Нед Виззини.

Столкновение миров



скачать книгу бесплатно

Посвящается Неду


Chris Columbus, Ned Vizzini, Chris Rylander

The House of Secrets: Clash of the Worlds



Печатается с разрешения литературных агентств

William Morris Endeavor Entertainment, LLC и Аndrew Nurnberg


Дизайн обложки Константина Парсаданяна


Copyright © 2016 by Novel Approach LLC

Illustrations copyright © 2016 by Greg Call

© А. Авербух, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2018

1


Брендан Уолкер знал: счастливого конца у этой истории не будет.

Со своими сестрами Корделией и Элеонорой он стоял на берегу возле их дома на Си-Клифф-авеню и смотрел на залив Сан-Франциско. Не на весь залив, а на определенное место, где они только что видели своего друга, великана по имени Жирный Джаггер.

На мосту «Золотые ворота» останавливались автомобили, несколько человек смотрели с него, не в силах поверить, что всего несколько мгновений назад посередине залива Сан-Франциско видели грузную фигуру Мика Джаггера высотой с пятидесятиэтажный небоскреб. Мик выл на луну.

Такого не могло быть. Жирный Джаггер был нереален или реален, но не так, как Брендан и его сестры. Жирный Джаггер – всего лишь герой старого романа Денвера Кристоффа. Или так раньше думал Брендан. В последние месяцы дети-Уолкеры насмотрелись «невозможных» вещей и убедились, что возможно буквально все.



Другие дети, увидев поднимающегося из океана великана в набедренной повязке, вероятно, с криками побежали бы прочь. Или, в самом крайнем случае, позвонили бы 911. И уж, конечно же, не попытались бы приманить великана поближе. Но Брендан, Элеонора и Корделия были не то, что другие дети. По крайней мере, с того времени, как переехали в Дом Кристоффа и оказались в магическом мире его книг – в кажущейся бесконечной борьбе со злой Ведьмой Ветра, ледяными чудовищами, нацистскими киборгами, кровожадными пиратами и множеством других ужасных порождений воображения их автора.

– Итак, что дальше? – спросил Брендан. – Можно было бы позвать мою учительницу английского, миссис Крамсли. Может, она его приманит. Она по-прежнему одинока, а размером – почти как Жирный Джаггер. Симпатичная получилась бы пара.

Младшая сестра Брендана, Элеонора, шлепнула брата по руке.

– Брен! – возмутилась она. – Жирный Джаггер – наш друг! Он заслуживает лучшей участи. Ведь он несколько раз спасал нам жизнь. Миссис Крамсли слишком гадкая. Я бы и худшим врагам не пожелала иметь с нею дело.

– Да, верно, Нелл, – сказал Брендан. – Наверно, я просто хочу сказать, что у нас нет хорошего плана.

– С каких это пор отсутствие плана мешает тебе действовать? – спросила Корделия.

Из троих детей Уолкеров она была старшей, но в свои неполные шестнадцать лет говорила и действовала так, как будто ей в два раза больше.

– Эй, иногда и я могу строить планы и быть лидером, – запротестовал Брендан.

Сестры посмотрели на него. Они-то знали, что это так, но гораздо лучше их брату удаются шутки.

Трое детей стояли на берегу залива прямо под утесом, на котором примостился трехэтажный в викторианском стиле Дом Кристоффов, тот самый дом, который должен был дать им кров еще на одну ночь. Потому что, едва в очередной раз выбравшись из мира фантастической книжки, они вернулись в реальность, в которой их отец ухитрился спустить в азартные игры десятимиллионное состояние. Поэтому на следующее утро им предстояло переезжать в тесную квартиру рядом с Рыбачьей пристанью.

– Давайте, – сказала Корделия, запахивая пальто (дул холодный бриз), – по крайней мере, попробуем подойти поближе к мосту, к тому месту, где он показался на поверхности. Стоя на месте, уж точно ничего не добьешься.

Брендан и Элеонора пошли вслед за Корделией по берегу к мосту. Никаких признаков Жирного Джаггера по-прежнему не было видно.

Идя берегом, Уолкеры миновали бездомного с длинной седой бородой. Сидя в кустарнике у подножия утеса, он проводил детей взглядом, но ничего не сказал. Лунный свет отражался у него в глазах, и от этого они сверкали в темноте, как бриллианты. Брендан подумал, что это Король Бури – так называл себя Денвер Кристофф с тех пор, как несколько лет назад «Книга Судьбы и Желаний» развратила его душу.

Но теперь эта книга исчезла. Элеонора, используя свою магию, уничтожила ее навсегда. Уничтожила она и Короля Бури, погибшего на глазах у детей Уолкеров под колесами городского автобуса возле Богемского Клуба в центре Сан-Франциско. Король Бури был убит не кем-нибудь, а собственной дочерью, Делией Кристофф, также известной как Ведьма Ветра. Несмотря на то что в одной статье, размещенной в интернете, утверждалось, что тело Короля Бури похоронили под чужим именем в мавзолее неподалеку, Брендан не был вполне уверен, что сгорбленный старый колдун действительно умер.

– Жирный Джаггер! – крикнула Элеонора, возвращая Брендана к окружающей действительности.

На мгновение Брендану показалось, что великан появляется снова. Но Элеонора снова прокричала его имя над заливом, как будто звала потерявшуюся собаку.

– Жирный Джаггер, выходи, мы можем помочь тебе! – кричала Элеонора.

Корделия, сложив ладони рупором, стала звать вместе с сестрой.

– Жирный Джаггер, мы здесь!

– Выходи, Жирный Джаггер! Это мы, Уолкеры, – кричала Элеонора, растягивая звук «р» в своей фамилии так, как это делал он.

– Дайте-ка попробую изобразить Жирного Джаггера, – сказал Брендан, осмотрев берег.

Он подошел к воде и запел:

– Если меня завести, если меня завести, я никогда не остановлюсь.

– Ты был рок-звездой во время нашего путешествия в Древний Рим, но это не значит, что ты великий певец в реальном мире, – сказала Элеонора.

– Ты просто завидуешь моим серебряным дудкам, Нелл.

Элеонора не потрудилась ответить.

По берегу бежала трусцой молодая супружеская пара. Супруги настороженно посмотрели на детей и, пробегая мимо, взяли немного в сторону, чтобы оставаться на безопасном расстоянии.

Дети продолжали кричать. Вода ласково плескалась у их ног, но никаких признаков Жирного Джаггера по-прежнему не было. Несколько человек, гулявших вечером по берегу, в замешательстве смотрели на детей с любопытством.

– Слушайте, давайте поосторожней с криками. Люди примут нас за дураков, которым не досталось спагетти на ужин, – сказал Брендан, повторяя одну из неудачных шуток своего отца.

Сначала, слыша ее, Брендан охал. Но за долгое время на праздниках и днях рождения привык к ней и полюбил ее. Тогда все было проще. Тогда семья Уолкеров еще не пережила финансового краха, не связалась с черной магией и тайнами, окружавшими Дом Кристоффа. Тогда еще дети-Уолкеры не проводили вечера на берегу, пытаясь выманить великана по имени Жирный Джаггер из залива Сан-Франциско.

– Что будем делать? – спросила Корделия. – Почему Жирный Джаггер не всплывает?

– Может, он нас не слышит? – предположила Элеонора, стараясь не заплакать. – Он же под водой.

– Может, мы его даже не видели? – сказал Брендан. – Может, мы его только вообразили?

– Это ни к чему не ведет, – сердито сказала Корделия. – Мы все знаем, что видели. Пусть даже один из нас и вообразил его, но не все же трое. Три человека одновременно не могут видеть одну и ту же галлюцинацию.

Брендан вздохнул. Сестра была права.

– Что ж, – сказал он. – Известно, что Джаггер может задерживать дыхание очень надолго. Поэтому, скорее всего, он не утонет.

– Это верно, – сказала Корделия, оборачиваясь к испуганной Элеоноре. – Помнишь? В первый раз, когда нас послали в книги Кристоффа, Жирный Джаггер пересек огромное море к Тинцу… чтобы спасти нас.

Элеонора кивнула и несколько раз глубоко вздохнула. Ей все еще хотелось заплакать. Она не знала толком, что связывает ее так сильно с Жирным Джаггером, но относилась к нему как к одному из лучших своих друзей, несмотря на то что все разговоры между ними сводились к одному-двум словам.

– Я хочу сказать, можно ловить его на приманку, – предложил Брендан полушутя. – В качестве наживки можно было бы использовать одну из кошек миссис Дигл.

– Это отвратительно, – закричала Элеонора.

– Но у нее чуть не двадцать семь кошек, – сказал Брендан. – Одна исчезнет – она и не заметит.

– Не смешно, Брен, – пропела Корделия.

– Прошу прощения, шутить – мое прирожденное свойство. Я не могу его просто выключить.

– Я бы не назвала это шуткой, – пробормотала Корделия.

Элеонора, задумавшись, не слушала пререканий старших брата и сестры. Вдруг она нашла способ выманить Жирного Джаггера из залива.

– Есть идея, – сказала Элеонора, – мне надо всего лишь попасть в универмаг «Сейфвэй».

– Нелл, поесть можно и позже, – сказал Брендан, но затем приложил руку к животу. – Хотя, если подумать… раз уж ты предложила, я бы, пожалуй, съел пару ланчабалз.

Корделия и Элеонора не успели на это ответить, потому что сзади раздался голос их матери.

– Дети, вот вы где! – кричала она. – Не убегайте так. Я вас везде искала. Идемте домой. Планы изменились.

– Мы еще не можем, – сказала Элеонора. – Мы… гм… еще не закончили прощание с соседом.

Элеонора понимала, что на воплощение в жизнь ее плана потребуется много времени. План состоял в том, чтобы выманить Жирного Джаггера из города и увести на побережье к северу от Сан-Франциско, там он будет менее заметен. Она видела достаточно фильмов и знала, что великану, оказавшемуся в Сан-Франциско, уготован печальный конец. Элеонора уже представляла Жирного Джаггера в цепях на представлении какого-нибудь странствующего цирка. Или даже хуже: что он сбивает руками пикирующие на него военные самолеты.

– Извини, дорогая, нет времени, – сказала миссис Уолкер, разрушив надежды Элеоноры. – Все изменилось, нам надо сегодня переехать на другую квартиру. Грузовик уже ждет нас. Уезжаем прямо сейчас.

2


Дети переглянулись.

– Что же теперь делать? – взглядами спрашивали они друг друга. – Как сможет Жирный Джаггер скрываться весь вечер? Господи, я бы сейчас не отказался от ланча.

Но у них не было выбора. Миссис Уолкер не допустила бы никаких споров о том, уйти с берега или остаться, она очень спешила. Поэтому дети медленно пошли за матерью вверх по склону в сторону своей улицы, Си-Клиф-авеню. Или, точнее, в сторону своей бывшей улицы.

Они плелись по крутому склону. Элеонора напоследок посмотрела на залив и у середины моста увидела волнение на воде. Издалека казалось, что это небольшая зыбь, может быть, водоворот в течении, проходившем в заливе, тюлень или дельфин. Но Элеонора знала, что это такое. Эти волны напоминали ей две огромные губы, выступившие из воды. Жирный Джаггер, вероятно, должен был сделать вдох.

По дороге к Дому Кристоффа дети немного отстали от миссис Уолкер. Брендан и Корделия с удивлением заметили, что Элеонора улыбается.

– Я только что видела, как Жирный Джаггер выставил из воды губы, чтобы сделать вдох, – прошептала Элеонора. – По-моему, он понимает, что должен скрываться. Только бы он не привлекал к себе внимания до завтрашнего утра! Тогда бы я знала, как выманить его из воды.

– Но что мы будем делать, когда он окажется на берегу? – с сомнением в голосе спросил Брендан. – Пригласить его на вечеринку и потом оставить у нас ночевать? Сыграем в «Твистер», приготовим попкорн в микроволновке и потом будем делиться самыми сокровенными тайнами?

– Мы могли бы взять его в школу! – воскликнула Элеонора, совершенно не замечая сарказма в словах брата.

Брендан представил себе, как Жирный Джаггер покатает между подушечками большого и указательного пальцев школьного задиру, Скотта Калурио, и затем швырнет его о стену школьного здания.

– Это было бы круто, – признал Брендан. – К тому же Жирному Джаггеру не было бы равных в лакроссе[1]1
  Командная игра наподобие хоккея: игрок забрасывает резиновый мяч клюшкой с сеткой на конце.


[Закрыть]
.

Корделия посмотрела на Элеонору и Брендана, но, прежде чем они успели что-то сказать, разговор прервала их мама.

– Дети, я должна вам еще кое-что сказать, – с тревожным видом сказала миссис Уолкер. – Нам придется нелегко, но это к лучшему. Именно поэтому нам надо переехать на новое место именно сегодня, а не завтра.

Дети остановились и с нетерпением ждали, что еще скажет их мама.

– Я знаю, вам будет тяжело. Мне уже тяжело, – медленно проговорила усталая миссис Уолкер и обвела детей покрасневшими глазами. – Завтра утром папа уедет на несколько дней или даже недель лечиться от пристрастия к азартным играм.

– Подожди, а что, отец пристрастился к азартным играм? – спросила Корделия и сразу же почувствовала себя виноватой: первая ее мысль была о том, как эта новость коснется ее – что подумают окружающие? Узнают ли в престижных колледжах, куда она собиралась поступать, что ее отец лечился от игровой зависимости? Корделия всегда думала о будущем, делала все «правильно» и пыталась быть лучшей. И теперь после того, что сказала мама, ее будущее оказалось под угрозой. Попадают ли дети, отцы которых страдают от игровой зависимости, в такие университеты, как Гарвардский, Йельский или Стэнфордский?

– Папа уезжает? – спросила Элеонора прерывающимся голосом. Мысль о возможности потерять в один вечер и Жирного Джаггера, и отца казалась ей невыносимой.

– Не волнуйся, малыш, – сказала миссис Уолкер, обнимая Элеонору и пытаясь улыбнуться. – Это ненадолго, и мы сможем поехать к нему в выходные. И когда он вернется, все станет гораздо лучше. Обещаю. Вы, дети, сильные и независимые. Вы всегда были такими. Знаю, вы… вместе мы пройдем через это.

– Но чем мы будем зарабатывать деньги? – спросил Брендан.

– Брендан! – воскликнула миссис Уолкер, осуждающе глядя на сына. – Это и все, о чем ты сейчас думаешь?

Брендан растерялся, но отрицательно покачал головой, устыдившись, что больше думает о финансовом положении семьи, чем о душевном здоровье своего отца.

Разумеется, оставалась добытая в книжном мире карта, на которой красным крестиком было помечено место, где хранились нацистские сокровища. Место это находилось в Европе, которая, как в последний раз выяснил Брендан, располагалась далеко от Сан-Франциско. К тому же дети не знали, существуют ли эти сокровища и в реальном мире, а не только в одной из книг Денвера Кристоффа.

– В настоящее время я вполне способна позаботиться о нашей семье, – продолжала миссис Уолкер, стараясь говорить уверенно. – Именно поэтому завтра я выхожу на работу в отдел обуви в одном из универсальных магазинов сети «Мейси».

Еще несколько недель назад семья Уолкеров жила в красивом доме, выстроенном в викторианском стиле, выходившем окнами на мост «Золотые ворота», и имела на счету в банке десять миллионов долларов. Теперь они переезжали в крошечную квартирку, не имея ничего, если не считать стыда за доктора Уолкера, за четыре месяца потерявшего медицинскую лицензию и проигравшего все деньги. Стыд у семьи по-прежнему оставался.

Брендан вдруг ужаснулся, представив себе, как тяжело придется маме с деньгами. Ее вины в том не было. Во всех прошлых и нынешних бедах семьи Уолкеров, если она и была виновата, то в наименьшей степени.

– Что ж, – сказал Брендан, – вот тебе и первый покупатель. У меня скопились деньги, подаренные на дни рождения. Интересно, как я буду выглядеть в туфлях на красных каблуках.

Несмотря на мрачное настроение, в котором пребывали Уолкеры, все засмеялись. От их смеха над Си-Клиф-авеню, казалось, стало немного светлее, как будто луна засветила ярче.

– Я бы заплатила, чтобы посмотреть на Брендана на красных каблуках, – сказала миссис Уолкер, обнимая детей. – Люблю вас, ребята, вы это знаете? Как бы тяжело нам ни приходилось, вы всегда находите способ заставить меня улыбнуться. Как бы то ни было, завтра тебе не придется тратить время на покупку обуви.

– Почему? – спросила Корделия.

И тут миссис Уолкер сообщила новость, которая Брендану и Корделии показалась самой плохой за весь вечер.

– Потому что завтра утром каждый из вас пойдет в свою прежнюю школу.

3


В тот же вечер Элеонора металась в крошечной кровати, стоявшей в крошечной комнатке, которую она делила с Корделией, в крошечной квартирке, куда они только что переехали. Ей снились кошмары. О Жирном Джаггере, сражавшемся с огромными белыми акулами в темных водах залива Сан-Франциско. Кошмары о тонувшем Жирном Джаггере, попавшемся в рыболовные сети. Кошмары о Жирном Джаггере, которого обнаружили китобои и теперь преследовали с огромными гарпунами. И во всех этих кошмарах Элеонора никак не могла помочь Жирному Джаггеру.

Брендан даже не пытался заснуть.

Он сидел за небольшим письменным столом у себя в комнате, обхватив голову руками, и думал о том, что ему предстоит вернуться в прежнюю школу, увидеть старых друзей и учителей. Все будут спрашивать о причинах его перехода из частной школы в прежнюю, государственную. И ему придется сказать правду: что отец проиграл в азартные игры все деньги семьи, которую выставили из ее прежнего дома. Встретить старых знакомых теперь было особенно тяжело из-за того, как Брендан уходил из старой школы, – теперь он понимал, что слишком кичился переходом в новую частную школу «из этой помойки».

Реальность этого мира пугала Брендана гораздо сильнее, чем самые безумные приключения, в которых он участвовал в книгах. Оказалось, что гораздо проще оказаться лицом к лицу со смертью, чем пережить унижение. Это открытие оказалось неожиданным и отрезвляющим.

Брендан включил телевизор с пятидесятипятидюймовым экраном из пещеры на чердаке Дома Кристоффа. Судебные приставы могли лишить его спальни на чердаке, его прежней школы, денег и даже личного шофера (этот атрибут прежней жизни Брендан, наверно, ценил больше всего). Но никто не пытался лишить его телевизора, приобретенного на часть денег, которые Элеонора пожелала за использование «Книги Судьбы и Желаний». Вместе с этим телевизором Брендан прошел уже через многое, включая недавнюю победу великанов в Мировых сериях. В финале он так разошелся, что бросил недопитую банку содовой в прекрасный, без единой царапины, экран.

Брендан переключал каналы в поисках повторного показа «Гриффинов» или «Южного парка», которые обычно шли поздно вечером. Он уже решил было остановиться на И-Эс-Пи-Эн[2]2
  Один из каналов кабельного телевидения, по которому круглосуточно показывают только спортивные передачи.


[Закрыть]
и утешиться им, как вдруг его внимание привлек заголовок новостного канала. Ему показалось, что он смотрит пародию на новости, потому что такого заголовка быть не могло.

Но его показывал канал Си-Эн-Эн, и новость, на которую наткнулся Брендан, была вполне реальна. Услышав ее, Брендан буквально свалился со стула и с глухим стуком ударился о пол.

4


В другой комнате квартиры Уолкеров Корделия видела самый странный сон. Ей он казался не сном, а, скорее, реальностью: она слышала звуки, чувствовала запахи и осязала предметы. И если бы не то обстоятельство, что происходившее во сне было невозможно, она бы считала, что все это происходит в реальности.

Корделия вернулась в книжный мир. Она твердо знала это, хоть и не понимала, откуда это стало ей известно. Вероятно, отчасти дело было в слишком ярком солнечном свете, лившемся через узкие окна, расположенные в ряд в каменных стенах огромного дворца. Она двигалась по длинному коридору, и солнечные лучи освещали ее ступни.

Правда, ступни выглядели чужими. Они казались… больше, чем ее ступни, но также и почему-то легче. Как будто они способны плыть. Но это были ее ступни, они должны были быть ее, поскольку через подошвы странных туфель из тонкой кожи Корделия чувствовала холод каменного пола.

Она вошла в большой зал, которым заканчивался длинный коридор, и сразу узнала гобелены на стенах и шторы на больших окнах.

Самой красноречивой подсказкой оказался красный шелковый ковер, начинавшийся от украшенного аметистами массивного трона из кости.

Корделия вернулась во дворец замка Корроуэй из книги Денвера Кристоффа «Дикие воители» и оказалась в тронном зале злой королевы Дафны. Королевская стража преклонила перед нею колена, но Корделия понимала, что этого не может быть. Тем не менее так было. Каким-то образом Корделия оказалась королевой.

Она продолжала двигаться вперед, как будто что-то подталкивало ее помимо ее воли. Корделия подошла к трону, как будто была у себя дома, села и осмотрела зал. По-видимому, в нем собрались гости. Но это, конечно, были не обычные гости.

Перед троном Корделии, помимо людей, стояли самые странные создания, вряд ли когда-либо собиравшиеся во дворце, будь он вымышленный или реальный. Тут был Кром из первого приключения детей-Уолкеров, сейчас он возглавлял отряд Диких Воителей, которые выполняли самые жестокие приказы королевы Дафны. Рядом с Кромом стоял один из знакомых немецких генералов, как две капли воды похожий на единственного другого немецкого генерала, с которым встречалась Корделия, – нацистского киборга Генриха Фольнхейма, генерал-лейтенанта танковой гренадерской дивизии из книги Кристоффа «Вторжение нацистских киборгов». Но это не мог быть Фольнхейм – Корделия сама видела, как его разорвало в клочья танковым снарядом на снежном горном склоне. Все генералы-киборги должны были выглядеть совершенно одинаково.

Рядом с нацистским киборгом стоял типичный вампир с прилизанными черными волосами, мысок которых был хорошо заметен над серединой лба, бледной кожей, в черной пелерине с высоким воротником и выступающими окровавленными клыками. Были тут также Ангил, раб-гладиатор из римского Колизея императора Оципуса; немецкие летчики, скорее всего, из приключенческого романа «Отважный летчик», действие которого происходит в годы Первой мировой войны; банда гангстеров времен «сухого закона» в США, офицеры – участники всех крупных войн, несколько отвратительных пурпурных инопланетян со щупальцами и множество других существ и персонажей, которых Корделия не узнала.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6