Дерево почти сразу же завалилось, разбилось. Осталось покрошить наиболее крупные осколки, сгрести всё в кучу и зарыться, перед этим засыпав чёрным крошевом рюкзак.

Ну, всё, не разглядят, если не выдам себя преждевременным движением. Я отлёживалась почти час. Лучше перебдеть, чем недобдеть. Заодно думала. Я непозволительно расслабилась. Шла полем, вместо того чтобы использовать в качестве прикрытия лес. Вроде бы, и допустимо – тварей-то в округе нет, а продираться через буераки – то ещё удовольствие, но я упустила, что опасаться следует не только тварей. От простых людей проблем куда больше. Неужто чернота всё-таки спровоцировала атрофию мозга и процесс идёт?

Выбравшись из груды чёрных осколков, я вернулась к полю, по которому шла, пересекла его и дальше двигалась лесом. Углубляться в заросли не стала, но и не высовывалась, придерживалась самого края.

Остаток пути прошёл спокойно. Я приглядывалась, прислушивалась, один раз сделала остановку на понравившейся поляне: напилась из родника, сжевала сухарь и заела малиной, в изобилии росшей вокруг поляны. К запримеченным зданиям я подошла, когда солнце начало клониться к западу.

Две или три улицы жилого квартала большого города. Отсюда видны многоэтажки, двухэтажный торговый комплекс, асфальтированная дорога, автобусная остановка. Всё в удручающем состоянии. Я качнулась с пятки на носок, сделала пару шагов вперёд. Что-то неуловимо изменилось. Во рту появился кисловатый привкус, в воздухе нестерпимо запахло химией, а кусок города начал стремительно погружаться в туман. Я попятилась.

Даже не знаю, как расценивать происходящее: повезло мне или не очень. Туман сгустился, превратился в рыхлое белое облако, по боку тучи пробежал электрический разряд. Грома не последовало. Соваться в облако нельзя, пришлось вернуться к краю леса и ждать. Не сказать, что долго. Туман развеялся примерно через пару часов, будто его корова языком слизнула. Да и куда мне торопиться?

На месте старых улиц появились новые. То есть улицы те же самые, но такие, какими они были до трагедии. Дома целёхонькие, по проезжей части едут машины. Если прищуриться и поднапрячься, то можно рассмотреть, как на остановке люди садятся в автобус. Пока ещё никто ничего не понял.

Концентрация кислятины в воздухе резко уменьшилась, можно идти. Обновление фрагмента мозаики, или, как говорит большинство, перезагрузка кластера – явление обыденное. Дальнейший сценарий я знала. Сейчас люди обнаружат, что связь пропала, мобильники не ловят сеть, интернет не работает, электричество тоже исчезло. Начнётся паника. В город придут привлечённые перезагрузкой твари и мародёры. Но не это страшно. Новенькие, надышавшись «кисляка», начнут мутировать и постепенно превратятся в монстров низшего звена. К счастью для них, их разум отключится первым, и люди не будут понимать, что ад разверзся и превратил их в свой инструмент. Тех, кто не успеет мутировать, сожрут заживо. Поголовье низших тварей тоже проредят. Более шустрые съедят соплеменников и поднимутся на следующую ступень развития.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5